Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 26. "Десять негритят" на магический лад

Ночь, проведенная в зале, и встреча с нелюдьми быстро забывались, вытесненная интенсивными занятиями. Увидев на следующее утро, что никто не исчез, студенты облегченно перевели дух и вернулись к повседневным заботам. Через неделю, рано утром, Милена собрала на площадке порталов две группы — группу Ларисы и свою. Убедившись, что все одеты тепло, она открыла портал. 
  
 Лера уже привыкла к резкой смене климата, случавшейся при переходе из одной реальности в другую. Она инстинктивно подняла воротник куртки, защищаясь от порывов холодного ветра.
— Смотрите под ноги, это время года здесь очень сырое, — предупредила инструктор. 
Ученики, стараясь держаться ближе друг к другу, оглядывались, рассматривая местность. Портал привел их во двор одиноко стоящего особняка. Пустынный, с остатками деревянной ограды двор, окружал серые, намокшие от первых весенних дождей, каменные стены. Сельская ухабистая дорога, представлявшая собой  месиво из медленно тающего снега и земли, отделяла голый в эту пору сад, от бескрайних полей, простиравшихся на все четыре стороны. Вдалеке чернел лес. Кроме нескольких деревянных построек, видневшихся у края дороги, жилья поблизости не было. Только что взошедшее солнце заискрилось в полях, лежащих под снегом, и отразилось в длинных, через весь двор, лужах. 
— Каждое утро, в девять, сюда будут подвозить продукты, не забывайте их разгружать. Экономка поможет вам разместиться. В доме несколько слуг, они присмотрят за вами. Никаких забот у вас не будет, так что сможете отдохнуть и отоспаться. Здесь хорошо, только с погодой вам не повезло, — Милена зябко поёжилась, — я бывала на этом хуторе летнее время: настоящий санаторий. Теперь перейдем к делу. Как вы поняли, вам предстоит жить в этом старинном особняке. Он хранит много тайн, с одной из них вы и столкнетесь. Решить ее вам поможет загадочный предмет, который  послужит и ключом к выходу. С помощью ключа вы сможете вернуться в учебный городок через портал. Сам портал будет появляться в двух километрах отсюда, вон за тем полем, каждое утро, с семи до девяти, но, без предмета-ключа, он для вас бесполезен. 
— А здесь еще есть поселения? — спросил Валик.
— Поблизости нет. Дня два пути, но в это время года путешествия не очень приятны, кроме как на лошадях, не пройти. Еще вопросы есть?
— Мы здесь надолго? — поинтересовалась Женя.
— До тех пор, пока не сможете выйти.
— А если мы просидим здесь месяц? Не сможем выйти?
— Не думаю, что вам захочется здесь задержаться. Даже отдых может надоесть.
 Из дома вышла полная пожилая женщина, и, увидев Милену, обрадовано ей замахала:
— Как поживаешь, милая? Все работаешь? Опять к нам? Сама-то останешься? — женщина засыпала волшебницу вопросами.
— Нет, я не останусь, только группы привела, — сдержанно улыбнулась инструктор. 
— Я помню, как ты сама вот так же, как они, сюда приходила. Яблок тогда было — море. Лето выдалось теплое, урожайное. Когда это было? Сколько лет прошло? Запамятовала… 
Ученики захихикали, поглядывая на Милену. Инструктор, которую немного напрягло подобное радушие, слегка покраснела и обратилась к своим подопечным:
— Это Дороти, экономка усадьбы «Призрачная балка». Она хорошо за вами присмотрит, а вы постарайтесь не усложнять ей жизнь.
— Останешься позавтракать? — экономка ласково похлопала Милену по руке. — Похорошела, хоть все такая же худенькая.
Несколько человек закашлялись, подавляя смех. Таню смущение Милены откровенно веселило:
— Что такого произошло, что тебя помнят столько лет? 
— В другой раз, спасибо. Я уже ухожу, у меня много дел, — инструктор проигнорировала Танино любопытство. — Дороти, объясни им все подробнее.
— А как же, за завтраком и объясню. Будет время, наведывайся, чайку попьем, поговорим. — Экономка помахала Милене, заторопившейся уйти. — А вы, ребята, проходите, обувь оставляйте в прихожей, там для вас тапочки приготовлены.
 
 Дом оказался огромным, но мрачным. Кроме Дороти, в доме жил Джон, старый слуга-негр с седыми волосами. Он носил строгий костюм-тройку и начищенные до блеска туфли, и еще несколько слуг, которые следили за порядком, и  почти не попадались на глаза. Джон, встречавший гостей в прихожей, с молчаливой отстраненностью наблюдал, как они раздевались. Завтрак накрыли в большой зале. Ученики расселись за удлиненным овальным столом. Молодая горничная принесла блюдо с ароматными блинчиками, и, оставив на столе, удалилась. Экономка дождалась, когда тарелки опустели:
— Ваши комнаты на втором этаже. Все необходимое, включая одежду, в них есть и находится в вашем распоряжении. — Дороти приветливо смотрела на ребят: – Но, — она понизила голос, — здесь происходят странные вещи. Кто-то нападает на гостей, превращая их в лишенные жизни тела.
Вика со стуком опустила на стол чашку. Остальные непроизвольно оглянулись.
— То есть, — решила уточнить Женя, — убивает?
— Нет, парализует. Но мы ничем не можем помочь, поэтому такое состояние может продлиться долго, до тех пор, пока вы не сможете открыть выход. 
— А вас, значит, оно не трогает? — включился в беседу Валик.
— Слуг не трогает, мы здесь живем и стали частью дома. Остановить зло можно с помощью волшебного предмета. Он же поможет вам выбраться. Как устроитесь, приступайте к решению загадки, потому что времени у вас не так уж много, дольше недели еще никто не продержался, — закончила экономка.
— А вы что, знаете Милену? — поинтересовалась Таня.
— И она вот так же впервые сюда пришла, как вы. А позже уже сама приводила к нам гостей. Хорошая девушка, но выбрала такую хлопотную работу, — Дороти улыбнулась своим воспоминаниям.
— А она выжила? — спросила Женя с набитым ртом. — Тогда, когда в первый раз пришла?
— Так две девушки в тот раз и выжили. Она и ее подруга, не помню уж, как звали. Из четырнадцати человек только они и смогли найти ответ. Вот я ее и запомнила. Умница и добрая.
— Она что, о нашей Милене говорит? — тихо переспросил Валик. Вика фыркнула.
— А каковы шансы на выживание? — наконец задал вопрос парень из группы Ларисы. 
— Если поели, идите, устраивайтесь. Живите, как хотите, мое дело вас кормить. Обед в четырнадцать, ужин в девятнадцать, в этой зале и накроем. А я вам не указ. — Экономка поднялась и вышла из столовой. 
 Огонь в нескольких каминах поддерживал в доме тепло. Ученики разместились в спальнях на втором этаже, после чего собрались в гостиной. 
— Надо все предметы пересмотреть, — предложил Валентин, — какой-то из них и есть ключ.
— На это и месяца не хватит, — возразил кто-то. — И как мы узнаем, что его нашли?
— Да, а вдруг волшебным окажется шкаф или диван? Что тогда? 
Дом был полон вещей: помимо мебели, на стенах рядами висели картины, столы, комоды и шкафы — уставлены безделушками, а диваны завалены декоративными подушками.
— Ладно, — осмотрев ближайший столик на предмет волшебного ключа, согласился Валик, — все равно пока ничего не известно. Подождем.
Ребята из второй группы сидели поодаль и тихо переговаривались. К Лере подошла Вика:
— Здесь хорошо. Моя спальня очень большая, я от нее в восторге. Смотри, там даже безделушки есть, — девушка показала руку, на которой красовался жемчужный браслетик. — Пойдем, посмотрим дом.
— А вдруг ЭТО на нас нападет? Лучше оставаться со всеми, — возразила Воронцова. Ей дом не нравился. Сумрачный, заваленный чужими вещами, заселенный странными слугами, он вызывал у нее чувство тревоги. Где-то в глубине она подозревала, что тревога вызвана скорее рассказом о нападениях, но ощущение опасности, поселившееся в животе, не отпускало. К несчастью (или счастью?) ей вспомнились сюжеты фильмов, в которых всякие нехорошие вещи происходили именно с оторвавшимися от коллектива. 
— Так все пойдут, девчонки уже ушли, — подруга кивнула в сторону двери, в которую выходили Таня с Женей. — И та группа расходится. 
— Я себе оружие приобрел, — к ним подошел Валентин, держа в руке узкий меч, снятый со стены гостиной. 
— Круто, — Валерьянова потрогала рукоятку, — а еще есть?
— В соседней комнате стояли доспехи, так Тарик вынул из них пику. А больше я не видел оружия. Щит еще остался, но он тяжелый.
 
 Студенты разбрелись по дому, наполнив его веселыми голосами. Лера подошла к окну. На улице моросил мелкий дождик. Вика бродила по комнате, время от времени зовя Леру взглянуть на очередную безделушку. Валентин устроился в кресле, но, утомленный бездействием, вышел. Вдруг, откуда-то из коридора раздался крик. Через мгновение его дополнил визг. Вика выронила табакерку, которую вертела в руках, и подбежала к Лере:
— Ты слышала?
— Помоги закрыть, — девушка захлопнула двустворчатую дверь, и оглядывалась, чем бы закрепить створки.
— Идем туда, — Валерьянова наоборот хотела выбежать, — там что-то случилось!
— Мы не сможем себя защитить, если на нас нападут, я не пойду, — возразила Лера. 
Побоявшись идти одной, Вика прижалась к створкам, пытаясь на слух определить, что происходит снаружи. За дверями послушались шаги и голоса учеников. Лера распахнула дверь.
— Ты видела? — крикнул ей кто-то.
— Нет, что случилось?
— Он лежал прямо в комнате на полу.
— Кто?
— Там парня нашли из их группы, его несут вниз, пошли, здесь опасно, — подошел Валик. Он выглядел настолько испуганным, что его веснушки побледнели и стали едва заметны.
 
 Ученик лежал на пестром ковре столовой, на спине. Его руки были вытянуты по швам, а глаза закрыты. Казалось, будто он находится в глубоком сне, но разбудить его не получалось. Не помогли даже уколы булавкой, с помощью которых Таня взялась проверять его рефлексы. 
— Никакой реакции, — сказала она, прокалывая ему очередной палец.
— Хватит уже, внесешь ему какую-нибудь инфекцию, — остановил ее Костя.
Остальные толпились рядом, подавая советы, каким еще способом можно попробовать разбудить. Поцелуй, поливание холодной водой, резкий крик над ухом результатов не возымели. Вошли экономка и Джон. 
— Уже началось, отнеси его в кладовую, — приказала она дворецкому. Он взял парня за ноги и поволок из комнаты. Дороти оглядела ребят:
— Чего смотрите?
— Зачем в кладовку? — хмуро спросил Тарас, сжимая пику.
— Там холоднее. 
 
 До обеда не расходились, устроившись в столовой.
— Может, это кто-то из слуг? — предположила Таня.
— Это экономка или этот, черный. Они мне сразу подозрительными показались, — сказала девушка из второй группы.
— На нас началась охота, а мы до сих пор ничего не знаем о предмете, — сокрушенно вздохнул Валентин.
— Вика уже сотню шмоток перебрала, но волшебных что-то не встретила, — ехидно заметила Женя, косясь на украшенные перстнями и браслетами руки одногруппницы. — Зачем тебе столько барахла? Бусами что ли отбиваться будешь?
Вика обиженно поджала губы:
— Я хотя бы буду выглядеть красивой, если меня парализуют.
Женя закатила глаза и отвернулась. 
 
 Несмотря на все предосторожности, до обеда произошло еще одно нападение. В общей суматохе ученики не заметили, что пропала девушка, и опять из второй группы. О ней сообщила одна из служанок, которая ее и обнаружила. Девушка, такая же безжизненная, как и первая жертва, сидела в кресле в своей спальне. Обедали молча. За окном продолжал шуметь дождь.
— Первый день и двое из тринадцати, — нарушил напряженную тишину в комнате Тарас.
 
 Часам к пяти двор начал погружаться в сумерки и вскоре за окнами стояла непроглядная тьма. Пересмотрев все предметы в гостиной, и не определившись, какой из них может быть волшебным, решили остаться ночевать здесь же, все вместе. Разместились на диванах и прямо на мягком теплом ковре, подложив под головы подушки и укутавшись в одеяла, которые  перенесли из спален. Двери, ведущие из комнаты, закрыли, подперев створки спинкой стула. Убедившись в надежности и безопасности помещения, студенты начали засыпать. 
 
 Лера проснулась ночью. Огонь в камине потух, и в комнате стояла густая тьма. Слышалось мерное дыхание спящих. Рядом тихо постанывала во сне Вика. Лера смотрела в темноту, разглядывая ее переливы, и размышляла. Отчего-то именно здесь, в самой гуще спящих рядом людей, острее всего чувствовалось одиночество. Ей вспомнились дневные события, бледные неподвижные однокурсники, которых оттащили на хранение в кладовку, словно они были неодушевленными предметами, и в этот момент они лежал там, завернутые в одеяла, среди вещей, убранных с глаз долой за ненадобностью. Кто-то завозился во сне, нарушив тоскливый ход ее мыслей. Потянуло прохладным воздухом. Девушка лежала на полу, поэтому сразу ощутила сквозняк. Она собралась подвинуться к Вике, чтоб согреться, но заметила какое-то движение. В комнате, кроме учеников, был еще кто-то. Страх холодной волной прокатился по телу. Она затаила дыхание, боясь пошевелиться. Неизвестный постоял, потом сделал несколько шагов. Его силуэт выделился на фоне окна, и Лера узнала дворецкого. 
«Закричать? Разбудить всех? — промелькнула мысль, но предательское чувство страха оказаться в кладовке не позволяло ей даже сглотнуть. — А вдруг не успею? Но как он вошел?»
Джон переступил через спящие тела, и, подойдя к двери, бесшумно вышел, тихо прикрыв за собой створки. До рассвета Лера пролежала неподвижно. За ночь группы лишились еще двоих: тихой темноволосой девушки из группы Ларисы и Тараса. Постояв над не проснувшимся утром другом, Костя аккуратно разжал его сжатые пальцы и вынул из них пику, забрав ее себе. Новые потери вызвали спор среди студентов, перерастающий в конфликт. Одни кричали, что нападает кто-то из своих, а другие были уверены, что к нападениям причастны слуги. В пользу первого мнения была открытая изнутри дверь, поэтому с версией, что соучастник находится среди них, многие согласились. Увидев такой поворот, Лера решила умолчать о том, что видела ночью. Во-первых, она опасалась, что ей не поверят, да это и не объясняло, как дворецкий проник в комнату, а во-вторых, она боялась оказаться следующей. Обоюдные подозрения разобщили оставшихся. 
— Это кто-то из вас! — кричал Тане парень из другой группы. — У нас трое из шести выбыло, а у вас только один. 
— Ты, болван, ты же нас всех знаешь! — огрызнулась Женя.
 
 После завтрака ученики разбрелись. Лера вышла во двор, потому что постоянная угроза, исходящая от дома, утомляла. Внутреннее чутье подсказывало, что во дворе безопасно. Разбитая старая телега и пара пустых бочек, вряд ли бы заинтересовали нападавшего в качестве укрытия. Да и на открытом пространстве она быстрее заметит угрозу, чем в лабиринтах из коридоров и комнат. Земля была сырой и холодной. Никакие идеи о разгадке в голову не приходили. Она гуляла, до тех пор, пока холод не вынудил вернуться в дом. Войдя, она сразу же столкнулась с экономкой:
— Не неси грязь в дом. Замерзла небось? И чего там делала, все в доме сидят, — без привычного радушия встретила ее Дороти. Ее ворчание прервал истошный визг. В коридор выскочила Таня:
— Вы слышали? Где это?
Крик разносился из правого крыла дома. Подбежали еще ребята. Все помчались туда.
— Кто это? Кто? — спрашивали друг у друга, пытаясь понять, кого не хватает.
Лера заметила перепуганную Вику. Визг стих. Студенты стояли перед дверью комнаты, смежной с гостиной.
— Надо войти и поймать того, кто это делает! — Таня вооружилась увесистым подсвечником. Ученики нерешительно топтались. Валентин прислонил к двери ухо:
— Там тихо.
Кто-то из ребят прихватил топорик для рубки мяса. Таня толкнула дверь, но та не поддалась. 
— Заперто изнутри! 
— Значит, оно там! — подошел Костя.
— Ломаем дверь! Все вместе мы с ним справимся, — командовала Таня.
— Или с ней, если это служанка!
Экономку, стоявшую рядом, уже не подозревали. В комнату вошел дворецкий. Лере показалось, что он постарел за ночь. Ребята начали ломать дверь. Добротные деревянные створки стойко выдерживали удары. 
— Зачем двери портить? Лезьте через окно, стекло не так жалко, — не выдержал Джон.
— И прямо ему в лапы, ну уж нет, — крикнули ему в ответ.
— Тогда подождите, я принесу инструмент. Совсем совести нет, портить такие вещи.
— Уйди, старик, пока тебе не досталось! Все вы здесь из одной шайки.
Дверь ломали упорно, пока она с треском не распахнулась. Ученики ввалились в небольшую туалетную комнату. У самой двери, в углу, полусидя, на полу лежала Женя. На руках у нее наливались синяки, а на лице застыла гримаса ужаса. Больше в комнате никого не обнаружили.
— Раньше синяков не было, — заметил кто-то.
— Она боролась.
— Да она вся мокрая, — Таня оглядела подругу, — что же ее так испугало?
— Это она от страха, — Валентин прикрыл ей глаза. — Куда же оно делось?
— Наверное, сквозь стены ходит или в окно. 
— Окна закрыты.
К Жене подошел дворецкий, собираясь унести ее к остальным выбывшим.
— Если ты вздумаешь тащить ее как мешок картошки, я тебе мозги вышибу, — предупредила Таня, зло глядя ему в глаза. Джон не ответил, но рисковать не стал, и аккуратно подняв девушку, понес ее на руках. 
 Лера приблизилась к большому, в человеческий рост, зеркалу, висевшему на стене. В нем отражалась вся комната и все присутствующие. На мгновение ей показалось, что она ощущает на себе чей-то взгляд. К ней подошла Вика:
— Я не знаю, что ее могло так напугать, но мне страшно. Мы с ней, конечно, не подруги, но она не заслуживает, чтоб ее нашли вот так. Лер, если она так перепугалась, что обмочилась, то что про нас говорить. Такой позор…
Лера глядела на Викино отражение в зеркале. Девушка хлюпала носом. Внезапная догадка заставила отступить. Она вспомнила, что однажды видела фильм, в котором за большой картиной открывался потайной ход. Наличие в доме таких ходов объясняло бы появление дворецкого в комнате ночью. 
— Надо снять зеркало, там может быть проход, — поделилась она своей догадкой с остальными. Совместными усилиями им удалось обнаружить узкую щель, между зеркалом и обрамлявшей его рамой. С помощью Валиного меча они смогли открыть зеркало, как дверь. За ним оказался узкий темный коридор. 
— Эта тварь передвигается по нему! — Таня посетила свечей, но ничего разглядеть не удалось. 
— Надо его проверить. Этот коридор выведет нас в ее комнату, — Валик с самого начала был уверен, что к нападениям причастна одна из горничных, и сейчас хотел проверить свою версию. 
Посовещавшись, Таня с Валиком решили исследовать свое открытие. Костя отказался, сославшись на то, что этот лаз может быть ловушкой. Его поддержали ученики из второй группы:
— Да она специально вас заманивает туда! Может это она дверь открыла ночью? — один из парней ткнул в Леру пальцем. — Лариса говорила, что она у вас странная, нельзя ей верить, в ту ночь она сама к нелюдям пошла! Спросите у своей Милены, если не верите.
Лера оторопела: такого поворота она не ожидала.
— Точно, она на их стороне! Ребята, да ее все утро видно не было! — поддержала своего одногруппника девушка.
— Это ты? Говори! 
— Не я, — Лера отступила от кричащих учеников. Для нее их агрессия казалась дикой:
«Неужели они на полном серьезе собираются пускать в ход топорик или пику? Ведь это всего лишь игровая ситуация! Что их так пугает?» — Конечно, Лера и сама опасалась повстречаться с неведомым противником и оказаться в кладовке, но враждебности к нападавшему не испытывала.
— Давайте запрем ее в коридоре, если не она, то потом ее найдем, — предложила девушка.
— Тихо, я что-то слышала, — Таня прислушалась, — там кто-то есть, идем, его надо поймать, иначе всех нас переловят по одному.
— Как в «Десяти негритятах», — поддержал Валентин. 
— Идите, а мы пойдем искать другие выходы, — решил Костя.
 
 По тайному проходу пошли вчетвером: Таня, Лера, Валентин и молчаливый паренек из группы Ларисы. Вика идти побоялась, оставшись с Костей. В комнату вернулся дворецкий, и, увидев открытый проход, крикнул вслед:
— Зачем открыли? Чтоб сырость в дом напустить? — с этими словами он захлопнул зеркало-дверь. Огонек свечи моргнул и погас от сквозняка. Их окружила кромешная тьма.
— Идти все равно надо. В любом случае мы обречены, — Таня пошла вперед.
В туннеле действительно было сыро: с потолка срывались капли воды, а каменные стены были покрыты скользким налетом. 
— Я чувствую, что оно здесь, — тихо сказала Таня.
Лере тоже было не по себе. Но за Таней, умевшей драться, ей было спокойнее. 
— Если ты с этим заодно, то я просто сверну тебе шею, — Кузнецова схватила Леру за руку. Ее ладонь была холодной и влажной. — Ребята, вы здесь? Может, пойдете вперед?
— Нам и здесь хорошо, — отозвался Валентин, шагающий за Лерой.
— Какой же ты мужик после этого? — ехидно спросила Таня.
— Умный, — хихикнул второй парень.
Шли медленно, ощупывая руками стены. Вдруг Лерина рука ощутила пустоту:
— Здесь еще коридор!
— Сначала пойдем прямо, потом вернемся и свернем, — решила девушка.
Валик выругался.
— Теперь оно может быть и позади! — злорадно отозвалась Таня. Она нервничала и много говорила. Через какое-то время они уперлись в тупик. Таня с силой надавила на преграду, и она распахнулась как дверь. Ребята оказались в небольшой комнатке. 
— Это ее комната! — Валентин оглянулся.
— Я чувствую, оно здесь, — Таня приняла боевую стойку. 
— Что нам теперь делать? — спросил второй участник мужской части экспедиции. 
 
 Лере просто было страшно. Она по-прежнему понимала, что ситуация, в которую они попали в этой реальности, учебная, и максимум, что может случиться — ее  парализуют до конца испытания. Но справиться с почти животным страхом не получалось. Он возникал в центре живота и затапливал все тело, делая его непослушным и чужим. 
В комнатке, несмотря на отсутствие окон, темно не было. Небольшой светильник заливал ее голубоватым светом. Большую часть помещения занимала кровать, рядом с которой стояла тумбочка, а напротив — шкаф. Иного выхода, кроме как через потайной ход, не было. 
— Выходи, тварь! — крикнула Таня. — Выходи, мы нашли твое логово и не уйдем отсюда.
Ребята нервозно оглядывались. Было тихо, только из туннеля доносился звук капающей воды. 
— Я сожгу здесь все! — Таня залезла в тумбочку, порылась, и достала спички. 
— Ты устроишь пожар, — предупредил Валик. 
— Я ее чувствую, — девушка нервно зажигала свечу в своем подсвечнике.
Вдруг поверхность боковой стены всколыхнулась. Сначала Лера подумала, что ей показалось, но по каменной стене пробежало несколько волн. Она увидела, как из серого камня стали выступать очертания. Они вытягивались, вырастали из стены, будто хотели выйти из нее. Парень из другой группы не выдержал и кинулся в проход. У Леры перехватило горло, и каждый вдох давался ей с трудом. Она отступила назад и уперлась в кровать. Очертания стали больше, и в комнату шагнули три существа: две огромные пепельно-серые гротескные собаки, а между ними девушка. Ее глазницы были заполнены желтым огнем, словно наполнявшим ее тело изнутри. Несмотря на фигуру, ничего человеческого в ней не было.
— Ты искала меня? — девушка ухмыльнулась. 
Валентин вжался в стенку, боясь пошевелиться. Лера видела, что он едва справляется с собой, чтоб не отключиться. Вместо ответа, Таня взмахнула подсвечником, стараясь ударить пришелицу. Лерины нервы не выдержали накала страстей, ее ноги подкосились. Падая, она схватилась за тумбочку. Таня прыгнула на девушку, но та отступила, проигнорировав нападение. Ее взгляд был устремлен на Леру, которая, сидя на кровати, сжимала в руке флейту. Падая, она случайно схватилась за изящную дудочку, лежавшую на тумбочке, да так и не выпустила. Девушка усмехнулась, совсем не чудовищно, как ей бы полагалось, и превратилась в огонь.
— Ну, кто здесь хотел меня поджечь? — обратилась она к Тане. А потом, рассмеявшись, исчезла вместе со своими собаками. 
— Я приду за вами! — эхом прокатились по коридору ее слова.
Таня, приземлившаяся во время неудачной атаки на пол, сидела и растирала колени. 
— Пойдем, надо посмотреть боковой коридор, — первым пришел в себя Валик.
— Она на нас не напала, хотя могла, — Кузнецова с подозрением посмотрела на одногруппницу. — Почему?
— Из-за этого, — Коваленко потянулся к флейте, — кажется, мы нашли этот загадочный предмет.
— Она не служанка, — Лера, обретя способность двигаться, поднялась с кровати. Что-то знакомое проскользнуло в улыбке огненной девушки, что-то такое, что она уже встречала раньше и теперь пыталась узнать. 
 
 Валентин взял флейту, и они смело вернулись в тайный проход. Второй коридор привел их в шкаф, из которого они вышли прямо в гостиную. Обрадованные находкой, они шумно вывалились из шкафа. Но их ожидал неприятный сюрприз в виде трех неподвижных тел. Костя, Вика и сбежавший из тайной комнаты паренек, выбыли. Экономка позвала всех на ужин.
— Мы нашли еще несколько ходов, но, фактически, они повсюду. На них и напали у этих проходов, — рассказывала оставшаяся девушка из группы Ларисы. 
 
 За окнами началась настоящая гроза. Спать пошли рано. Долго спорили, у кого будет волшебная флейта. Решили, что надежнее отдать ее тому, кто будет дежурить, чтоб он смог защитить себя и всех остальных, а утром устроить облаву на таинственное существо. Все вместе легли в одной из спален, предварительно проверив ее на наличие потайных дверей. Экономка развела огонь в камине, и комната наполнилась веселым треском дров и теплом. Ребята натянули пижамы, а девушки  длинные ночные сорочки, которые принесла им Дороти. Утомленные дневными переживаниями, уснули быстро. Спала Лера тревожно: ей снились портреты, из-за которых вылезал дворецкий. После очередного кошмара, она проснулась. За окнами светало. Она глянула на диван, ища Валика, который должен дежурить со второй половины ночи: диван был пуст. Флейты тоже нигде видно не было. 
«Наверное, в туалет вышел, но почему никого не разбудил, нам же опасно оставаться без артефакта?» — Лера вскочила и убедилась, что ночь прошла без потерь. Ожидая возвращения Валентина, она выглянула в окно: солнце только-только показалось из-за края горизонта, а двор, после ночного дождя, превратился в сплошное грязное месиво. 
«Где же он? Уже должен был вернуться», — с тревогой подумала девушка. Ее внимание привлекла удаляющийся от дома человек. Приглядевшись, она узнала Валентина, скачущего по скользким кочкам и выбирающего места по суше. Несколько мгновений Лера с непониманием смотрела вслед скрывшемуся за придорожным кустарником одногруппнику.
«Но зачем? Как он мог? Мы же без флейты все в опасности! — потом ее осенила догадка: — Неужели он хочет выйти из реальности один?» Лера оглянулась на спящих и ничего неподозревающих однокурсников. Ее охватил страх от понимания того, что произошло. Она выбежала из комнаты и спустилась вниз. На крыльце стояла экономка и провожала взглядом уже едва заметную фигурку:
— Эх, нехорошо поступил парень, себя подвел, других подвел. 
— Он ушел? — все еще отказываясь поверить своему предположению.
— Ушел. Зря вы старались.
— Сколько времени?
— Да семь уже, я завтрак готовлю.
— Значит, проход открыт. А сколько до него идти?
— По такой дороге быстро не доберется. Вон как размыло. А полями не пройти, там снега и воды по колено. Да ты что надумала? — Дороти охнула, когда Лера спрыгнула с крыльца прямо в грязь и побежала за Валиком.
— Вернись, ты же раздетая, куда тебе его догонять!
— Его надо вернуть! — Лера вдруг заметила нескольких всадников, медленно продвигающихся вдоль кромки леса. 
«Может попросить у них лошадь?» — пришла в голову мысль, а вслух она спросила:
— Дороти, кто это на лошадях?
— Не вижу отсюда, видать, кто-то заехал. Если и к нам, то раньше, чем через час не жди.
Часа у Леры не было. Она махнула рукой экономке и кинулась за Валентином. Выбравшись со двора, девушка поняла, что самый трудный участок пути впереди: проселочная дорога почти скрылась под водой, стоявшей над тонкой корочкой снега. Корка крошилась при каждом шаге, скрывая за собой ямы, полные ледяной воды, доходящей почти до колена. Бежать было трудно: ноги скользили в лужах, проваливались, а мерзлые грудки, еще не успевшие оттаять, больно кололи ступни. Подол рубашки намок и облепил щиколотки, сковывая движения. Только сейчас Лера заметила, что босая, и ощутила холод земли. 
«Валик выбирает места посуше, а мне можно напрямик, все равно уже грязная», — девушка решила срезать путь через поле, перехватив Валентина у выхода. Она бежала, переходя на шаг, переводила дыхание и продолжала бежать. Валика удалось догнать у дальних построек, очертания которых виднелись из особняка. Дорога уходила вправо, огибая поле, и парню оставалось до поворота несколько метров. Он шел размеренно, сжимая в руке флейту. Лера выбралась на дорогу перед ним. Увидев ее, Коваленко остановился:
— Уйди!
— Валик, вернись, мы можем выйти все вместе, — попросила Лера, переводя дыхание.
— Какое мне до них дело? У меня ключ и я выхожу. Ты вчера была там и все видела сама. Мы против нее беспомощны! Зачем тратить время на поиски этой твари? Ну, найдем, дальше-то что? Она с нами без проблем разберется, и никакая дудка ее не остановит. Только попробуй это объяснить нашим упрямым идиотам! Они же считают, что смогут с ней справиться. 
— Валь, но мы могли бы сегодня уйти все вместе!
— Ты слышала их, — Коваленко досадливо сплюнул, — им нужна облава и битва! Не включают свои мозги, что лучше остаться живым без битвы, чем стать мертвым героем. Только тут и героизма никакого, одно самоубийство. 
— Ты украл дудочку! Оставил нас спящими! — возмутилась она.
— Я просто спасаю себя. Хочешь, пошли со мной, или не мешай.
— Валик, — пытаясь подобрать аргументы, заговорила Лера, — тебе нельзя уходить. Я знаю, кто эта девушка, будет лучше, если мы вернемся. 
— За это время там многое могло произойти. Я не вернусь. Отойди, или мне придется тебя ударить, — твердо ответил Валентин.
За его спиной, скрывая деревянные постройки, у самой дороги росли кусты. Лера заметила, как они шевельнулись, и из них вышла женщина. Это была Милена.
— Валь, отойди, — тихо позвала Лера, следя взглядом за приблизившейся  волшебницей. — Мы еще успеем до того, как с ними что-то случится.
Инструктор остановилась за Валентином, но он о ее присутствии не подозревал. 
— Валик, сзади! — крикнула Лера в тот момент, когда он сделал шаг ей навстречу. Милена усмехнулась, а потом ловким ударом ноги сбила Коваленко с ног. Флейта вылетела у него из руки и упала в снег. Лера кинулась и выхватила ее из сугроба. Валик попытался отбиться, но инструктор с легкостью прижала его к земле:
— Попробуешь пошевелиться или, не дай бог, подняться, пролежишь до конца дня парализованным  в этой луже. Тебе ясно?
Валик что-то промычал. Удовлетворившись ответом, Милена поднялась и повернулась к Лере.
— Не подходи! — девушка вытянула вперед руку с флейтой, но на всякий случай попятилась.
— Боишься? — инструктор медленно приближалась со зловещей улыбкой. Ее глаза вспыхивали ярким огнем.
— Не подходи, у меня же ключ! — не зная, что предпринять, чтоб артефакт сработал, Лера дунула в флейту. Раздался сипящий звук. 
Милена не выдержала и расхохоталась:
— Ладно, ладно, не споткнись только, а то упадешь. 
Отступая, Лера не заметила, как дошла до бревна, лежавшего за ее спиной. 
— Ему не понравится, что ты бегаешь в таком виде, иди в дом, — Милена прошла мимо Леры, направляясь к бревенчатой избе. 
— Кому не понравится? 
— Александру. Маги приехали сегодня, чтоб посмотреть развязку. Подожди, скоро будут здесь, — инструктор глянула в сторону усадьбы. Лера проследила за ее взглядом, но никого не увидела. 
— Их скрывают холмы.
«Значит, те всадники — учителя», — догадалась девушка.
— Ему точно не понравится твой вид, — улыбаясь, повторила Милена, — идем в дом.
«Она права, выгляжу как минимум неприлично», — кисло подумала Лера, рассматривая грязную ночнушку. 
— Проходи. Я сейчас занимаюсь уборкой, а ты сядь на кровать, под одеяла.
 
 В небольшом бревенчатом доме было жарко. Посреди единственной комнаты стояли деревянные стол и стулья, у правой стены, за печкой, разместилась кровать. В печке потрескивал огонь, на плите грелся чайник. Милена скинула высокие сапоги и безрукавку, оставшись в джинсах и бежевом, толстой вязки, свитере. Порывшись в шкафу, отделявшем комнату от сеней, она достала теплые носки и куртку:
— Одень. 
Лера натянула выданную одежду, но на кровать решила не садиться и устроилась у стола.
— Тебе надо согреться, — инструктор взяла с кровати шерстяное одеяло и накинула на Леру. — Закутайся. Хочешь чая?
— Нет, спасибо, — Лера чувствовала себя стесненно, особенно из-за лежащего на улице Валентина.
— Все равно надо. Я приготовлю, а ты пока расскажешь, почему бегаешь раздетая.
Когда чайник закипел, Милена поставила на стол две больших чашки травяного настоя и села напротив:
— Пей, тебе надо хорошо отогреться, чтоб не заболеть. Так почему ты в таком виде?
Лера сделала небольшой глоток. От чая исходил аромат малины.
— Я не успела одеться, нужно было Валика догнать до того, как он дойдет до портала. 
— А почему одна? Никого с собой не позвала.
— Я хотела его вернуть до того, как они проснутся, чтоб никто не знал.
— Почему? — искренне удивилась Милена.
— Ну-у, их бы это не порадовало, а мы с ним дружим все же. 
— Ясно. Как ты догадалась? 
— О флейте?
— При чем здесь флейта? — засмеялась Милена. — Что вы в нее так вцепились? Как ты меня узнала?
Пришла очередь удивляться Лере:
— Разве флейта не ключ? Тогда почему ты нас не тронула в той комнате?
— Я видела, что ты поняла, кто перед вами. Не хотела раскрывать свое инкогнито, что непременно бы случилось, начни мы с Таней поединок.
— Я узнала твою улыбку.
Милена задумалась. Потом поднялась:
— Мне надо закончить уборку и заварить еще чая к приезду гостей. Они могли замерзнуть в дороге.
— Я могу помочь, — предложила Лера, но инструктор отказалась. Она налила в неглубокую миску воды и принялась протирать влажной тряпкой мебель.
— Ты здесь живешь? — полюбопытствовала девушка.
— Временно, это домик для инструкторов.
 
 Леру начало клонить в сон, мысли стали путаться, превращаться в образы, складываться в картины. 
— А твой муж тоже здесь? — перестав различать где явь, а где вымысел, спросила она.
Милена, протиравшая подоконник, повернулась и какое-то время изучающее на нее смотрела.
— Мой муж живет далеко, — наконец ответила она. — Не здесь. 
— Ты по нему скучаешь?
— Нет. И я не помню, чтобы говорила тебе о нем. 
«Мда, я тоже не помню», — спохватилась девушка, возвращаясь к действительности. 
Инструктор взяла миску с водой и пошла на улицу. Лера — за ней. 
— Не выходи, — бросила через плечо Милена. Она выплеснула воду, и посмотрела в сторону дороги, по которой ехали маги. Их было уже видно. Лошади шли медленным шагом, выбирая более сухие участки дороги. — Минут через тридцать будут, — определила волшебница. 
Валентин продолжал лежать ничком на земле, подложив под лоб руки. 
— Он простудится, — не выдержала Лера, представляя, как же он должно быть замерз. Милена втолкнула ее в дом и вошла следом:
— С ним ничего не случится, зато хорошо запомнит. А ты сядь, мне нужно подмести.
Она послушно забралась на стул, поджав под себя ноги, и наблюдала за инструктором. После пола подошла очередь буфета, из которого в корзину для мусора отправились пучки старых сухих трав и связки грибов.
— Мой муж, — неожиданно сказала Милена, — очень упрямый человек. Если ему приходит в голову идея, он ею занимается, не считаясь ни с кем, и ожидает, что я должна ему помогать. То он хочет в поход с друзьями, то собирается стрелять и нужно изучать, как чистят оружие. Счастливая семейная жизнь. Я от этого устала. Он хороший человек, но не для совместной жизни. 
Волшебница смочила в горячей воде полотенце и направилась к Валентину. Стараясь ступать по бревнам, лежащим во дворе, вдоль живой изгороди, Лера пошла за ней. 
— Вернись в дом, — коротко приказала инструктор, но Лера не послушалась. Она хотела убедиться, что с Валиком все в порядке.
— Вставай, на, — скомандовала наставница, — оботри лицо. 
Валик скривился, но полотенце взял. Милена ушла в дом. Парень со стоном сел на бревно рядом с Лерой:
— Стерва, она сломала мне ребра, я еле дышу. — Он оглядел свою мокрую грязную одежду. — У меня теперь будет воспаление легких. Уже есть, я это чувствую. 
Вернулась Милена и протянула Валентину ватник.
— Могла бы и не бить, — обиженно сказал он, — у меня теперь ребра сломаны.
Инструктор наклонилась и быстро ощупала его бока:
— Не придуривайся, максимум, что может быть — синяк. Кости все целы.
— Я болен теперь!
— Сходи в медпункт, возьми больничный, если тебе дадут, — равнодушно посоветовала волшебница, — я тебя здесь не держу. 
— А бить было зачем?
— Но перед тобой же такой вопрос не вставал, когда ты собирался ударить? Это ей ты можешь что-то объяснять, но я-то отличу руку в замахе от пустого размахивания. А она, между прочим, твою репутацию спасала. 
— Я не просил. Если бы не она, я бы прошел. Нашей задачей было суметь выжить, — хмуро ответил Валентин.
— Валик, мир причудлив тем, что еще есть люди, которые верят в дружбу и честь. 
— Ты таких среди магов видела?
— Сегодня удача прошла мимо тебя. Иди к группе, возвращаемся в учебку. 
Коваленко поднялся. Когда он поравнялся с инструктором, Милена придержала его за плечо: 
— Еще раз поднимешь руку на беззащитного — и я действительно сломаю тебе ребра. 
— Да понял уже. Близко не подходить, руками не трогать. А у Женьки синяки сами по себе получились. 
— Женьку беззащитной не назовешь.
Валентин, прихрамывая, побрел к особняку.
— Он простудится, — заметила Лера.
— Он абсолютно здоров, даже насморка не схватит. Идем в дом.
 Вскоре во дворе послышались голоса, и в дом вошел маг. Он тепло поздоровался с Миленой и кивнул в сторону Леры:
— А это кто?
— Моя ученица. 
Мужчина снял куртку и кинул ее на лавку, потом прошелся по избе. Он был высоким и плотным, с густыми до плеч волосами, аккуратной бородой и ясными глазами. От всей его фигуры веяло добродушием. Маг подошел к плите:
— И чай есть? Вот хорошо! Я здесь натоптал немного, ты уж извини.
На крыльце опять послышались шаги, и на пороге возник Александр. Он сдержанно поздоровался и отказался от предложенного чая. Бородатый пил стоя. Поставив пустую чашку на стол, обратился к Милене:
— Дороги как размыло! Поедешь с нами в поместье? Я подвезу.
— Нет, дождусь всех здесь, мне еще вещи нужно собрать, — отказалась Милена. 
— Ну, оставайся, а нам пора. Спасибо за обогрев! — маг взял куртку и вышел.
— Мы тоже поедем, — разглядывая торчащий из-под куртки подол Лериной рубашки, сказал Александр.
— Оставь ее здесь, со мной, заберете нас по дороге назад. Зачем возить ее туда-сюда? — предложила Милена.
— С тобой она уже оставалась. А еще один счастливец, в таком же виде, сейчас месит грязь на дороге, — с иронией, но без улыбки ответил Измененный. 
Милена промолчала и вышла вместе с ними на крыльцо. 
— Спасибо, — Лера попыталась вернуть одеяло, но инструктор не взяла.
Подъехал Александр и рывком поднял Леру в седло. 
— Подберите парня, — крикнул он кому-то из магов, когда они поравнялись с Валентином. 
Некоторое время ехали в полном молчании. 
— Не самый приличный вид для прогулок, — наконец заметил Учитель. — Что здесь произошло?
Рассказ Леры о событиях двух последних дней Измененный выслушал не перебивая. Потом сказал:
— Меня подымут на смех, если узнают, что моя ученица бегает в ночном белье за одногруппником, чтоб помешать ему выйти из реальности. В результате никто из вас этот тест не прошел. Наверное, он тебе очень благодарен.
— Но мы могли бы выйти все! Своих нельзя так бросать.
— Своих? — Александр поднял бровь. — Это понятие еще требует определения. Если свои полезут под пули, ты вряд ли их остановишь. Или будешь прикрывать собой? И как долго они будут оставаться «своими», если потянут под пули тебя? И что значит «свои»? Каждый сам несет ответственность за свою жизнь, сам принимает решение, сам отвечает за него. Решай поставленные перед тобой задачи и не вмешивайся в дела других. 
 
 Лера огорченно наблюдала за сборами в особняке. Парализованных учеников привели в чувство, и они делились впечатлениями. Маги, уставшие от верховой прогулки, открыли портал прямо во дворе дома. 
— Как у Милены получается так изменяться? — перед возвращением в учебный городок спросила она у Александра.
— Она маг, хоть и забивает себе голову всякой ерундой, — ответил Учитель.
— Она осталась в том домике, и не знает, что портал перенесли, — спохватилась Лера.
— За ней поехали. 
 
 Учебный городок встретил их теплом послеобеденного солнца.
— Я замерзла и никак не могу отогреться. Пойдемте в бассейн, — предложила Женя, когда девушки добрались до своего коттеджа.
Идея всем понравилась. 
— Утром, когда мы проснулись, а вас нет, Лерка, — Таня вернулась к обсуждению последних событий, — я подумала, что это ты дудку забрала, а Валентин выбыл. Потом экономка рассказала, что этот гад ушел. 
— Я тоже думала на тебя, пока учителя не подъехали. Так эта флейта, которую вы нашли, была волшебной или нет? — решила уточнить Вика, когда, наплававшись в бассейне с теплой водой, они разместились на бортике. 
— Я так и не поняла, — перебила Таня, — это Милена всех вырубала?
— Ну да, — кивнула Вика, — я как дура ее окликнула, когда увидела.
— Нет, — тихо возразила сразу посерьезневшая Женя, — ЭТО человеком не было.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться