Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 10. Трудовые будни

 Академия, будучи автономной единицей, находилась на  самообеспечении.  В ее распоряжении имелось много реальностей, снабжавших обитателей учебного городка всем необходимым. Основной же рабочей силой оставались студенты, периодически трудящиеся на благо себя и общества на обширных академических нивах. Этот труд, облагораживающий учеников, облагораживал и их материальное состояние, исчисляемое в трудоднях и условных единицах, коей на магических землях Ордена считался один объем энергии. Кто, когда и где определил, сколько занимает и как вообще измеряется этот объем – с давних пор для всех оставалось тайной, но это не мешало магам определять количество энергообъемов, затраченных или полученных в результате трудовой деятельности. Исключение составляли плановые уборки территории, отработки за несданные зачеты, и прочие нарушения правил – в этих случаях ученики трудились сугубо ради осмысления своего не очень сознательного поведения. При отсутствии или, упаси Боже, отрицательном балансе «энергетического счета» ученика не допускали к занятиям, отправляя его на добровольно-принудительное исправление своего положения в одну из сельскохозяйственных или промышленных реальностей. 
 
 Огородная пора, благодаря климатическим условиям в реальностях Академии была круглогодичной. Как и рост сорняков, на неравную борьбу с которыми в качестве недельных трудовых каникул отправляли по очереди учеников первых двух курсов. Лера стояла по колено во влажной от росы траве и изучала утопающий в зелени бревенчатый домик, в котором ей предстояло жить следующие несколько дней. Некрашеные бревна посерели от дождей и служили приютом мхам и многочисленным колониям насекомых; тусклые небольшие окошки вряд ли могли быть источником дневного света, а низкая крыша из неопределенного материала походила скорее на нахлобученную шапку, чем на защиту от ветров и дождей. 
«Водопровод, конечно там не предусмотрен, как и канализация. Интересно, внутри так же сыро, как выглядит снаружи? Похоже, что так же», – заключила Лера, проводив взглядом упитанную мокрицу, упрямо протискивающуюся в щель между бревнами. 
– Решила помедитировать? Ваша смена, между прочим, уже началась, - голос инструктора вырвал девушку из размышлений и заставил от неожиданности подпрыгнуть. – Для тех, кто не соизволил почтить своим присутствием сбор группы, повторю: ваш рабочий участок сразу за домом. Туалет, – Милена махнула рукой в сторону буйных кустов, – там, – но, увидев Лерино выражение, для надежности решила уточнить – найдешь тропинку, не заблудишься. 
 – Ага, – с облегчением кивнула Воронцова.
– В домике разрешается оставаться только дежурному, то есть дежурной. Она приносит воду из колодца, готовит еду и убирает. Остальные работают на участках. Отбой в двадцать два, электричество будет отключаться. Возникнут вопросы – спросишь у девчат. Через неделю я за вами приду, каникулы закончатся, так что отдыхай. Думаю, тебе здесь понравится.
Волшебница кивнула на прощанье и скрылась за деревьями.
«По-видимому, отдыхом здесь принято считать здоровый физический труд в почти первобытных условиях», – фыркнула про себя Лера и вошла в домик. Когда глаза привыкли к сумраку, а нос к стойкой смеси запаха сырости и горелой каши, она осмотрелась. Дом состоял из двух комнат: сеней (они же служили кухней, главным атрибутом которой было нечто, похожее на керогаз) и спальни. В комнате, за дверями притаился шкаф, а вдоль стен стояли раскладные койки. На одной из них сидела Таня. 
– Входи, – помахала она рукой, – я тут дежурю сегодня. Вещи вон в шкаф кинь, а кровать твою соберем вместе, одной тяжело.
Лера сбросила с плеча рюкзак.
– А где все?
– На огороде, они с ребятами участок делят, второй час уже. – Таня вытащила из огромного сундука, который Лера не сразу заметила, постель. – Держи.
– Что это за место?
– Что-то вроде трудового лагеря. Неделя каторжного труда на огороде и отдыха от инструкторов. Впрочем, если наша часть будет поменьше, то не такого каторжного. Располагайся.
Девушки вместе установили кровать, после чего Таня водрузила на огонь большую кастрюлю с водой:
– Буду обед варить. Сойдет и каша, – добавила она, засыпая крупу.
 Вскоре вернулись с огорода остальные. Они были одеты совсем по пляжному. 
– Соседи справа сегодня пироги пекут, я к ним пойду на ужин, – сообщила Женя.
– Что с огородом? – поинтересовалась Таня.
–Почти поровну. Они на речку пошли, может и нам сходить?
– Я кашу варю, не могу.
– Ну, тогда я пойду.  – Женя отыскала в куче тряпья на одной из кроватей, полотенце и вопросительно посмотрела на Вику с Лерой: – Идете?
От одной мысли о купании живот Леры свела судорога.
– Не, – поспешно замотала она головой.
Вика плюхнулась на соседнюю койку:
– И я нет. С самого утра вкалывали, вся спина болит.
– Так утро еще не прошло, – осторожно заметила Лера.
 – А ты попробуй им объясни, что мы – слабый пол и наша часть огорода должна быть меньше по определению. Пока до них дойдет – вечность пройдет. После обеда сидели в домике и болтали. Вечером, когда стемнело, вернулась Женя и принесла немного пирожков. 
 
 Утром Леру разбудило пение птиц. Девушки тоже проснулись и одевались, сидя на койках. Последним проснулся будильник, напомнивший всем об утреннем сборе на реке. Речка, тихая спокойная Весёнка, на которой располагалось большинство огородных угодий Академии, была в пяти минутах ходьбы. Среди осоки, росшей вдоль берегов, то тут, то там виднелись мостки. 
– Учти, здесь глубоко, – предупредила Вика.
На мостках, прилегающих к участку их группы, уже собрались ребята. Валентин с Костей плавали, а Тарас, зябко ежась, пробовал воду пальцем ноги.
– С добрым утром! – подкравшись сзади, Таня столкнула Тарика в воду.
– Привет! – Валентин вылез на небольшую деревянную площадку, не забыв при этом обрызгать окружающих.
– Ай, холодно же! – Возмутилась Женя.
На другом берегу появился инструктор, походивший на физрука в одежде дачника:
– На перекличку становись!
На соседних мостках строились ребята из других групп. Инструктор громко выкрикивал имена из списка, и со всех сторон ему отвечали студенты. Тарас стоял, покрывшись мелкими пупырышками, и клацал зубами.  Улучив момент, он столкнул в воду Таню. Инструктор как раз выкрикнул ее имя.
– Она есть, она на дне, – отозвалась за нее Женя.
– Ну, раз вам так не терпится купаться, то начнем. Сегодня у нас забег по воде, потом вольное купание. Готовы? На старт!
– По воде? Вы бегаете по воде? – Лера изумленно оглядывалась на одногруппников.
– Теоретически предполагается, что к этому времени мы это уже умеем, – философски изрек Валик.
– Что ты паришься, прыгай и плыви, до финиша все равно никто ни разу не добежал, – посоветовал Костя уже в разбеге.
Лера смотрела, как по свистку ученики кинулись бежать. Некоторым удалось пробежать шагов пять, после чего остаток дистанции эти редкие счастливцы преодолевали вплавь.
– А ты чего стоишь? – крикнул ей инструктор.
– Я не умею так.
– Чего тут уметь? Разогналась – и вперед!
Последовав его совету, Лера разогналась и с головой ушла под воду. Вода оказалась чистой и прохладной. У дна можно было различить снующие стайки рыбешек. Инструктор, дождавшись, когда Воронцова вынырнет, махнул ей рукой догонять и пошел вдоль берега. Она поплыла. Ученики уже тоже купались. Из прибрежных кустов медленно выплыла лодка. В ней была женщина инструктор, но не Милена.
– Отстала? – заметив ученицу, она направила лодку к ней. – Бревна на мостках скользкие, осторожно, когда вылезать будешь. Или цепляйся, подвезу.
– Спасибо. – Лера так и сделала. Тихие равномерные всплески от весла и тепло солнечных лучей расслабляли. Она смотрела на проплывающее над ней голубое небо, и ей самой хотелось вот так плыть и плыть. Но лодка зашуршала днищем о песок и путешествие по реке закончилось.
 
 После завтрака из каши, сваренной Женей, собрались на огороде. Участок, выделенный их группе, с двух сторон был окружен деревьями, а еще с двух  – земляным валом, поросшим сорной травой,  и двумя домиками, в которых и разместились ученики. Ребята уже копались на своей части огорода: надо было прополоть его от сорняков и взрыхлить землю, утрамбованную дождями. За деревьями начинался участок соседней группы, куда, сославшись на суперсрочное дело, ушли поболтать Вика с Таней. 
– Если ты будешь работать, пока они гуляют, то тебе придется делать всё одной, – Валентин перебрался поближе к Лере и сел на земляной вал. – Мне здесь не очень нравится, скучно.
– Оставался бы в школе, – предложила Лера.
– Милена не разрешила. Не хочет из-за одного меня там сидеть. Остальным-то здесь нравится. 
Девушки возвращаться не спешили. Сварив очередную кашу, Кожухова присоединилась к ним и они куда-то ушли. Валик проводил их взглядом:
– В прошлый раз было так же: мы работаем, они гуляют. Потом приходит Милена и ругает нас за то, что мы мало сделали. 
– Так у каждого же своя часть работы.
– Нет, мы поделили только в этот раз, чтоб девчонки совсем не наглели, а сдать надо весь участок, от группы. Наши соседи дискотеку устраивают, там все собираются, слышала?
– Почему же ты не идешь? – поинтересовалась Лера.
– Не хочу. Милена в любой момент наведаться может с проверкой. Увидит, что не на рабочем месте и тю-тю мои честно заработанные денежки. Я лучше тут посижу. Ты видела, Женя куртки взяла – точно до утра не вернутся.
– Почему ты так думаешь?
– Так куртки только ночью нужны – от комаров спасаться.
Несмотря на растущие кучи выполотых сорняков, работа продвигалась медленно. Таня с Женей ночевать не пришли, зато вернулась Вика. У нее было хорошее настроение:
– Там костер разожгли, картошку пекут. Хочешь пойти? 
– Не, – Лера отложила забытую кем-то много лет назад и недоеденную мышами книжку. – А ты чего вернулась?
– Боюсь проверки. По правилам, к отбою все должны быть у себя. 
 
 На следующий день Лера осталась дежурить. Она подмела пол и, произведя ревизию всех припасов, сварила суп. Издали она видела, как девушки болтали, сидя на валу. Ребята копались на своем участке. Здесь, в самой гуще зелени и вдали от группы, день тянулся бесконечно долго. Вечером Таня с Женей опять ушли. Вика лежала, жалуясь на недомогание. Лера вышла подышать воздухом. Она бродила по участку и наблюдала, как Валентин стаскивал кучи сорняков в одну. Стемнело. Лера собралась возвращаться, но краем глаза заметила высокий темный силуэт. Она присмотрелась, но кроме контуров ничего различить не смогла. Но, стоило ей сделать шаг на встречу, фигура исчезла, растаяв в темноте.
Вика лежала и читала. 
– Я  видела какую-то черную фигуру у деревьев, стояла долго, выглядела как тень, – сообщила Лера.
– Ты что? – Вика поднялась. – А кто это был?
– Не знаю.
– Я закрою лучше дверь. Мальчиков нет, все ушли.
– Валентин здесь, его я тоже видела.
– Валентин не мужик. – Валерьянова закрыла на засов дверь и форточку. Начался дождь и лил до рассвета. 
 
 Вика, такая же хмурая, как и наступившее утро, осталась дежурить, остальные еще не вернулись, поэтому на участок вышли только Валентин и Лера.
– У вас все позарастало, – Валик кивнул в сторону женской половины огорода. 
– Я не успеваю все делать, – Лера принялась за работу.
Участок ребят был в идеальном порядке. Коваленко посмотрел в сторону домиков и принялся помогать Лере. Вспомнив о ночном видении, Лера подошла к тому месту, где стояла темная фигура. Несмотря на то, что почва была мокрой, следов не осталось.
– Что ты там ищешь? 
– Здесь кто-то стоял ночью, черный такой, а следов нет, хоть земля и мягкая.
– Значит привидение, мало ли что здесь водится, – заключил Валик.
К обеду Лера вернулась в домик и застала там девушек: они молча сидели на своих кроватях. 
– Привет, – Лера сняла сандалии с налипшей на них землей и прошла в комнату. Таня кивнула, а Женя не ответила. Глаза у нее были покрасневшими.
– Что случилось? 
– Милена приходила, – вместо Жени ответила Вика, – сразу, как ты ушла. Она здесь час просидела, ждала, когда все соберутся, не дождалась, потом сказала, что им и еще Тарасу с Костей трудодни не засчитываются и ушла. 
–  Вся неделя коту под хвост, – Таня махнула рукой и улеглась на кровати.
– Я так на эти дни рассчитывала, – Женя вздохнула, – и чего она приперлась? Соскучилась что ли?
– Ну да, если бы она не пришла, все было бы нормально, а так им теперь отрабатывать придется. Кстати, тебе посылка. – Вика кивнула в сторону Лериной койки, рядом с которой лежали полиэтиленовый пакет и аккуратный сверток.
– Мне? – Лера переводила удивленный взгляд то на девушек, то на пакеты. – От кого? А откуда ты знаешь, что это мне, здесь же не написано?
– Милена сказала. Она с этим пришла и велела передать тебе.
Таня привстала на кровати:
– Ну, открывай же скорее. В кульке одежда, я видела. А там что?
Лера заглянула в пакет: в нем лежала аккуратно сложенная смена верхней одежды и белья, что было очень кстати, потому что из-за дождя все ходили во влажной, перепачканной землей одежде, на которую цеплялись семена трав. В свертке оказались шоколадные конфеты и печенье.
– Ого! – Таня вскочила и, оглядев содержимое коробки, присвистнула.
– От кого это? – повторила Лерин вопрос уже Вика.
– Я не знаю, – Лера была в недоумении.
– От мамочки, – съехидничала Женя.
– Пойду ставить чайник, – подвела итог беседе Таня, и, схватив ведро, выбежала из домика.
Через несколько минут в дверь постучали, и вошел Валентин:
– Можно?
– Ты что, не видишь, что я здесь голая? – заорала на него Женя.
– Что я, тебя голой не видел? Я слышал, вам посылочка пришла. Дайте конфет, а?
Его просьба вызвала всеобщий смех. На ужин в домике собралась уже вся группа.
На следующий день вышли на огород все вместе. Днем заглянули соседи и сообщили, что завтра смена закончится, поэтому в течение дня нужно полностью помыть за собой домики, включая окна.
– А еще сделать в них ремонт, – пробурчал Валик, – как же про это они забыли?
В домике царил полный беспорядок, поэтому с уборкой справились только к вечеру. Грязную одежду, разбросанную по всем углам, запихнули в пакеты и спрятали в шкафу. Утром появилась Милена. Она придирчиво оглядела дом и, обнаружив под кроватью комья земли и забытую кем-то футболку, велела переделать уборку уже под ее руководством. 
– Днем я вас заберу, – сообщила инструктор, – участок мы сдаем завтра и у вас еще есть время завершить работу, если, конечно, вы не хотите отрабатывать заново.
Женя согласно закивала. Девочки почти сразу же ушли на огород.
– Спасибо, за посылку. А от кого она? – решила поинтересоваться Лера. Милена не ответила. Она уже собиралась уходить, когда Лера вспомнила о еще об одном, интересующем ее вопросе:
- Здесь есть привидения?
Инструктор метнула на нее настороженный взгляд, но с ответом не спешила. Лера ждала.
– Можно увидеть все, что угодно, но на самом деле здесь нет ничего, – Милена обвела все странным взглядом, и, уже выходя, добавила – ничего, что бы стоило внимания. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться