Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 22. Второй курс

Каникулы, которые длились месяц, подошли к концу. За это время Лере удалось почти полностью восстановить свою память. После испытания, завершившего первый учебный год, к ней начали возвращаться воспоминания. Сначала они походили на бессвязные фрагменты, сценки, вспышки образов и ощущений, но постепенно упорядочились. Теперь она помнила о другой себе все: семью, город в котором живет, свою учебу в школе и институте, свои желания и увлечения. Весь год, стремясь вернуть память, Лера считала, что знание о том, кто она, сделает ее сильнее. Предоставленная в период каникул самой себе, она беспрепятственно восстанавливала историю себя. Но знание, к которому она так стремилась, оказалось бесполезным: воспоминания существовали в уме, не давая ей ничего, что она могла бы хоть как-то использовать. Она по-прежнему существовала в двух мирах одновременно, не имея возможности самостоятельно выбирать место проживания и переключаться между ними. Единственным связующим звеном между двумя реальностями был Измененный, но он, с наступлением каникул, в учебном городке не появлялся. 
 
 Просторные коридоры главного корпуса заполнялись студентами Академии. Путающие кабинеты и постоянно сверяющиеся с расписанием первокурсники сразу бросались в глаза. Лера усмехнулась, вспоминая, как должно быть выглядела она, не имевшая понятия, где находится и как сюда попала. Заглянув в свое расписание и увидев в нем одну лишь лекцию, она расслабилась. Двери аудитории были открыты, но Лера не спешила заходить. В конце коридора показалась инструктор. Заметив свою подопечную, она изменила направление и подошла к ней:
— Здравствуй! Скоро начало занятий, чего ты ждешь? — Милена, которую Лера так же не видела больше месяца, выглядела помолодевшей и отдохнувшей. 
— Привет, у меня лекция здесь.
— Я могу опоздать на урок, если еще задержусь. Зайди после лекции в мой кабинет, мы давно не виделись, поговорим, — предложила инструктор и, прошелестев рясой, удалилась.
— Хорошо, — кивнула Лера ей вслед.
 
 Среди учеников, собравшихся на лекцию, не было ни одного Лериного одногруппника, да и за партами сидело всего человек пятнадцать. Почти ни с кем из присутствующих она знакома не была. Она видела их раньше на общих лекциях, но не знала, ни имен, ни из каких они групп. Лера остановилась, ища глазами свободное место, когда в класс вошел преподаватель — высокий черноволосый маг с чисто выбритым лицом и мягкими чертами. Он плотно притворил дверь и поздоровался:
— Добрый день. Если никто не против, то я бы предпочел сначала провести урок, а потом заняться организационными вопросами, посвященными началу учебного семестра. Для тех, кто меня не знает, представлюсь: меня зовут Юрий Николаевич. А теперь рассаживайтесь, я хочу отметить присутствующих. 
Несколько учеников, сидящих на партах и обсуждавших что-то до появления учителя, расселись по местам. Свободное место Лера заметила слева от кафедры. Маг пробежал глазами список и окинул взглядом класс. Ученики молча ожидали, пока он рассмотрит каждого. 
— Я вижу, что среди вас есть проявленные. Попрошу всех припомнить пройденные темы, пока я познакомлюсь с некоторыми из них,— Юрий Николаевич поднялся и поставил рядом со своим столом стул.
— По списку первым идет Андрей. Прошу сюда.
К кафедре подошел высокий парень и, сев на стул, стал что-то обсуждать с учителем. Лера во все глаза таращилась на того, кого кроме нее назвали проявленным. 
«Не вижу разницы, ничем он от других не отличается, - пришла она к выводу. – Интересно, а его кто здесь проявил?»
— Я тебя уже видела, — отвлекла Леру от объекта изучения девушка, сидящая по соседству. — Тебя как зовут?
— Лера.
— Меня Саша. Хорошо, что нас переформировали на этот семестр.
— Почему? – удивилась Лера, которой было бы комфортнее в окружении привычных лиц.
— Нет тех, кто тебе не нравится, или тех, кому не нравишься ты. Новый состав — новые отношения, нас так Юрий Николаевич учил.
— Он твой учитель?
— Он курирует мою группу.
В это время учитель закончил беседовать еще с двумя студентами и вызвал Леру. 
— Тебе здесь нравится? — поинтересовался он, когда она заняла место рядом с кафедрой.
— Да.
— А учиться?
— Конечно. Но мне не нравится, что другая я, которая не здесь, не может запомнить ничего из того, что я изучаю. И что я не могу быть здесь по своей воле, а не потому, что кто-то так сделал.
— Значит, пока для тебя такие условия оптимальны, — спокойно заметил маг. — Многие начинали так. Ты не можешь запоминать то, что не соответствует твоему уровню осознания там. Однажды граница исчезнет, и полученные знания не пропадут. Теперь возвращайся на место, будем разбирать сегодняшнюю тему.
 
 Юрий Николаевич отложил список и вышел из-за кафедры. Он не спеша развернул плакат со схематическим изображением города. Его движения были неторопливыми, а голос - мягким. И он был первым магом из людей, в котором Лера не заметила ни нетерпеливости, ни нервозности. 
— Для каждого пространства характерно наличие отдельных зон. Эти зоны могут пересекаться, но все они в той или иной мере воздействуют на людей, находящихся в их пределах. Вы, наверное, замечали, что в районах рынка или магазина люди более внушаемы в вопросах купли-продажи. Особенно в крупных торговых центрах. Бывало, что под воздействием торговой зоны вы совершали покупку, которая позже оказывалась для вас бесполезной. И возникал вопрос, что побудило вас сделать такое приобретение? Во-первых, ваша внутренняя готовность, без которой вы в этой зоне бы не оказались. Во-вторых, воздействие самой зоны на ваше внимание. Чем больше элементов, воздействующих на ваше внимание, тем менее осознанный выбор вы совершаете, так как рассеивание внимания лишает вас энергии, и обдумывать свой выбор уже нечем. Представьте, что вы идете покупать кресло. Если вы увидите три модели, то основательно взвесите свою покупку. Решите, подходит ли вам одно из них, устраивает ли цена, качество, необходимость именно в такой вещи. Но если перед вами будут десятки разных кресел, то выбор среди них утомит, и в конце вы купите то, что может вам не подходить, но лишенные энергии, вы не сможете собрать и обратить свое внимание на детали. То же самое происходит и в других зонах. Изобилие выбора всегда ослабляет. Города представляют собой смешанные зоны. Горожане легко поддаются влиянию зон, потому что постоянно находятся в сфере их воздействия. Они с рождения занимают отведенное им место и привыкают жить в его пределах. Шансы сделать хорошую карьеру у жителей провинции значительно выше. Они более разборчивы и целеустремленны, у них иной склад ума, потому что росли и формировались свободные от сильного воздействия и вынужденные самостоятельно выбирать нужные для себя зоны. 
 
 Ученики поспешно конспектировали лекцию. Лера глянула, как ее соседка старательно выводила названия зон.
— И ты пиши, — шепнула она Лере, — лучше запомнится.
— Это верно, — подтвердил маг, — подсознание хранит в своей памяти все. Информация, попадающая туда, осознанно или неосознанно, но вспомнится и проявится, пусть даже ты и не будешь понимать, откуда у тебя появился такой навык. А сейчас, если вопросов по теме нет, пару слов об организации учебного процесса. Как вы успели заметить, ваш курс опять переформировали. Вы по-прежнему будете отрабатывать практические занятия со своими инструкторами в своих группах, но состав групп для теоретических занятий изменился. Не удивляйтесь, оказавшись каждый раз среди малознакомых студентов, не ищите своих, просто занимайтесь. Любой урок не проходит без пользы. А периодические изменения состава групп помогут вам избежать приоритета в отношениях, который рано или поздно отразится на ваших действиях. Все, у кого возникли вопросы — оставайтесь, остальные свободны.
 
 Вопросов у Леры не было, по крайней мере, по теме. Ей предстоял визит к инструктору, и она решила его не откладывать. В классе, закрепленным за Миленой, было людно: несколько учеников что-то дописывали, незнакомая инструкторша наводила порядок на полках книжного шкафа, из которого то и дело выскальзывали то тетради, то отдельные листы. 
 — Хорошо, что зашла, — Милена вручила Лере чашку с начинающим остывать чаем, себе взяла вторую и предложила устроиться у окна. — Переведу дух, а то с утра некогда даже присесть. Ну, здравствуй.
— Здравствуй, — Лера улыбнулась и выжидающе посмотрела на волшебницу.
Милена слегка прищурилась, рассматривая девушку. Лера ощутила легкое прикосновение к своим мыслям, едва уловимое, как касание падающего перышка. Она усмехнулась про себя, смиряясь с дурной привычкой магов проникать в головы учеников без разрешения, не говоря уж о приглашении. Милена, заметив Лерину реакцию, не смутилась:
— Значит, теперь ты помнишь себя. И, если бы у тебя был выбор, какую из реальностей ты бы предпочла?
— Эту, — без колебаний ответила Лера.
— И я даже догадываюсь, кто является причиной такого выбора. Признайся, думала на испытании о том, что будет, если откажешься выполнять задание и не справишься?
Лера кивнула. Милена пила чай, глядя в окно.
— Лучше бы не справилась, — неожиданно сказала она. — Идя против себя, никуда не придешь. Но ты здесь, следовательно, вполне оправдываешь ожидания, и мы продолжим занятия. 
— А твои дела как? — в свою очередь поинтересовалась Лера.
— Опять приступаю к роли няньки, — засмеялась Милена. — Буду следить, чтобы ничто не потревожило в этом детском саду сладкий сон «детишек». 
«О чем это она, какой сон и откуда здесь дети»? — Лера с непониманием оглянулась. 
— Не бери в голову, это образное выражение, — наставница поднялась, давая понять, что беседа окончена. — Еще увидимся.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться