Выбор сделан - шаг вперед

Размер шрифта: - +

Глава 19. Ссора

 

Вечером я не стала выходить встречать маму с работы. Она заглянула в комнату, поздоровалась, я лишь буркнула в ответ. Перед сном папа зашел, чтобы посочувствовать:

- Мне тоже очень хотелось пойти, - признался он. – Но мама попросила проявить солидарность. Ох уж эта воспитательная работа!

Я промолчала, не хочу изливать папе душу, не сегодня. Ведь не наказание меня тревожит, а ссора с друзьями. Как помириться с Аллой? Что ей сказать? И долго ли она будет дуться?

На следующий день перед уроками я специально несколько раз проходила около кабинета директора, но друзей так и не увидела. На первый урок они не пришли. Я себя чувствовала как никогда одиноко. Соседки рядом нет, друзей ругают по моей вине. Да еще погода испортилась, ночью были заморозки, на траве иней, и по дороге в школу я жутко замерзла в легком пальтишке, без перчаток и шапки.

Перемена прошла в ожидании, и к ее концу друзья наконец-то появились. Правда, я уже сомневалась, считают ли они меня другом. Алла прямиком направилась в мою сторону, но на лице не было ни капли радости.

- Линкова, ну спасибо, удружила. Родаки запретили мне идти на аниме-пати, - прошипела она.

- Мне тоже, - только и могла сказать я в свое оправдание.

- Я знаю! Твоя матушка как раз и посоветовала моим лишить меня этой привилегии.

- А меня лишить карманных денег, - добавил Петька.

- Я не думала, что так выйдет. Вы просто перестарались с шумом.

Ой, это были совсем неправильные слова. Алла сжала кулаки, а из ноздрей и ушей у нее покатил пар. Конечно, пара не было, но мне стало очень жарко, ярость моей недавней подруги сжигала все вокруг.

- Да когда ты уронила этот чертов листок, мы чуть парту не перевернули, чтоб Тёмыча задержать!

- Ротмистрова выбирала его из рук!

- Да мне плевать, что произошло! Мы ради тебя рисковали, а где благодарность? Хотя бы извинилась! Но нет, ты же вся такая святая, спасительница слабых и обездоленных, мать Тереза! А мы так, сподвижники, и должны довольствоваться тем, что подставляем свои задницы во имя добра!

- Ну, ты зарядила, - восхитился Петька. – Про задницы как в американских боевичках.

- Пойдем, - скомандовала ему Алла. – Пусть она в одиночестве наслаждается своей святостью. Я больше в этом не участвую!

Я осталась растерянно стоять. Гордость не давала броситься на колени и вымаливать прощение, а мириться, сохранив достоинство, не умею. Вот и осталась Маша одна. Игорь, засранец, совсем меня добил, когда, не заметив, прошел мимо. В другой раз я бы оправдала его тем, что он разговаривал по телефону, но не сейчас, когда так нужна помощь и поддержка!

Мне снова захотелось прогулять, но уйти в середине дня – это слишком.

На переменах хожу неприкаянная, хоть уроки отвлекают от печали и слез, которые время от времени просачиваются. Алла проходит мимо, будто меня нет, Петька хвостом бегает за ней. И кто бы мог подумать в сентябре, что они станут лучшими друзьями! В прошлом году ни дня не проходило без подколов Захарина. Хоть маленькая шуточка в адрес Аллы, но была. А тут как сели вместе, так сначала разругались в пух и прах, а теперь ходят чуть ли не за ручку. Обидно, что она так быстро отказалась от меня, еще подругой называлась. А Петька молодец, ясно, что неровно дышит. Скорее всего, и в том году не просто так язвил, а сейчас подрос, осознал, что дерганьем за косички девушку не завоюешь. Ну-ну, вот и стал другом. Увы, Алка сердце отдала Какахену. Я злобно усмехнулась. Какахен, Какашик, Какашандрик. Сказать бы подружке в лицо или написать записку, а то вон, идет вся такая гордая.

- Что, Алка, Линкова тебя подставила? – Ритке как всегда нужно меня унизить.

- Не твое дело, - огрызнулась та.

- Да ладно, всем ясно, что вы ту глупую бойню из-за Маньки устроили, она же как обычно Светочку спасала.

- Ого! Да ты, я вижу, детективное агентство «Лунный свет» открываешь. Какого ты там десятиклассника на переменах выслеживаешь? А теперь и сговор века раскрыла! Умничка, Вионова, как-нибудь я к тебе обращусь, если понадобишься.

Алла тигриной походкой направилась к своей парте, Петька восхищенно смотрел вслед. Кто-то из одноклассниц, хихикая, поинтересовался у Риты, о каком старшекласснике идет речь.

- Она все выдумала, - буркнула та.

Грустно, когда не с кем ходить на переменах, болтать, чувствуешь себя лишней, подавленной, разбитой. Я даже завтраки и обеды начала пропускать, есть не хотелось, даже подташнивало. Быстрыми перебежками, будто тень, передвигалась от класса к классу. Заткнула уши песнями о неразделенной любви, Алла бы сказала «фу, опять депрессняк».

Уже второй день мозги не варят, в них будто туман, а на недели контрольная за контрольной, конец четверти, выставляют оценки. Игорь здоровается, но как-то нехотя. Может, погода? Пошел первый снег, но быстро растаял. Завтра концерт, идти или не идти? Ксения сильно расстроилась, когда узнала, что Света в больнице:

- Все равно приходи, поддержишь одноклассников.

Ну да, посижу в уголочке, погыгыкаю. Юния «замахнулась на Вильяма нашего, Шекспира», меня даже попросила специально пригласить брата, ведь сонет о любви будет посвящен ему. Так что, может, смогу и повеселиться. Хорошо, что потом каникулы, отдохну от всех этих натянутых отношений.

Тамара один урок посвятила классному часу. Рассказала о слабом сердце Светы, что нехорошо так вести себя с больным человеком, почти инвалидом, а мы отбились от рук, и нас надо показать психологу. В общем, вела себя как матушка-гусыня, защищающая свое дитя от хитрых лис. Да-да-да – кивали все, сидя в телефонах.

Мама вечерами начала жаловаться, что ее детей будто подменили. На уроках несобранные, начали получать четверки, один практикантке грубит, другая подбила урок сорвать. Кирилл уважительно похлопал меня по спине, на что я ему в сотый раз прошептала:



Стелла Верницкая

Отредактировано: 14.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться