Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 5. Проявленная

 Главный корпус Академии внешне не производил впечатления центра учебного городка. Территориально, он им и не был. Его стены, облицованные синей плиткой, надежно отличали корпус от остальных, самых заурядных кирпичных строений. Зелени здесь было не много, зато количество студентов и преподавателей, сидящих, стоящих, прохаживающихся парами и кучками вдоль и вокруг здания, указывало на то, что именно в этом месте происходит основной обмен информацией, зарождаются идеи, строятся планы. Последние (в виде пустых бутылок), если им не суждено было реализоваться, по даней студенческой традиции «разбившихся мечт», символично разбивались о заднюю стену здания, отчего земля за ним сплошь была усеяна осколками. Размеры корпуса внутри явно не соответствовали его внешним параметрам: длинные запутанные коридоры со множеством дверей вели не только в кабинеты, учительские и залы, но и служили проходами в многочисленные учебные реальности. 
 
 Сверившись с расписанием, Лера не без труда нашла нужный кабинет. Под его стенами уже толпились студенты. Среди них она заметила Женю. Девушка встретила ее настороженным взглядом. Лера кивнула.
– Привет! – Женя поспешно подошла: – Не знала, что у нас общая пара. Что у тебя по графику еще? – Она заглянула в Лерино расписание: – Так у нас сегодня все пары общие.
– А из наших здесь никого больше? – обижаться за глупую шутку Лера уже перестала, но предпочла бы общаться с Викой или Валентином.
– Никого, у нас не всегда совпадает расписание. 
– Жаль, было бы проще посещать занятия с теми, с кем живешь, – притворно огорчилась она. На самом же деле Лере совсем не хотелось быть одинокой в этом месте, а кроме одногруппников она еще ни с кем не познакомилась.
– Пустяки, иногда соседи бывают с приветом, а на парах хоть есть возможность с нормальными людьми пообщаться, – Женя говорила весело и быстро. 
Беседу прервал учитель, пригласивший всех занять свои места.
 
 Индивидуальное развитие и самостоятельность в работе были одними из основных направлений Академии. Не менее важным считалось умение выживать в команде, которое, по мнению магов, должно было развивать в учениках дух коллективизма, не заглушающего индивидуальность каждого. Коллективизм развивался с помощью командно-групповых игр, в то время как развитию индивидуальности способствовали одноместные парты, умение не обращать внимания на многочисленные подколки, и находить решения, позволяющие выделиться из того же самого коллектива. 
Лера села по соседству с Женей. Учитель, высокий худощавый маг, держался подчеркнуто вежливо:
– Рад видеть вас вновь. Для тех, кто забыл, повторю: на моих занятиях не принято отвлекаться. Любой, кто будет мешать, покинет урок. А теперь получите пособия. – Он передал одному из учеников стопку планшетов и подождал, пока тот раздаст их остальным. – Принцип работы такой же, как и раньше: слушаем пояснения и внимательно следим за изображением на экране. Посредством зрительных систем восприятия, информация отложится в подсознании, став неотъемлемой частью вашего знания. Достаточно будет расслабиться и сконцентрироваться на интересующем вопросе – и ответ всплывет в вашей памяти. Чтобы усвоить урок, необходимо внимательно следить за изображением и пояснениями.
Ученики уже успели распахнуть планшеты и сосредоточиться на плоских экранах. Лера немного поколебалась – для нее привычной формой обучения были конспекты. Голос преподавателя, тихий, немного монотонный, заставил ее сконцентрироваться. На экране вспыхнула картинка подводного мира.
– Множество форм организмов населяют водный мир. Каждому виду присуща своя энергетическая система. Их мыслями, осознанием, эмоциями, пропитывается вода. Так создается единая энергетическая система воды, с единым осознанием, с едиными свойствами. Множество живых форм постоянно поддерживают ее энергетику. Этим объясняется магическая ценность воды. Большинство ритуалов включают в себя использование воды для очищения или передачи информации. Но никогда не используется вода кипяченая, лишенная живых форм, а, значит, и магических свойств…
Лера внимательно слушала и следила за изображениями: картинка водного мира сменялась какими-то таблицами, графиками, обрядами, а потом на экране опять появлялась мутная зеленоватая гладь воды и Лера вновь и вновь погружалась в нее. Внезапная тишина вернула ее к действительности – урок закончился.
– Для тех, кто отвлекся и упустил кадры, повторная лекция состоится через два дня. Желаю вам успехов, – напомнил учитель.
– Идем, – Женя уже стояла в коридоре. Лера еще раз посмотрела на планшет: она все еще не могла понять, как так быстро пролетело время, и совсем не была уверена в том, что запомнила весь материал. – Ты чего застряла? 
Они спустились на второй этаж. Женя подошла к дверям в просторный зал. Его пол и стены были выложены мрамором, вдоль стен стояли лабораторные столы, а в конце возвышалась большая мраморная ванна. Зная, что по правилам, без приглашения преподавателя в кабинеты заходить нельзя, Лера затормозила, но Кожухова решительно прошла в зал:
– Сюда заходить можно, – пояснила она. – Здесь занимаются старшие группы, а мы должны наблюдать за их исследованиями и учиться. Но, сказать по правде, – Женя хихикнула, – мы нужны здесь только для того, чтоб мыть за ними пробирки и пол.
 
 В зале было людно и шумно: студенты из старшей групп, увлеченно обсуждали колбочку с подозрительной на вид жидкостью, цвет которой определить было бы затруднительно. Младшекурсники, которых не допустили к научным дебатам, бесцельно бродили по залу, дожидаясь начала урока. Лера подошла к мраморной ванне, или, точнее, небольшому бассейну, наполненному темной жидкостью, источавшей сладковатый, вызывающий головокружение, запах. 
– Всем занять свои места! Трое – к резервуару, – раздался резкий голос. В зал вошел маг, преподающий то, что в Лерином расписании значилось «лабораторными работами». Старшекурсники тут же кинулись выполнять задание. Один из них, подбегая к бассейну, кивнул Лере:
– Возьми тряпку, будешь вытирать пол.
Послушно найдя свой лабораторный инструмент, Воронцова вернулась к резервуару. Трое старшекурсников, погрузив руки почти по плечи, пытались что-то выловить. Наконец над поверхностью жидкости показалось серое, абсолютно безволосое тело. Лера отшатнулась и, вместо того, чтоб подтирать образовавшиеся на полу лужицы, заворожено смотрела, как странный улов выкладывали на бортик бассейна. 
– Активируйте его, – приказал преподаватель и один из парней, бесцеремонно разжав покойнику рот, вынул пластинку из желтого металла, с нанесенными на нее знаками. 
– Печать снята, – доложил он.
Труп зашевелился и сполз на пол. Лера поняла, что тоже начала сползать. 
– Начинаем работу! Да вытри ты, наконец, пол! – крикнул ей кто-то из старшекурсников. 
Опомнившись, девушка увидела, что лабораторный утопленник медленно идет в ее сторону и в отличие от нее, его ноги чувствуют себя уверенней. Собрав всю свою волю, она отбежала, но он, на секунду замерев, опять двинулся в ее направлении. 
– Женя, что мне делать? Он меня преследует! – Лера уже паниковала.
– Не бойся, это наш зомби Митя. Он безопасен. – Женя подошла к безопасному зомби и крикнула ему в лицо – Чего пристал?
Митя остановился и что-то обдумал:
– Задай вопрос, – голос у зомби оказался хриплым и низким.
– Некогда мне, иди к старшим, – отмахнулась Кожухова. Митя послушно повернулся и побрел к группе работающих старшекурсников.
– Вопрос? – удивилась Лера.
– Ну да, это их эксперимент, их работа: загружают его всякой информацией, как энциклопедию, а когда надо – спрашивают, он все знает.
Девушки смотрели, как эрудированный зомби подошел к старшекурсникам. Они, увлеченные своей возобновившейся дискуссией, не сразу заметили свое творение и оно, привлекая к себе внимание, успело выпачкать одного из своих создателей.
– Эй, кто за ним смотрит? – возмущенно заорал парень, когда Митя еще раз дернул его за рукав, ставший тут же влажным.
«Какие-то некроманты-аматоры, компьютеров им мало что ли?» – вытирая с пола мокрые следы и стараясь держаться подальше от зомби, удивлялась Лера. Под конец «лабораторных работ» она уже валилась с ног от усталости. 
– Обед! – торжественно объявила Кожухова, когда они вышли из зала. – Я в столовку. Ты можешь сразу в аудиторию идти – таким как ты все равно есть не обязательно, – девушка засмеялась.
– И почему же? – Лера покраснела: в отличие от худющей Жени, она была упитанной. Упитанность делала ее, конечно, менее поворотливой и менее изящной, но никак не менее голодной.
Женя остановилась и повернулась к одногруппнице. В ее глазах мелькнула неприязнь:
– Проявленные могут и не есть – ничего с ними не станется. Они же как призраки. Так зачем тратить время на еду, а еду на тебя? 
– Призраки? Проявленная? – Воронцова посмотрела на свои руки: выглядели они очень даже реальными. «Ой», – щипок тоже дал свой результат. Женя, наблюдала за всеми манипуляциями с руками уже без улыбки:
– Мне пора. Увидимся.
 
 Лера задумалась: призраком она себя не считала, но настороженная антипатия, которую испытывали к ней с первого дня Таня с Женей, от нее не укрылась. «Похоже, кто-то знает обо мне больше, чем я сама. Нужно найти того, с кем можно было бы поговорить откровенно». 
На общую лекцию народу собралось много. Студенты все приходили и приходили в зал. Они занимали места за длинными столами, расположенными рядами, как в кинотеатре. В центре, перед ними, возвышалась кафедра лектора. Лера остановилась в поисках свободного места. Кто-то сильно задел ее локтем, и она повернулась: мимо прошли несколько девушек. 
– Что встала? Не видишь – люди идут? – насмешливо спросила одна из них. 
Неподалеку она увидела Таню с Женей, сидящих в компании незнакомых студентов, и направилась к ним. 
– Нас специально Милена предупреждала, чтоб ее не трогали, – продолжала рассказывать Кожухова. – Наверное, протеже чья-то: появилась из ниоткуда, сразу получила допуск к занятиям посреди семестра, еще и трогать ее нельзя.
– Я слышал, что проявленным выдают допуск независимо от начала семестра, и они могут посещать те предметы, которые сами выбирают, – заметил какой-то парень.
– Если бы у меня здесь кто-нибудь был, то я бы тоже посещала то, что хочу, – Женя скривилась.
– Как ее зовут?
– Лера или как-то так. Посмотришь, учителя и виду не подают, что она ничего не знает, и пропустила часть лекций. Будто это нормально: появилась – и все.
– Я считала, что здесь все иначе, – заговорила какая-то девушка, – но вижу, что и у них есть свои любимчики. 
– Не уверена, что любимчики, – задумчиво произнесла Таня, – инструктора так точно не в восторге: они же неадекватные, эти проявленные. 
Лере стало неприятно от того, что она подслушала чужой разговор о себе. Поспешно отойдя, чтоб ее не заметили, она села на первое попавшееся свободное место. В зал вошел маг. Ученики тут же притихли. Тишина стала такой, что можно было бы услышать пролетевшую муху, если бы таковая имелась. Маг остановился у кафедры и повернулся к залу. Он отличался от предыдущих преподавателей чем-то неуловимым: высокий с темными длинными волосами, спокойным лицом и открытым взглядом, он казался безразличным ко всему, что происходило вокруг, в то же время от его внимания не укрывалось ни одно движение. Лера узнала в нем Измененного, которого видела накануне. Измененный продолжал рассматривать аудиторию. Их взгляды встретились, и по телу опять прокатилась волна, но, в отличие от первой встречи это был не страх, а теплый, заполняющий все тело покой. Что-то до боли знакомое промелькнуло в его лице, и она поняла, что знает его гораздо дольше, чем помнит. В следующий момент он отвел глаза, и все попытки поймать его взгляд еще раз оказались напрасными: Измененный ни разу не посмотрел в ее сторону. 
– Сегодня мы будем учиться высчитывать магические константы. Константой называют постоянную величину для определенного вида магических операций. С ее помощью вы всегда сможете рассчитать свои силы, это позволит не лишить себя энергии и не причинить себе вред. – Измененный говорил ровно и тихо. Некоторые студенты делали пометки в тетрадях, но большинство из них внимательно слушали. – Прежде чем приступать к каким либо действиям – сделайте анализ ситуации и оценку своих сил. Просчитайте, в какое русло и на что вы направите свое внимание. Старайтесь избегать пустого выхода энергии и лишних действий – они ослабляют. С практикой вы поймете, что на одни и те же действия, в среднем, у вас будет уходить примерно одинаковое количество энергии – его и назовем константой. Учитывайте, что для каждого она будет индивидуальной, в зависимости от возможностей и умения не растрачивать свою энергию. 
Маг повернулся к доске и начертал на ней несколько формул. Лера старалась не пропускать ни одного слова. Несмотря на не самую интересную тему, отвлечься было бы трудно: Измененный, его вид, голос, словно невидимой силой притягивали внимание, заставляя смотреть и слушать.
– Обобщенные данные вы сможете получить из таблиц наиболее распространенных констант. Дополнительную информацию ищите в методичке или на еженедельных консультациях. Все свободны.
 
 В зал вернулся привычный студенческий гомон. Лера оглянулась и заметила Вику, сидящую через ряд. Она все еще заканчивала делать какие-то пометки.
– Привет, – Лера пересела на освободившееся рядом с ней место.
– А, известная протеже! Ты бы поменьше откровенничала, а то новости разносятся быстро.
– И ты туда же, – слегка обиделась Лера. – Никакая я не протеже. И не знаю я здесь никого. 
«Я и себя не знаю», – захотелось ей добавить, но она воздержалась.
– Ты не обращай внимания, – повторила свой фирменный совет Валерьянова, – они завидуют.
«Амнезии моей что ли?» – подумала про себя Лера, а вслух спросила:
– Что значит быть «проявленной»?
Вика пожала плечами:
– Значит, что кому-то очень нужно, чтобы ты была в Академии, вот и наложили заклятье. Таких, конечно, не очень любят: неизвестно чего от них ждать. Но ты не огорчайся, – она поспешно попыталась утешить, – тебе ведь не нужно дружить со всеми. И одной головной болью меньше – раз у тебя уже кто-то есть, можно не думать обо всех этих константах, зачетах и тренировках – делай себе, что хочешь и не парься. 
Получив столь ценный совет, Лера задумалась. Ее внимание опять привлек Измененный маг.
– Кто он? – тихо поинтересовалась она.
– Лучше с ним не связывайся и молчи на его лекциях, – так же тихо ответила Вика. – Это Снегов, один из них, Измененных. Учти, он хоть и ведет группы, но никого среди студентов не выделяет и выскочек не поощряет. 
– Разве другие выделяют?
– Ну, у преподавателей-людей всегда есть какие-то симпатии. Даже Милена, с ее характером, сохнет за одним магом, кажется, инструктором второго курса. А такие как Снегов – другие. У них вообще нет предпочтений, и не бывает, чтоб им кто-то нравился. Да сама убедишься. Пойдем, я устала.
Они вместе направились к выходу. Проходя мимо кафедры, Лера затормозила: что-то еще, кроме воспоминания, непреодолимо влекло ее к этому Измененному. Судорожно придумывая вопрос, она посмотрела на него. Слегка отвернувшись, словно предугадав ее намеренье, он сказал:
– Мне некогда сейчас разговаривать, – и быстро покинул зал. 
– Я же предупреждала, – укоризненно покачала головой Валерьянова, глядя на растерянную Леру, – не знайся ты с ним.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться