Вы называли меня монстром, не зная моей боли

Размер шрифта: - +

XIII

Медленно идя по улице вместе с Котори, Александра смотрела в небо, не следя за дорогой. Цицерон сумел вспомнить школьницу, которую видел во время транса. Маг назвал имя, сумел выделить из ткани мешочка запах крови, по которому сущности направлялись к этой самой школьнице, чтобы решить все вопросы. Если нагуаль был настроен более мирно, то вендиго сразу заявила, что готова применить грубую силу, не исключая варианта расправы.

Мужчина остановился перед светофором и задумался над тем, как Мария, Цицерон, близнецы и ещё пара сущностей отправились к ближайшей общине на переговоры. Александра беспокоилась только за Алика и Алексу, которые решили добровольным жестом показать, что они не трусливые, а сильные и могут постоять за других сущностей. Девушка гордилась этим поступком, но очень сильно боялась за них, хотела остановить, но Мария дала обещание, что они не пострадают.

Перейдя дорогу, Котори и Александра начали идти дальше, высматривая около школы ту девочку, которая не заставила себя долго ждать. Увидев её, вендиго быстро подошла к ней, взяла под руку, делая вид, что она старая знакомая, которая очень рада встрече, незаметно уводя школьницу с глаз людей.

Школьница начала подозревать неладное только тогда, когда оказалась прижата спиной к стене в тёмном переулке. Глаза Александры утратили человеческий вид и сильно напугали девчонку, которая хотела закричать, но девушка зажала ей рот ладонью, ударив свободной рукой по стене там, что пошли трещины. В ушах остался неприятный гул и звук падения крохотных частей кирпича от стены.

— А теперь, тупая девка, ты скажешь, на кой чёрт хотела извести Оливер с этого света при помощи ритуального мешка под кроватью. Если будешь огрызаться со мной, я буду ломать тебе пальцы. Один за другим. При этом буду зажимать тебе рот, чтобы никто не услышал. Ты меня поняла, глупая девочка? — для большего устрашения, вендиго обнажила свою клыкастую пасть и медленно убрала руку от лица школьницы.

— А не ясно? Я желаю ей мучительную смерть. Эти сны хотя бы должны были свести её с ума. А там больница для душевно больных людей. В школе о ней постоянно говорят. Это раздражает. Сначала над ней все насмехались, а теперь все скучают по её милой до тошноты морде.

— Какая же ты дура, дарлинг. Ты думала, что всё так обойдётся? Разве та старая ведьма не предупреждала обо мне? Не думаю. Все в округе знают о том, что связывает меня и Рыжика. Ведьмы уж точно. Я посылала к ним за помощью, но эти твари мне отказали. Тогда почему они согласились помочь тебе?

— Я принесла пепел с могилы ведьмы, на которой нет дат.

«Так вот почему меня так привлекла могила той бабульки… Интересно, а все люди это видят? Или только такие, как эта?»

— Хочешь жить? Тогда идёшь со мной и моим другом к одному любезному старичку и помогаешь рассеивать магию. Договорились? Не испытывай моё терпение. Я хоть и ела уже, но не прочь перекусить молодым мясом.

Приняв опять внешность человека, Александра взяла школьницу под руку и повела в лавку нетрадиционной медицины, где оставила девчонку на Котори, а сама пошла к Джессике. Вендиго в голове репетировала разные фразы для разговора, пыталась предугадать варианты развитие диалога. Так прошла дорога до дома Оливер. Рыжеволосая девочка играла перед домом с Бимом, широко улыбалась и смеялась, наблюдая за своим четвероногим другом. В груди Александры что-то защемило. Люди называют это сердцем, но брюнетка никогда не вдавалась в подробности анатомии.

«Как же больно смотреть на неё. А ведь пообещала же ей, что не брошу. Как такое возможно? Мы с ней провели рядом не так уж и много времени… Неужели это и есть настоящая дружба? Когда вместе редко, но очень дорожите друг другом и боитесь за друг друга? Когда готовы ждать месяца, чтобы встретиться? Как же я не хочу этого лишаться, но так будет лучше. Во сто крат лучше, чем я буду рядом с ней, доставляя вечный проблемы. Прости, Рыжик. Скоро я осмелюсь и скажу всё тебе в глаза. А пока буду наблюдать из далека…»

Почувствовав на себе взгляд, Джессика подняла голову, но никого не увидела. Но сразу накатила неизвестная волна грусти, которую разрушил мопс. Пёс срочно захотел на руки к хозяйке, чтобы уткнуться своим мокрым и холодным от снега носом в розовую щеку девочки. Оливер улыбнулась и зашла в дом. Отряхнув Бима пушистым полотенцем, она поставила его на пол, сама сняла ботинки и повесила куртку на вешалку. На столе стояла чашка горячего шоколада с зефирками.

«Почему Алекс не приходит ко мне? Может, она на что-то обиделась? Но я же ничего плохого ей не сделала… Или с ней что-то случилось? Надеюсь, что нет… Но ведь должно было что-то произойти… Может, какие-то проблемы в общине? Александра и Мария ведь лидеры общины, значит, они должны решать все проблемы, так? Как же я хочу увидеть её… Как там Котори? Он ведь сильно пострадал… Пусть ему сейчас будет лучше. Он хороший. Он ведь защищал меня, когда бабуля была жива…»

Сев за стол, девочка взяла чашку в руки и сделала маленький глоток согревающего напитка. Губы вновь расплылись в улыбке, а веки медленно закрылись. Шум телевизора, постукивания когтей по паркету никак не напрягали Джессику, которая начала витать в облаках. Хотелось оказаться в своём старом доме, спрятаться от родителей на чердаке, включить гирлянду и смотреть на то, как за окном падает снег или сверкают звёздочки.

Александра шла обратно в лес с опущенной головой, но остановилась на половине пути, потому что её догнал Котори и сказал, что Цицерон и остальные попали в передрягу в доме ведьм. Внутри девушки вскипела злость. Больше из-за того, что там близнецы. Ну, и того, что Мария оставила вендиго в городе, а сама понадеялась на хороший исход событий.

— Сможешь доставить нас туда?

— Боюсь, что нет. Но друид из лавки сказал, что сможет перенести одного из нас. И это должна быть ты. Тем более, можешь взять с собой паладина или демона.



Дария Одо

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться