Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 28. Спасение изумрудной черепахи

Группа сидела посреди небольшой полянки на поваленных стволах. Поляну плотной стеной окружал тропический лес. Под сенью высоких деревьев, увешанных лианами, из-за повышенной влажности, дышать было трудно. Милена стояла, облокотившись спиной на сломанный грозой ствол, и обмахивалась планшетом, с которым почти никогда не расставалась. Одетая в легкую майку, шорты и кроссовки, она утратила инструкторскую солидность, придаваемую ей рясой, и, если бы не отстраненное, слегка надменное выражение, выглядела бы обычной девчонкой. 
— Несколько часов ходьбы в северном направлении и вы окажетесь в пустыне. Раз в месяц там проезжает поезд, на котором можно вернуться в нашу реальность. Если, конечно, у вас хватит сил дойти. До поезда две с половиной недели. Рельсы немного занесены песком, поэтому в ваших интересах их почистить, иначе поезд не пройдет.
— Это в том случае, если мы выживем в течение этих недель? — по-деловому уточнил Валик. На нем пестрела нелепая гавайская рубашка и длинные, защитного цвета шорты. На ногах красовались сандалии, которые, после перехода в джунгли, Валентин сосредоточенно разглядывал, прикидывая в полголоса, на сколько часов их хватит.
— Точно, — согласилась инструктор, — это информация для тех, кто выживет. — Здесь, в джунглях, живет племя, м-м, дикарей. Их возглавляют местные колдуны и шаманы. Существует поверье, согласно которому, если верховный шаман Талокана принесет в жертву на священном алтаре черепаху с изумрудным панцирем, он достигнет такого могущества, что в его силе утонет весь этот мир. Между прочим, с вами, если вы не поспешите. Ночь, в час которой нужно сделать жертвоприношение, бывает раз в столетье. Вы понимаете, что шаман сделает все, чтоб ее не пропустить? И ночь эта приближается. Она наступит через две недели и два дня. Ваша задача — не допустить принесения в жертву черепахи шаманом. 
— А если ее принесем в жертву мы? — осведомился Тарас.
— Тот, кто принесет ее в жертву, получит силу всех, кто находится в реальности, включая вас. 
— Безвозмездно? — уточнил Валик.
— Как повезет. Да, кстати, туземцы не брезгуют людьми, — Милена поправила волосы, — ну, я ухожу. 
— Подожди, а что нам есть? — вскочила Таня.
— Возможно, туземцы возьмут вас на довольствие.
— В качестве пайка, — прокомментировал Костя, но никто не засмеялся.
— Ты не сказала, что нам здесь столько торчать, у меня крема для загара не хватит, — Женя скинула с плеч небольшой рюкзачок и начала в нем рыться. 
— И что нам столько ходить, — добавил Валик.
— Я велела вам одеться по-походному для очень теплого климата. Купальники и сандалии с тонкими ремешками трудно назвать походной одеждой.
Волшебница кивнула на прощанье и скрылась за деревьями.
— Ну и что дальше? Мы похожи на группу туристов? — спросила Женя, доставая солнцезащитные очки.
— Мы похожи на обед, — поправил ее Костя.
— А насекомые здесь есть? — оглядывая буйную зелень, зачем-то поинтересовалась Лера.
— Милена упоминала только о комарах, — ответила Таня.
— Это ничего не значит. Она могла забыть о факторах, не являющихся прямой угрозой жизни. Например, о том, что туземцы не любят блондинок, — Тарас посмотрел в сторону Вики.
— Почему это? Откуда ты знаешь? — Валерьянова обиженно скривилась. 
— Посмотри сама, — предложил он.
Только теперь группа заметила, что их окружили вооруженные копьями и луками представители местного населения. Один из них сосредоточенно ткнул Вику копьем.
— Ты возбуждаешь его аппетит, — Валентин медленно встал, поднимая вверх руки. — Народ, привет, мы тут немного заблудились. Не подскажете, как пройти к поезду?
Не отвечая, туземцы стаскивали с бревен учеников и связывали им руки. 
— Вы меня понимаете? Ду ю спик инглиш? — Коваленко покорно позволил себя связать. Заметив косой Лерин взгляд, добавил, поясняя: — Лучше сдаться, я еще после того раза не отошел. 
 
 Подталкивая ребят пиками и руками, дикари повели пленников едва заметными в густой растительности тропами. Через пару часов ходьбы правый сандалий Валентина развалился и волочился рядом, повиснув на ремешке у лодыжки. Когда стемнело, показались огни костров. До ребят донесся шум голосов и барабанный бой. Перед группой возникли еще туземцы. Конвоиры что-то крикнули им на местном наречии и те ответили. Наконец горе-путешественники оказались в деревне, состоящей из небольших соломенных хижин. Посреди селения возвышался большой вигвам, увешенный бусинами, костями мелких животных, ягодами и перьями. Судя по украшениям, в нем и жили те самые представители местной колдовской знати, о которых упоминала Милена. Пленников оставили у костра и перестали замечать. 
— Похоже, они не очень голодны, — заметил Тарас.
Какое-то время сидели на земле и отдыхали. Ноги гудели, а связанные руки мешали устроиться удобнее. Когда усталость победила и незадачливых студентов магической Академии сморила дремота, к костру подошли несколько дикарей. Их лица скрывали ритуальные маски. Они остановились в паре шагов от пленников.
— Привет! Вы не могли бы нас отпустить? — с самой дружелюбной улыбкой поинтересовался Валик.
Оставив вопрос без внимания, шаманы безмолвно разглядывали чумазую от пыли и пота добычу.
— Послушайте, нас не надо есть, нас будут искать. Много-много белых людей будут нас искать. Мы туристы и заблудились. За нас отомстят, — не очень уверенно закончил Валентин, видя, что его слова не производят никакого впечатления.
Один из шаманов повернулся к высокому с длинными седыми волосами, дикарю, чья маска имела наиболее устрашающий вид:
— Может, убьем их? — спросил он на чисто русском языке.
— Мы не съедобные, мы росли на стероидах и нитратах! — убедительно заявил Тарас, после повисшей в воздухе короткой паузы.
— Мы не едим трусов. Сила есть только у смелых воинов, — с презрением ответил седовласый. 
— Тогда отпустите нас, мы очень трусливые, — попросила Таня.
— Трусов мы убиваем. В нашем обществе для них нет места.
— Давайте убьем их, — опять предложил первый шаман.
— За нас можно получить выкуп, — вмешался Валик.
Седой шаман повернулся к нему:
— Да? И чем же?
— Чем угодно, за нас хорошо заплатят.
— В прошлом месяце нам пообещали учебники по магии, а вместо них прислали вас, — седой снял маску. У него оказалось смуглое моложавое лицо. — До поезда еще есть время. Будете работать, а потом, если книги нам пришлют, мы вас отпустим. Если нет — убьем.
— Может лучше попросить за нас деньги? — осторожно предложила Таня.
— Здесь их негде тратить. Раз в месяц нам привозят продовольствие. А в этот раз продуктов было меньше. Предыдущих гостей мы кормили, но ваш инструктор посчитал, что вы в еде не нуждаетесь. А даром мы никого не кормим. — Седой Шаман сделал знак, и учеников развязали. 
Ребята недоуменно переглядывались, растирая затекшие руки.
— Так вы знакомы с Миленой? — спросил Костя.
—В Талокан приходит много инструкторов, нам нет дела до их имен. Мы живем здесь не по своей воле и хотим выйти. Ваши маги заточили нас много времени назад. Конфликты нам ни к чему, убивать мы вас пока не станем. Но если нас опять обманут, то мы вернем им ваши тела, ведь нам терять нечего, мы и так в ловушке.
Тарас тихо присвистнул.
— Поэтому вы ищете черепаху, — констатировал Валик.
Шаман кивнул:
— Она даст нам силы выйти. А вы не вмешивайтесь. Если мы выйдем, вы тоже сможете уйти куда захотите. Вам покажут, где вы будете жить. С утра пойдете работать. За одноразовое питание.
 — Хорошенькая перспектива, — Валентин кое-как связал сандалию найденным обрывком бечевки.
 
 Ученики сели под отведенным им навесом. Прямо перед ними возвышался черный отполированный до блеска камень-алтарь. На нем должны были принести в жертву волшебную черепаху. 
Людей в деревне почти не было. Они все, сформированные в отряды, круглосуточно искали несчастное земноводное. Даже колдуны покидали селение в поисках. Валентин предложил любой ценой завладеть черепахой и все его поддержали. Правда, что с ней делать потом, никто не обсуждал. Днями каждый из группы был занят делом: девушки помогали по хозяйству и на кухне, парней отправили на заготовку дров и ремонт хижин. Вечерами собирались под своим навесом или разводили костер. Дня через три все втянулись в размеренный уклад племени и даже перестали реагировать на назойливых насекомых. 
— Мне все равно, что они тут затевают, и что велела Милена, — однажды вечером заявила Таня. — Другие группы и на море бывают и в горы ходят, а для нас она выбирает такие места, словно надеется, что мы из них не вернемся. Я собираюсь дождаться поезда и свалить. 
Женя с Викой горячо поддержали подругу. 
— Зато у нас опыта по выживанию больше, — заметил Костя.
— Ну, если тебе нравится валить деревья и прорубать новые тропы, то наслаждайся, — раздраженно отмахиваясь от стайки мелких кровопийц, ответила Таня.
 Через несколько дней жизни в поселении Лере стало скучно. Она увидела вернувшегося с поисков Верховного Шамана и подошла к нему:
— Можно мне ходить на поиски черепахи?
— Вы не пленники, но без сопровождения вам из деревни нельзя.
— Я хочу помочь искать. 
Шаман посмотрел на нее исподлобья. Она выдержала его взгляд, потому что для себя решила независимо от его решения выйти за пределы Талокана. 
— Пойдешь с отрядом. Бежать некуда, прятаться тоже негде. За это время мы всю реальность изучили, — наконец согласился он.
— Ты здесь родился? — спросила она.
— Я здесь есть. Моя память рассказывает о том, что я здесь живу, но молчит о моем рождении. Я знаю о мире, который находится за пределами. Я вижу людей, которые приходят, чтоб отточить свое мастерство на мне и моих людях. И я хочу выйти.
— Как ты стал шаманом?
— Что-то чувствовал, чему-то научился, наблюдая за такими как вы. Я хочу выйти, даже если мне придется пожертвовать всеми остальными. И я предвижу, что в этот раз мы ее найдем. — Седой шаман посмотрел в сторону джунглей. 
Подошел Валик, до этого прислушивавшийся к беседе издали:
— Я тоже пойду с отрядом, чего здесь сидеть.
— Я прикажу своим людям убить вас, если решите бежать, — предупредил Шаман.
— Зачем же бежать? До поезда еще далеко, а здесь хоть кормят. Может, найду что-то съедобное в лесу, — рассудительно заметил Валентин.
Они отправились на поиски черепахи с первым отрядом. Выходили под утро, освещая себе дорогу факелами. Всем выдали по дневному пайку. Вместо горсточки крупы, которую раз в день отсыпали каждому, Лера обнаружила полбуханки самодельного хлеба.
— Выгодно так работать, — Валик спрятал свой кусок и кивнул Лере: — Не свети им, иначе заставят делиться.
 
 Целыми днями они бродили по лесам и лугам. Кроме джунглей, в реальности оказались открытые участки с развалинами древних строений, поросших травой и мелким кустарником. К ночи возвращались в деревню, спали, и на рассвете отправлялись на новые поиски. Иногда, перед сном, Лера приходила к костру Шамана и они беседовали. Она рассказывала ему об Академии и о мире, который считала родным. Он слушал внимательно, не перебивая, время от времени хмурясь или погружаясь в собственные мысли.
— А если ты выберешься, что будешь делать? — спросила она как-то во время очередной беседы.
— Пойду в вашу Академию, я ведь кое-то умею. Если берут этих, — Шаман махнул в сторону Вики и Жени, ругавшихся из-за остатков средства против комаров, то и меня возьмут.
 
 Шли дни. Приближалась ночь жертвоприношения. Однажды, когда Лера бродила между зарослями тропических папоротников, к ней подбежал Валентин:
— Скорее! Идем в деревню, ее нашли!
— Да ты что? — выдохнула девушка, которая до конца не верила в существование черепахи. — А кто?
— Туземцы. Скорее! — Валик побежал вперед. Лера — за ним. 
 В деревне было очень шумно. Верховный Шаман, осторожно, на вытянутых руках, держал черепаху. Она была маленькой, с ладонь, с изумрудным панцирем. Солнечные лучи отражались в нем, и казалось, что черепаха сверкает. Остальные колдуны окружили Шамана плотным кольцом, возбужденно рассматривая чудо природы. До ночи жертвоприношения осталось четыре дня. Верховный Шаман приказал воинам круглосуточно охранять волшебную черепаху и не выпускать ее из рук. После обеда Лера увидела, как он медитировал у алтаря. По его щеке стекала одинокая слезинка. 
— А что будет, если черепаха умрет? — спросила она, присаживаясь рядом.
Шаман вздрогнул и открыл глаза:
— Как она умрет?
— Как все. Ведь если ты можешь ее убить, она смертна. Значит, она может умереть. 
— Это невозможно! — лицо Шамана посерело от одной мысли об этом. — Почему она умрет? Если это случится, я никогда не смогу выбраться отсюда.
— Ну, может, есть еще такие черепахи? — предположила Лера.
— Одна, только одна. Так сказано в легенде, которую оставили ваши маги. Существует только одна черепаха с изумрудным панцирем, способная наделять силой. Абсолютной силой, понимаешь? — Шаман поднялся и пошел к воинам, караулившим черепаху. Лера увязалась за ним.
 
 Черепаху, охраняя, держал в ладонях один из туземцев. Ее панцирь потускнел, а кожа стала сухой. Лера присела, разглядывая ее. Черепашка лежала, устремив полный тоски взгляд вперед. 
— Воплощение абсолютной силы, — прошептал Шаман, поглаживая панцирь пальцем. 
Кто-то дернул Леру за руку, это был Валик:
— Ее надо выкрасть. Прикинь, сколько потянет такой изумруд?! Ей же цены нет!
Лера возмутилась:
— Она же живая!
— Пока. Но она родилась здесь, чтоб быть принесенной в жертву. Какая разница, кто принесет ее в жертву? Победитель получит и силу и богатство. Животное с таким сокровищем на спине долго не проживет. Зачем лишать себя шанса?
— Эта черепаха — чудо природы, — возмущенно зашептала Лера, — ее надо спасти!
Валентин посмотрел на нее, как на умалишенную и, ничего не ответив, пошел к одногруппникам. Лера вернулась к Шаману:
— Ей плохо. Она не доживет до жертвоприношения. Твои воины ее замордовали. Тем более, ты не знаешь, в каких условиях она может жить. Где ее нашли?
— У ручья, под корнями дерева, — Шаман сконцентрировался на черепахе. 
— Ей нужна вода, она без нее умрет, — Лера погладила черепашку по голове.
— Хорошо, она будет жить эти дни в яме с водой.
 
 Шаман отдал кому-то распоряжение. Вскоре черепаху поместили в неглубокую яму. Туземец, охранявший ее, не выпуская несчастную рептилию из рук, время от времени окунал ее в воду.
— Она же голодная! Она умрет с голоду! — Воронцова настойчиво дернула Шамана за рукав куртки, сшитой из шкурок мелких животных.
— Принесите ей еду, — скомандовал он. Так как никто не знал, чем питается черепаха, ей принесли фруктов, траву и хлеб, но она ни к чему не притронулась. 
Девушка повернулась к туземцу:
— Дай ее мне!
Воин вопросительно посмотрел на Шамана и тот согласно кивнул. Черепаху передали Лере. Она осторожно положила рептилию на ладонь. Черепашка шелохнулась. Несмотря на жару, ее кожа оставалась холодной, а в глазах вспыхивали оранжевые искорки. 
— Бедняжка, мы что-нибудь придумаем, — тихо прошептала ей Лера. 
Туземцы толпились рядом.
— А если бы ты не нашел ее к сроку, а нашел позже?
— Она была бы бесполезной. Только в указанное время она отдаст свою силу. 
 
 Стемнело. Лера вернула черепаху воину. 
«Ровно через сутки ее должны принести в жертву», — грустно подумала она. 
Под навесом, где они жили, сидел Валентин. Он хмуро смотрел на Воронцову:
— Я видел, они дали ее тебе подержать. Ее надо украсть.
— Зачем?
— Принесем в жертву первыми. Я уже говорил с нашими, вместе мы справимся с этими колдунами-самоучками. Думаешь, нам зря дали такое задание? Милена прямо сказала, чтоб мы не допустили, чтоб он принес ее в жертву. Настоящий маг никогда не пройдет мимо силы. И нас сюда отправили за силой. Мы разработали план. Тебе надо забрать зверюгу, дальше мы прикроем. Ты с нами?
— Ладно, — девушка отвернулась, укладываясь спать.
Утром, когда небо посерело, она тихо поднялась и подошла к туземцу, дремлющему над черепахой. Валик еще спал, не догадываясь, что у нее был собственный план. 
— Дай мне ее подержать, — стараясь никого не разбудить, попросила она у туземца. Он отрицательно покачал головой, сжав черепаху еще крепче.
— Ты задушишь ее так! А Шаман убьет тебя, — пообещала Лера. — Дай, мне ведь некуда бежать, ничего не случится. Смотри, она уже полумертвая.
Туземец поколебался и нерешительно протянул спрятавшуюся в панцирь черепашку. Лера села возле зарослей, поглаживая пальцем грани изумруда. Туземец топтался рядом. Черепаха высунула голову и положила ее Лере на палец. В ее глазах, казалось, собралась вся грусть мира. Девушка поднялась и пошла под навес. Дикарь плелся следом.
— Валик! — она пихнула одногруппника в бок: — Проснись!
Парень открыл глаза и уставился на одногруппницу с черепахой. Какое-то время он изумленно смотрел на них, потом вскочил.
— Прикрой меня, — Лера скосила глаза на охранника, — быстро, мало времени.
Валентин кивнул и ловким ударом вырубил туземца. Потом повернулся к ней:
— Ты что задумала? Еще не время, дай ее сюда.
Вместо ответа она развернулась и побежала в джунгли. Валентин замешкался, одеваясь. Лера бежала, часто изменяя направление, сворачивая с одной тропинки на другую. Черепашка, которую она прижимала к груди, потеплела. Сзади раздавались крики, свидетельствующие о том, что погоня есть и приближается. Она выбежала на открытое место, где виднелись развалины, и побежала к ним. Куда бежать дальше она не знала и поняла, что план побега обречен. Укрывшись за остатками строений, она решилась оглянуться на преследователей. Впереди бежал Валентин, за ним — туземцы. Парень уворачивался от их стрел и валил с ног тех, кому удавалось его догнать. 
— Отдай мне черепаху, у тебя нет шанса отбиться, ты всех нас подставляешь! Они нас убьют из-за тебя, но тебя убьют раньше! — закричал Валик.
Лера заметила, что из леса выбежал Шаман. Валик тоже его увидел и приостановился. Она не стала дожидаться их встречи и заметалась в поисках выхода. Стены древнего строения еще сохранились, а потолок — нет. Пол, состоящий из каменных плит, порос травой. Пятясь, Лера случайно наступила на плиту из черного камня. Ее обдало ледяной струей воздуха, и пол ушел из-под ног. Мгновение — и она оказалась на краю поля, у самой границы руин. 
«Черные плиты — это проходы!» — поняла она. Девушка осторожно выглянула и увидела Шамана. Он что-то сделал с Валентином и парень, скрутившись, лежал в траве. Шаман же, казалось, знал, где прячется воровка и уверенно шел прямиком к ней. 
 
 «Может спрятать черепаху? Но они найдут ее в два счета. Или она не выживет в этих камнях. Чёрт, куда же дальше? Я не смогу бегать столько времени». — Поток лихорадочных мыслей затопил сознание. Лера понимала, что спасти черепашку не сможет, но ее действия поставили под удар всю группу, не говоря о том, что она заняла противоположную сторону, пойдя против коллективного решения. Отчаявшись, она прыгнула на плиту-телепорт, переместилась, нашла следующую, опять переместилась, снова отыскала черный камень в зарослях травы и оказалась посреди джунглей. В этой части лесов Лера не бывала. Судя по зарослям, отсутствию тропинок и зарубок, туземцы тоже не заходили так глубоко. Вокруг буйствовала растительность, не пропуская солнечные лучи. Девушка кинулась в чащу. Она бежала, пока у нее хватило дыхания, продиралась сквозь тропические заросли, и, наконец, оказалась в низине. Почва влажно захлюпала под ногами. Выбрав дерево с густым переплетением корней, Лера выпустила под него черепаху. Задерживаться здесь было рискованно: по ее следу могли идти туземцы, поэтому она отправилась запутывать следы, уводя их подальше от низины. Силы оставили ее, когда день клонился к вечеру. Здесь, среди увитых плющом и лианами деревьев, стемнело быстрее. Она села под одним из лесных гигантов и задремала, не обращая внимания на многочисленные звуки, наполнявшие тропический лес.    
 Проснулась она утром, разбуженная оглушительным пением птиц. Время жертвоприношения прошло, теперь черепаха ни для кого не представляла интереса. Определив по солнцу направление, она пошла на север, к месту прибытия предполагаемого поезда. Днем ей удалось найти кусты с ягодами, которые туземцы использовали в пищу, и наесться. Страха, от того, что она одна в окружении непроходимых лесов, Лера не испытывала. 
«Если мне суждено здесь погибнуть — это справедливо, ведь я не посчиталась с тем, что Шаман может отомстить, причинив вред ребятам», — рассуждала она, бредя по мягкому ковру мхов, но о содеянном не сожалела. 
 
 Через два дня лесных скитаний, к вечеру, она вышла к краю пустыни. Джунгли закончились внезапно, оттесненные бескрайним морем песка. Дышать стало легче. Прямо перед ней тянулись занесенные песком рельсы, на которых сидел Верховный Шаман. Отступать было поздно и некуда. Шаман поднялся:
— Я знал, что рано или поздно, ты придешь сюда.
— Черепахи у меня нет, — Лера подошла к нему. Кроме усталости и облегчения она ничего не испытывала. 
— Знаю, — Шаман кивнул и протянул ей кусок хлеба и флягу с водой.
— И ты не собираешься меня убивать? — она взяла хлеб и села на рельсы. Шаман опустился рядом:
— Зачем?
— Из-за меня ты не смог сделать жертвоприношение.
— Я предчувствовал, что смогу выйти отсюда, когда найду черепаху. 
— Почему ты здесь, а не в селении?
— Жду поезд. Утром придут мои люди и расчистят рельсы.
— А где мои друзья?
— В деревне. У них свои задачи, у меня — свои.
Шаман вынул из свертка, принесенного с собой, одеяло и подготовил место для ночлега. 
 На следующий день, с первыми лучами солнца, пришли туземцы и расчистили рельсы. Поезд, состоящий из одного вагона, прибыл после обеда. Туземцы, вышедшие его встречать, принялись разгружать ящики с продуктами и пакеты с вещами. Местные колдуны торговались с приехавшими магами, обменивая своих заложников на книги. Когда все дела были улажены и обе стороны довольны, устроили общий пикник. Аборигены ели привезенное мясо, а инструктора — местные фрукты. С наступлением сумерек, стали собираться в дорогу. Милена, приехавшая вместе с другими магами, насмешливо наблюдала за обменом, не принимая участия в торгах. 
— У тебя есть что-нибудь, чтоб не чесаться? У меня все тело зудит от укусов, — вместо приветствия спросила Женя, когда колдуны разрешили ей подойти к поезду. 
— В вагоне, там аптечка, — кивнула инструктор.
— Она подставила всех нас, — заявила Таня, указав на Леру, когда ученики заняли свои места в поезде. — У нас был план, и мы могли получить силу сами, если бы она не умыкнула черепаху.
— Вы предлагаете мне изгнать ее из группы? — рассмеялась волшебница. — Вам понравилось жить по законам джунглей?
— Это худшее, что ты смогла для нас придумать, — с упреком сказала Кожухова.
— За стремлением получить власть и силу, вы не замечаете жизнь. Если такие простые вещи, как уважение к живому, вам не доступны, то, как вы рассчитываете стать магами?
 
 Поезд тронулся, но, проехав несколько метров, резко дернулся и встал. Те, кто не сидел, не удержались на ногах и упали. 
— Что случилось? — Милена тревожно оглядела своих учеников. 
— Смотрите, — позвала всех Таня. 
Когда они выглянули, то увидели седовласого шамана, сидящего на рельсах. 
— Уйди, ты мешаешь, — крикнул ему один из магов.
Шаман не сдвинулся. 
— Ему нужно идти работать с прибывшей группой. Их скоро приведут в деревню, — заметила Милена. 
— Ему здесь плохо, — ответила Лера, с которой демонстративно никто не разговаривал.
— Что значит идти работать? У них тоже поиски черепахи по плану? — резко повернулась Таня.
— Это его работа, что я могу сделать? — Милена пожала плечами. — Он часть этого мира. 
— Это виртуалка? Я уже запутался, где мы, — спросил Тарик.
— Нет, одна из реальностей.
Машинист попробовал двинуться вперед, но поезд только дернуло. Шаман не сходил с рельс. Маги попытались приблизиться к нему, но он сбил их с ног невидимым ударом.
— Он хорош, — одобрила Милена, наблюдавшая из окна.
— Пусть едет с нами, — предложил Костя.
— Действительно, пусть едет, в Академии разберутся, — поддержал Тарас своего друга.
— Я не решаю таких вопросов, — волшебница продолжала наблюдать за происходящим. Поезд стоял, сдерживаемый невидимой стеной. Инструктора, ругавшие Шамана, сдались. Седовласый дикарь молча залез в вагон и сел на пол. Его сосредоточенное лицо выражало упорство, а от всей фигуры веяло силой. 
 
 Поезд тронулся, и за окнами замелькали пески пустыни. Стемнело. Ученики разместились в креслах и, разморенные сытной едой и перспективой возвращения домой, уснули. Лера подошла к Шаману, который продолжал сидеть на полу. К ним подсела и Милена.
— Кто же будет вместо тебя? — поинтересовалась инструктор.
— Место Верховного Шамана не будет пустым, — с достоинством ответил туземец.
— Чем в Талокане не живется? 
— А тебе, — Шаман посмотрел ей прямо в глаза, — хватило бы места, которое тебе отвели?
Милена смутилась. 
— Ты не ел со всеми. 
— Моя энергия нужна была мне целиком.
— У нас осталась еще еда, возьми, — инструктор протянула ему пакет. Он принял его, слегка поклонившись в знак благодарности.
— Там, куда мы едем, ты найдешь тоже самое, от чего бежишь, — Милена печально посмотрела на Шамана.
— Значит, ты не пытаешься даже бежать, — Шаман положил у ног остатки еды и закрыл глаза, давая понять, что разговоры его больше не интересуют. 
 
 Поезд мчался сквозь ночную тьму. Монотонный стук колес убаюкивал, и Лера решила последовать примеру остальных. 
— Мы приближаемся к точке перехода, — Милена села в соседнее кресло. — За ней все опять будет как обычно: ты пойдешь своим путем, я — своим, каждый вернется на отведенное ему место. Однажды наши пути пересекутся в другом пространстве, но у меня нет уверенности, что мы будем помнить. Некоторым словам лучше так и остаться на этой стороне. Не забывай нас. Будучи собой, в Киеве, не забывай нас. 
Ответить Лера не успела: сознание взорвалось, рассыпаясь во тьме на тысячи искорок, чтобы опять собраться по другую сторону перехода.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться