Выбор павшего

Размер шрифта: - +

Часть 6 (главы 20-21, эпилог)

Глава 20

– Саид, а ты как здесь оказался?

– Стреляли!

«Белое солнце пустыни»

 

Наверно, я задремала. А чем еще заниматься глухой ночью, лежа на голом камне? Нет, сначала я старалась растянуть веревки, потом, когда первое не получилось, докричаться до местных жителей, но тоже безрезультатно. Под конец, вспомнила о Райлит и позвала ее, но ответа не последовало. Это называется, ушла в себя, вернусь нескоро... Ничего особенно, любимый прием моей второй сущности.

Итак, я задремала. Взяли свое безумная усталость и напряжение последних нескольких суток, и, повозившись, я прикрыла глаза, но проснулась почти мгновенно, когда в воздухе повеяло магией. Нет, от нее и так было не продохнуть (народ, запершись в домиках, усиленно колдовал над амулетами, и от перемешанных запахов волшебства меня порой начинало мутить), но это – что-то новое. Такой запах прежде не чувствовался.

Приподняв голову, я, как заправская ищейка, повела носом и поморщилась. Знакомое очень... Жаль, не разобрать, другие запахи перебивают... Но знакомое, ей-богу, мне точно подобное раньше встречалось! Я снова принюхалась. Нет, непонятно... Может, это местный нештатный палач приперся, на ночь глядя, незаметно меня прирезать? Знамение же было.

Я мысленно представила дедка с ирокезом и в простыне, увешанного защитными амулетами на манер новогодней елки, и нервно хмыкнула. Ну-ну... Так, Касси, спокойно, только без истерики! Положение – не ахти какое, понятно, но все же... И обычно тебе везло, ведь так? И сейчас, по статистике, тоже должно повезти. Должно, в общем-то, да не обязано...

Дабы не нервировать себя подобными мыслями, я попыталась подумать о чем-нибудь другом. О не таком страшном, об обычном. Но подумалось только о том, что я уже черт знает, сколько не ела, и очень хочу кушать. Пельменей. Два жалких яблочка за сутки – это разве нормальная еда для здорового человеческого организма? Душу бы продала за пельмени...

– Душу, говоришь? – неожиданно прозвучал над моим ухом глухой голос. – Которую?

– Да любую, мне не жалко, у меня все равно их две, – ляпнула я. – Бери, что нравится!

И замерла. Стоп. Кто здесь?.. Я, конечно, могу сама с собой разговаривать, как и отвечать самой себе – тоже, но не вслух и не разными голосами!

– Кто здесь? – беспокойно завертела головой я.

Вокруг – вроде, ни души. Я же только налево или направо голову повернуть могла, да вперед посмотреть... И скорее почувствовала, чем увидела, что неизвестный притаился рядом с моей многострадальной макушкой. И... не неизвестный он, а очень даже знакомый. А если потянуло дождевой свежестью, то необязательно быть грозе. А потянуло именно дождем – свежим и таким долгожданным...

– Райт, кончай шифроваться, я знаю, что это ты, – я чуть не заработала косоглазие, пытаясь его рассмотреть.

– Правда? – вопросил голос.

– Естественно! – рассердилась я. – Ты развяжешь меня или нет?

Конечно же, он! И тихий, бесстрастный, начисто лишенный эмоций глухой голос – еще одно тому подтверждение. Он и при жизни скрывал любые свои эмоции, а после превращения в зомби и вовсе разучился что-либо чувствовать. Но я все равно жутко рада его видеть...

– И чему ты ухмыляешься? – Райт одним движением, без труда, разорвал веревки, связывающие мои руки.

– Тебе, – просто улыбнулась я. – Тысячу лет тебя не видела, а может, и больше...

– Две недели всего лишь, – уточнил мой бывший проводник, разбираясь с остальными путами.

– Это по вашим меркам – две недели, – возразила я, не переставая умильно улыбаться. – А у меня два года прошло!

– Да? – он протянул мне руку, помогая сползти с камня. – Всего-то?

– Зануда ты, – я вздохнула и крепко обняла его. – Так и скажи прямо: плевать тебе, что я есть, что меня нет...

Как же хорошо, когда рядом есть мужчина, которого можно обнять, и тебя никто не заподозрит в непристойных домогательствах...

– Ну, – помедлив, Райт осторожно обнял меня за плечи, – наверно, нет.

– Что – нет? – оторопела я. – Что меня – нет?

– Нет, мне не плевать.

И, как обычно, ноль эмоций - и на лице, и в глазах. Но я к этому образу Райта уже привыкла. По-своему, как умеет, он мною дорожит. Иначе не лез бы за мной во все неприятности и не вытаскивал бы мою персону оттуда за шиворот... Но как же мне не хватает его прежнего! Живым он хотя бы улыбался, пусть и изредка. В этом плане мы были совершенно разными, а вот внешне... Одинаковый цвет волос – каштановый, цвет глаз – зеленовато-карий, рисунок бровей, феноменально похожие черты лица, даже болезненная бледность сейчас – и та нас роднила. Только что он ростом повыше.

– Кстати, – я решила сменить тему, – а что ты здесь делаешь?



Дарья Гущина

Отредактировано: 04.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться