Выбирая мир

Размер шрифта: - +

Глава 14. Новый мир, старые правила

Следующий шаг она сделала уже в другом мире. Казалось бы как легко, просто шаг и ты уже не на Земле. Хотя такой способ перемещения нравился ей куда больше. Боли в теле не было, разве что лёгкий шум в голове, совсем незначительный. Эвика осмотрелась, лес был густым и тёмным, свет сюда почти не проникал, если он, конечно, вообще был. На удивление он не был пугающим. Мрачным, хмурым — да, но не злым. Арка за её спиной исчезла, и ничего не оставалось, кроме как идти. Насколько объяснил Маркус, дом Атанаса располагался не далёко от леса, главное выйти в нужном месте. В этом и была для девушки сейчас главная проблема. Они с Маркусом не учли главного того, что они не знали где именно выйдет Эвика. Маркус не раздумывая нарисовал карту от середины леса, но вот в середине ли она сейчас была Эвика не знала, но уповала на удачу. Достав из рюкзака небольшой лист бумаги, она попыталась рассмотреть — если верить незадачливому рисунку где-то рядом должна была быть еловая тропа, спрятав лист обратно, она пошла влево. Видимо предположение Маркуса всё же оказалось верным, так как через время Эвика почувствовала насыщенный запах хвои и уже через мгновение была на той самой тропе. Теперь нужно было идти только вперёд. Ветки цеплялись за одежду, будто сами деревья желали прогнать названную гостью. Эвика не знала чего можно ожидать от леса в ином мире, в голову лезли глупые картинки, где ели оживали и тянули к ней свои игольчатые ветви, надеясь схватить и исколоть. Она похихикала над своей не в меру бурной фантазией, которая проснулась так не вовремя. Сейчас, как никогда нужно было оставаться серьёзной. Дорога была ухабистой и уходила вверх, через время Эвике уже стало тяжело идти, а выхода всё не было видно. Она прислушивалась надеясь услышать хоть звук, хоть пение птицы, чтобы не чувствовать себя такой одинокой в этом странном лесу, но вокруг была лишь давящая тишина. Только неприятные уколы веток всё ещё доказывали, что она в настоящем мире, а не так же как и Атанас попала в кошмар из которого никак не найти выхода. Вспомнив об Атанасе, она вспомнила свою дикую выходку с «любимым», и никак не могла понять, что на неё нашло, но надо было как-то задержать Марийку и это первое пришло ей в голову. Влюблённой в Атанаса Эвика себя не представляла, как и в кого-либо ещё. Не так часто она кем-то увлекалась, хоть и было пару раз, но всё не то, а что «не то» она и себе-то не могла объяснить, и как Арност не допытывался, почему она рассталась с очередным парнем, она ответить не могла. Просто не знала ответа, на этот как ей казалось незначительный вопрос. Углубившись в мысли Эвика не заметила, как самая последняя ветка задела её, как бы на прощание. Она вышла из леса. Солнце всё-таки было, заметила девушка, только вот смотреть на него было неприятно, не оттого, что оно слепило глаза, а просто неприятно. Хотелось взять тряпку и протереть его от осевшей пыли. Лес расположился у подножья небольшого холма, за которым и должен был быть дом Атанаса. Подъём дался ей с трудом, но зато она хоть и издалека, но всё-таки увидела дом, к которому шла уже очень долго, он одиноко стоял на небольшой возвышенности — каменный и неприветливый. Девушка посмотрела по сторонам, и взгляд её зацепился за нечто похожее на замок с множеством ответвлений и пристроек, на таком расстоянии видно было плохо, и не разглядеть был ли там кто-то из жителей.

«Город» — подумала она. Решив, что лучше не задерживаться, разглядывая местные достопримечательности, она двинулась по направлению к одиноко стоящему жилищу. Пока с ней не происходило ничего необычного, но чувство беспокойства не покидало взволнованное сердце. При ближнем рассмотрении дом оказался не большим — аккуратная кирпичная кладка, несколько ступенек ведущих к входной двери по центру и вместо окна витраж. Эвика должна была достать ключ и уже открывать дверь пока её не заметили, но она не могла оторваться, хаос неровных осколков притягивал взгляд, ей захотелось найти рисунок в этом беспорядке, а в том, что он был, она не сомневалась. Эвика была почти уверенна, что к середине цвет становился темнее и глубже и в этом тоже был какой-то смысл. Эвика достала ключ, который ей отдал Маркус — он был массивным, а на головке красовалась голова льва, как только стержень полностью вошел в замочную скважину лев на ключе раскрыл пасть в утробном рыке и едва не прокусил девушке палец. Не ожидавшая такого сюрприза Эвика испугалась, и мысленно отругала забывчивого Маркуса. Норовистый ключ замолчал, как только щёлкнул замок и приоткрылась дверь, и как ей показалось — морда его стала немного обиженной.

«Может, стоило погладить?» — подумала Эвика, пряча ключ обратно в рюкзак.

Девушка осторожно зашла внутрь, стараясь ступать тихо, боясь потревожить сама не зная кого. Эвика сразу оказалась в гостиной, в камине горел огонь, не замечая отсутствия хозяина. Первое, что привлекло внимание — книжная стена, как она мысленно её прозвала, ни на что больше не обращая взгляд, она подошла к ней, и боясь коснутся, только жадно вглядывалась в книжные корешки. Здесь были и первые издания тех книг, что она знала и названия, что видела впервые. Но большинство было написано латынью, и смысл их остался для неё скрыт. Что был тому виной не известно, но Эвика чувствовала себя здесь так, как будто после долгого путешествия вернулась домой. Запах разнотравий баюкал уставшую душу, а огонь гостеприимно горел в камине, будто только её и ждал. Всё в этом месте было ей близко, вот только стопка книг возле небольшой софы давно превратившаяся в тумбу для чашек вызывала вихрь праведного гнева.

«И как он только может так? И с чем, с древними книгами?!» — негодовала Эвика в мыслях. Бросив рюкзак на пол она взяла три чашки стоящие на возвышенности из книг, намереваясь отыскать кухню и определить их туда. Там им самое место, даже если кто-то об этом забыл, предпочитая осквернять святое. Атанас ещё скажет ей спасибо. Как только проснётся. Именно так — как только, а не если. Именно в этот момент она и была застигнута ворвавшейся в дом девушкой. Именно ворвавшейся, по-другому Эвика назвать это не могла — громкий удар двери, прерывистое дыхание почти у самого лица и довольно болезненный тычок пальца в грудь.



Яна Матвеева

Отредактировано: 24.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться