Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 29. Испытание страхом

— Маг не может позволить себе упустить шанс получить силу, — Учитель сидел за столом в своем кабинете. — Ты в который раз уходишь от битвы, предпочитая бегство. У тебя в руках был артефакт, которым ты не дала воспользоваться ни чужим, ни своим, и сама не воспользовалась! Вас учат-учат быстро включаться в ситуации, использовать их, а вы либо чешетесь, либо сами отказываетесь от удачи. 
— Так она же живая была! — осторожно возразила Лера. — Жалко же.
Измененный отложил планшет, по которому смотрел запись Лериных приключений с изумрудной черепахой:
— Нет такого понятия «жалко»! Пока будешь тратить время на жалость, ситуация сто раз изменится и не в твою пользу. Тебя бы никто не пожалел. Если уже повезло получить артефакт — используй. А, вообще-то, глупостью было куда-то с ним бежать, не имея возможности себя защитить. Нет условий — не ввязывайся. 
— Учитель, у нас задание было не дать туземцам… 
— Наплевать на все задания, — резко прервал ученицу Снегов. — Запомни: единственное твое задание — выжить. В любой ситуации. Кто бы, что тебе ни говорил, какие бы задания не давал, ты сначала оцениваешь свои шансы на выживание. И, только в том случае, если ничего не угрожает, действуешь. Если есть сомнение, что не справишься или не получится — все усилия прилагаешь для выживания. Я, как твой учитель, в первую очередь буду требовать это. Ясно?
Она кивнула. 
— А если мне будут говорить, что я не справляюсь или не выполняю заданий? 
— Пусть говорят, тебя не должно это волновать. Будут претензии — я разберусь. — Александр еще раз заглянул в планшет и нахмурился. — Ты начинаешь забывать, что здесь у тебя иные возможности. Похоже, возвращение памяти сделало свое дело: ты переносишь вспомненный образ другой себя на себя здесь. Но вы разные, и возможности у вас разные. Это как две грани одного кристалла, понимаешь? Кристалл один, а граней может быть много. И каждая преломляет свет по-своему. Кто мешал тебе не бегать по полям в нижней рубашке, а переместиться к тому парню? То же самое с черепахой. Свои возможности ты не использовала. 
Лера стояла потупившись. Она и впрямь забыла, что умеет перемещаться. 
— Хорошо, что там у тебя дальше?
— Милена собирает нас на отработку.
Учитель кивнул:
— Иди. 
 
 Вопреки ожиданию, Милена назначила встречу не на площадке для порталов, а в учебном корпусе. Она встретила группу в вестибюле и привела в класс с кушетками. 
— Ты сказала, что у нас будет отработка, а не виртуалка, — удивилась Таня.
Инструктор жестом приказала всем занять места:
— Мы и будем заниматься отработкой, но не в виртуальной реальности, а в сновидении.
— Круто, — отозвался Костя. 
Занятия в сновидении случались редко, и во все разы учеников сопровождали несколько магов, которые и проводили всех в сон. Сейчас кроме Милены из магов никого не было.
— Мы не переходили одновременно, поэтому постарайтесь не мешать друг другу, сконцентрируйтесь на расслаблении тела, — ровным голосом объясняла волшебница, прохаживаясь между устроившихся на кушетках учеников. 
— Где она? — вопрос прозвучал как гром среди ясного неба.
Лера вздрогнула от неожиданности и оторвала взгляд от тяжелой темно-вишневой шторы:
— Кто? — спросила машинально.
— Она здесь, — крикнула кому-то Таня, — выходи, Милена ждет.
«Ждет?» — удивилась Лера и вдруг вспомнила: она в сновидении! Комната, в которой она стояла, была более чем реальна: рассчитанная на двоих человек и выполненная в вишневых тонах, она походила на дамский будуар. Туалетный столик, заставленный всевозможными флаконами, источал смесь ароматов, сливавшихся в густой тягучий запах, напоминавший то ли ладан, то ли старую пудру. Захотелось открыть окно и впустить в комнату и свет и воздух, но заставлять Милену ждать, Лера не решилась. 
 
 Дом, в котором они оказались, был огромным. От внутреннего убранства отдавало стариной и заброшенностью. В конце коридора, у распахнутой двери, толпились одногруппники. Инструктор махнула Лере рукой, приглашая подойти ближе:
— Мы сейчас спустимся в хранилище, где вы займетесь инвентаризацией. Внимательно слушайте, как это делается. Разбейтесь на пары. Один человек записывает данные предмета в блокнот, второй диктует. Осторожнее с фарфором. Вы возьмете на себя одежду и постельные принадлежности, — Милена глянула на Таню и Женю. Девушки кивнули. Инструктор сделала какие-то пометки и продолжила, обращаясь к Вике и Косте:
— Вы займетесь бытовыми предметами. Переписываете все, что можно использовать в быту. Тарас, ты поснимаешь коробки с верхних стеллажей. А вы, — она повернулась к Лере и Валентину, — возьмете предметы искусства. Ничего не переставляйте, будьте предельно аккуратны. Нам сейчас подключат освещение, инструктора как раз этим занимаются. Но вы можете уже начинать, там горят светильники. Идите, работы здесь много.
— Раз вместе работать, так лучше условиться сразу, — к Лере подошел Валик, — я в искусстве мало чего понимаю, наделаю ошибок, поэтому мне лучше записывать. Ты не против?
— Я тоже не очень разбираюсь, но согласна. Только в сновидении писать невозможно.
— У вас получится, — Милена подтолкнула их к узкой лестнице, ведущей вниз.
 
 Зал, расположенный внизу и именуемый хранилищем, был завален разнообразными вещами. Тяжелые кованые сундуки перемежались китайскими вазами, картинами, коробками и туалетными столиками, а между всем этим добром возвышались комнатные статуи. Несколько стеллажей разделяли хранилище на две части. Вторая часть, меньшая, была затянута тяжелым бархатным занавесом, скрывающим ее содержимое. 
— Что это за дом? — поинтересовалась Лера у Валика.
— Так она сказала, что хранилище какое-то. Наверное, здесь кто-то жил раньше. Понятно, зачем они нас сюда отправили: работы много.
— А где Милена? — Лера оглянулась в поисках инструктора. Валентин пожал плечами. 
  
 Ученики разбрелись по залу. Судя по возгласам, раздававшимся то тут, то там, такое изобилие произведений искусства все видели впервые.
— И в музей ходить не надо, — заметил, проходя мимо прислоненных к старинному комоду картин, Костя.
Лера погладила большую китайскую вазу. На пальцах остался серый слой пыли.
— Так писать уже? — Валик озадаченно взирал на поднос со множеством расписных стаканчиков. — Я и не знаю, как назвать. Для еды что ли?
— Для каллиграфии, письменные принадлежности. А те палочки — специальные кисти. Скорее, это относится к быту.
Валентин с уважением глянул на Леру, а она не стала пояснять, что видела похожие предметы в доме Учителя.
— Пойдем, посмотрим, что есть еще, — предложила она.
Бросив взгляд на выход из зала, Лера увидела Милену. Инструктор стояла, облокотившись на дверной косяк, и наблюдала за учениками. Заметив, что Лера на нее смотрит, Милена крикнула:
— Вы когда работать начнете?
— Мы уже начали, — ответили ей из зала.
Внимание Валентина привлекли небольшие продолговатые ящики из красного дерева, с металлическими углами и изящными защелками. Он старательно пытался вскрыть один, но задвижку заело. 
— Что там? — Лера подошла к другому ящику и без труда распахнула его. — Ой!
Она отшатнулась, чуть не сбив Валентина с ног. Парень с любопытством заглянул внутрь и присвистнул: в ящике, среди кусков истлевшей ткани, лежали усохшие человеческие мощи.
— Фу, ну и гадость, — выдохнул он, отступая. — Они-то к какой категории относятся, к быту или искусству?
— Смотри, таких ящиков много. Это что, склеп? Здесь же захоронение какое-то! — Лера осторожно опустила крышку и непроизвольно обтерла о рясу руки. 
— Давай начнем что ли? — Валик приготовился записывать.
— Я схожу, узнаю, — Лера направилась к выходу. Идея инвентаризации имущества покойников вместе с самими покойниками ей не понравилась. 
— Ты куда? 
— Не стоит тревожить мертвых.
— Милена говорила, что некоторые вещи нашли в пирамидах, но я не верю, тряпьё бы не сохранилось.
— Тем более. 
Лера миновала занавес, и начала подниматься по лестнице. Валентин следовал за ней, отставая только для того, чтоб рассмотреть очередной шедевр. Тарас пытался отдернуть портьеру, но она не поддавалась.
— Вы куда? — поинтересовалась инструктор.
— Здесь какие-то гробы. 
— Я знаю, ну и что?
— Мертвых нехорошо тревожить.
— Они и мне это сказала, — поспешно вставил Валик.
— Возвращайтесь к работе, — равнодушно ответила волшебница.
Валентин кивнул и послушно пошел назад. Его окликнул Тарас, прося помощи с занавесом. 
— Иди работай, — повторила Милена. — Нам надо за сегодня закончить перепись, нас пережидают, чтоб подготовить эти вещи к отправке. 
— Нельзя их трогать, тем более, выносить! Разорение захоронений не приводит к добру, — Лера беспокойно глянула на тюки упаковочной стружки, дожидавшейся своего часа. В это время тяжелая штора поддалась и рухнула, сорванная с петель. За ней, в небольшой нише, среди всевозможной утвари, во весь рост стоял относительно свежий труп пожилой женщины. Высокая, полная, с властным лицом, в черном платье и черном чепце, она занимала собой почти всю нишу. На бледном лице проступили синеватые пятна, кожа местами сморщилась, став похожей на пергамент. Мутный взгляд остекленевших, широко распахнутых глаз был устремлен в зал. Тарас с Валиком изумленно смотрели на открывшийся мавзолей.
— Идите работать, — напомнила инструктор.
— Кто это? — к Валентину вернулся дар речи. 
— В свое время она была владелицей всего этого и, согласно условиям завещания, была захоронена здесь. Это ее частная коллекция. — Милена невозмутимо разглядывала опешивших учеников.
— А как она сюда попала? — Таня подошла ближе, чтоб получше рассмотреть хозяйку дома.
— Она была богата, умирала и обратилась к нашим магам, чтоб они продлили ей жизнь и помогли сохранить коллекцию. Как видите, они свое слово сдержали, насколько, конечно, позволили их возможности. Взамен она пожертвовала Академии пару интересных рукописей. 
— А что получила она?  — стараясь не приближаться к покойной, поинтересовалась Женя.
— Возможность наблюдать за своей коллекцией. Идите, работайте, хватит болтать.
— Так она что, живая? — изумился Костя.
— На рефлекторном уровне.
— Да… у богатых свои причуды… — протянула Таня.
 
 Лера глянула на труп и содрогнулась. Для нее не было секретом, что в лабораториях Академии можно было встретить зомби, которых использовали в качестве чернорабочих или как подопытный материал, но здесь все иначе. Женщина по своей воле и после смерти сторожила коллекцию, в которой они сейчас беспардонно копались. Переходить дорогу сумасшедшей покойнице Лера не собиралась и направилась к выходу.
— Ты куда? — Милена попыталась придержать ее, но она оттолкнула руку инструктора. — Вернись, ты еще ничего не сделала.
Споры с инструктором ни для кого, ничем хорошим не заканчивались. Ученики давно приняли негласное правило, что Милена всегда права. Если, на их взгляд, она была не права, то следовало еще раз вспомнить правило и смириться. И Лера решилась: из двух зол (оставаться в зале с почившей хозяйкой или объясняться с инстструктором и неделю мести дорожки учебки, если повезет) она выбрала Милену, так как к покойникам питала стойкий глубокий страх. 
— Я не буду этим заниматься, — набравшись решимости, она посмотрела прямо в глаза волшебницы.
— Почему?
— Ты ведь знаешь, что во многих учениях говорится о том, что к мертвым нужно относиться с уважением. Смерть — это сила. А то, что там — это ужасно. 
— Так ты работать не будешь? — уточнила Милена подозрительно спокойным тоном.
— Там — нет.
Они остановились возле комнаты, в которой Лера обнаружила себя в сновидении. Она приготовилась выдержать любую реакцию Милены, но в это время в хранилище раздались крики учеников. Не успев ответить, волшебница поспешила назад. 
— Она движется! Идет сюда! — первой из двери, ведущей вниз, выскочила Женя.
— Мы там не останемся, пока она ходит. Одно дело свой зомби, другое — эта дама, с тараканами в голове, — затараторила Таня.
Ученики выбежали из хранилища и столпились в коридоре. Лера осторожно заглянула, чтоб понять, что их так напугало, и похолодела: труп старухи медленно поднимался по лестнице, направляясь к выходу. 
— Надо захлопнуть дверь и пусть сидит там, — Тарас кинулся к двери.
— Не смей! — Милена твердо остановила его. — Маги заключили с ней контракт, мы обязаны выполнять его условия. Эта уникальная коллекция досталась нам взамен на то, что ее хозяйка сможет оставаться здесь и передвигаться в пределах дома.
— А нам что делать? — спросила Женя.
— Представитесь ей, если подойдет. А потом продолжите работу.
Покойница показалась в дверях. Она шагала медленно, но уверенно. Пальцы рук слегка шевелились, словно что-то перебирали или искали. Коридор начал заполняться густым запахом ладана.
— Держите себя в руках, — приказала Милена. — Ничего особенного не происходит.
Лера, подгоняемая паническим страхом пред всякого рода мертвецами, быстрым шагом пошла по коридору, чтоб оказаться как можно дальше от неупокоенной хозяйки. 
— Ты куда? — инструктор успела схватить ее за плечо.
— Я в этом участия не принимаю.
— Все принимают. 
— Я этот контракт не заключала! И здесь не останусь! — Леру начала охватывать паника. 
При приближении покойницы, ребята непроизвольно попятились.
— Всем стоять, — в голосе волшебницы появилось раздражение. Она обратилась к Воронцовой:
— Куда ты собралась?
— На улицу. В доме я не останусь.
— Там холодно. Тебе некуда идти, там нет ничего знакомого для тебя.
— Я погуляю, — Лере было все равно, где гулять, лишь бы не под одной крышей с мертвой пожилой дамой.
— Из дома я тебя не выпущу, — голос Милены смягчился, — ты останешься со всеми, со мной. 
Лера оглянулась: хозяйка медленно ощупывала рукав рясы скривившейся от брезгливости и страха Вики. Воспользовавшись тем, что Милена отвернулась, Лера кинулась бежать. Набегу, она судорожно соображала, где находится выход. Коридор поворачивал направо. За поворотом она увидела лестницу. Ей навстречу спускался второй инструктор. Он тоже заметил Леру и притормозил.
— Задержи ее, — Милена подбегала сзади. 
Сбоку Лера заметила дверь. В панике она кинулась к ней и приоткрыла: это была ванная комната. В этот момент Милена крепко перехватила ее за кисть левой руки.
— Что это вы бегаете? — удивился инструктор. — Все на месте? Я только что закончил всё подключать.
— Все работает, — коротко ответила Милена и обратилась к Лере:
— Вернись. Ты никуда из дома не уйдешь. 
— Хорошо, я из дома не уйду. Сейчас я закроюсь в ванной и пережду, пока этот труп не вернется в свою гробницу.
Мужчина, так и остановившийся на лестнице, с интересом переводил взгляд с Леры на Милену.
— Нет. Это ты вернешься ко всем и будешь делать все, что потребуется. Тобой владеет страх, с которым ты не хочешь справиться. Идем, встретишься с ним лицом к лицу, и он пройдет. 
— Пусти, пожалуйста, — страх перерос в леденящий ужас. Лера попыталась освободиться, но Милена крепко держала ее за руку. 
— Немедленно возвращайся. 
— Пусти, я не пойду туда, — второй рукой Лера вцепилась в дверную ручку.
Мужчина что-то тихо сказал Милене.
— Не вмешивайся, — коротко ответила она ему и опять попыталась оттащить строптивую ученицу. — Отпусти дверь, мы возвращаемся.
Волна ярости захлестнула Леру:
— Я тебя ненавижу! — крикнула она в лицо волшебнице. — Ты мне никто и не имеешь права задерживать меня здесь! Тебе все равно, где я буду в это время. Я никуда не уйду, можешь сама меня здесь закрыть, но туда я не вернусь!
Не ожидавшая такой реакции, инструктор побледнела. В ее глазах вспыхнул нехороший огонек. Дверь в туалет захлопнулась, и на попытки Леры открыть ее не поддалась.
— Не пойдешь сама, — в голосе Милены зазвенел металл, — поведу силой. Или можешь стоять здесь. Старуха вот-вот придет сама. 
Лера посмотрела на инструктора и поняла, что договориться не выйдет. Она перевела взгляд на угол, из-за которого в любой момент могла показаться покойница. Ужас сковал тело. Ноги стали ватными, краски вокруг поблекли.
— Осторожно! — откуда-то издали долетел голос мужчины, рванувшегося к ним.
«Я теряю сознание», — мелькнула мысль, и все погрузилось в черноту.
 
 Где-то хлопнула дверь, и донесся звук торопливых шагов. Лера открыла глаза. Откуда-то долетали приглушенные голоса, но здесь, рядом с ней, стояла тишина. Затемненное тяжелой шторой окно плохо пропускало свет. 
«Уже вечер?» — Лера села на кровати, не понимая, как она могла заснуть днем. Ее взгляда наткнулся на туалетный столик, заставленный флаконами, и она вспомнила, что произошло. Резко оглянувшись, она убедилась, что в комнате одна, и немного успокоилась. 
«Значит, она все-таки привела меня сюда. Где же труп?» 
Покойницы рядом не было. Отворилась дверь и вошла Вика. Она с упреком посмотрела на Леру, и устало плюхнулась на вторую кровать.
— Где эта старуха? — задала Воронцова единственный волнующий ее вопрос.
— Ушла. Ты упала в обморок.
— Да, я знаю.
— Пока ты тут отлеживалась, мы там вкалывали. Между прочим, за тебя тоже. У меня теперь все тело гудит, — Вика продолжала укоризненно смотреть на подругу, ожидая пояснений. 
Вступать в дискуссии не хотелось. Лера встала и вышла из комнаты. В коридоре ее окликнула Милена:
— Как ты себя чувствуешь? — инструктор выглядела слегка растерянной и бледной. 
— Нормально. Собираешься отвести меня к ней?
— Нет, я ждала, когда ты очнешься.
— А она где?
— Внизу. Хочешь лечь?
— Нет, — Лера решила не уточнять, что произошло после того, как она отключилась. Ненависти к Милене уже не было. Хотелось одного: поскорее уйти из этого домашнего склепа. — Теперь мне можно уйти?
Милена колебалась. Потом кивнула:
— Я провожу тебя. 
Инструктор пошла следом, придерживая Леру за локоть. Они миновали несколько ответвлений коридора. Со словами «не сюда, ты не знаешь, где выход», Милена не позволяла ей свернуть или заглянуть в боковые комнаты. Наконец показалась и входная дверь. Широкая, двустворчатая, уходящая почти под потолок, она отличалась от остальных. Волшебница, все так же придерживая ученицу одной рукой, распахнула створку. 
— Что это? — Лера с удивлением уставилась на густой, сизоватый туман, окружавший дом со всех сторон. Казалось, кроме него и этого дома в мире больше ничего не существует.
— Иди же, ты хотела уйти, — поторопила Милена.
— Ничего не видно, я не знаю, куда идти, — растерянно возразила Лера.
Вместо ответа инструктор с силой вытолкнула ее прямо в туман. Мгновение — и дом скрылся из виду, растаяв в непроглядной мгле. Девушка сделала шаг назад, пытаясь нащупать вход, но руки ощущали пустоту. Вместе с потерей ориентации, пришло умиротворение, мягкой прохладой окутывая Леру и опустошая ее от мыслей. Она не знала, сколько времени простояла в дышащей и медленно клубящейся сизой мути, прежде чем туман слегка рассеялся, будто сквозь него пробивался солнечный луч, и показалась улочка провинциального городка. Лера обрадовалась: «Наконец-то! Прогуляюсь, пока они не закончат. Дом, должно быть, сзади». Она оглянулась, но за спиной по-прежнему стоял туман. Налетевший порыв ветра, скрыл за пеленой мглы невысокие домики, брусчатую мостовую и трамвай, выползавший из-за поворота. Неожиданно для себя Лера опять оказалась в тумане. А когда он вновь рассеялся, она обнаружила себя на пустынном берегу реки. Темные воды с легким плеском набегали на берег, выбрасывая на него остатки водорослей и сухих коряг. Вокруг, насколько хватало глаз, кроме реки и пустоши ничего не было. О недавних событиях в доме в памяти не осталось и следа. Дул прохладный ветерок, шелестел в высохших водорослях, сдувал со старого бревна песчинки. Лера медленно побрела вдоль воды. Она не знала, куда ей идти и как она сюда попала. Мысли, возникавшие у нее в голове, причудливыми картинами накладывались на окружающее пространство, превращаясь в галлюцинации. Вдруг сзади, заставляя вздрогнуть, ей на плечи легли чьи-то руки. Лера дернулась, но хватка оказалась крепкой:
— Выходим, все закончилось. Иди прямо, — раздался над ухом женский голос. Мгновенная вспышка раздражения прокатилась по телу пульсирующей волной, возвращая память. Лера опять рванулась, но безуспешно.
— Не оборачивайся, — приказала инструктор, подталкивая ее вперед. 
Она проснулась на кушетке в классе с чувством, что по ней сделал несколько кругов каток. Группы рядом не было. В вестибюле Лера увидела Милену. Вытирая стекающие по лицу струйки пота, она разговаривала с Ларисой. Бледная, с проявившимися под глазами тенями, волшебница выглядела очень усталой. Заметив Леру, Милена слегка улыбнулась:
— Уже все закончилось.
— Ты себя так угробишь, — Лариса возмущенно смотрела на подругу. — Не хотят чего-то делать — пусть гуляют, не тратить же на них свои силы. Идем, тебе надо восстановиться и переодеться, обойдутся они без тебя до завтра.
— Милена! — окликнула своего инструктора Лера.
— Все закончилось, — повторила волшебница, отворачиваясь, — отдыхай. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться