Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 20. Дважды потеряв

 — Вставай! Просыпайся! — Кто-то настойчиво тряс Леру за плечо. Она открыла глаза: стояла ночь. На соседней кровати мирно посапывала Вика.
 — Вставай, быстрее! — Над Лерой склонился незнакомый маг. Его черная ряса сливалась с ночной темнотой, а глаза поблескивали нетерпеливым огнем. — И тихо, никого не буди.
— Что происходит?
— Узнаешь. Одевайся, пойдем. Да не бойся ты, ничего с тобой не случится, — видя Лерино замешательство, добавил маг. 
Стараясь не шуметь, они вышли на улицу. Учебный городок спал. Силуэты деревьев темнели на фоне неба, а почти звенящую тишину нарушала далекая песня ночной птицы. Лера едва поспевала за своим молчаливым спутником, размышляя на ходу о причинах столь раннего пробуждения. В конце аллеи показался главный корпус. 
«Значит, что-то связанное с учебой», — девушка немного успокоилась. 

 Маг привел ее в класс, в котором царил полумрак. Вместо столов, здесь, в два ряда, стояли мягкие кушетки, накрытые пледами, на которых уже сидели сонные, взъерошенные ученики. Никто не разговаривал. Лера заняла свободное место. Через несколько минут в класс (или спальню?) вошли учителя. 
— Устраивайтесь удобнее, не стесняйтесь, — весело обратился к ученикам один из вошедших. — Уж извините, колыбельную мы вам петь не будем. 
Маги подходили к ученикам и, прикасаясь к их лбам, усыпляли. 
«Будет как тогда с Миленой», — успела она подумать, проваливаясь в темноту. 
 
 Лера стояла посреди заснеженного школьного стадиона. В лицо дул холодный колкий ветер, и она непроизвольно натянула поглубже капюшон куртки. Незнакомое место, незнакомая одежда указывали на то, что она находится не в своем сознании. 
— Все готовы? — раздался Голос. 
Лера поспешно оглянулась, но ни говорившего, ни других учеников не увидела. 
— Ваша задача — добраться до заповедного леса, в котором растут чудесные грибы, и собрать их. Они способны наделять жизненной силой. У каждого из вас будет напарник, в котором сконцентрирована магическая энергия. Он или она помогут вам в пути. По мере того, как вы будете расходовать энергию, напарник будет слабеть и постепенно исчезать. Спасти его смогут лишь эти грибы. Каждая минута пребывания здесь ослабляет вашего спутника, поэтому советую не мешкать. Желаю вам всем удачи.

 Голос стих. Лера не шевелилась, продолжая стоять и рассматривать режущий глаза ковер из снега. Ноги уже начали подмерзать, когда рядом, из ниоткуда, появился тот, кто должен был стать ее спутником. 
— Деда? — Деушка ощутила, как холодок, тонкой струйкой, поднялся по спине и сковал горло: — Ты же умер!
С широкой улыбкой дед стоял рядом и мало походил на призрака. 
— Боже, как я скучаю по тебе! — Лера медленно приблизилась и ощупала руками его лицо и плечи.
«Это не дед, так не может быть, он умер», — что-то внутри Леры отказывалось верить происходящему. 
— Мы опять можем быть вместе, Леруся.
Так ее называл только он. Сердце наполнялось тоской, на смену которой пришла вспышка ярости от осознания того, что кто-то без разрешения порылся в самых потаенных уголках ее души: «Гады! Не могли придумать что-то другое?!» 
Лера решила не принимать участия в испытании. Она продолжала стоять на стадионе, пока холод не заставил ее внутренний протест отступить. Занятие с Миленой хорошо усвоилось, и она запомнила, что единственный способ выбраться из контролируемых магами пространств  – принять вызов. Стараясь не смотреть на деда, она прислушалась к себе, надеясь почувствовать, в какую сторону ей идти. Чутье указало ей на обычный, ничем не примечательный жилой дом, тянущийся вдоль одной из сторон стадиона. Она медленно двинулась вдоль него, пока внутренний импульс не заставил ее остановиться у крайнего подъезда. 
— Нам сюда, — не поворачивая головы, сказала она деду.
 
 Они вошли внутрь, поднялись по лестнице и увидели приоткрытую дверь, ведущую в квартиру. Осторожно, стараясь не шуметь, Лера толкнула дверь и переступила порог. Почти сразу же, из глубины квартиры, им на встречу шагнула высокая женщина.  Черный кожаный облегающий костюм подчеркивал каждую мышцу на ее теле, а глубокие, темные, без белков глаза, придавали лицу бесстрастность и безликость. 
— Я – Страж. Или уходи или сразись со мной. Победишь – я открою проход. 
По тону и готовности женщины вступить в бой, Лера поняла, что долгих бесед здесь не любят, и кивнула, давая свое согласие на поединок. Втроем, они вернулись на стадион. Страж отошла на несколько метров и повернулась. Яркая вспышка резанула Лерины глаза и, несмотря на толстую зимнюю куртку, обожгла руку. 
— Ай! — Она успела отпрыгнуть, и следующие две стрелы искрящихся белым огнем, пролетели мимо. Страж атаковала молниеносно, не оставляя время на подготовку и раздумья. Лера крутилась, уворачивалась как могла от энергетических стрел, пока фаербол, летевший следом не сбил ее с ног. Падая, она инстинктивно ухватилась за деда, стоявшего рядом, и заворожено следящим за битвой или, точнее будет сказано, испепелением его внучки. Прикоснувшись к деду, Лера ощутила, как энергия мягкой теплой волной влилась в ее тело, наполнив его легкостью и щекочущими разрядами. Набрав полные легкие воздуха, она взлетела и замахала руками, надеясь, что из них вылетят стрелы и фаерболы. Попытка оказалась не очень успешной. Терминатор в женском обличье среагировал мгновенно и выпустил в нее несколько стрел, которые, к счастью, просвистели мимо цели. 
— Да как ты их делаешь? — крикнула Лера. 
Ответом послужил аккуратный огненный шар, размером с теннисный мяч. Зажмурившись, она, что есть силы, отбила его. Шар взрыхлил и растопил снег у ног Стража. Хоть и маленькое, но преимущество, было получено: женщина отступила на шаг. Но Лере этого мгновения хватило, чтоб собрав волю и воображение, выпустить похожий скорее на яйцо, чем на шар, фаербол. Вращаясь и шипя, ее личное достижение слегка задело ухо воительницы. Движения Стража замедлились, а Лера, опустошив весь свой энергетический потенциал, приземлилась. 
— Нам лучше бежать, — она потянула деда за руку и вновь ощутила прилив сил. 
Последующие атаки женщины уже не казались ей непрерывными и воспринимались как замедленное кино: яркая вспышка отделяется от ладони Стража, вытягивается, превращаясь в стрелу, и приближается, рассекая воздух. Без труда отбив стрелы, Лера опять взлетела: она посылала в женщину искры, стрелы, шары, светящиеся крючки и даже нечто, напоминавшее гранату — все, что могла и успевала из себя выдавить. Оттесненная, больше ее напором, чем ущербом, наносимым импровизированным фейерверком, Страж отступила:
— Проходите. 
Лера поспешно схватила деда за руку и потащила к дому, возвращаясь в квартиру. Дед тяжело дышал, словно после бега, осунулся и постарел.
«Не могу видеть, как он теряет силы», — с отчаяньем подумала девушка, а вслух сказала:
— Мы идем в лес, найдем эти волшебные грибы и восстановим твои силы. 
— Я немного устал, — опираясь на Леру, ответил Дедушка. 
 Распахнув уже знакомую дверь, они оказались в огромном павильоне, наполненном толпой людей. Тесня друг друга, толкаясь, люди создавали потоки, подчиненные хаотичному движению. До того, как толпа втянула их и понесла, Лера успела заметить выход, находившийся в противоположном конце павильона. Она крепко сжала руку Деда, боясь потерять его в человеческом водовороте. Попытки протолкнуться к выходу оказались безуспешными: вырываясь из одного потока, они тут же попадали в следующий, относивший их от заветной двери еще дальше. 
— Простите! Разрешите! Пропустите, пожалуйста! — Лерины просьбы тонули в гуле голосов. Тусклое освещение, духота и нескончаемые толпы сделали свое дело: в глазах все начало сливаться в единое серое пятно. 
— Внученька, мне душно, — Дед расстегнул верхнюю пуговицу пальто и стянул шарф.
«Он же слабеет с каждой минутой, проведенной здесь», — с ужасом заметила Лера. 
Отчаянье (а может энергия ее напарника) придало ей сил, и Лера рванулась в сторону выхода, сконцентрировав все внимание на светлом проеме двери. Раздались возмущенные крики, кто-то попытался ее толкнуть, но Лера не обернулась: отбросив вежливость и приличие, она танком пробивалась к цели. Наконец в лицо пахнула волна свежего воздуха, и они вывалились на улицу. Здесь она увидела остальных учеников. Они, вместе со своими спутниками, заполняли автобус, припаркованный у обочины. Дед совсем ослаб и начал прихрамывать. Обняв его, Лера довела до автобуса, и помогла сесть. 
— Чего так долго? — хмуро поинтересовалась у нее девушка, рядом с которой дремала пожилая дама. 
— Не получалось пробиться сквозь толпу.
— Тоже мне препятствие, — фыркнула девушка и отвернулась.
 
 Автобус привез их на окраину города. От леса, верхушки которого виднелись вдали, их отделял парк и несколько домов. Ученики, сопровождаемые своими энергетическими «донорами», разобщенной группой направились преодолевать последнее препятствие. 
 В парке было людно. Многочисленные подвыпившие компании цеплялись к тем студентам, которые первыми вошли на территорию заснеженного сквера. Кое-где завязались драки.
— Нам нельзя драться, — решила Лера, и, оторвавшись от группы, свернула в боковую аллею. Только теперь она заметила, что на улице стемнело. Городской шум, голоса людей, звуки потасовок стихли, и она слышала только скрип снега под ногами и тяжелое дыхание деда. Он настолько обессилил, что Лере приходилось его почти тащить на себе. Она запыхалась и взмокла.
— Я устал. Старость уже не позволяет ходить как прежде, — дедушка старался идти, как мог. — Давай передохнем. Или оставь меня здесь, я посижу, а ты сходишь сама.
Аллея вывела их из парка без приключений. За домами стройной стеной возвышались заснеженные сосны. 
— Уже скоро, еще немного, — бормотала девушка, подгоняя себя. Мысль о том, что ей еще раз придется пережить смерть деда, разрывала сердце. Чувство вины, что она мало уделяла ему внимания, заставляла крепче сжимать тяжелое тело. 
 
 Пошел снег. Снежные хлопья медленно падали, искрились в свете фонарей, и таяли на лице. Лера любила снег, но сейчас он казался досадной помехой, залепляющей глаза. 
— А куда так торопиться? — неожиданный окрик заставил ее вздрогнуть и обернуться. На нее надвигался пьяный мужик, держащий в руке острое горлышко от разбитой бутылки.  
— Поговорим? — с трудом выговорил он заплетающимся языком.
Лера осторожно опустила деда на землю. Сердце громко стучало, мешая думать и одновременно укрепляя решимость идти до конца. Драться, у нее не было времени и сил, которые она старалась экономить. Использовать энергию, остававшуюся у деда, означало убить его. 
— Это сон, — тихо и как можно спокойнее, сказала она мужику, глядя ему в глаза, — только сон. Ты устал, ты хочешь спать, ты спишь. Ты хочешь лечь и спать. Здесь так мягко.
Несостоявшийся бандит послушно умостился в сугробе и захрапел. Лера и сама с удовольствием легла бы в снег отдохнуть, но дорога была каждая минута. Она с трудом подняла своего спутника. 
— Совесть не замучает, что по твоей вине человек замерзнет? Еще отморозит себе что-нибудь, — раздался рядом ехидный голос, и Лера увидела одного из студентов. Он шел без донора-сопровождающего. Ее это удивило, но она ничего не ответила и продолжила идти. Парень увязался за ней, держась  неподалеку. 
 
 Показался лес. Он величественно возвышался черно-белой стеной. От Леры его отделяла только пустынная трасса, поблескивающая ледяной коркой. Решив не доверять подозрительно пустой дороге, Лера спустилась в переход. Дед начал задыхаться. 
— Оставила бы его, он уже бесполезен, — посоветовал парень.
Она не ответила, медленно продвигаясь вперед. Под ногами хлюпали лужи, было темно и тихо. Почти на ощупь она дошла до середины перехода и уперлась в тупик. Сзади послышалось движение, но девушка уже поняла, что попала в ловушку. Вспыхнул фонарик, пометался по стенам перехода, и, выхватив из темноты первокурсников, замер. К ним подошли маги-учителя:
— Для вас все закончилось здесь! Стыдно так потерять бдительность!
— Да у вас везде ловушки и препятствия, — возмутился парень, — кто же знал, что вы так не любите правил дорожного движения!
— Стыдно кидаться искать грибы под снегом в зимнем лесу, молодой человек, — насмешливо заметил один из магов. — Присоединяйтесь к остальным проигравшим. 
Маги пошли  к выходу, освещая себе путь фонариками. 
— Где твой напарник? — обратилась Лера к своему новому знакомому. 
— Потратился. Моя младшая сестра погибла в аварии, давно уже. Они воспроизвели ее. Как только узнали?
Девушка не ответила. Она посмотрела на лежащего у ног старика:
— Прости, деда, — прошептала она и отвернулась. 

 Ни сожаления, ни грусти не было: Лера не испытывала ничего, словно пустота вытеснила все чувства и мысли. И только в глубине души клубилась, зарождаясь, ненависть к магам, заставившим ее еще раз пережить потерю родного человека.
Наверху, у выхода из подземного перехода, ее встретил Учитель:
— Ты сама понимаешь, что прошлого не вернуть. Тащить за собой воспоминания, мешающие движению – глупо. Ты серьезно рассчитывала найти волшебные грибы и оживить фантом?
Лера кивнула. 
— Даже в этом случае в твоих действиях не хватает хладнокровия. 
Измененный вернулся к компании учителей, оставив ее смотреть на поблескивавшую в свете фонарей дорогу. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться