Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 7. Обратный путь

Солнце поднялось уже высоко, когда в Вешние Луки,  прибыли остальные участники похода. Местные жители тут же принялись разгружать телеги. Несколько раз Лера видела Снегова: он появлялся то у обоза, то у сельских амбаров, из которых знахари выносили связки трав. Ученики, не задействованные в погрузке, разбрелись по селению. Возле одной из телег Лера обнаружила одногруппниц: развесив на кустах мокрые куртки, девушки пытались согреться под полуденными лучами весеннего солнца. 
– Представляешь, ночью был такой ливень! Брезент не выдержал и вся вода с него на нас хлынула. В кибитке лужи теперь по колено, – Вика зябко поёжилась. 
– Да, а у второй повозки ветром крышу сорвало, так они вообще под дождем сидели. – Добавила Таня.
– Ага, в кустиках и под телегами, пока лужи не образовались. И костер не из чего развести было, – Женя засмеялась, – ну, хоть загорим немного, вон солнце какое.
– Милена злится, – Вика подмигнула, – мы-то что, но и она до нитки вымокла.
– Ну и что? – не поняла Лера.
– А на нее загар плохо ложиться, пока доехали – уже покраснела вся, еще облазить начнет.
Девушки рассмеялись. Не разделяя их веселья, Лера оглянулась, но инструктора нигде видно не было.
 Наконец пришло время отправляться назад. Полураздетые, ученики уже не стремились забираться в мокрые повозки. К Лере подошел Александр:
– Увидимся в Академии.  
– Ты остаешься? – девушка огорчилась: в тайне она рассчитывала, что возвращаться назад они будут вместе.
– У меня здесь дела. – Он собрался уйти, но, словно что-то вспомнив, шагнул к Лере. Не успела она оглянуться, как он подсадил ее на воз с травами: – Сиди наверху, здесь сухо.
Не глянув на подошедшую Вику, Измененный ушел. Забравшись наверх, и проводив мага взглядом, Вика усмехнулась:
– Ловко устроилась.
Назад ехали быстрее. Многие ученики шли пешком или забирались поверх стогов. Кто-то затянул песню и его со смехом поддержали. 
– Привет, девчонки! Подвиньтесь-ка, – на воз, на котором ехали Лера с Викой, вскочил Валентин. Плюхнувшись на траву, он отпустил несколько шуток относительно средства передвижения, но его никто не поддержал.
– Вы чего такие кислые? – поинтересовался он.
– Мы не кислые, а задумчивые, – Вика заговорщицки понизила тон – Лерка, кажется, влюбилась.
– Понимаю, – протянул Коваленко, поворачиваясь к Лере.
– Не слушай ее, Вике везде мерещатся любовные романы, – возмутилась Лера.
– Понимаю… – опять протянул Валик, уже глядя на Валерьянову.
Из крытой повозки, ехавшей впереди, выскочила Кожухова. Она подбежала к телеге и крикнула:
– Воронцова, тебя Милена зовет, – выполнив миссию посыльного, Женька вернулась назад.
– Сочувствую, – Валентин, усмехаясь, посмотрел на Леру, – у нее плохое настроение и она решила его поднять.
– А по мне – так лучше не попадаться ей сейчас, – заметила Вика, – но ты иди, потому что все равно придется. 
Вдохновленная таким напутствием, Лера решила не нервировать инструктора долгим ожиданием. 
– Ой… – она озадаченно посмотрела вниз, – я не знаю, как отсюда слезть. А нельзя ли как-нибудь остановить лошадей?
– Это же обоз, тебе никто не позволит, – ответила Вика.
– А ты прыгай, – предложил Валентин.
– Здесь высоко.
– Ты же как-то залезала сюда, – Лерин ответ его удивил.
– Ей Снегов помог, – вставила Вика.
– А-а. Так позови Милену, пусть поможет тебе спуститься, если хочет, чтоб ты к ней пришла, – то ли шутя, то ли серьезно посоветовал Валик, – это же ей надо.
Но Вика его перебила:
– И не думай. Если она придет помогать, то устроит целое представление.
– Да ну вас, – отмахнулась Лера.
Из повозки опять выглянула Кожухова:
– Ты скоро? Тебя же ждут!
Девушка решилась: она уцепилась за веревку, перехватывающую стог сена, и соскользнула вниз. Отдача от прыжка заставила на мгновение зажмуриться. Сверху зааплодировали. 
 
 В повозке, кроме Милены и Жени, сидели еще Таня и подруга Милены Лариса – инструкторша параллельной группы. Худощавая, светловолосая, с торопливыми резковатыми движениями и постоянно настороженными зеленоватыми глазами, она выглядела нервозной. Милена кивком указала на место напротив себя:
– Садись.
Лера покорно опустилась на жесткую лавку. Женя тут же пересела так, чтоб лучше ее видеть и спросила:
– Почему ты так долго не шла?
– Не знала, как спуститься – там высоко.
– А если бы ты уронила стог, кто бы его собирал? – допытывалась Кожухова.
Таня фыркнула. «Наверное, процесс поднятия настроения начался», – отметила про себя Воронцова. Отвечать она не стала. 
Милена пристально смотрела на Леру, но по выражению лица наставницы определить ход ее мыслей было трудно.
 «Это же та самая женщина из сна! Так вот где я ее видела, – пронеслась мысль. От неожиданного озарения рот Леры приоткрылся, а глаза расширились: – Значит, это был не сон, а воспоминание!» 
– Ты ее взяла? – делая ударение на «ее», достаточно бесцеремонно поинтересовалась у Милены вторая инструкторша. 
– Да, – Милена продолжала рассматривать Леру, – но я не дала еще окончательного ответа. 
«Вероятно, Учитель просил ее взять меня к себе в группу», – сделала свой вывод Лера.
– Но ты понимаешь, что у тебя с ней будет много хлопот? Она слишком не приспособлена для такой жизни. Да и с Измененными лучше не связываться – никто из них твои интересы в расчет брать не станет. 
– Тебе не стоит за меня волноваться. А она разберется. – Ответила Милена.
– Ты сама попросила меня высказать свое мнение, – обиделась Лариса. – На твоем месте я бы не соглашалась. 
– На что? – поинтересовалась Таня, но ни одна из инструкторов на ее вопрос внимания не обратили. 
– Она хоть школу закончила? – подруга Милены явно чего-то не одобряла, но чего именно, Лера понять не могла. 
– Да, – кивнула  Милена и обратилась к Лере: – Ты когда школу закончила?
– Лет семь назад, – машинально ответила она и вдруг поняла, что хорошо помнит свою школу. Лера задохнулась: неужели к ней начала возвращаться память? Но в следующий момент ее ждало разочарование: молниеносное воспоминание скорее было знанием факта, что она училась в школе. Она по-прежнему не могла вспомнить жизнь до Академии, но точно знала, где и чему  училась.
– Хорошо подумай, прежде чем соглашаться. Неужели ты прилагала столько усилий только для того, чтоб стать нянькой? – Инструкторша выразительно посмотрела на Милену.
– Я уже приняла решение. 
– Как знаешь. Пойду, посмотрю, где мои. – Лариса поднялась, и, не прощаясь, выпрыгнула из повозки. 

 Повисло молчание: девушки переводили взгляд с Леры на Милену, а инструктор, с непроницаемым лицом смотрела в окно.
«Наверное, мне лучше уйти, – подумала Лера, – смотрины, видать, закончились». Больше всего ей хотелось уединиться и подумать о своем новом открытии. Милена, продолжавшая смотреть на придорожные пейзажи, поёжилась.
– Возьми, – Лера протянула ей свою куртку, – я пойду?
– Спасибо, – волшебница накинула куртку и повернулась к девушкам. Казалось, вопрос выдернул ее из каких-то своих мыслей.  – Расскажи мне, как у тебя дела? – обратилась она к Лере.
– Хорошо, спасибо.
Таня с Женей захихикали. Женя опять пересела, заняв место Ларисы. 
– Тебе нравилось учиться? Какие у тебя были оценки? Ты помнишь, что изучала, какие предметы нравились? – продолжала спрашивать Милена. Каждый ее вопрос вызывал у одногруппниц приступ смеха. 
Лера задумалась: с одной стороны она никак не могла понять, что так веселит и без того смешливых девушек, с другой – пыталась разобраться в своем воспоминании. 
– Обычные оценки были, – наконец ответила она, – химия нравилась, геометрия, физика. Класс, в котором я училась, был математическим… 
– Надо же, какая память! – утирая выступившие от смеха слезы, перебила Кожухова, – я вот ничего уже не помню из того, что изучала в школе.
– Это потому, что у тебя выше тройки оценки и не было, – заметила Таня.
– Воронцова, а ты хоть знаешь, с кем разговариваешь? – спросила вдруг Женя. Ее вопрос опять вызвал взрыв хохота, уже у всех трех спутниц.
«Ага, а сейчас мне объяснят, кто есть кто и где чье место, если, конечно, это не очередная шутка», – Лера улыбнулась, давая понять, что оценила высоты Жениного юмора. Но от нее продолжали ожидать ответ.
– Ты меня помнишь? – глядя прямо в глаза, спросила Милена.
– Конечно.
- А их помнишь?
– Кто мы? – Таня едва сдерживалась.
– Вы… - Лера хотела было ответить, но вдруг поняла, что понятия не имеет, кто они на самом деле. Для нее они были одногруппницами и этого знания ей вполне хватало. Откуда-то из глубины  сознания начали всплывать образы ее матери, потом города, в котором она жила, мест, где бывала, знакомых. Она не помнила своего отношения к ним, скорее, они вставали в памяти, как факты биографии. Девочек среди них не было. Как и знания о том, как она попала в Академию.
– Ты же сказала, что помнишь нас, – заметила Милена, – ты обманываешь?
– Ты лгунья, да? – ехидно спросила Женя. – Девочки, она врет нам в лицо!
– Да не вру я, – возразила Лера. – Может, мы и встречались раньше, до Академии, я не помню. 
– Какая ты невоспитанная, – Кожухова едва могла говорить из-за смеха, – ты забыла нас, своих лучших подруг! А мы думали, что ты будешь рада нас видеть.
Снаружи к повозке приблизилась Вика, но Милена махнула ей рукой:
– Уйди.
Вика тут же отстала. Лера повернулась к окну, делая вид, что интересуется местными полями. Милена с молчаливой улыбкой наблюдала за ее лицом. Девушка ощущала взгляд волшебницы, но заставляла себя делать вид, что его не замечает.
– Смотрите, она обиделась! – весело воскликнула Женя. – Это мы должны обижаться! Ты хоть знаешь, что ты тут делаешь?
Лера решила не отвечать.
– Милена, она нам в группе не нужна, никто не станет с ней общаться, раз она так быстро забывает друзей. 
Ощущение беспомощности и отчаяния заставило Леру прикрыть глаза. Она поняла, что вот-вот расплачется. Девушки, вероятно, заметили это и опять засмеялись.
– Здесь нет мамочки, никто не будет вытирать тебе сопли, – ехидно заметила Женя.
– Все, хватит, уймитесь, – вдруг оборвала Кожухову Милена и обратилась к Лере: – Не обращай внимания, они шутят. Вы ведь шутите? – с нажимом спросила она у Жени.
– Да, шутим, не обижайся,  – согласилась Таня, – мы все в первое время здесь были не в своей тарелке.
– Женя? – повторила инструктор.
– Да, я тоже помню, когда в самом начале не сразу привыкала к местным шуткам. Однажды…
– В другой раз расскажешь, – прервала ее Милена.
Все замолчали. Потом девушки заговорили о своих делах. Милена жестом велела Жене пересесть, и придвинулась к Лере: 
– Спасибо за куртку, моя еще влажная.
Лера кивнула.
– Мы с тобой нигде не встречались до Академии. Память иногда играет с нами странные шутки: мы можем помнить то, что еще только будет или тех, с кем еще не встречались. Со временем ты поймешь. Пока что для нас есть только здесь. – Милена говорила вполголоса, так, чтоб ее не слышали остальные. – Запомни: когда ты будешь в Киеве, постарайся вспомнить о нас. Помни о нас так же, как помнишь  свои действия в прошедшую минуту.  А я постараюсь сделать так, чтоб ты запомнила. 
Инструктор протянула  куртку:
– Мы уже подъезжаем, иди к остальным.
Обрадованная разрешением покинуть веселую компанию, Лера вернулась к телеге. Валентин все еще ехал на верху стога, с ним сидели Тарас с Костей. Вика шла рядом.
– Ну, что она хотела? – поинтересовалась девушка.
– Вы смеялись так громко, что было слышно здесь, – свесился Валик.
– Милена спрашивала, помню ли я их, – тихо, чтоб не услышали остальные, сказала она Вике. Вика изумленно уставилась на нее:
– Она что, считает, что у тебя не все дома? Или решила пошутить?
Лера промолчала, решив, что не стоит разочаровывать девушку, объясняя, что с памятью у нее действительно не все в порядке. 
 Лес кончился, вдали показались ворота Академии. 
– Девушки свободны, ребята – на разгрузку! – раздался крик кого-то из инструкторов, означающий окончание похода. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться