Выбор сделан - шаг вперед

Размер шрифта: - +

Глава 6. Урок английского

 

В понедельник мне закрывали справку. Мама выяснила все ощущения руки, мяла ее и надавливала так, что у наворачивались слезы, приходилось держаться.

- Да нет, почти не болит, - отмахивалась я.

- Значит, завтра на специальность?

Я обреченно кивнула.

- И никакого волейбола! – погрозила она. – Слышишь? Даже на уроках физкультуры! Я поговорила с Александром Александровичем.

- Зачем? – возмутилась я.

- Чтобы вы за моей спиной пальцы не переломали! Сперва экзамен, потом всё остальное.

После уроков я помчалась в поликлинику, а после к репетиторам. Вернулась как обычно поздно, и сразу за уроки.

Мама с Кириллом ужинали на кухне. Вдруг раздался непривычно резкий голос брата:

- Да она меня унизить решила! Не знаю уж, какой там акцент в Америке, но мой меня вполне устраивает.

Я прокралась в прихожую и прислушалась. Кирилл редко выходил из себя при маме.

- Я не думаю, что она хотела тебя обидеть, - успокаивала та.

- Знаешь, с чего началось? Она исправила мне слово «кам», сначала услышала, будто я сказал «калм», потом заявила, что надо «кам», а не «кам».

За моей спиной раздался смешок, папа стоял рядом и тоже подслушивал.

- Она просто увидела, что у тебя сильный английский и решила усовершенствовать произношение. Воспринимай эта как поощрение.

- Да она к мелочам придиралась! Букву какую-то услышит, всё, лекция на пять минут. А сама рыкает постоянно и жует слова!

- Мне кажется, ты преувеличиваешь.

- У ребят спроси. Это невыносимо!

- И что ты хочешь от меня?

- Пусть не практикуется над нашим классом.

- То есть, ты предлагаешь повлиять на учителя, чтобы он забрал у нее ваш класс? – мама говорила жестко.

- Именно. Мы выпускники, а тут это чудо! Нам к экзаменам надо готовиться.

- А ты понимаешь, когда она говорит по-английски?

- Вот именно, что нет, никто не понимает.

- Отлично, - послышался звук отодвигаемого стула, - значит, ей есть, чему научить вас.

- Ну, мам!

Но та вышла из кухни.

- О, вы тут, - вскинула она брови, увидев меня с папой. – Как день прошел?

- Похоже, не так интересно, как у Кирилла, - заметил папа.

- Вот станет директором, тогда и будет принимать решения, кого взять, а кого убрать, - мама вышла из терпения. – Я не собираюсь менять преподавателя, если мой ненаглядный сыночек не может найти с ним общий язык!

- Да потому что у нас разные языки! У меня английский, а у нее жевательный! – заорал Кирилл из кухни.

- Всё, хватит! Разговор окончен! – мама влетела в комнату и хлопнула дверью.

- Сильно же ты ее расстроил, - покачал головой папа.

Хмурый Кирилл пил чай и даже не посмотрел в нашу сторону.

- У вас практикантка английский вела? – поинтересовалась я.

Тот кивнул.

- Ксения Александровна?

- Что, у вас тоже вести будет?

- Да. Неужели так плохо?

- Ну, - он оценивающе посмотрел на меня. – По-моему, к девчонкам она относится лучше. Феминистка гребаная!

- Кирилл! – тут возмутился папа.

- А что? Мозги ей зашорили в Америке, теперь вразумляет нас, невеж, что все мужики сво.

- С чего ты взял? – недоверчиво спросила я.

- Потому что она сразу выбрала себе любимчиков, девочек-близняшек.

- Неужели заревновал? – усмехнулся папа. – Привык, что сын директора всегда на первых ролях?

- Но они-то из себя ничего не представляют! Знания средние! А она их тащит, да еще и хвалит.

- Ох, Кирилл, - папа махнул рукой. – Привыкай, ты же не всегда будешь в центре внимания.

- Кстати о внимании, - Кирилл уставился на меня. – Ты чего ей наговорила?

- Спокойствие, только спокойствие, - папа поставил на плиту кофеварку, и аромат напитка заструился по кухне, - или сегодня день раздраженного Кирилла?

Тот пропустил насмешки мимо ушей и продолжил пытать меня:

- Теперь эта заноза мне пишет каждые полчаса! И два раза даже пыталась звонить!

- Тебе не угодишь, - папа поймал кураж, - то мало внимания, то слишком много.

- В данном случае я сталкиваюсь с повышенным вниманием, которое выбешивает.

- Тебе же нравится, когда около тебя вьются поклонницы, - подмигнул тот.

- Поклонницы, а не сёстры милосердия.

- Ого! Это уже интересно. Разве в наши дни остались такие бескорыстные девушки?

- Не в этом смысле, - вскипел Кирилл. – Она взялась меня жалеть!

- Тогда расскажи ей о несправедливости на уроке английского, может, оценит.

- Папа! – Кирилл вскочил от негодования и достал смартфон. – Хорошо, вот, послушайте «Кирилл, не расстраивайся, что у тебя нет времени на меня. Я знаю, ты считаешь, что такой девушке как я нужно уделять всё свое внимание. Не хочу, чтобы из-за мыслей обо мне и терзаний, что не можешь быть моим парнем, ты не поступил в университет…»

- Да, очень красиво читать чужие письма, - остановил его папа, хотя брат мастерски передал интонацию Юнии.

- Чтобы ты понял!

- Все-таки странно, сначала хочешь, чтобы тебя пожалели, теперь сетуешь на того, кто жалеют.

- А тебе кофе на ночь не вредно? – пошел в атаку Кирилл.

- Ладно, спор был хорош, - папа размешал сахар в кофе, - пойду, запишу интересные фразочки.

Он приподнял ладонь, на запястье был черный браслет.

- Купил диктофон, - пояснил папа.

- Ты теперь все разговоры записывать будешь? За что мне это всё? – Кирилл хлопнул ладонью по лбу.

Я тоже намеревалась уйти.

- Стой-стой! – он потянул меня за руку. – Давай, рассказывай, что ты ей наплела про меня?



Стелла Верницкая

Отредактировано: 14.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться