Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 11. Искажения пространства

 Первую лекцию отменили, и группа устроилась на лавке на одной из аллеек парка, ведущей к главному корпусу. День обещал быть жарким, но здесь, под сенью широких кленовых листьев, царила прохлада. 
– Я слышал, что во втором корпусе что-то случилось, поэтому все занятия там отменили, – сказал Тарик.
– Его закрыли, но инструктора ничего не говорят, – добавил Костя.
– Туда ребята ходили, так что ничего не закрыли, я сам видел, – возразил Валик.
– Там точно что-то произошло, – Тарас отрицательно мотнул головой.
– Ремонт там, вот и все.
– Пойдемте, посмотрим, – предложила вдруг Женя, поднимаясь, – все ходили, и ничего ни с кем не случилось, если что – скажем, что на лекцию.
– А что там может быть? – спросила Лера.
– Да ничего, перенесли занятия в другой корпус, вот и все, – ответила Вика, которой идеи «куда-нибудь сходить посмотреть» никогда не нравились.
– Говорят, что случилось, но что – не знаю. Милена велела туда не ходить, – вмешался Валик.
– Тогда зачем мы идем? – удивилась Воронцова.
– Если там ремонт – то вернемся, а если что-то магическое, то тебе что, не интересно посмотреть? Мы же на улице постоим, – ответил Валик.
 
 Перспектива увидеть что-нибудь магическое звучала одинаково заманчиво для всех первокурсников, которых усердно обучали теоретическим основам, физической подготовке и дисциплине, деликатно обходя вопросы магическо-мистического характера. Они подошли к невысокому кирпичному зданию, утопающему в зелени и остановились напротив входа. Ничего необычного, к некоторому разочарованию учеников, рядом с корпусом не наблюдалось.
– Ну и что? – спросила Вика.
– Ничего интересного, – разочарованно протянула Женя.
Дверь корпуса открылась и из нее вышли две студентки.
– Эй, вы что там делали? – крикнул им Костя.
– Не твое дело, – беззлобно отозвалась одна.
– Я их знаю, – Женя кинулась их догонять.
– Я хочу в туалет, – заявила вдруг Вика, – скоро лекция, из-за вас теперь не успею.
– Так пошли, – предложила Таня.
– Вы что? Милена велела не приближаться к корпусу, – возразил Тарас.
– А кто ей расскажет? Может ты? – Кузнецова в упор посмотрела на одногруппника.
– Девчонки, вон, там были и ничего, – добавила Вика.
– Мы не пойдем, – Костя упрямо покачал головой.
– Вас и не приглашали, – Таня пошла к двери.
– Я с вами, – решил Валик и двинулся за девушками.
– В туалет? – усмехнулась Лера.
– Зачем же в туалет? Просто посмотрю, что там такое.
Лера оглянулась: Тарик с Костей уже скрылись за зеленой изгородью, окружавшей здание.
 
 Узкая деревянная дверь с окошечком, защищенным ажурной решеткой, была не заперта. Ученики заглянули внутрь: сразу за дверью начинался длинный коридор, в конце которого виднелась лестница. Ничего особенного замечено не было. Таня первой перешагнула порог и направилась в туалет, находившийся неподалеку. Остальные последовали за ней. Последним, звучно хлопнув дверью, зашел Валентин. Раздался тихий щелчок – дверь захлопнулась. 
– Черт, – Валик навалился на нее, пытаясь открыть. 
– Молодец, Коваленко, – похвалила его Таня.
Лера огляделась. Занятия в этом корпусе проводились нечасто. Это была одна из самых старых построек учебного городка, в которой размещались кабинеты для лабораторных работ и небольшие лекционные аудитории. Сейчас здесь было тихо и их голоса эхом отзывались по помещениям. 
– Кто же знал, что она захлопнется, – Валентин с досадой пнул дверь, но она не поддалась. 
– Снаружи ее можно отрыть, там ключ в замке, – посоветовала Вика.
– Стекло придется разбить, потом еще отвечать за него, – хмуро ответил Валик, – кто-нибудь знает, сколько такое стекло будет стоить?
Никто не знал: девушки пожали плечами. 
– Может лучше подождать, пока кто-нибудь придет? – предложил Коваленко.
– И пропустить занятия? Нет уж, ты захлопнул – ты и открывай. Может никто и не узнает, что это ты разбил стекло. А я пока в туалет схожу, – распорядилась Таня.
Туалетная комната, как и в остальных учебных корпусах, была отделана мрамором. Лера, шедшая следом за Кузнецовой, поскользнулась: на полу стояли лужицы, в которые собиралась вытекающая из унитазов и раковин вода.
– Фу, ну и гадость, – Таня шла вдоль кабинок, заглядывая в каждую. 
– Водопровод прорвало, наверное, поэтому занятия отменили, – предположила Лера.
– Эй, смотрите, что это? – крикнула Вика, которая продолжала стоять в коридоре. Все, включая Валентина, повернулись в ее сторону. 
Пространство в конце коридора медленно изменялось: оно напоминало подвижную водную поверхность, которая перетекала, меняя свои очертания. 
– Что это? – Таня застыла, не отрывая взгляда от пространственного искажения.
– То, из-за чего сюда запретили приходить. Вот это да! Я такого не видел, - выдохнул Валентин.
– Оно движется, – осторожно заметила Лера.
– Оно растет, – добавила Таня. – Надо сматываться.
Валентин принялся оглядываться в поисках того, чем можно было бы разбить стекло.
– Скорее же, бей! – голос Тани сорвался на крик.
Дыры в пространстве образовывались прямо на глазах. Вместо привычных стен появлялись разводы, словно они были нарисованными и кто-то стирал их огромным ластиком, а сквозь них проглядывали другие помещения.
– Да не смотри ты туда, – посоветовала Таня Вике.
Валентин продолжал возиться с дверью. Оттолкнув его, Кузнецова ударила по стеклу ногой: стекло треснуло, посыпались осколки.
– Быстрее, открывай, – торопила она Валика, который непрерывно оглядывался на искажения и никак не мог трясущимися руками вынуть куски стекла. 
 Размытые пятна мигрировали, втягивая в себя все большие участки стен и пола. Вика, стоявшая к ним ближе всех, и заворожено следившая за искажениями, попятилась, но споткнулась о складку ковра, и, потеряв равновесие, упала в образовавшуюся дыру. Падая, она дико закричала. Теперь испугалась и Лера. Страх прокатился по телу холодной волной, сковывая движения ног и мыслей, поэтому четкому голосу, раздавшемуся у нее в голове, удивиться не сумела. 
«Где ты?» – спросил голос.
«В старом корпусе. Здесь какие-то дыры. Вика провалилась в одну из них», – ответила Лера голосу.
«Понятно. Держись подальше от них и выходи». – «У нас дверь захлопнулась».
Опять раздался крик Вики. Он доносился откуда-то снизу. Валентин вжался в стенку у двери, и, вместо того, чтоб пытаться ее открыть, неотрывно следил за изменениями пространства. Таня, наоборот, изо всех сил пыталась дотянуться до замка снаружи. Дыры продолжали медленно мигрировать, кое-где появились новые. Вернулась Женя. Увидев, сквозь выбитое окошко творящееся внутри, вместо того, чтоб повернуть в замочной скважине ключ, крикнула:
– Я позову на помощь.
Но звать ей никого не пришлось: следом за ней быстрым шагом к корпусу уже шел Снегов. Заметив его, Таня скисла:
– Теперь проблем не оберешься, лучше бы кто-то из магов, с ними хоть договориться можно.
– Да, теперь начнется, – поддакнул Валик. 
Измененный подошел к двери. На Леру накатила еще одна волна страха и, подчиняясь ей, она отступила в туалетную комнату. Таня, видимо, так же ощутила страх, который заставил ее согнуться пополам. Щелкнул замок и дверь распахнулась.
- Живо выходите, – выпустив учеников, Измененный вошел внутрь. Лера слышала его шаги, гулко разносившиеся по коридору. Через несколько мгновений в дверном проеме показалась его высокая фигура:
– Что ты здесь делаешь?
– Мы пошли посмотреть, потом зашли в туалет.
– А тебе зачем туалет? – сделав ударение на слове «тебе», поинтересовался он.
– Ну… хотела, - Лера ощутила неловкость.
– Ты спишь, помнишь? Во сне нет потребностей, пока сам их себе не создашь. – Измененный говорил строго, но в его глазах играла улыбка. – Конечно, ты можешь сделать эту реальность для себя более привычной, но за это придется заплатить высокую цену.
– Какую?
– Обычность. Твой мир для тебя обычен, потому что с рождением мы принимаем условия той реальности, в которой рождаемся. Проявленные реальности – как новые комнаты в доме, закрытые до момента, или как новые страны, которые ты можешь для себя открыть и посещать. В них нет привычных для тебя условий, иначе они не были бы другими, но, если ты будешь переносить в них свои привычки, желания, воспоминания – ты сделаешь их для себя такими же обычными, и перестанешь замечать разнообразие мира. А вместе с этим лишишься и возможностей, которые новые реальности для тебя открывают.
Лера задумалась: она поняла, что за все время, проведенное в Академии, не чувствовала голода и забывала иногда зайти в столовую, но все остальные ощущения были при ней. 
– Сказки часто хранят в себе скрытую мудрость, – Измененный посторонился, пропуская медленно ползущую дыру в пространстве, – недаром, путнику, идущему в другой мир, наказывают, ничего там не есть, не пить и не разговаривать ни с кем, а уходить – не оглядываясь, без привязанностей то есть. Слыхала о таком?
Девушка кивнула, неотрывно следя за пространственным искажением.
– Как ты узнал, что мы здесь?
– Услышал. Телепатия.
– Вика туда упала, она погибла?
– Нет. Произошел какой-то сбой в этом пространстве, что-то мешает воспринимать его четко. Ничего с ней не случилось, сидит где-нибудь здесь, но из-за искажения восприятия мы не можем видеть друг друга. Самой ей, конечно, не выбраться, но и вреда не будет, только страху натерпится.
– Ты ее вытащишь? – с надеждой спросила Лера.
– Нет, пусть сидит. Мы ее потом найдем. А ей урок будет. В следующий раз хорошо подумает, прежде чем нарушать запрет. Пойдем, глянем.
Александр прошелся по коридору мимо искаженных участков. 
– Ладно, сейчас все равно ничего не сделать, – махнул он рукой.
Они вышли из корпуса и Учитель запер дверь, но не на замок, а произнеся какие-то слова, но как Лера не вслушивалась, разобрать их не смогла.
– Что за халатность! Еще бы приглашения разослали, знают же, что для студентов нарушать запреты – дело чести, – Учитель хмыкнул.
– А как ее вытащить? – еще раз спросила Лера, которой было жалко Вику. 
– Геройствовать здесь не зачем, – предупредил Измененный. – Одному идти, даже будучи обученным магом – попасть в такую же ловушку. У нас есть люди, которые занимаются подобными ситуациями. Схожу за ними. Когда что-то воздействует на восприятие, всегда должен быть кто-то, кто подстрахует, но не ученик-первокурсник, – Учитель кивнул в сторону зарослей, за которыми виднелась белобрысая макушка Валентина, и крикнул – Ты услышал?
– Услышал, – Валик высунулся из-за кустов, – а со стеклом как же быть?
– Быстрее разбивать надо было.
Снегов быстро зашагал прочь, оставив Валентина с Лерой провожать его взглядом: ее – влюбленным, а Валика – восхищенным.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться