Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 2. Начало занятий

Лера застала одногруппниц в гостиной на первом этаже. Соседка Леры по комнате, Вика, белокурая, склонная к полноте девушка, приветливо махнула рукой, предлагая к ним присоединиться. Две другие девушки: Кузнецова Таня, высокая, с длинными темными волосами и кудрявая, рыженькая Женя Кожухова, к появлению Леры отнеслись сдержанно. Таня, не откладывая пилочку для ногтей, бросила на Леру быстрый взгляд и вернулась к своему занятию. Женя, перекидывающаяся с Викой в карты, немного подвинулась, освобождая место за столом. Игра в карты была, наверное, единственным доступным первокурсникам развлечением. Быстро проиграв, Вика передала Лере колоду и, достав косметичку, подвела губы.
– Ты сильно отстала от нашей программы, – Женя, решив не продолжать игру, развернулась к новенькой.
– А разве это имеет значение? – Вика удивленно глянула на девушек: – У каждого программа индивидуальная.
– А групповые зачеты? Она будет отставать, – не сдавалась Женя, – и без нее наша группа не из первых.
«Радушный прием продолжается», – Лера поняла, что она не самое желанное явление в этой группе. Таня, продолжавшая заниматься ногтями, молчала -  казалось, происходящее в комнате ее не интересует. 
– Группа – это условность. – Вика встала – Пойду собираться. 
Она направилась к лестнице наверх. Лера последовала за ней. 
– Ты не обращай внимания, – посоветовала соседка.
– Когда заходила инструктор, – вдруг вспомнила Лера, – она просила передать, чтоб ты не разбрасывала вещи.
– А-а, Милена вечно так, ей лишь бы придраться, – беззаботно отмахнулась девушка. – Сюда она редко заходит, хоть и обязана следить за порядком. Сначала не появляется неделями, а потом заявляется, и начинает командовать. Не обращай внимание.
«Судя по всему, – сделала вывод Лера – не обращать внимания здесь принято на многое».
– Все, пора идти, – Вика накинула рясу и, полюбовавшись на свое отражение, стерла помаду.
– Зачем же ты красилась? 
Девушка пожала плечами:
– Захотелось вспомнить обычную жизнь. Да ты расслабься, привыкнешь.
«Не обращать внимания» – напомнила себе Лера.
 
 Даже в пасмурные дни на территории Академии было хорошо. Из-за обилия зелени, в которой утопали все корпуса, воздух всегда оставался чистым, а листва казалась по-весеннему свежей. Аккуратно постриженные газоны обрамляли белые дорожки, переплетения которых напоминали гигантскую паутину. Девушки вышли из дома и направились к крытой площадке, на которой должна была проходить тренировка с инструктором. Она находилась в конце спального участка и походила на большую квадратную беседку. На полпути Лера увидела парня, который так неудачно сушил свою рясу. Он тоже заметил одногруппниц и добродушно улыбнулся:
– Привет, подруги!
– Ты уже отработал за вчерашнее нарушение, Валик? – поинтересовалась Вика.
Валентин Коваленко, или как его все называли, Валик, был коренастым, невысоким, с добродушным лицом, усыпанным веснушками, и открытым взглядом. Лере он сразу понравился своим неунывающим характером. Валик сделал картинный жест рукой, разглаживая рясу:
– Почти как новенькая! И дождь грибным оказался – видите, насколько я под ним вырос, – он вытянул руки вперед, показывая севшие и заметно ставшие короче рукава. – А после сегодняшнего дождя еще подрасту.
Все засмеялись. Показалась крытая площадка. Возле нее уже стояли остальные ученики. Инструктор, в сером спортивном костюме, о чем-то беседовала с Таней и Женей.
– Держись от нее подальше, она – стерва. Придирается ко всему, учти. – Шепнул Валентин.
– Учту, спасибо, – Лера кивнула.
 На мгновение ей показалось, что она уже видела Милену где-то раньше, но где – вспомнить не смогла.
– Почему до сих пор не на месте? – крикнула им инструктор и, дождавшись, когда все подойдут, начала тренировку:
– Наши тела обладают всеми необходимыми для выживания инстинктами. Главное – прислушиваться к ним и не позволять своему разуму их заглушать. Тогда тело, как материя, само сделает правильный выбор: восстановится после болезни, и, кстати, не допустит саму болезнь. Нам свойственно думать о своих физических недостатках. Энергетическое поле физического тела ослаблено неправильным отношением к телу, отсутствием грамотных нагрузок, нездоровым питанием, поэтому подвержено влиянию со стороны сознания. Если человек болен – он считает своим долгом выпить лекарство. Такое решение ему подсказывают разум и общепринятые среди людей мнения. Если же выбор дать телу, то оно, как материя, имеющая свою организацию и структуру, предпочтет естественный способ восстановления: такой, например, как сон, легкая пища, тепло или то, что будет природным для его среды обитания. То же происходит в ситуациях, когда человек видит перед собой физическую преграду: он оценивает ее и первым делом убеждает себя в ее сложности или недоступности. Тело же просто действует, используя изначально присущие ему свойства: силу мышц, нервную чувствительность и другие возможности. Сейчас мы будем тренироваться, предоставляя своему телу делать выбор за вас, то есть, за сознание. Посмотрите на площадку, – Милена жестом указала на пол, – она разделена на квадраты. По моей команде вы позволите своему телу выбрать квадрат, после этого займете выбранную клетку, и я активизирую пол. Через некоторые клетки пройдет небольшой разряд тока, но останутся и безопасные участки. Задача тела – найти их. Системы организма смогут определить их безошибочно, так как чувствование опасности и инстинкт самосохранения заложены в материю на генетическом уровне. Если вы делали выбор разумом, вы ошибетесь. После каждой попытки будете вновь искать пустые клетки. И не пытайтесь их вычислить, – предупредила инструктор, – каждый раз безопасными будут другие. Так что позвольте телу самому выбирать. А сейчас – все на поле. Даю три минуты для определения пустых клеток.
Милена поднялась на площадку и заняла место за пределами поля. У нее в руках появился миниатюрный прибор, состоящий из экрана и клавиатуры. Ученики разбрелись по клеткам. Их сосредоточенные лица выдавали крайнее напряжение. Лера посмотрела на абсолютно одинаковые квадраты: «Какой выбрать? Неужели она действительно включит ток?»
– Осталась минута, – напомнила Милена, – тридцать секунд...
Как-то не по-хорошему начало сводить живот. 
– Пятнадцать секунд…
«Ну не убьет же меня», – обреченно подумала девушка и встала на первую попавшуюся клетку. На соседний квадрат в последний миг вскочил Валентин. Она зажмурилась. Милена нажала на кнопку: на некоторых участках пола одновременно замерцали разряды. 
– Ай! Милена, больно же! – раздались крики. Попавшиеся студенты, спрыгивая со своих клеток, активно растирали ноги. Увидев такое, Лера похолодела: она была совсем не уверена, что сумеет избежать опасных мест. Рядом тяжело дышал Валентин.
– Возвращайтесь на поле, – велела инструктор, – продолжим. Посмотрим, кто сумеет продержаться дольше. Меняем позиции. 
Валентин тихо, чтоб инструктор не могла расслышать, выругался.
– Это больно? – спросила у него Лера.
– Еще бы.
– Милена, сделай хоть разряд слабее, – попросила Женя.
– Ваша задача научить тело определять опасность, если опасности не будет, как вы его этому научите? Тридцать секунд…
Ученики суетливо заметались по площадке. Лера осталась стоять на месте: она впала в какое-то безразличное оцепенение – двигаться и принимать участие в общей суматохе не хотелось. «Никогда не паникуй» – вспомнились слова Учителя, и эта мысль вывела ее из оцепенения. Милена уже нажала свою кнопку и над площадкой опять понеслись крики и ругательства. 
– Меняем позицию! – инструктор вывела с поля еще кого-то.
 Выглянуло солнце. «Интересно, – задумалась Лера, – насколько выбор клеток случаен? Их программирует человек или программа? До того, как мы занимаем их или после?» 
Прикидывая, куда ей переместиться, девушка разглядывала клетки, пытаясь вычислить безопасные. 
– Будешь стоять на месте – она тебя специально подловит, лучше походи, – тихо посоветовал проходивший мимо Валик.
– Прекратите разговоры! – инструктор, делавшая пометки в своем журнале, незаметно подошла к Лере – Почему стоишь, Воронцова?
От неожиданности Лера отшатнулась. Она сделала несколько шагов в сторону, но как только Милена отошла, вернулась на место. После нажатия кнопки не закричали только трое: она, Валик и Таня.
– Валентин, не пытайся угадывать, – крикнула Милена, – ты ни разу не попытался найти безопасное место. Смена позиции!
– Моя система работает, Милена, я все еще в игре, – задорно отозвался тот.
– Везение, Коваленко, везение, а оно не безгранично, – заметила инструктор. – Тридцать секунд.
В этот раз Лера ощутила опасность: холодок, от сведенного внизу живота, пополз вверх. Милена, скользнув взглядом по оставшимся, задержала его на ней. Она поняла, что больше оставаться на этой клетке нельзя. Стараясь успеть, Лера перескочила через несколько квадратов и остановилась на клетке в последнем ряду. Таня выбыла. 
– На сегодня достаточно, – волшебница захлопнула журнал, – свои результаты вы видите сами. Сейчас займетесь уборкой территории, справа от ступенек пакеты для мусора, разбирайте.
– Ты нажила себе врага. Она теперь не успокоится, пока тебя не достанет, – пообещал Лере Валик, когда они спустились с площадки.
– Почему? – удивленно посмотрела на него Лера.
– Потому что ей не понравилось, что ты не попалась.
Они отошли подальше от группы и собирали опавшие листья в самом дальнем углу газона. К ним присоединилась Вика. К Лере опять вернулось странное чувство, что она уже видела Милену раньше. Она оглянулась и заметила инструктора: та стояла, прислонившись спиной к перилам площадки, и смотрела в их сторону.
– Ты тоже не попался, – запихивая очередную кучку листьев в мешок, возразила Лера.
– Про меня она знает, что мне просто повезло.
– Да не будет она с ней связываться, – Вика покосилась на инструктора, – своих дел у нее, что ли, мало?
– Будет, – уверенно ответил Валик, – она долго добивалась этой должности и терпеть не может тех, у кого хоть что-то получается легче, чем у нее когда-то, я сам слышал.
– От кого это? – спросила Вика.
Лера сидела на корточках и продолжала собирать в пакет сухие листья. К разговору она не прислушивалась, пытаясь разобраться в своих ощущениях. Что-то ускользало от нее, что-то важное, оставляющее чувство дежа вю, но что именно – вспомнить не удавалось. Она огляделась: студенты разбрелись по газонам, инструктор все так же стояла у площадки. Продолжая смотреть в их сторону, Милена подозвала Женю и о чем-то ее спросила. Пожав плечами, девушка убежала на свой участок. 
– Новенькая, – крикнула Милена, – иди сюда! 
– Видишь, – усмехнулся Валентин.
«Интересно, через какой срок новенькие теряют свою новизну?» – подумала Лера. Все еще держа пакет с листьями, она подошла к инструктору.
– Оставь здесь кулек, возьми веник и подмети эту аллею. – Милена указала на длинную дорожку, проходящую от площадки через весь спальный сектор. 
«Магическая дедовщина», – фыркнула про себя Лера, направляясь к своему новому участку.
  
 Аллея проходила в стороне от газона, где работали остальные, и переговариваться с ними стало невозможным. Мести оказалось нелегко: мелкие камушки, выступавшие из неровного асфальта, задерживали песок и сор. Через какое-то время начала ныть спина. Из утреннего, солнце превратилось в полуденное, и стало жарковато. Несколько раз подходила Милена. Она останавливалась метрах в двух и молча наблюдала за работой. Лера тоже решила молчать – так легче было скрывать поднимавшееся раздражение и растущую усталость. Когда спина твердо заявила свои права на передышку, девушка присела на корточки и принялась разглядывать одногруппников. Вика с Валентином все еще что-то выясняли. Таня с Женей, везде ходившие вместе, уже закончили работу и теперь болтали с Миленой, двое других ребят, переносили мешки с листьями в одну кучу. Мимо сновали студенты и инструктора из других групп. Одна из инструкторш подошла к Милене. Лера отвернулась. Веник продолжал лежать на дорожке совсем не магическим образом. 
«Зачем учиться магии, если подметать приходиться вручную? Хоть какой-нибудь перерыв бы или дорожку покороче».
 Словно в  ответ на ее мысли раздался голос инструктора:
– Все на обед. А ты, – обратилась она к Лере, – пойдешь, когда закончишь. 
– Но, я… – попытка возразить не удалась:
– Если бы ты не сидела в отведенное для работы время, то успела бы со всеми.
 
 Оставшись одна, Лера вернулась к своей бесконечной дорожке. Стараясь не думать о ноющей спине и о том, как ей повезло с инструктором, она принялась мести. К концу уборки ныло уже все тело. Добравшись до коттеджа, она рухнула в кровать…
…Кто-то крепко сжимал ее плечо. Лера попыталась выдернуть руку, но у нее ничего не вышло. 
– Ты как сюда попала? – громко спросил кто-то, продолжая ее трясти. Она открыла глаза: на нее смотрела все та же медсестра в белом халате. Лера дернулась, но опять безуспешно. Дыхание перехватило, и сердце забилось часто-часто. Мысли заметались: «Опять эта больница. Наверное, со мной что-то случилось. Аппендицит? – Нет, уже удаляли. С ума сошла. Точно. – Ага, солнышко напекло», – поддакнула та часть сознания, которая умеет оставаться если не трезвой, то ехидной. 
– Как ты сюда попала? – повторила свой вопрос женщина.
– На «скорой» наверное, вам должно быть виднее.
Женщина как-то странно взглянула на Леру:
– Сиди здесь, я сейчас.
Сейчас длилось долго. Лера огляделась: не считая белой кафельной плитки на стенах, ничего медицинского в кабинете не было. Стол с какими-то бумагами, стулья, кушетка, накрытая клеенкой, такой же необычный светильник под потолком. «Психиатрия», – услужливо подсказал разум. Тусклое освещение успокаивало. Мысли постепенно затихали, уступая место ясному состоянию.
Дверь открылась, и в кабинет вошли двое: все та же медсестра и высокий, с собранными в хвост, длинными темными волосами, мужчина. Страх волной прокатился по Лериному телу, отчего она будто оцепенела.
– Пойдешь с ним, он все тебе объяснит, – женщина сунула Лере какую-то одежду.
– А кто он? 
– Спасибо, – темноволосый отстранил женщину, не дав ей ответить и взял Леру за руку. От его ладони исходило расслабляющее тепло. Желание задавать вопросы и сопротивляться исчезало само собой. 
– Ты кто? – спросила Лера уже без настойчивости.
– Мы знакомы, я хорошо тебя знаю.
Ответ Леру удовлетворил. Хотя в том расслабленном состоянии ее удовлетворил бы любой ответ. 
Он привел ее в странную комнату: с одной стороны, у окна, стоял стол, с другой, вдоль стены – двухярусные кровати. На них, за прозрачными занавесками, спали люди. Несколько кроватей пустовали. Лера поняла, что больше всего она хочет спать. «Вот так, наверное, и пропадают без вести», – где-то на краю сознания мелькнула одинокая мысль…



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться