Выбор крила

Размер шрифта: - +

Глава шестая

Миллианарса то и дело отвлекалась от одевания, поднося подушечки пальцев к губам, и улыбалась.

Персиваль Айнелиас… кто бы мог подумать, что он ответит взаимностью! И останется джентльменом даже тогда, когда ее помыслы были совсем далеки от святых?

Кажется, она влюбляется в него еще сильнее!

Вот только что делать с Коулом? Почему все твердят, что они с наследником Эйарада – пара?

Как же не удобно, что она забыла учебный год. Впрочем, может, мама подскажет?.. Ей-то всяко виднее.

Над настройками Кристалла пришлось повозиться, Лина прищелкнула языком, когда с десятой попытки связи все же смогли образовать ровные канатики, а не напоминали беспорядочных медуз.

- Мам!

- Лина! Солнышко моя! Девочка моя! Как ты?!

- Это я хочу спросить у тебя, как ты могла так варварски прорвать все связующие нити на моем Кристалле? Он, между прочим, был заговорен еще в городе! Даже Гиса принимала участие в налаживании контактов.

- Я переживала о тебе, – появилась нотка обиды. – Но, вижу, зря. Если можешь язвить и обвинять родную мать, тебе точно стало лучше.

- Мамуля, не злись! Просто… мне до сих пор стыдно, что ты посреди ночи заставила лорда Айнелиаса врываться ко мне.

- Кхм. Ну, вообще-то не я, а папа… Я-то хотела перенестись к тебе порталом.

- Но на острове стоит защита от внешний перемещений!

- С этим я как-нибудь справилась бы.

- Сломав многовековую стену?! – Лина покачала головой. – Как хорошо, что в момент принятия решения рядом с тобой был папа.

Киосса хмыкнула.

- И все же. Персиваль – наш подданный, он обязан повиноваться приказам своих королей.

- Но не за территорией континента! Мам, ты пойми, Перси сейчас вообще существует на птичьих правах, у него на руке рабский браслет. Между прочим, благодаря балу в Амродане. Вот уж спасибо, что не отправила меня учиться в Бефанорскую Академию, а то, если бы всплыла правда, я бы там камень на камне не оставила! – протараторила признание, и резко замолкла. – Ой. Я уже сказала слишком много, да?

- Ну как тебе сказать. Первый звоночек появился, когда ты назвала его просто по имени, да и уменьшительном. Перси. Второй – слепой намек, что кто-то из нашей семьи может быть виноват в его незавидной участи. Туда же можно отнести третий вывод – твое желание освободить геуна, вновь вернув полномочия лорда. Ну и, наконец, само заступничество… Милая, как давно ты влюблена в лорда Айнелиаса?

Уши Лины начали гореть.

Причем сильно, как будто их кто-то натер красным перцем. И хорошенько так, не отлынивая.

И ведь маме не расскажешь миф о том, что все это ерунда. Только не ей. Эта Огненноволосая Посланница Гисхильдиса чувствует ложь. Особенно своего ближайшего окружения (возможно, именно из-за этого за последние двадцать лет, что они с папой жили при дворе и принимали непосредственное участие в управлении двумя государствами, наружу не всплыл ни один кровавый разбой, конфликт или скандал. Киосса Араи устраняла всех тихо. Без лишнего шума. Делала так, чтобы ее родственников ничего не тревожило).

Миллинарса вздохнула.

- Еще с шестнадцати лет.

Мама помолчала.

- Ты уже взрослая девочка, Лина. И я не могу говорить тебе, что делать, а чего не стоит. У тебя своя голова на плечах, да и не часто ты прислушивалась к нашим советам. И все же хочу мягко напомнить: ты еще молода. Неопытна. А он прошел долгий жизненный путь, полный таких кошмаров, которые тебе и не снились. Представь себе самые страшные тренировки с Фредоном, папой и Рилом. Представила? Добавь туда невозможность вовремя выпить восстанавливающее зелье или противоядие. Ограниченное время, скудные ресурсы для выполнения задания, и, в случае, разоблачения, угроза смерти. Персиваль практически всю жизнь провел в таких условиях. Когда его старший брат ушел на покой, ему пришлось занять его место в Тайной разведке. А там, как ты можешь догадываться, процент смертности возрастает в геометрической прогрессии. Тем не менее, ему каждый раз удавалось успешно завершить возложенную на него миссию, возвращаясь к бомонду и продолжая играть роль великосветского нелюдя. Ты сказала, что приметила его, когда тебе было всего лишь шестнадцать… В то время Перси бывал лишь на официальных балах, уже включаясь в большую игру. Я не говорю о том, что его ответы и реакции были ненастоящими, нет. Просто когда ты отдыхала, он подмечал каждый чужой жест, каждый взгляд, анализировал пути отхода и возможности спасти… королевскую семью. В случаях, когда во дворце появлялось слишком много народу, некоторым подручным Танасори было дано поручение следить за безопасностью принцесс. За твоей безопасностью, Лина. И за безопасностью Элгиссиоры. Я могу ошибаться, но должна тебе открыть глаза: возможно, ты восприняла интерес со стороны Персиваля превратно. Он должен был находиться рядом с тобой, оберегать… Лина?… Ты слушаешь меня?

- Да. – губы побледнели. – Спасибо за честность, мам. Передай папе, что я в порядке. Я… пойду, у меня скоро занятия начинаются…

- Солнышко, прости, что мне пришлось это сказать. Но ты знаешь, что я вас с Гисой люблю больше всех на свете. И больше всего не хочу видеть, как вы страдаете. Взвесь все «за» и «против», присмотрись к нему повнимательней.

- Мам. Еще вопрос… – Лина вздохнула полной грудью, прежде чем произнести то, что может перечеркнуть ее будущее с очаровательным сероглазым брюнетом. – Когда вы отправляли меня на Сулеим, вы знали, что Персиваль будет здесь?

- Да.

Значит, они надеялись, что он по-прежнему будет за ней следить. Рано или поздно вычислит, что под Мороком кроется киосса, и продолжит работу.

Так и вышло.

Миллинарса отложила Кристалл на комод, бездумно уставившись в стену.



Анастасия Зинченко

Отредактировано: 22.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться