Выбирая мир

Размер шрифта: - +

Глава 8. Семейные ценности

Глава 8. Семейные ценности

Эвике смешно, она в голос смеётся над нелепостью ситуации — позади без сознания лежит её лучший друг. Напротив, на диване сидит парень и с устрашающей улыбкой говорит нелепые вещи — всё это напоминает театр абсурда с никудышными актёрами. Эвике смешно.

— Что смешного я тебе сказал? Или твой мозг не выдержал, и ты сошла с ума? Что ж я большего и не ожидал, — скучающим тоном сказал блондин.

— Сумасшедший в этом доме только один и это не я. Ты просто хочешь сбить меня с толку своими заявлениями! Я ведь права, не так ли? В такую глупость может поверить лишь дурак!

— К чему мне это? Я говорю правду и ты должна быть безмерно благодарна, ведь кто как ни родной брат откроет тебе глаза? — он уже не скрывал издевательских интонаций в голосе и вовсю наслаждался триумфом.

— Ты не можешь быть моим братом. Или хочешь сказать ты брошенный ребёнок? Неужели мои родители отказались от тебя? Что ж я поддерживаю их решение, — теперь издевалась уже Эвика, она всё ещё не верила в правдивость его слов, стараясь слушать голос разума, а не интуицию, но поддержать игру не грех, не только он умеет выводить из себя. 

 — Ох, милая, брошенный ребёнок у нас тут ты, — с нескрываемым удовольствием проговорил Эйвери, смакуя каждое слово — Те, кого ты называешь родителями, взяли тебя из детдома, куда ты была подброшена нашим отцом. Ну, что всё ещё не веришь? — спросил парень, глядя в расширившиеся от шока глаза девушки — Тогда посмотри вот сюда! — воскликнул он поднимаясь и подходя к ней почти в плотную — пальцем он указывал на свои глаза, теперь Эвика могла разглядеть их получше.

«Такие же, точно такие же» — с отчаяньем признала она истину.

— Мне противно это признавать, но это у нас общее, глаза каких нет ни у кого на свете, — произнёс он, садясь обратно. 

— Кто твой отец? Наш отец… — спросила Эвика, отчаянно стараясь не поддаваться эмоциям, тушить волну гнева и непонимания пробуждающуюся внутри. Только выбраться из этого дома вместе с Арностом, а дальше она со всем разберётся. «Надо отвлечь…брата» — решила она про себя. Было так непривычно даже в мыслях называть кого-то братом, она всегда так мечтала об этом, но воплощенные мечты, как известно  всегда слишком далеки от желаемого.

— Наш отец… боюсь, тебе будет тяжело это принять, и как же прекрасно, что меня не волнуют твои чувства. Знаешь, будь он фермером или каким-нибудь плотником мы бы жили дружной семьёй в милом доме в пригороде, но увы именно то кем является наш отец проблема для тебя и абсолютная власть и могущество в будущем для меня. Наш отец — Жизнь.

— Какая жизнь, о чём ты? — всё, что произошло с Эвикой за последнее время обретало смысл, но она всё ещё отказывалась верить. Оживший человек, странное свечение ладони, татуировка в виде солнца на затылке — всё это складывалось воедино.

«Солнце» — схватилась Эвика за мысль о татуировке — «Солнце — это свет, свет — это жизнь. Интересно, а какая татуировка у брата…тоже солнце?» Только вот парень, сидящий на диване, никак не ассоциировался с солнцем, хоть и пах апельсиновой цедрой. Он скорее был бы луной, что светит всегда белым светом, таким же белым, как и его волосы.

«Она ведь тоже даёт свет, вот только не греет» — грустно подумала девушка.

— Природа на тебе явно отыгралась. Что непонятного я сказал? Он Жизнь, воплощение её силы, энергии, магии. Благодаря ему на планете живёт всё живое и люди в том числе, а я его сын — его единственный Преемник. Был до того как узнал, что у меня есть сестра. Как ты можешь понять, если можешь конечно, этот факт меня совсем не радует. Но к счастью всё это легко решить.

Эйвери и Эвику разделяли всего пара метров. Девушка понимала, что вряд ли успеет бежать и только молилась о том, чтобы на ней он остановился и не причинил вреда Арносту, угрожающе выставив перед собой фонарь, она посмотрела прямо на брата пытаясь уловить хоть каплю сожаления, хоть тень сострадания, но ему действительно было плевать.

«Как иронично, сын Жизни убивает свою сестру» — подумала Эвика.                

За спиной у Эйвери распахнулись два огромных крыла.

«Вот теперь точно ангел» — мелькнуло в голове. Даже гнев и страх отступили на фоне этого чуда, они так завораживали своей силой и красотой, что не оставляли места ничему кроме  безмолвного восхищения.  Перья будто сотканные из золотых нитей излучали магический свет, слегка волнуясь от лёгких полу взмахов. Их владелец был явно доволен произведённым эффектом, весь его вид излучал превосходство.

— Нравится? — спросил Эйвери надвигаясь. — У тебя тоже есть, жаль ты не сможешь их увидеть.

Блондин был уже совсем близко, лишь в шаге от неё, ещё только секунда и она будет в его руках. Но вдруг из-за её спины появляется Арност толкая её брата в сторону, и крылья не то испугавшись, не то подчиняясь беззвучной воле хозяина застигнутого врасплох соединяются, образуя кокон. Яркая вспышка и Эвика остаётся одна.

— Нет! Арност! — кричит она пустоте и без сил оседает на грязный пол. Она была готова, готова умереть, только бы никто больше не страдал. Слишком много всего пришлось пережить за последние десять минут. Как теперь понять кто она? Дочь Жизни? И что это может значить? Ответов нет и не у кого спросить, единственный кто мог их дать — её брат, единственный с кем она могла поговорить — её друг и оба исчезли в неизвестном направлении. Зачем только Арност кинулся на помощь, зачем только спас её? Как и где его теперь искать? А искать надо, она не могла бросить его. Неизвестно, что захочет с ним сделать её брат. Брат — это слово отдавалось глухой тоской где-то под рёбрами. Как она мечтала и просила родителей, теперь как оказалось приёмных, подарить ей братика, но те лишь говорили — «Милая, мы с мамой не можем иметь детей, Господь подарил нам тебя и мы всегда будем благодарны за это», и она всё понимала, теперь понимала так явно как никогда.



Яна Матвеева

Отредактировано: 24.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться