Выбирая мир

Размер шрифта: - +

Глава 21. Друзья друзей, враги не в счёт

Маркус в который раз прохаживался по дому Атанаса, заглядывая поочерёдно в каждую комнату, и в который раз убеждался — дом пуст. Он разрывался между двумя чувствами — волнением и злостью, так как ещё не определился, в том сбежал ли его друг или пропал.

— Наверху его тоже нет, — заключил Маркус, спускаясь по лестнице.

— Мне страшно, Маркус… Они ведь были там, точно были? Ты говорил, что видел их! — Франси нервно дёргала складки платья, и Маркус вполне мог понять её беспокойство, но сейчас было важно сохранить холодный рассудок, иначе им вряд ли удастся помочь друзьям.

— В том, что они были в зале, я не сомневаюсь, и исчезнуть до конца Совета, оставшись при этом незамеченными, они бы не смогли, а значит, что-то случилось после, — Маркус всеми силами пытался понять, что могло произойти, но это было не просто, — Кто-то увидел их, ну конечно… вот только кто?

— О, нет, Маркус, это очень плохо, этого не должно было случиться!

— Это был риск, мы все это понимали. Сейчас важно другое, кто мог если и не увидеть, то понять, что они в Зале?

Да, риск и Маркус знал, что его друг понимал это лучше чем кто-либо другой. Только он в полной мере знал, на что способен его отец. Но Маркус не узнавал его теперь. Как за несколько дней, хоть и по событиям больше напоминающими годы, его друг мог так изменится? Да, в эти дни он каждый раз открывал всё новые и новые, казалось, давно позабытые раны и снова чувствовал причиняемую ими боль, но не эта боль меняла его, а чувство похожее по звучанию, но совсем другое по значению. Интересно он сам-то уже понял? А если понял, не наломал ли дров? Хотя, конечно наломал, это ведь Атанас, ему всегда было проще строить из обломков, чем из ничего.          

— Смерть, он почувствовал его, никто другой не смог бы этого сделать, — выдала Франси страшную догадку.

— А как насчёт отца Рин, думаешь, он не мог?

— Не знаю…Если бы почувствовал, разве не вёл бы себя по-другому?

— Да, думаю, ты права, но я точно видел, как исчез Смерть, я ушел сразу за ним. Значит, кто-то другой остался в Зале и…

— Нет, нет, с ними всё в порядке, не верю, что они могли погибнуть!

— Ладно, я думаю мы должны пойти к тому кто достаточно ненавидит Рин и имеет старые счёты с Атанасом для того чтобы заключить сделку со Смертью.

— Эйвери.

— Да, он должен, наконец, ответить за всё. Заодно и проведаем друга Рин, — подмигнул Маркус.

— Ладно, я готова, и знаешь, если с Атанасом или Эйрин что-то случилось по его вине…

— Будем, надеяться, что нет.

— О, поверь мне, это в его интересах, — Франси резко встала и в раздраженно отряхнула с платья невидимую пыль, — Идём, поболтаем со старым другом!

            Теперь Маркус узнавал свою подругу, ту что знал много лет, одна минута слабости это тот абсолютный максимум который она могла себе позволить, а если здесь и правда замешан Эйвери Маркусу его было искренне жаль.   

***

Глухие деревянные ворота не выглядели приветливо, но смотря на Франси Маркус понимал, что подругу это не волнует.

— Постучим? — спросил Маркус.

— У меня есть идея получше, — ответила Франси и выбросила руки вперёд, сложив их вместе, будто собираясь зачерпнуть воды. Маркусу раньше доводилось видеть, как Франси использует магию природы, и надо сказать зрелище было впечатляющим, если не сказать больше и почти всегда разрушительным.

            Франси подула на ладони, и этот воздух закрутился в вихрь в её руках, превращаясь в маленькую тучу, из которой попеременно били ломаные, голубые молнии прямо по пальцам Франси, которая, кажется, совсем не ощущала боли. Она притянула руки близко-близко, к самому сердцу, а затем резко выставила вверх,  отпуская тучу в полёт, которая тут же отправилась прямо к дому, становясь с каждой секундой всё больше и больше. Зависнув прямо над ним она не жалела электрических разрядов передавая гнев своей создательницы.

— Маленький презент, — невинно сказала Франси, и улыбнулась так, что ей позавидовал бы любой киношный злодей.

             Эйвери не заставил себя долго ждать. «Точность вежливость королей» — Эйвери королём не был, но он был принцем и никогда об этом не забывал, стараясь показать во всём — в походке, в голосе, в выражении лица и Маркус должен был признать, у него это получалось хорошо, даже слишком. Он как никто из Преемников наслаждался данной ему силой, наверное, так и должно было быть, но очевидно их поколение всё было бракованным.

            Створы ворот разлетелись в стороны, словно от мощного потока воздуха являя им разозлённого сына Жизни.

— Эйвери! — приветственно воскликнул Маркус, стараясь перекричать очередной раскат грома, — Надеюсь, мы не потревожили?                                       

— Что вы здесь забыли? Атанас снова подсылает верных псов?

— Оставь свои игры для тех, кто с тобой не знаком! — воскликнула Франси, под сопровождение особенно гневного раската грома, который звучал эхом её голосу.

— Прекрати это! — прошипел Эйвери, указывая в сторону не на шутку разошедшейся тучи.



Яна Матвеева

Отредактировано: 24.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться