Выбор крила

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

Персиваль скрыл торжество в глазах, когда к ним с Линой подбежал один из работников Академии, передавая послание адептке Дестеэль от ректора с повелением подойти к нему для беседы. И ведь Коул уже распахнул свои объятья, желая увести девушку с собой!

Так тебе, птица-переросток! Охлади голову. Еще не оперился, чтобы соперничать со взрослым демоном.

Айнелиас вызвался проводить странную процессию до административного корпуса, хмыкнув, когда посланец Марафада ускорил шаг, не желая встревать в разговоры между куратором и «его подопечными». Умный паренек.

И ведь Коул ничего не мог сказать против присутствия самого Перси, все же общежитие преподавателей было в той же стороне, где и управленческие постройки. Как удобно!

- Коул, скажите, Вы разговаривали с Яром о занятиях с Линой?

- Простите?

- Ввиду новых вводных, я предполагаю, что Ваши совместные тренировки более не будут столь же действенны, как раньше. Все же при отношении к сопернику нужно исключать привязанности, а у вас с адепткой Дестеэль голова забита любовью.

Лина споткнулась на ровном месте, пораженно глядя на Персиваля, однако не стала ничего говорить. Ждала ответа от феникса.

Собственно, Персиваль так и думал. Она хочет услышать, что же этот клоун будет лепетать по поводу «них».

- Я не думаю, что этот вопрос уместен. – Эйарад выглядел уязвленным. – Тем более, наши отношения с Линой Вас точно не должны касаться.

Попал!

Да, парень, ты сам себе роешь могилу.

Персиваль спрятал улыбку. Все же играть с аристократами – ни с чем не сравнимое удовольствие. Они не всегда продумывают ответы, когда хотят избежать неприятного разговора. Или быть уличенным перед кем-то. Как сейчас Коул не хотел поднимать важную тему в присутствии Лины. Ведь знал, что Персиваль может задавить авторитетом. И неудобными вопросами.

И ведь сам виноват! Решил «раскрыть» их тайну. Специально указал на связь. И теперь не мог просто так отмахнуться от слов преподавателя.

- А вот тут Вы ошибаетесь, – Персиваль помедлил, смакуя момент. – С недавних пор личная жизнь адептки Дестеэль стала для меня весьма интересна.

Лина снова споткнулась, но тут же выровняла походку, стараясь не таращиться на него столь явно.

Да, подразнить девочку приятно. Пусть ее сердечко волнуется.

- Что Вы имеете в виду?! – Коул явно срывался.

Нехорошо, ой как не хорошо не уметь держать себя в руках. А ведь это главное правило в высшем свете – маска никогда не должна слетать с твоего лица, голос не может дрожать и подводить в ответственный момент. А тут все и сразу.

Неуд, Эйарад!

- Осмелюсь напомнить Вам, что я являюсь наставником Лины в вопросе дрессировки пантер. С того самого дня, как Лина выбрала крилами двух хищных кошек, я взял на себя ответственность по доведению процесса обучения и формированию команды из животных и нелюдя до логического завершения. И я намерен выполнить возложенную на меня миссию, сотворив из адептки Дестеэль отличную хозяйку для пантер. Так что тренировки, будь то боевка, магические пасы или общение с животными, которые Лина должна выполнять по утвержденной программе, входят в мои прямые компетенции. И ваши с ней разминки на мечах теперь не могу воспринимать всерьез. Ввиду своей молодости, Вы, геун Эйарад, не сможете контролировать эмоции к девушке, к которой испытываете привязанность. Значит, закономерно будете щадить ее в боях. А это повлечет за собой слабость Лины. Воин не должен иметь слабых мест.

Коул остановился, вперившись в Персиваля гневным взглядом.

- А что Вы, Персиваль? Почему же тогда сами не откажитесь от тренировок с Линой? Раз уж чувства являются такой проблемой?

По губам демона скользнула едва заметная ухмылка.

Вот ты и попался, маленький мальчик. Капкан захлопнулся.

Персиваль не стал ему отвечать, лишь повернул голову в сторону покрасневшей Лины, не знающей, куда деть себя. И вот ей сказал.

- Я мужчина, а не юнец. И способен отличать необходимость от желаний. – Он все же повернулся к фениксу. – И уж не обязан отчитываться перед… адептами. – Коул ведь должен был уловить в последнем слове «мальчишку»? – Можете не утруждать себя, я поговорю с Яром, чтобы он пересмотрел график тренировок.


 

***


 

Как он может говорить такое?!

Лина чувствовала, что не только щеки, но и уши начинают гореть со стыда. Да и внутри тела словно разлили горячее молоко.

Получается, Персиваль практически прямым текстом сообщил ее молодому человеку, что имеет на нее виды? Да и не намерен отходить в сторону, а, напротив, хочет пододвинуть Коула?

Какое смущающее положение!

Лина прикусила губу, мельком посмотрев на возобновивших путь.

Профессор Айнелиас в этом разговоре держался достойно, очень достойно, каждый его вопрос и ответ был подкреплен логическими заключениями, имел под собой вес. А Коул? Он ведь не стал его уверять в том, что справится с задачей, которой легла на его плечи (раз уж выяснилось, что они вместе ранее сражались для укрепления ее боевого духа).

Персиваль намекнул, что Коул – совсем маленький и несмышленый мальчик по сравнению с ним.

И ведь не поспоришь. Если сравнивать адепта и преподавателя, опыт и знания всегда будут на стороне последнего.

Зрелый мужчина и юноша. Оба готовы оказывать ей знаки внимания.

И если с Эйарадом отношения в глазах окружающих могут показаться закономерными, все же молодости свойственны спонтанные вспышки, то любовь с кем-то из преподавательского состава?

Запретный плод.

В ее глазах блеснул азарт.

Кажется, Лина начала вспоминать, что никогда не страшилась запретного. И с удовольствием шла на преступление принятых обществом правил.



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться