Выбор павшего

Размер шрифта: - +

Часть 3 (главы 8-11)

Глава 8

– Смотрите!

– Это Мэлдок. Сэр Мэлдок Макрешли.

– А почему он оделся привидением?

– Сэр Мэлдок, к счастью, умер много лет назад…

– А он не опасен?

– Нет, господин комиссар.

 «Фантомас против Скотланд Ярда»

 

Я думала. А подобное случалось со мной редко. Обычно я тихо плыла по течению, жила, как живется, и предпочитала не забивать свою голову ерундой и глупыми философствованиями на тему «почему это так, а не по-другому». И думать по-настоящему начинаю лишь тогда, когда приходиться сдавать экзамен, к которому я, естественно, не подготовилась, как следует. Сейчас, конечно, экзамена никакого не предвещалось, но думать-таки пришлось.

А все из-за моего несносного спутника! Первое время он вел себя довольно скромно и, не считая давнего случая с одеждой и кустами, ничего лишнего в отношениях со мной себе не позволял, а тут – поди ж ты... Как с цепи сорвался. И дня не проходило без его дурацких шуточек.

Нет, я понимаю, почему мое каждое утро начинается с купания в ледяном ручье. Не подумайте, я не больная на голову, и мне не нужна пневмония! Это Святу так легче меня разбудить. Я уже говорила, что люблю поспать по утрам? А, дабы пророка нагнать, приходилось просыпаться неприлично рано, и харту быстро надоело стоять у меня над душой и взывать к моему чувству ответственности, которого я у себя ни разу не замечала. Вот он и спихивал спальник вместе со мной в ручей, а потом хохотал надо всем, что слышал в свой адрес. Хорошо, ручей неглубокий, и утопнуть в нем невозможно. Зато все свободное от поездки время я проводила у костра, пытаясь успеть просушить спальник и пижаму до прихода ночи. Чаще всего – не успевала.

Но – да, это я понять могу. Будить меня по утрам, особенно если я плохо спала ночью и не хочу вставать, – сущее наказание. Но зачем он мне жуков перед сном в спальник подсунул? Я же насекомых с детства боюсь! Любых, даже безобидных бабочек, не говоря уже о пчелах и осах!.. Когда эти твари по мне поползли, я своим истошным визгом всю близлежащую деревню перебудила, и ее обитатели в полном составе приперлись к нам отношения выяснять. И крайней оказалась именно я!

А колючек мне зачем в рюкзак подсовывать? Ась? И момент-то, сволочь, нашел подходящий, когда я, скинув свою ношу на траву, преспокойно удалилась по делам в ближайшие кусты! А потом вернулась, закинула на плечо рюкзак… и долго крыла трехэтажным матом Свята и всю его родню до десятого колена включительно. И как подсунул – замаскировал, видимо, иллюзией, я и не заметила ничего. Зато поцарапанная спина до сих пор болит. Ведь, паразит, к колючкам какое-то бронебойное заклятье прицепил, чтобы они сквозь мою куртку кололи. Хотела подлецу отомстить, но лишь зря пробегала за ним полвечера. Я и за Артемом-то угнаться не могла, а за этим – и подавно. Бегает так, что только пятки сверкают. Только передо мной стоял – и уже нет! И иди, ищи ветра в поле!

А воду мне в сапог налить? Тут я, правда, одно очко отыграла. Сапоги-то у меня непромокаемые, но только тогда, когда они на ноги обуты. Если же в них предварительно налить воду – и протекать не будут, и звуки подозрительные скроют. И воду подогреют. Я едва не ошпарила пятку и со злости запустила сапогом в направлении харта, случайно угодив тому прямо между глаз. Нет, правда, совершенно случайно! А увернуться Свят не успел, так хохотал, бедняжка... И потом, надутый и разъяренный, он весь вечер лазил на карачках по кустам в поисках некой, одному ему известной травы, дабы излечиться от стремительно назревающего фонаря. Да какой фонарь – там целый прожектор в сопровождении лампочек образовался! Жаль, быстро сошел...

И теперь я, сверля злобным взглядом спину вредителя, ехала и напряженно обдумывала планы коварной, жестокой и беспощадной мести. Я еще никому подобных безобразий с рук не спускала! А то возомнил тут из себя... И ведь как напрашивается на непотребное! Не сдержусь ведь однажды, прокляну его к чертовой матери, и что мы потом будем делать?.. Травы-то лечебной от проклятий дейте не найти.

Кстати, о птичках. Кажется, у меня кое-что вырисовывается... Я проводила задумчивым взглядом одинокий кустарник, что одиноко притулился у ручья, и улыбнулась про себя. Ага! Вот и оно... Пора начинать спектакль под кодовым названием... Эм-м-м... Ладно, просто спектакль.

Остановив Мифа, я сползла с его спины и, насвистывая, направилась к кустику, провожаемая подозрительным взглядом Свята. А мысли ты мои читать не умеешь, на такой случай твоя бабушка мне амулет дала... Я скрылась за кустом, села на землю и внимательно осмотрела творение природы. Невысокий. Мне по... ну, чуть ниже пояса. Листиками напоминает нашу черную смородину. Всем остальным – тоже. Даже ягодой. Я с любопытством сорвала одну, съела и скривилась. Тьфу, гадость. Точно напоминает. Ненавижу смородину.

 – Ты там долго еще? – нетерпеливо осведомился мой спутник.

– Уже, – буркнула я, морально собираясь с силами.

И, едва выйдя из кустов, согнулась пополам и заголосила:

– Ои-и-и-ий, живот боли-и-ит, не могу-у-у-у!



Дарья Гущина

Отредактировано: 04.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться