Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 12. Неожиданная способность

 Вопреки ожиданиям, за незаконную экскурсию в старый корпус, никого не наказали. Вика вернулась к вечеру, тихо легла спать, а утром ушла раньше всех. Занятий в этот день не было: его отвели на уборку учебного городка и подготовку к письменным тестам. Особо не торопясь (теплая солнечная погода в реальности мало когда располагала к желанию потрудиться), Лера зашла в столовую: здесь у нее было более важное дело, чем мытье полов. Сосредоточившись на меню, она пыталась определить, чего ей хочется больше:  овсянки и блинчиков, или молочной рисовой каши с теми же блинчиками. Или только блинчиков. Не хотелось ничего. Овсянка, блинчики и рисовая каша стояли перед ней, но при попытке сделать глоток,  безвкусным глиняным комком застревали в горле. Единственным, чего действительно хотелось – был чай. Решив повторить эксперимент позже, и выяснить, есть ли у «проявленных» гастрономические предпочтения, Воронцова отправилась искать одногруппников. Их она нашла в старом корпусе, который уже был открыт и, по-видимому, не опасен. Сейчас из него доносились голоса: несколько магов ремонтировали трубы. Они громко перекрикивались, ругая пыль и завалы всякого хлама, невесть откуда взявшегося за ночь, и мешавшего ходить. Немного понаблюдав за их работой, девушка пошла по темному коридору. Некоторые двери были открыты и за ними виднелись следы погрома: сдвинутые столы, кучи старых свитков, рулонов, опрокинутых стульев и остатков лабораторной посуды.
 «Не удивлюсь, если здесь еще и крысы со вчерашнего дня поселились», – подумала Лера. 
Девчонок она нашла в одной из лекционных аудиторий: они стояли и сидели вокруг стола и что-то обсуждали. Таню, Женю и Вику Лера знала, но кроме них здесь были еще и девочки из другой группы. Таня увидела Леру первой:
– О, привет, проходи.
Остальные тут же повернулись в ее сторону. Кто-то кивнул, кто-то поздоровался. Удивленная таким вниманием, Лера не сразу заметила инструктора, сидевшую за столом. Милена подняла на опоздавшую глаза и, ничего не сказав, вернулась к прерванной беседе. 
«Фух, кажется пронесло», – обрадованная, что беспричинная задержка сошла ей с рук, Лера встала рядом с Викой.
– Нам предстоит несколько дней копаться в этой грязи, представляешь? А еще и плакат рисовать на конкурс, – тихо шепнула Вика.
Милена резко подняла голову и в упор посмотрела на девушку:
– Если кому-то хочется поговорить, пусть выйдет из кабинета.
Поскольку разговаривать никому не захотелось, все остались на своих местах. Волшебница продолжила:
– Если кого-то озарили умные мысли, Виктория, пусть поделится с остальными.
Девушка тут же опустила глаза. Лера поняла, что инструктор не в духе и решила держаться от нее подальше. Милена перевела взгляд на Леру, собираясь что-то сказать, но ее опередила Таня:
– А что, пусть нам поможет, здесь столько работы, что и за месяц не справиться. 
– Точно, пусть поможет, – согласно кивнула и Женя.
Лера выжидающе смотрела на инструктора, параллельно размышляя о том, что она сделала такого, за что ее, кажется, собираются выгонять. Но Милена, подумав, кивнула:
– Будете отвлекаться – отправлю на отработку. А теперь продолжим. Уберете все эти плакаты и свитки, упакуете так, чтоб удобно было вынести. Вытрите пыль, вымоете полы. Вечером ребята разберутся с мебелью. И подумайте, что вы будете рисовать для конкурса.
– Можно составить что-нибудь наподобие стенгазеты, – предложила Таня. 
– Нет, нужен рисунок.
– Тогда что-то попроще, чтоб просто засчитали, что мы его подали, – заявила Женя.
– Да, все равно не победим, лучше к зачетам подготовимся.
Волшебница неодобрительно покачала головой:
– С таким отношением у вас работу не примут. Надо постараться. 
– А почему ребята ничего не делают? – возмутилась Кожухова. 
Девушки из другой группы что-то тихо обсуждали.
– Они заняты, а вечером им еще столы двигать. И пожалуйста, не рисуйте цветы, придумайте что-нибудь поинтереснее.
– Да кому все эти плакаты нужны, Милена? – Таня подняла с пола старый рулон, развернула его, – Вот, очередной плакат, третье место за тысяча девятьсот девяносто четвертый год. Что в нем толку?
– Конкурс обязательный, – напомнила инструктор, – вы должны развивать в себе и творческую часть.
– А что, это идея, давай поищем что-то и перерисуем, – Женя принялась копаться среди рулонов.
Милена помолчала, наблюдая за ней, потом поднялась, собираясь уходить. Уже на пороге она сказала:
– Не забудьте, что завтра письменный тест. Чтоб вам веселее было заниматься уборкой, скажу один секрет: где-то на этаже, среди свитков есть свиток с ответами заданиям. Если вы его отыщите, сможете лучше подготовиться.
– Милена! Тут их тысячи! – крикнула Таня.
– Вы узнаете нужный, на нем стоит дата, – улыбнулась инструктор. – Но, при попытке вынести его, ответы исчезнут. Так что выучить их все же придется.
– Ты не можешь бросить нас в таком положении! – Женя вскочила, – Нам еще плакат рисовать!
– Удачи! – Милена вышла. Вика, сидевшая все это время не шевелясь, вздохнула с облегчением:
– Слава богу!
Девушки из другой группы тоже собрались уходить:
– Мы начнем с того конца коридора. Еще этот дурацкий конкурс придумали. 
– Перерисуем с этого, ему больше десяти лет, – Женя расстелила на столе какой-то свиток.
– Я рисовать не буду, не умею, – Вика пнула груду рулонов, и они раскатились в разные стороны. Она тут же принялась их собирать.
– Мне одной, что ли надо? – Кожухова с возмущением воззрилась на Вику, но, не дождавшись ответа, принялась что-то рисовать.
Лера подошла к Валерьяновой:
– Ты как?
– А как мне быть? Думала, что сойду там с ума. Потом пришли Измененные, плохо помню, темно было. 
– Что там было?
– Не знаю, ничего не было – ни пола, ни стен, все плыло, переливалось, от этого тошнило, я закрыла глаза и так сидела. Милена с ними была, видишь, какая она злая сегодня. Ей вчера здорово влетело, говорили, что в ближайшие дни не собирались корпусом заниматься и если бы их не позвали, я могла бы там надолго остаться и тронуться. 
– Ну, мы же не знали, что так будет, – Лера вздохнула.
Уборка продвигалась медленно: каждый свиток осматривался на наличие даты.
– Да она пошутила, наверное, – не выдержала Вика.
– Не пошутила, а отомстила за вчерашнее. А свиток есть, я видела, как она что-то писала на одном из них, но куда его дела, не заметила. – Таня рылась в шкафу, изредка заглядывая через плечо Кожуховой. Глянув в очередной раз, сказала:
– Лучше вообще ничего не подавать.
– Так и рисуй сама, – огрызнулась Женя.
– Да ну их, пусть идут со своими плакатами, – Таня уселась рядом с подругой. – А вдруг они узнают, что мы перерисовали?
– Они и не глянут на него, – Женя продолжала чертить карандашом, стирать и снова что-то чертить.
Лера помогала Вике собирать и увязывать в стопку проверенные плакаты. Неожиданно вошла инструктор. У нее в руке был свернутый лист. Подойдя к столу, она положила его и тихо сказала:
– Вот ответы, но вы сами их нашли. Из корпуса свиток не выносить. Когда закончите уборку, постарайтесь все запомнить, потом вернете мне.
– Милена, ты – золото! – Женя отбросила карандаш и взяла ценную шпаргалку.
– Я сказала: после работы, – напомнила инструктор. – И еще: если хоть кто-то узнает, что вы видели ответы, задания изменят и будут неприятности. А что у вас с плакатом? Лучше это никому не показывать, – Милена скептически осмотрела Женин рисунок, подумала и, кивнув в сторону Леры, сказала:
– Посадите рисовать Воронцову, хуже не будет.
Лера, переставляющая в углу стулья, похолодела: все взгляды были устремлены на нее. 
– Я не умею, – протест прозвучал не убедительно и Милена, решив не удостаивать ученицу ответом, вышла.
– Да не выделывайся, перерисуй и раскрась, – Таня подтолкнула ее к столу, – видишь же, что у нас полный завал.
– И что я ей сделала? – Лера огорченно посмотрела на Вику. Девушка пожала плечами:
– Да не связывайся ты с ней, говорю же, что она злится.
Перерисовывать Женин рисунок Лера не стала, просто подправила его и раскрасила. Все-таки это были цветы. 
– Это честно? – в класс вбежали две девчонки из другой группы, – Мы убираем, а ответы приносят вам!
– Ну да, это же их инструкторша! – поддержала ее вторая.
– Вы о чем это? – Таня оставила работу и выпрямилась.
– Об ответах, я сама видела, как она к вам заходила!
– Идите отсюда, пока мы вам не помогли.
– Дайте и нам ответы!
– Нет у нас ничего, – отозвалась Женя.
– Это мы сейчас посмотрим, – угрожающе сказала одна из девушек и сделала шаг к столу.
Таня подошла к ведру с водой для мытья пола, взяла его, и, размахнувшись, выплеснула на девушек. Они, охнув, выскочили в коридор, предварительно пообещав, этого так не оставят.
– Ты чего? – удивилась Женя.
– А пусть остынут.
Минуты через две вошла Милена:
– В чем дело?
– Они знают про свиток, – выпалила Женя.
– Разумеется, я при них вам о нем говорила. Что вы себе позволяете? Хотите, чтоб о свитке теперь знали все? 
– Они давно нас доставали, подумаешь, облили водой. Она же еще чистая. – Таня равнодушно пожала плечами. 
Глаза инструктора сверкнули гневом. Вика на всякий случай отступила, а Лера внутренне сжалась, но на Таню и Женю это впечатления не произвело. 
– Да ладно тебе, сами с ними разберемся, – примирительно сказала Женя.
– Преимущества, которые вы можете использовать на тех, кто слабее, но бесполезны по отношению к равным и более сильным – еще не преимущества, девочки. Вы сейчас не только себе проблемы создаете, но и мне. – Милена еще раз сердито оглядела всех и быстро вышла.
– Я думала, она нас убьет, – вздохнула с облегчением Вика.
 Подошло обеденное время. Лера по-прежнему была не голодна и решила остаться.
– А как же ответы? – спохватилась Таня. – Я собиралась переписать их сначала.
– Пусть Лера посторожит, – предложила Женя, – ты только не отдавай его никому.    
Она всунула Лере свиток:
– Ну, покарауль, мы быстро. Если мы не выучим эти ответы, то провалимся. 
– Милена нам этого не простит, – согласно кивнула Вика.
– А если ребята придут, то не говори им ничего, – попросила Таня.
 
 Получив массу инструкций, Лера осталась наедине со свитком. Она развернула его, глянула на написанные от руки рядки и свернула: интереса столь желанные для всех ответы для нее не представляли. 
«И что с ним делать? Если те девушки вернутся раньше, они этот листик просто отнимут», – Лера немного подумала и решила его спрятать. 
В поисках надежного тайника она обвела взглядом кабинет: у одной из стен стоял высоченный шкаф. Над шкафом, почти у самого потолка, виднелась вентиляционная решетка. Она немного отходила от стены, как раз настолько, чтоб туда можно было просунуть руку. Лучшего места она бы и не придумала. Придвинув стол, водрузив на него стул, она вылезла на шкаф и просунула злосчастный свиток за решетку. Лера собралась уже слезть, но в коридоре послышались голоса: девушки из другой группы так и не ушли на обед. Испугавшись, что ее увидят и заставят отдать сокровище, Лера вжалась в стенку. Больше всего ей хотелось стать невидимой, но этого не произошло. Все мысли были только о том, куда же спрятаться. Внезапно она ощутила, что соскальзывает за шкаф. Ее тело, словно превратившись в жидкость, стекало в щель между шкафом и стеной. 
«Ой!» – Лера собралась испугаться еще больше, но потом решила, что так даже лучше. За шкафом было пыльно, вдобавок ей на голову свалился один из рулонов. Она попыталась его стряхнуть, но запуталась в ощущениях своего тела: оно ощущалось, но эти самые ощущения говорили о том, что со стороны Лера напоминает скорее лужу, чем саму себя. 
 
 В кабинет вошли девчонки, которых Таня облила из ведра. Лера слышала, как они переговариваясь, шуршали бумагами, и, не найдя ничего, ушли. Стало тихо. Пришло время подумать, как выбираться из пыльной ловушки. Шкаф сдвинуть не удалось. Дожидаться девочек тоже было бесполезно: подать знак и позвать на помощь она бы не смогла – ни голоса, ни рта, ни даже рук у лужи не было. Все, чем она располагала – это ощущение своего «я» и мысли, которые тут же услужливо напомнили ей, что вот в таких пыльных щелях вполне могут водиться тараканы. Испугавшись еще раз, теперь уже от того, что она обречена провести остаток дня (а то и жизни) в виде «зашкафного» привидения, лишенного даже возможности повыть, Лера более всего на свете захотела вылезти, вновь почувствовать на своей коже тепло солнечного света, и перестать, наконец, даже при отсутствии носа, ощущать тяжелый запах пыли. Ее желание было столь сильным, что в следующий момент она оказалась у окна. Отдышавшись и осмотрев себя на предмет наличия всех частей тела, Лера выбежала в коридор. Когда мысли успокоились, и сердце перестало выскакивать из груди, она поняла, что открыла у себя способность, правда, название которой ей сразу придумать не удалось.
 
 В корпусе стояла тишина: ученики еще не вернулись с обеда, а рабочие уже ушли. В конце коридора виднелся свет, падавший из дверного проема. «Должно быть, там убирались девочки из той группы, интересно, что они нарисовали?» – Лера вошла в открытый класс. Он был значительно просторней и светлее. Здесь царил полный порядок, и никаких гор свитков не было и в помине. Из окна, распахнутого настежь, доносилось пение птиц. Она сделала несколько шагов в его сторону, когда ее окликнули:
– Что ты здесь делаешь?
От неожиданности Лера вздрогнула и обернулась: у доски, висевшей слева от двери, стояла Милена. Ее-то Лера и не заметила из-за раскрытой двери. 
– Почему ты здесь? – волшебница скрестила руки на груди.
«О боже», – мысленно взмолилась Лера, но отступать было поздно и некуда:
– Все ушли на обед, я думала, что здесь никого нет.
Какое-то время Милена смотрела на нее, потом спросила:
– Зачем ты здесь?
– Я случайно зашла, извини, я не знала, что в кабинете кто-то есть. – Лера стала потихоньку отступать к выходу, но инструктор подошла к двери и преградила рукой путь.
– Что тебе здесь нужно? – В голосе волшебницы явно проступило раздражение.
Удивленная такой реакцией, Лера попыталась еще раз объяснить, что ничего ей здесь не нужно, просто не пошла на обед, и случайно зашла сюда. Но Милену такой ответ явно не удовлетворял, о чем свидетельствовали ее сверкавшие глаза. Спасением Леры стал молодой маг-инструктор, зашедший в класс. Он принес две закрытые чашки и протянул одну Милене:
– А вот и я, выбрался, как только смог. Держи.
Она жестом остановила его и опять повернулась к ученице.
«Наверное, это ее парень», – подумала Лера, вспоминая, что видела как-то их с инструктором вместе. 
– Привет, тебя я не заметил, – маг подмигнул Лере, – не возражаешь, если мы тут побеседуем без тебя?
Лера совсем не возражала и активно замотала головой в знак согласия, но Милена не дала ей выйти, придержав за плечо. 
– Вы тут что, ругались? – парень перевел на волшебницу веселый взгляд, потом опять обратился к Лере: – Я думаю, инструктор простит тебе все грехи, если ты вовремя уйдешь.
Милена гневно сверкнула глазами: она терпеть не могла, когда кто-то пытался принять решение за нее. Проигнорировав своего приятеля, неотрывно глядя Лере в глаза, она еще раз повторила вопрос:
– Что тебе здесь нужно?
Маг, удивленный такой беседой, поинтересовался:
– Что у вас случилось?
– Ничего, Дин, – резко бросила Милена и оттолкнула Леру: – Уходи.
Девушка, не совсем понимая, что нашло на инструктора, ринулась к двери, которую тут же за ней захлопнули. Решив, что на сегодня встреч с наставницей хватает, она дождалась с обеда группу, и, торжественно передав им свиток, ушла обдумывать свое новое открытие.
 
 Распростившись с настырным поклонником, Милена с досадой отставила чашку. Курирование группы порядком утомило ее: от своих подопечных она ожидала внутреннего огня и искания, вопросов, пробуждавших их (а может и ее саму) к поиску. Вместо этого она видела проявления вполне обывательских качеств и обычных человеческих реакций. Она понимала, что всему свое время и однажды настанет момент, когда ее ученики, пусть не все, задумаются над чем-то более существенным, чем списывание ответов к тестам, но сейчас ей с ними было скучно и душно. Некоторый интерес среди орденской обыденности вызвало появление Леры, точнее, внимание Измененного к этой девушке, которое он не переставал проявлять. Что-то в этой истории и привлекало и раздражало ее одновременно. Привыкшей держать все под своим контролем, Милене было трудно разделять этот контроль с кем-то, тем более с Александром, что и раздражало больше всего. Вынужденная считаться с решениями Измененного, она не могла снять блок с Лериной памяти, без которой девушка напоминала бабочку-однодневку, перепархивающую вниманием с одного события на другое.  Особую досаду вызвало открытие, что простой вопрос, заданный новой ученице, который должен был заставить задуматься, вместо этого вызвал такую же обычную реакцию, как и у остальных.
 «Надо же, – Милена усмехнулась, – как глубоко сидят в нас привычные реакции: даже отсутствие памяти им не помеха. Жаль, девочка,  – обращаясь мысленно  уже к Лере, подумала она, – но без ответа на простой вопрос "зачем ты здесь?", шансов на развитие у тебя нет, даже с армией Измененных».



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться