Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 15. Зачеты

 – Если внутри живет страх, то от него не убежать и не отгородиться, – Милена посмотрела на Александра, стоявшего у окна своего кабинета. – Ты можешь сколько угодно ограждать ее от окружающего мира, но проблема находится внутри, а не снаружи. 
– Сосредоточившись на занятиях, не отвлекаясь на бесполезные разговоры, можно наработать себе новый опыт, новые понимания, которые изменят восприятие и расширят его. Практика эффективна тогда, когда внимание сосредоточено на ней, а не на обдумывании реакций на внешние раздражители.
– Александр, это искусственная изоляция, не естественная. Ты, конечно, учитель и твоя программа обучения выглядит эффективной. Но я, будучи инструктором, и отрабатывая все задания и упражнения, проходя вместе с учениками тесты, вижу, кто на что реагирует, у кого какие слабые места. И в данном случае говорю тебе, что пока у нее есть страх, даже простые шутки будут восприниматься как потенциальная угроза. Ограничения не избавят от страха, они только вызовут ложное чувство защищенности. Надо решать саму проблему.
– Если ты видишь проблему – решай, – Измененный прошелся по кабинету. – Я проблемы не вижу. Медитации и решения учебных ситуаций вполне справятся с любыми страхами, нужно только время. До зачетов я буду заниматься с ней сам.
– Хорошо, – Милена встала, собираясь уходить. Она хотела еще что-то добавить, но передумала.
 
 На ближайшие две недели Лерина судьба была решена. Каждое утро она приходила в кабинет Учителя. В кабинете, рассчитанном человек на пятнадцать,  и бывшим чем-то средним между классом или лабораторией, было всегда сумрачно и тихо. Его окна выходили на тенистые аллеи, стену старого корпуса и небольшую площадку с порталом, соединявшим  учебные реальности.  Снегов, преподававший только у старших курсов, не часто бывал здесь, а когда приходил, сосредоточенно над чем-то работал сидя за столом. Студенты сюда заглядывали редко и, наверное, во всем учебном городке это было самое спокойное место для медитаций. Лера садилась в дальний от входа угол и занималась.
 
 Первое упражнение, данное ее Учителю монахами, пошло на удивление легко, главное, надо было устроиться поудобнее, чтоб не сразу хотелось сменить позу. Она подолгу могла наблюдать за работающим Измененным, или, если его не было, за покачивающимися за окном ветвями дерева. В такие моменты Лере казалось, что она погружается в глубокий сон и смотрит на мир из него. Второе упражнение Учитель дал через несколько дней:
– Представь, что ты полностью прозрачная, что все твое тело прозрачно. Ты можешь думать о чем угодно, но при этом удерживай внимание на своей прозрачности.
Представлять себя прозрачной было не сложно, но стоило появиться какой-нибудь мысли, как прозрачность исчезала. После многих попыток, Лере, наконец, удалось  достичь компромисса: мысли стали восприниматься как непрозрачные участки в теле. Она поделилась своими наблюдениями с Измененным.
– Здесь у тебя ничего нет. Нет и никаких привязанностей, пока ты сама их себе не создашь. Мысли появляться будут, но добивайся, чтоб они не влияли на твое состояние прозрачности, – посоветовал Учитель.
Лера задумалась: теперь она поняла, что имела в виду Милена, когда говорила, что память может играть с людьми странные штуки. 
– Киев – это город, в котором живет другая я? Поэтому я знаю о нем? – спросила она у Учителя.
Он кивнул:
– Пока ты помнишь, что есть ты и другая ты, ты сможешь управлять своими состояниями. Ты, которая здесь, свободна от себя той, здесь у тебя другие возможности. Если начнешь забывать об этом – управлять собой станет труднее. 
– Я помню, что у меня есть мать и близкие люди, – Лера хотела расспросить Измененного о своей жизни. 
– У тебя, этой тебя, никого нет, – коротко пресек он дальнейшие расспросы. – Здесь у тебя есть только я. 
– Но ведь и та другая и я – мы одно? – Не сдавалась Лера.
– Возможно, однажды вы станете одним. Пока – нет. Возвращайся к занятиям, не отвлекайся.
 
 Две недели пролетели быстро. Лере нравилось заниматься в одиночестве. В эти дни она почти не виделась с группой, но ее это не огорчало. Единственное, что усложняло занятия – возникающая периодически головная боль, на которую она старалась не обращать внимания. 
 
 Однажды утром, когда она вошла в кабинет, Александр подозвал ее к окну: на площадке около портала толпились ученики и инструктора. Вместо привычных черных и темно-серых ряс на них были темно-синие спортивные костюмы и белые футболки. Среди них Лера увидела и свою группу.
– Сегодня начало зачетов. Испытаешь свои силы. Пора, я провожу тебя. Переоденься. – Он протянул ей такой же, как у всех костюм.
Они вместе вышли во двор. На аллее, ведущей к порталу, Снегов остановился:
– Дальше сама. Я буду у себя в кабинете, посмотрю начало оттуда. Удачи тебе.
– Спасибо. – Лера еще не успела отойти, как к нему подошел маг и о чем-то с ним заговорил.
– Хорошо, поднимемся ко мне, – донеслись до Леры слова Учителя. Она проводила его взглядом и пошла к месту сбора. 
 
 Утро было пасмурным, моросил мелкий дождик, но в воздухе приятно пахло свежестью. Группу Лера заметила сразу – все стояли под навесом около площадки и переговаривались.  Она подошла к своим, и остановилась около Вики, болтавшей о чем-то с Валентином. 
– Привет.
 – Привет. С нами?
– Ага.
– Ну, ты того, не обижайся, мы тебя разыграть хотели, кто же знал, что так выйдет, – Валик вопросительно посмотрел на Воронцову.
– Да я и не обижаюсь, – Лера улыбнулась. Она поняла, что обиды и не ощущала. Чтоб как-то замять неловкий момент, она сняла кофту и обвязала ее вокруг талии. 
– Я думала, что ты не вернешься, говорили, что ты могла сойти с ума, – сказала Вика. – И когда уже мы начнем, спят они что ли?
Валерьянова нетерпеливо посмотрела в сторону портала и принялась растирать ладонями плечи. 
– Почему ты не оделась? – поинтересовалась Лера, глядя на тонкую Викину маечку.
– Скоро будет тепло, дождь вот-вот закончится, а кофта там только мешать будет.
– На, погрейся, – Лера собралась дать ей свою, но Вика отказалась.
Валентин обернулся и, найдя глазами, Милену, крикнул:
– Она пришла.
Инструктор стояла почти у самого портала и общалась с Таней, Женей и Ларисой, группа которой находилась тут же. Милена отвлеклась от беседы, кивнула Лере и сделала пометку в своем планшете, с которым, по-видимому, никогда не разлучалась. После чего опять вернулась к беседе. Лера оглянулась на окна корпуса, но Учителя видно не было. Вика с Валиком вернулись к разговору, прерванному ее появлением. Ожидание тянулось долго, и Лера, рассмотрев всех, принялась наблюдать за Миленой. Инструктор была, как всегда, подтянута и аккуратна: темно-серые спортивные брюки красиво оттеняли белоснежную футболку с длинными рукавами, собранные сзади волосы, легкий, едва заметный макияж. Разговаривала она сдержанно и девушка, в который раз удивилась, вспомнив, о способности волшебницы мгновенно изменять свое настроение. 
– Можно подумать, что мы не из ее группы, – Вика перехватила взгляд Леры и скривилась.
– Тише, – шикнул на нее Валик.
Воронцова промолчала, продолжая наблюдать за инструктором. Милена, видимо, ощутила на себе взгляд и тоже посмотрела на Леру:
– Иди сюда.
Она нехотя подошла.
– Стой здесь.
– Милена, мы сходим в туалет, – попросила Женя.
– Начало через несколько минут.
– Мы быстро.
– Идите, – разрешила инструктор.
Группа Ларисы уже разбирала карточки с заданиями – им предстояло войти в реальность, где будут проходить зачеты, первыми.
– Где твой Учитель? – Милена повернулась к Лере.
– У себя, сказал, что посмотрит оттуда. – Лера оглянулась на корпус. Измененный действительно стоял у окна, но, по-видимому, был не один, потому что в окно не смотрел.
– Почему ты разделась? Оденься, – велела Милена.
– Мне не холодно, – Лера оглянулась на учеников, большей частью раздевшихся. Дождь уже прекратился, и стало теплее. Волшебница молча смотрела на Леру и та поняла, что лучше не испытывать терпение инструктора. Милена перевела взгляд на Вику:
– Ты бы сразу голой пришла, к чему эти условности? – Она небрежно поддела пальцем тонкое плечико майки.
– Да ну тебя, – отмахнулась Вика, – тебе там не все равно.
– Мне – все равно, в чем ты, но ты подаешь дурной пример. Недаром всем выдали одинаковые костюмы.
– У нее что, своих мозгов нет? 
В беседу вмешался Валентин:
– По-моему в майках намного сексуальнее. И что плохого в том, что женщины, которым есть что показать, подчеркивают свою красоту? – Его слова прозвучали с плохо скрываемым ехидством. 
Вика засмеялась, но лицо инструктора не дрогнуло:
– Прибереги свое остроумие на потом, Коваленко. 
– Сейчас ваша очередь, – к Милене подошел маг, проводящий группы через портал, – вот список, распишись, что ты ознакомлена.
– У меня ученицы отлучились.
– Начнешь не с них. Ты же знала, что вы следующие.
Милена бегло просмотрела список:
– Я не подпишу. Вычеркни ее, она остается здесь, – инструктор указала на Леру. 
– Не имеешь права оставлять, – возразил маг, – если ее допустили. Ты сегодня слишком напряжена. Но тебе чего волноваться – твои на зачетах всегда проходили.
Вернулись Таня с Женей.
– Где вы были? 
– В столовую заходили, Таня пить захотела, – Женя беспечно улыбнулась.
Милена собралась что-то ответить, но передумала. Маг протянул карточки с маршрутами и заданиями, и ученики принялись их разбирать и изучать. Инструктор торопливо расписалась напротив каждой фамилии, кроме Лериной:
– Я на это не пойду.
– Снегов сам внес ее в список, чего тебе волноваться? – удивился маг.
Лера выжидающе наблюдала за происходящим. Пойти в реальность и сдать зачеты она хотела: несмотря на то, что занятия с Учителем ей нравились, внутри начинало появляться чувство оторванности и одиночества. Видя, что Милена не собирается ее допускать, Лера не выдержала:
– Учитель сказал, чтоб я испытала свои силы.
– Сначала эти силы надо накопить, а потом испытывать, – заметила инструктор, и повернулась к магу: – Я своего согласия не даю. Ты что, не видишь, что у нее не хватит сил? Она слишком слаба для таких испытаний. У нее энергии ровным счетом на то, чтоб соображать, что она делает.
– Не нашего ума дело, – сдержанно ответил маг.
– Валентин, готовься, идешь первым. – Милена направила его к старту и вернулась к предыдущей теме: – Я еще раз заявляю, что допуска не даю.
Вика, следившая за дебатами, сказала:
– Пусть идет, что ей будет.
Маг добавил:
– Все равно при оценке группы ее результаты не учтут.
– Хорошо, – сдалась Милена, – я пойду в качестве сопровождения.
– Это запрещено. Инструктора, чьи группы сдают, не могут сопровождать их. Твою группу отстранят, если ты нарушишь.
– Пусть она идет со мной, – предложила Вика, – я присмотрю.
Лера не могла понять, почему волшебница не хочет допускать ее к зачетам. Она понимала, что начала тренироваться со всеми не с первого дня, что ее подготовка значительно слабее, что группу это напрягает, а ей самой трудно находить общий язык с Миленой, но это же не повод ее не допускать!
Поколебавшись, Милена повернулась к Лере:
– У тебя недостаточно энергии. Может пока для тебя это не ощутимо, так как тебе не с чем сравнивать. Без энергии здесь делать нечего. Если почувствуешь слабость – бросай все. Никто не будет оценивать твои результаты. Поняла? И возвращайся сюда.
– Хорошо.
– Ты идешь только в качестве зрителя, – еще раз напомнила инструктор.
– Пора, – дежурный выдал Вике карточку с ее маршрутом. Лере ничего не дали, так как Милена все-таки вычеркнула ее из списка допущенных.
 
 Реальность, в которой организовали сдачу зачетов, внешне мало чем отличалась от учебного городка. Здесь так же было солнечно и зелено, аккуратно подстриженные газоны обрамляли асфальтированные дорожки. Вместо привычных домиков, в которых жили студенты, стояли два спальных корпуса. В третьем корпусе располагалась столовая и несколько аудиторий с экранами, из которых  инструктора и учителя могли наблюдать за ходом испытаний. Остальную территорию разделили на участки, оборудованные под сами зачеты. Студенты разбрелись, согласно своим спискам заданий, которые для каждого были индивидуальны. 
– Как всегда, девчонкам достались самые нормальные задания, – сетовала по дороге Вика, имея в виду Таню с Женей, – понятно, чего они так дружат с Миленой. 
– Карточки не она раздавала, – напомнила Лера.
– А как ты думаешь, кто задания составлял?
Лера никак не думала. Думать в тот момент ей совсем не хотелось. Было хорошо идти вот так по дорожке, смотреть по сторонам и дышать.  Дышать отчего-то хотелось больше всего: воздух наполнял тело приятной свежестью. Наконец они подошли к месту первого испытания: через бассейн, метрах в двух над водой, в качестве мостика, было перекинуто узкое длинное прямоугольное бревнышко, по которому студентам и предлагалось пройти. 
«Что может быть проще?» – удивилась про себя Лера, но Вика ее мнения не разделяла. 
– Смотри, – девушка стояла с поднятой головой и наблюдала за тем, как проходят испытания те, кто пришел раньше. По бревнышку медленно продвигалось несколько учеников. Вдруг кто-нибудь из них, ни с того ни с сего, начинал хлопать себя руками, словно стряхивая что-то невидимое, а после прыгал в воду. 
– Что там было? – Валерьянова подходила к каждому выплывающему из бассейна и вопросительно заглядывала в глаза.
Но сокурсники делиться впечатлениями не спешили.
– Отстань, – раздраженно отмахнулся от нее парень из параллельной группы. 
– Ужасно, я видела свои кости, это было так реально, – сидя на краю бассейна, всхлипывала белокурая девушка. 
– Так, а что там было? – продолжала допытываться Вика.
– Пойдем, – Лере не терпелось самой пройти испытание. 
С первой трудностью они столкнулись у самого начала пути: надо было найти способ взобраться на бревно, которое лежало на двух трубах-столбах. Ни лестницы, ни других приспособлений для подъема не наблюдалось. Вика попыталась подтянуться по столбу, но плавно съехала вниз, так и не достав до цели. 
– Подсади меня, – попросила у парня белокурая девушка и, встав ему на плечи, с легкостью запрыгнула на бревно. Парень следом вскарабкался по трубе. 
Вика начала оглядываться в поисках ближайших мужских рук.
– Вик, нас-то тяжелее поднять будет, – Лера многозначительно посмотрела на округлые формы подруги.
– Чего стоите? – раздался знакомый голос: к ним подошли Таня с Женей. – Мы уже один зачет сдали. А вы?
– Пока нет, не знаем, как подняться, – озабоченно ответила Вика.
Таня попыталась допрыгнуть, но потом залезла так же, как и парень – по столбу. Женя сделала попытку повторить подвиг подруги, но у нее не вышло.
– Руки слабые, – пояснила она, съехав вниз. – Придется потратиться.
Женя прикрыла глаза и замерла. Минуту или две она стояла, а потом медленно оторвалась от земли и начала подниматься. Поравнявшись с перекладиной, она быстро схватилась за неё руками и, немного подтянувшись, запрыгнула. 
– Ты все? Пошли, – по-деловому распорядилась Таня.
Леру Женин подъем привел в восторг: во-первых, она не видела такого вблизи и чтоб «по-настоящему», а во-вторых, она вспомнила, что умеет летать и, если очень захочет, то перемещаться. Проводя последние недели в медитациях, она совершенно забыла об этих двух удивительных возможностях, и теперь у нее было два варианта подъема. Закрыв глаза, как Женя до этого, она представила свои ощущения во время первой левитации. Как некстати промелькнула мысль, что, поднимаясь, она может удариться головой о бревно, так как встала почти под ним. Глаза пришлось открыть и сосредоточиться еще раз. Мир вокруг подернулся легкой туманной дымкой, внутри все ухнуло и ушло куда-то вниз.
– Хватайся, – долетело издали, и Лера поняла, что бревно находится на уровне ее пояса. 
– Вик, теперь ты. Представь, что ты поднимаешься.
– Я не могу сконцентрироваться, так нервничаю. Помоги мне, – попросила Вика. 
– Попробуй подтянуться на руках, – предложила Лера.
– Эй, не задерживайте, – крикнул кто-то из учеников, когда у Вики ничего не вышло.
Лера спрыгнула на землю – идти дальше, оставив Вику, и в голову не пришло. Не с первой попытки, но ей удалось поднять подругу, слевитировав вместе с ней. 
– У меня так не получается, да и энергии много тратится, – призналась Валерьянова, пока Лера пережидала легкое головокружение. 
 
 Столбы заканчивались большими кольцами, в которых и лежало бревно. Стоило Лере пройти сквозь первое кольцо, как дерево под ногами вспыхнуло и загорелось. Огонь разгорался сильнее и сильнее, и через несколько секунд она уже находилась в эпицентре бушующей огненной стихии. Из-за дыма и языков пламени видимость снизилась, и она едва различала дорогу. Жар обжигал кожу и легкие. Медленно, чтоб не сорваться, она начала продвигаться. Где-то сзади охала Вика, а впереди, так же медленно, шли Таня с Женей. До нее доносились обрывки их разговора: Кожухова рассказывала о каких-то своих похождениях, не связанных с зачетом. 
«Надо же, – удивилась про себя Лера, – они так спокойно идут, будто вокруг и нет никакого пламени». Спортивные штаны вспыхнули и загорелись. От неожиданности она чуть не потеряла равновесие:
– Кажется, я горю, – сказала она Вике.
 Ответа не последовало: видимо, Валерьянова столкнулась с той же проблемой. Она лупила себя по ногам, а потом, нервно чертыхнувшись, спрыгнула в спасательную воду. Лера продолжила путь. Брюки на ней догорали, кожа пузырилась и лопалась с неприятным шипением, сквозь жареную плоть местами проглядывали кости, но боль не ощущалась. 
«Они же идут, – сквозь клубы дыма Лера различала Таню, которая со смехом показывала Жене свои обгоревшие конечности, – и боли нет. Странно, что бревно не горит, огонь давно бы его сжег, – продолжала рассуждать про себя Воронцова, – значит, все это только кажется, это иллюзия. Зря Вика спрыгнула».
Наконец бревно, казавшееся бесконечным, закончилось. Лера спустилась и обернулась: никакого огня не было, а бассейн по-прежнему был наполнен чистой водой. У его края толпились несколько мокрых учеников, среди которых стояла и Вика.
– Зачем ты спрыгнула? Это иллюзия, огня нет, – ей было немного досадно за подругу.
– Да ну их со своими штучками. На мне одежда загорелась, на коже волдыри стали появляться. Знаешь, как я испугалась?
– Больно же не было.
– Когда видишь, что с тобой происходит, разве думаешь о том, что ты ощущаешь? – Раздраженно спросила Вика. – Поднимешь меня еще раз?
Лера кивнула. 
– Нет, те, кто прошел, не могут возвращаться и помогать, – остановил их у самого старта инструктор, наблюдавший за происходящим. – Стыдно, барышня, не мочь элементарного, – обратился он к Вике.
– Подумаешь, – обиделась «барышня», – пошли, Лерка, потом пересдам.

 Указатели с номерами заданий привели их в отдаленную часть парка, обнесенную забором из крепкой сетки. 
– Сюда, – Вика указала на калитку. – Подожди, мало ли что там.
Ничего подозрительного в парке не наблюдалось, кроме криков, доносившихся издалека. Сквозь деревья проглядывала крыша медпункта, на который указывал белый, с красным крестом, флаг. 
– Все равно идти придется, – сказала Лера, заходя внутрь.
Девушки шли по пустынной дорожке. 
– Мы одни здесь, что ли? – нервозно оглядываясь, поинтересовалась Валерьянова. 
– Не похоже, – Лера прислушалась. Крики повторились, уже ближе. Теперь они сопровождались диким лаем.
Собак Вика заметила первой: огромные серые псы, стаей, неслись прямо на них. Еще несколько преследовали кого-то в другой стороне.
–Бежим! – взвизгнула Вика и со всех ног помчалась к калитке.
Оценив ситуацию, Лера поняла, что у нее шансов удрать нет, да и память подсказывала, что в таком случае лучше всего остановиться и переждать. Через несколько секунд собаки оказались рядом. Самая крупная из них доходила девушке до пояса. С их пыльных оскаленных морд стекала слюна, а глаза горели красноватым огнем. Не переставая рычать, стая окружила Леру плотным кольцом. 
«У них что, бешенство?» – она старалась не шевелиться и подавить в себе всплески страха. 

 Самая большая собака подошла вплотную и ткнула мордой окаменевшую Леру в живот. На белой футболке появилось грязное пятно: смесь слюны, песка и крови. Второй тычок пришелся в руку, которая сразу же стала липкой. Пес угрожающе зарычал. Лера не шевелилась. Собака еще раз обнюхала ее и опять зарычала.
– Хорошая собачка, – выдавила из себя девушка. 
– Дура, она сейчас тебе в горло вцепится, – раздалось откуда-то сверху. 
Лера подняла глаза и увидела ученика, сидевшего на ближайшем дереве. Немного дальше, на других деревьях, она заметила еще учеников. Не выдержав, она фыркнула и рассмеялась. Вожак стаи отвернулся и отошел.  Собаки, следом за ним, потеряли к ней всякий интерес. Некоторые из них побежали в парк, еще несколько вертелись у деревьев. Лера облегченно пошевелилась и обтерла руку о футболку.
«У этой собаки кровь, она, наверное, ранена», – мелькнула мысль. Вожак искоса поглядывал на нее, но уже не рычал.
– Хороший песик, иди сюда, - позвала его Лера. Любовь к собакам победила, и она собралась осмотреть его раны. Она подошла к псу и погладила его. Вожак зарычал, но не бросился. Ран у него не было. 
«Тогда откуда кровь?» – озадачилась девушка. Она еще раз погладила пса и еще одну собаку, подошедшую к ним.  
– Попробуй их увести, пожалуйста, – попросил с дерева парень.
Собаки, услыхав его голос, залаяли и зарычали. Самая мелкая попыталась до него допрыгнуть, но ей не удалось.
– Уведи, их, пожалуйста!
– Ладно, попробую. – Лера позвала вожака, который лениво поднялся и подошел. Он смотрел на нее слезящимися красными глазами, и ей показалось, что он все понимает.
– Пойдем, хороший пес, – она потянула его за шею. Он послушался, а за ним последовали и остальные собаки.
Ученики посмелее, сидевшие на деревьях, спрыгнули и помчались к забору. Собаки в тот же миг радостно кинулись их преследовать. Некоторым студентам удалось перелезть через сетку, но кое-кто лишь сменил одно дерево на другое. За забором толпились студенты и ведущий инструктор, там же Лера заметила Вику.
– Эй, я не знаю, как тебя зовут, – крикнул Лере долговязый парень, – перекинь мне, пожалуйста, кроссовок, я потерял, вон он лежит.
Лера подняла кроссовок: тот был разорван. Парень, увидев это, скис.
– Почему они ее не трогают? – спросил кто-то у инструктора. 
Маг пожал плечами и что-то ответил. Что именно он сказал, Лера не расслышала. Ее внимание привлек один из студентов, сидящих на деревьях. Он выпрямился на толстой ветке и замер. Через минуту он медленно поплыл по воздуху, перемещаясь от одного дерева к другому. Собаки сопровождали его воем и лаем, но парень, казалось, ничего не слышал. Зрелище перелетающего человека заворожило Леру: она все больше начинала ощущать присутствие магии. Понаблюдав за парнем, девушка тоже направилась к выходу: пройти, согласно заданию, через загороженную территорию, сложности для нее не составляло. Ее догнал вожак, и она его приласкала. Несколько крупных собак лежали на песчаной дорожке и грелись под солнцем. Мимо Леры, по направлению к медпункту, прошли двое магов с носилками. Их фигуры окружала голубоватая дымка. На носилках лежал студент, а на его руке виднелись глубокие раны. Псы подняли головы, проводили процессию взглядом, но не встали. Лере захотелось спать. Сон наваливался на нее, расслабляя тело, закрывая глаза и мешая думать. Она села на землю рядом с вожаком. Веки тяжелели, и она медленно погружалась в звенящую тишину. Издалека до нее донеслось рычание собак. Сильный рывок за плечи поднял ее и поставил на ноги, вырвав из плена сна. 
– Здесь нельзя спать, выходи, ты только мешаешь, – раздалось над ухом.
Вожак, вскочивший раньше, чем подняли Леру, рыкнув, вцепился в подол черной рясы мага. Отбросив пса ударом ноги, маг довел Воронцову до выхода и вытолкнул за огороженный периметр. Резкое пробуждение взбодрило. Лера осмотрелась: вокруг все так же проходили зачеты, хотя ей показалось, что она провела с собаками целую вечность. 
 
 Приближалось время обеда. Не имея собственной карточки с заданиями, деувшка пошла к спальным корпусам. По дороге она догнала Вику и Валентина. Вид у обоих был жутко уставший и потрепанный. Судя по их выразительным взглядам, сама она выглядела не лучше.
– Вы еще не были в зеркальном зале? Тарас с Костей его сдавали, но не прошли, – рассказывал Валик, – заходишь, а там столько зеркал, что кроме своего отражения ничего не видно. Разбить их не получается, а стоит сделать шаг внутрь, зеркала начинают отражать все, что подумаешь. Представляете, все ваши мысли отражаются? Даже случайные. И из-за них выхода не видно, нет ничего, кроме бесконечных отражений.
– Какой кошмар, мало ли что подумаешь, – испуганно заметила Вика, – особенно, когда стараешься не думать.
– Ребята после обеда идут пересдавать. А я уже завтра, спрошу у них, как они пройдут. Ну, я пошел, встретимся на обеде, – Валик свернул к мужскому корпусу.
– Ты много прошла? – поинтересовалась Лера.
– Я тебя караулила вместо того, чтоб сдавать. Чего ты с теми собаками застряла? Я же кричала, чтоб ты выходила. Из-за тебя я никуда не успела, и зачем только пообещала за тобой присматривать. 
– Я не слышала, что ты кричала, – Лера почувствовала вину за то, что Вика из-за нее ничего не успела. – А что ты теперь будешь делать?
– После обеда пойду, но с девчонками, с «проявленными» только одни проблемы. Кстати, а что ты сделала, чтоб тебя собаки не трогали?
– Не знаю, – призналась Лера, – они мне понравились.
Около корпуса, на лавочке, сидели Таня, Женя и девушка из параллельной группы. 
– Привет, – Валерьянова подошла к ним – вы все прошли?
– Все, остались письменные тесты, но они через день, так что завтра мы гуляем, – похвасталась Женя. – Милена сказала, что мы свободны.
– Повезло вам, – Вика продолжала стоять, но девушки вернулись к прерванной беседе и перестали обращать на нее внимание. – Вы на обед идете?
– Идем. Мы девчонок ждем, – ответила Таня.
– Подождите и меня, я только переоденусь.
– Ну, если ты быстро, – Женя перевела взгляд на Леру, – ого, как ты извозилась.
– Идем, надо переодеться, в таком виде в столовую не пустят, – Вика пошла в корпус.
Они поднялись на второй этаж. По обе стороны длинного коридора располагались спальни. Каждая из них была рассчитана на шесть человек. 
– Сюда, – Вика сверилась с карточкой и вошла в самую крайнюю комнату. Здесь так же стояли шесть кроватей – по три с каждой стороны от двери, а между ними – тумбочки. Все, кроме одной, были заняты чьими-то вещами. Девушка подошла к свободной кровати, слева от двери, и достала из-под нее сумку с одеждой. 
Лера в нерешительности топталась на пороге: на ее присутствие здесь не рассчитывали, места для нее в спальне не оказалось, да и сменной одежды у нее тоже не было.
– А ты что, не собираешься переодеваться, – Вика удивленно посмотрела на подругу.
– Мне не во что.
– Странно, что тебе не сказали собрать сумку. Мы еще с вечера сдали вещи, чтоб их сюда перенесли. – Вика достала умывальные принадлежности, спрятала их в тумбочку. Потом достала книгу и положила на кровать. 
Лера села рядом и посмотрела на книгу: это был женский роман.
– Вик, а что мне делать? Здесь и кровати все заняты.
Валерьянова на мгновение задумалась:
– Я тебе дам, переоденешься – она порылась в сумке и достала светло-розовую футболку, расшитую бисером, и джинсовую мини-юбку. – Вот только рясы запасной у меня нет, но можно у девчонок поспрашивать. Быстрее, обед скоро. А свободное место на этаже поищешь, здесь полно комнат.
– Спасибо, – Лера сняла грязную футболку и одела Викину, потом натянула юбку. В ней она чувствовала себя крайне неловко: длина Викиных юбок предполагала наличие если не длинных, то хотя бы стройных ног, счастливой обладательницей которых она не являлась. Поколебавшись (что лучше: остаться в пыльных спортивках или все же смириться с юбкой), Лера решила не проявлять неблагодарность. Только она закончила переодеваться, в комнату бесшумно вошла Милена и положила на кровать пакет с вещами.
– Фу, напугала, – подскочила от неожиданности Вика.
– Что это? – Инструктор указала на юбку.
– У меня одежда грязная, Вика дала переодеть, – попятилась Лера, но путь к отступлению сзади преграждала тумбочка.
– Сними, – приказала Милена и повернулась к Вике: – Я же просила не оказывать на нее свое влияние. Если тебе это нравится, носи сама.
– Да ты посмотри на ее одежду! А у нее с собой ничего нет, – девушка обиженно смотрела на инструктора.
– Я все принесла, – Милена опять обратилась к Лере: – верни Вике ее вещи.
Лера растерялась: инструктор продолжала стоять, ожидая, но переодеваться при ней Лера стеснялась. Вдруг Милена заметила засохшую кровь на руке:
– Ты ранена?
– Нет, это не моя кровь.
Милена бесцеремонно взяла грязную футболку и развернула. Увидев кровавые пятна, приказала:
– Покажи живот.
– Я не ранена, это собака мордой испачкала.
– С ней ничего не случилось, – вставила Вика, но инструктор, желавшая убедиться в этом лично, подошла, и, задрав Лере футболку, проверила, нет ли на животе царапин. 
– Милена! – Лера попробовала запоздало протестовать: она знала, что инструктор мало считалась с мнением своих подопечных, а теперь и вовсе начала его игнорировать. 
– Я принесла тебе одежду. Прежде чем переодеваться, прими душ, ты вся мокрая и в пыли. Душевая напротив, иди, вымойся, грязные вещи сложи в кулек и оставь там.
«Она меня совсем слабоумной считает что ли?» – подумала Лера, но, обрадованная, что волшебнице не пришло в голову сопровождать ее, поспешно улизнула в душ.
– С каких пор ты стала ее мамочкой? – долетел до нее голос Вики, но дожидаться ответа инструктора не стала.
 
 Душевая состояла из двух узких комнат: одна, с деревянными скамейками, стоящими вдоль стены, служила раздевалкой. Вторая была непосредственно душевой. Несколько девушек, перекрикиваясь, обсуждали зачеты. Кабинок или хотя бы перегородок не было, и Лера, стеснявшаяся раздеваться при ком-то и тем более мыться, остановилась, не зная, что делать. Тусклое освещение и пар, заполнявший помещение, ввели ее в оцепенение. Дышать становилось труднее, перед глазами все плыло.
– Ты чего стоишь? – кто-то толкнул Леру, но она не почувствовала прикосновения. – Тебе что, плохо? Эй, позовите там кого-нибудь, ей кажется плохо.
Лера стояла, прислонившись к стене. Струйки конденсата, стекавшие по кафелю, приятно холодили голову, и это было единственное, что она ощущала. Перед глазами мелькнула черная ряса, и донесся голос Милены: она что-то говорила, но Лера не могла разобрать слов. Подтащив к ближайшему душу, инструктор втолкнула ее под ледяные струи. Через несколько мгновений в глазах прояснилось, и дышать стало легче.
– Ты меня слышишь? – наконец разобрала Лера и кивнула.
– Ты меня понимаешь?
Лера опять кивнула и попыталась выйти из-под уже ставшей нестерпимо холодной воды, но Милена удержала ее. 
– Мне холодно.
– Я же говорила, что у тебя мало энергии. – Волосы и ряса волшебницы намокли, как и Викина одежда, которую Лера не успела снять. 
– Спасибо, я могу уже сама.
В душевой никого кроме них не осталось. Мокрая и замерзшая Милена мало походила на инструктора: без постоянной снисходительной насмешки в глазах и привычного командного тона она казалась немногим старше своих учеников. Она сбросила с себя всю одежду и завернулась в полотенце. Лера деликатно отвела глаза в сторону. Милена усмехнулась:
– Ты не можешь ничего о себе вспомнить, но зато помнишь, как стесняться. Идем.
Они пришли в комнату, отведенную для инструкторов. Здесь стояли всего две кровати с тумбочками между ними, стол, пара стульев и шкаф. 
– Отдохни, – предложила Милена. 
– Что со мной? – наконец решилась спросить Лера, ощущая новую волну слабости.
– У тебя нехватка энергии. Ты перерасходовала свои силы. Запомни, чем бы ты ни занималась, надо давать себе время на восстановление. Сейчас лучшее, что ты можешь сделать – спать. 
 
 Спала Лера долго. Она проснулась ночью и почувствовала себя лучше. За окном в свете фонаря покачивались ветви клена. На соседней кровати сопела Лариса. Не желая ее будить, она вышла в коридор. Здесь было тихо, только из противоположного крыла корпуса доносился приглушенный смех. Борясь с приступами слабости, она подошла ближе и в приоткрытую дверь увидела Милену и инструктора, с которым та встречалась. 
«Все-таки она может быть и нормальной», – усмехнулась про себя девушка, и, решив им не мешать, вернулась в комнату и крепко уснула.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться