Выбор для Пепла

Размер шрифта: - +

5

 

Окружающие всю жизнь учат человека цепляться за что-то хорошее. В другом человеке, в ситуации, в собственном теле.

«Большая задница? Но посмотри, какие красивые у тебя глаза! Делай акцент на них…»

«Бьет - значит любит». «Зато у твоих детей есть отец».

Человек по природе цепляется за что-то плохое. Это в нем генетически проросло, как залог выживания всего человечества в целом и его собственного в частности.  А еще, очень часто, просто  цепляется из желания закрыться от будущей боли. Потому что мы очень боимся её испытать.

Человек всю жизнь балансирует между двумя этими крайностями. И чем более успешно, тем более гармоничным он становится.

Видя лишь плохое в том и в тех, кто меня окружал, я даже не сразу заметила, насколько они преображаются… Раз в несколько дней, во время представления. Превращая и окружающий мир в волшебный и превращаясь в волшебников сами.

Пожалуй, именно с того самого дня, когда я не завалилась спать в скрюченной позе и с текущими по щекам слезами, подыхая от усталости, а пробралась на задворки арены посмотреть, что же такое умеют потоны кроме как портить воздух, и началось мое настоящее путешествие по новому миру.

Под названием Тар-па-слоу.

И путешествие по новой жизни, в которой мне предстояло пережить еще немало… и понять для себя даже больше.

«Арена-шапито братьев Саптах-Тешин» переезжала из городов в города и столицы - именно что во множественном числе -  Арактлетских земель, выбирая местности севернее в теплое время года и южнее в холодное, уже, без малого, двадцать местных лет. Размещалась на окраинах, возле тех самых «спален», что давно строили для подобных целей, не желая «разводить грязь» в центре. Обрастала по периметру сопутствующими развлечениями, вроде ярмарок, дневных уличных театров, стихийных торговых лавок и переездных виночерпиев…

И заработала  за это время репутацию одного из самых ярких и безудержных шоу, куда публика валила толпами. Горожане, ремесленники, крестьяне. И благородное сословие - дареллы и дари, вокруг которых царила атмосфера подобострастия и восхищения. И для которых существовала отдельная галерея на возвышении, отдельный вход и дорожка, максимально удаленная «от навоза»… И, конечно, отдельная плата.

Собственно, за этой галереей с самыми лучшими местами и видимостью, за плотными шторами, повернутыми к благородным спинам - а то вдруг они, эти спины, смутятся от пятен - чистой и яркой стороной и можно было спрятаться и подсматривать тем, кто не был задействован в представлении.

На этот раз пряталась только я… надо полагать, что остальные насмотрелись уже.

А меня окунуло с головой даже не в детство… и не в ощущение, что я смотрю лучшее представление цирка дю Солей. А в Призрачные миры, в которых столетия сменяются за несколько минут, а похожие на троллей существа превращаются в людей-мотыльков, взлетающих к хрустальным звездам.

Я не знала, была ли это мифология и сказки этого мира или же история его освоения… и предполагаемое будущее. Но рассказ  глашатая и сопровождающее его действо очаровали меня настолько, что я даже позабыла о намерении рассмотреть хорошеньких смеющихся дари в светлых платьях с тюрнюрами и замысловатых шляпках, а также их спутников.

 

Однажды древние исполины, гуляя по Девственному Лесу, запнулись об огромный ком земли и, рассердившись, зашвырнули его так высоко в небо, что он повис там, озаряемый лишь Голубым глазом Всеведения. Шли столетия, и в том комке гигантских размеров появились первые живые существа - неповоротливые и дикие, проповедующие Черные и Огненные культы и живущие во Тьме. Они строили подземные города и создавали королевства, плодились и размножались. Их стало так много, что они перестали помещаться внутри. И тогда самые смелые отправились на покорение Поверхности и в удивлении замерли от окружающей красоты, наверное, схожей с Девственным Лесом. И чем дольше они жили под светом Голубого глаза, тем выше и стройнее становились, тем дальше ширились их владения, тем сильнее выглядели их богатыри. А память о подземных землях уходила все глубже и переставала тревожить умы - и только по ночам, когда завистливые нижние существа с помощью купленных драгоценными камнями помощников-превращателей похищают младенцев и хорошеньких девушек, Истинные воины вспоминают о своем призвании и отправляются на битву. И когда-то настанет день, когда Темнота и зло будут окончательно побеждены, превращатели развеяны по Великому Ветру, а чудовища заперты в подземельях… Тогда родятся высшие существа и взлетят к Великим Чертогам, чтобы поблагодарить создателей за их милость.

 

И с удивлением я узнала выпуклую Шариму, чей костюм теперь не казался гротескным, а выглядел очень уместно, когда она, нацепив фальшивую корону, пела невероятно глубоким и красивым голосом о победе - и вела войско исчезнувшего королевства, состоявшее из акробатов и жонглеров, в наступление. И некрасивый Харат, что прикрикивал на меня и ругался на мою тупость,  этим вечером как спички подкидывал огромные палицы, подпаленные одним концом, чтобы зажечь, в итоге, трапецию, на которой парила огненной птицей заносчивая и постоянно брюзжащая Амир, извивавшаяся так, будто в ней вовсе не было костей…



Дарья Вознесенская

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться