Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 31. Под колпаком

Долгожданных каникул между вторым и третьим годом обучения не оказалось. Следующий семестр начался как обычная рабочая неделя, после выходных. Рассчитывавшая на более продолжительный отдых, Лера нехотя сползла с кровати и, одевшись, вышла на кухню. Александр, в доме которого она провела последние два дня, поставил перед ней чашку кофе:
— Поторапливайся, маг не может позволить себе опоздание. — Он поправил плетеный пояс с длинными свисающими концами, стягивающий светло-серую учительскую рясу.
— Ну, могут же возникнуть обстоятельства, не зависящие от него, — авторитетно возразила девушка.
— В жизни мага нет независящих от него обстоятельств, — без тени улыбки отрезал Учитель. 
 
 Раннее утро встретило прохладой. Измененный, мурча себе под нос какую-то мелодию, быстро шагал по аллейкам учебного городка. Лера семенила рядом, едва за ним поспевая. После произошедшего, ей не очень хотелось возвращаться в группу, тем более что Милена не скрывала своего нежелания Лериного присутствия. Учитель ни словом не обмолвился об инциденте и, напротив, казался довольным. Он привел ее к многоэтажке, одиноко возвышавшейся на окраине пустыря. Миновав просторный сумрачный вестибюль, они вошли в небольшую квадратную комнатушку без окон. 
— Придется подождать, — Снегов сел на невысокую, с мягким сиденьем, лавку, и жестом пригласил Леру присесть рядом. 
— Это исследовательский центр, — пояснил он, хотя Лера не задала ни одного вопроса. — Здесь проверяют показатели учеников: уровень реакции, сообразительности, воспринимаемости. Вы будете находиться тут около недели, и за это время пройдете множество тестов. Зато не будет занятий. Смотрю, твой инструктор не торопится. Она должна была привести группу минут пять назад.
— Нам обязательно ждать? Мы можем войти сами, — предложила девушка.
— Вход на территорию центра только по пропускам и спискам. Список у инструктора. 
 
 Измененный прикрыл глаза и застыл. Лера знала, что в такие минуты его лучше не тревожить и терпеливо ждала. Наконец дверь открылась и в комнатку стали заходить переговаривающиеся студенты. Заметив Учителя, они замолкали. Милена вошла последней. Она поздоровалась с Измененным и постучала во вторую дверь, ведущую из комнаты вглубь здания. Из-за двери выглянул маг:
— Ваше время на восемь, еще рано. Вот, раздай, пусть переоденутся. И ждите. — Он выставил несколько пакетов со светло-серыми рясами. 
Ученики принялись переодеваться. Александр, не обращая ни на кого внимания, продолжил вполголоса:
— Все свободное время посвящай тренировкам. Если что-то не получается — отрабатывай. Не обращай внимания на проверочные тесты. Их проводят не столько из-за учеников, сколько ради определения, какие учебные программы лучше воспринимаются. 
Лера кивнула. Она заметила, что одногруппники прислушивались к разговору. Валик, не скрывая интереса, подошел поближе. Милена стояла поодаль, скрестив на груди руки и облокотившись на стену, но ее внимательный взгляд, устремленный на Измененного, свидетельствовал о том, что она тоже вслушивалась в беседу. 
— А сами тесты какие? — спросил Костя.
— Письменные работы и прохождение практических занятий. Ничего для вас необычного. На вас проверят несколько новых учебных программ. В любом случае важно проявлять собранность и внимательность. Будут изучать вашу реакцию: как ее скорость, так и качество. Любые колебания — это потеря времени, они ни к чему не приводят. Оценивайте обстановку, если это практический тест, и действуйте. Не вышло — пробуйте другой способ, но не раздумывайте о способах, не испытав ни одного. — Снегов поднялся и, поманив Леру, подошел к Милене:
— У меня скоро занятия, я не буду дожидаться, когда вас впустят. Передаю ее в твое распоряжение, вот на нее пропуск. И я помню о нашей договоренности.
Инструктор взяла из рук Измененного пластиковую карточку:
— Хорошо, не беспокойся. 
Александр попрощался и ушел. Лера осталась с группой. К ней сразу же подошла Вика:
— Ты не знаешь, что будет зависеть от результатов?
— Нет, не знаю. Учитель говорил, что это просто испытание учебных программ.
— Но в прошлые годы такого не было. А теперь вместо каникул эти тесты… Может, они потом поотчисляют тех, кто не пройдет?
Лера пожала плечами. Она была склонна верить Александру.
Через несколько минут дверь опять открылась. Показался дежурный:
— Сдайте список и пропуска. И можете проходить.
 
 Студентов провели по лабиринту коридоров и привели в спальный сектор. О том, что помещения Исследовательского Центра разбиты на сектора, свидетельствовали блестящие таблички на дверях. Группу расселили по двуместным комнатам. Кроме них здесь находились и ученики других курсов. Когда все разместились, Милена собрала своих в просторном холле:
— Сейчас мы поднимемся в лаборатории. Я покажу вам, где вы будете сдавать тесты, и сходим, посмотрим на задание, с которым вы столкнетесь уже завтра. Потом пообедаете и до завтрашнего дня будете свободны. Передвижение здесь, как вы успели заметить, строго ограничено, поэтому пределы спального сектора самостоятельно не покидать. 
— Для чего все это нужно? — спросила Женя.
— Вам уже объясняли. Здесь испытывают новые учебные программы, их эффективность, а так же проверяют качество ваших наработок. 
— А если им не понравятся наши наработки, нас исключат? — поинтересовался Валентин.
— Нет. Но постарайся, чтоб понравились. Идемте.
 
 Инструктор привела учеников в просторный лифт, на котором поднялись на этаж выше. Здесь опять были сплошные коридоры, вестибюли и двери. 
— В этой лаборатории будут проходить письменные тесты, — Милена указала на двустворчатую дверь, которая через несколько шагов затерялась среди ряда себе подобных. Они миновали пару поворотов, и вышли в громадный зал с высоченным потолком. Посреди зала возвышался огромный прозрачный купол, напоминавший перевернутую чашу. Сквозь стеклянную поверхность купола просматривались три внутренних яруса. Инструктор подошла к двери, ведущей в середину конструкции, и пригласила всех войти. 
 
 Внутренние ярусы состояли из полностью прозрачных круговых коридоров, образующих лабиринт, и двух маленьких лифтов, соединяющих между собой соседние этажи. Между внутренней поверхностью купола и невысокими бортиками ярусов оставалось пространство, рассчитанное так, что спрыгнув с третьего яруса, можно было попасть на второй, а со второго – на первый. В самом центре, объединяя все три внутренних этажа, проходила вертикальная прозрачная труба. Милена завела группу внутрь трубы и закрыла выдвижную дверь. Они оказались в небольшой круглой комнатке, из которой просматривалось все пространство Купола. Посреди, прямо из пола, возвышалась панель управления. Инструктор нажала на боковую одиночную кнопку и комнатка, оказавшаяся еще одним лифтом, медленно поползла вверх. 
— Завтра с утра вы будете проходить этот лабиринт. Смотрите внимательно, с чем вам предстоит столкнуться. Начало лабиринта на третьем ярусе. Чтобы выйти из Купола, вам нужно будет пройти все три этажа. На каждом ярусе есть маленькие лифты, один работает на подъем, другой —на спуск. В этих подъемниках вам ничего не грозит, но смотрите, чтоб они не превратились для вас в ловушку. Сейчас я активизирую программу.
Стараясь ничего не упустить, Лера наблюдала, как Милена нажимает комбинацию кнопок. По куполу пробежала легкая вибрация, а в коридорах появились фигуры солдат, одетых в серебристые комбинезоны и с абсолютно одинаковыми лицами. Сначала Лере показалось, что они возникли из ниоткуда, но потом поняла, что они находились там все время, будучи такими же прозрачными как все вокруг, и только с запуском программы стали видимыми. Сами же лабиринты, начали медленно вращаться: по часовой стрелке и против, так, что соседние коридоры и этажи кружились в противоположных направлениях. Кто-то из учеников присвистнул. В прозрачных стенах то тут, то там появлялись и исчезали двери, соединявшие коридоры между собой. Солдаты начали перемещение по лабиринту. Волшебница выключила программу, и все остановилось, а солдаты исчезли. 
— Старайтесь избегать стражников, они дерутся, — предупредила Милена. — А сейчас выходите, попробуете пройти. И рассредоточьтесь, чтоб не мешать друг другу. Да, еще одно: программа рассчитана так, что ее не остановить до тех пор, пока внутри Купола кто-то остается. Учтите, что выведя из строя одного игрока, стражники отыскивают следующего. Так что на тех, кто продержится дольше, придется больше солдат.
— Чувствую себя подопытной крысой, — пожаловалась Женя, когда все выходили из центра управления. 
 — У крысы хоть шансов больше выбраться отсюда, — заметил Валик.
 
 Милена закрыла дверь и активизировала программу. Лабиринт пришел в движение. Ученики разбежались кто куда. Путаясь в коридорах, Лере удалось добраться до комнаты-лифта, которую уже занял Валентин. В соседнем коридоре появился стражник. Лера вскочила в лифт и нажала сразу все кнопки, которые были на панели. 
— Что ты делаешь? — Валик хотел помешать, но не успел.
— Спускаюсь. А чего ты здесь сидишь?
— Выясняю обстановку. Раз все управляется программой, то в движении стражников должна быть закономерность. Если я ее вычислю, то завтра пройду чистым маршрутом, — пояснил Коваленко.
— И что, нашел?
— Еще нет.
— Их движение может быть и по случайной траектории, — предположила она. 
Лифт открылся на втором ярусе. Сквозь прозрачные стены было видно, как окруженная стражниками, дерется Таня. Едва Лера выскочила из кабинки, к ней, начали приближаться солдаты, неожиданно появившиеся сбоку. На Валентина, продолжавшего сидеть в подъемнике, никто не нападал, но выход ему перекрыли. 
— Перестаньте драться, у вас неравные силы, — раздался по громкоговорителю голос Милены. Она, видимо, обращалась к Тане и Косте, которые отбивались уже вдвоем. Внезапно солдаты исчезли, движение коридоров прекратилось. 

 — Спускайтесь все вниз, выходите, — распорядилась инструктор. Когда все собрались у Купола, она продолжила: — Вы имеете приблизительное представление о том, как будете завтра проходить задание. Сейчас все идем на обед, а потом можете отдыхать.
Милена пошла вперед, ученики — за ней. 
— Ты до какого уровня прошла? — глядя на взмокшую Вику, поинтересовалась Лера.
— Ни до какого. Я запуталась в коридорах. 
— Я тоже. Валик сказал, что должна быть закономерность в программе.
— Закономерность в том, что завтра мы все здесь провалимся, — мрачно заметила Валерьянова.
Лера задумалась. Конечно, на первый взгляд, лабиринт был сложным. Но, если бы пройти было невозможно, его бы не задали в качестве теста. «А что, если не проходить по коридорам и спуститься вниз не на лифте, а спрыгивая с уровня на уровень? Тогда можно было бы не сталкиваться с солдатами, — осенила ее мысль. — Надо попробовать».
— Ты есть хочешь? — глядя на пухлое лицо девушки, спросила Воронцова.
— Нет, — отчего-то смутившись, поспешно ответила Вика, — а что?
— Слушай, давай не пойдем в столовую, а останемся здесь и потренируемся? Я тут кое-что придумала.
— Ты что? — в голосе подруги прозвучал испуг. — Кто нас без пропусков пустит? А они у Милены.
— Так давай задержимся, она и не заметит, — предложила Лера, глянув, насколько инструктор поглощена беседой с Таней и не обращает внимания на остальных. 
— Ты что, серьезно? Это же против правил! Она нас убьет!
— Нас все равно завтра убьют в этом лабиринте. Мне Учитель сам сказал, чтоб свободное время я использовала для тренировок. После обеда нас закроют до утра в спальном блоке. Не хочу я там сидеть просто так, если можно в это время потренироваться. 
— Ну, если Учитель так сказал, то давай, — неуверенно согласилась девушка. — А что именно ты придумала, чтоб пройти?
— Не знаю, получится ли, — Лера объяснила свою идею. 
Замедлив шаг, они отстали от группы и вернулись к Куполу. 
— Он же не включен, — спохватилась Вика. 
— Я видела, как Милена его включала, ничего сложного. Идем, — Лера открыла прозрачную дверь и вошла внутрь. Вместе с Викой она поднялась на третий ярус и осмотрела возможный спуск:
— Трудность только в том, чтоб преодолеть три коридора до внешней стенки. Потом останется только следить, чтоб не слевитировать прямо на солдат. Если действовать так, то за пару минут можно выбраться. А если не ждать, пока включат программу и появятся стражники, то можно успеть до них пройти один коридор. Готовься, я сейчас запущу.

 Лера вернулась к пульту и нажала ту же последовательность кнопок, что и инструктор. Она едва успела выскочить из комнаты, как дверь закрылась. Проявились солдаты. Не обращая на них внимания, Лера добежала до внешнего коридора третьего яруса, где ее дожидалась Вика. В это время громкий автоматический голос произнес:
— Программа активизирована. Введите персональный код доступа.
— Черт, что еще за код? Такого не было, когда включала Милена, — испуганно спросила Лера.
— Наверное, она сразу ввела свой код, а ты этого не заметила, — предположила не менее испуганная Вика.
Голос повторил команду.
— Как же он орет, выключи его, иначе все услышат, — Вика начала паниковать.
— Я не могу выключить, дверь к пульту закрылась. Программа сама отключится, как только мы покинем пределы Купола. Давай, прыгаем, иначе стражники нас догонят.
Приземление получилось не очень мягким: отдача в ноги заставила на мгновение присесть. Когда они готовились к следующему прыжку, автоматический голос сообщил:
— Отсутствует код доступа. Несанкционированное активизирование программы. Начинаю блокировку выходов. 
— Бежим! — Лера схватила в охапку Вику и вместе с ней сиганула вниз, стараясь сохранить в себе ощущение невесомости, необходимое для левитации. 
Вращение уровней прекратилось, зато движение стражников стало планомерным — они прочесывали коридоры. Но стратегия, выбранная Лерой, оказалась верной: через минуту они уже выскочили из лабиринта. Однако программа не отключилась. Наоборот, к голосу, повторяющему о несанкционированном включении, добавился оглушающий вой сирены.
— Автоматическая блокировка выходов проведена, — удалось различить Лере.
— И во что ты меня втянула? — на бегу крикнула Вика.
— Я же не знала! Быстрее, сматываемся отсюда! — Лера свернула в ближайший коридор, потом в следующий, стремясь убежать подальше от дико воющего Купола. 
— Они нас убьют, — пообещала Валерьянова, когда, свернув в очередной раз, они оказались в тупике.
— Можно подумать, что это не учебный лабиринт, а секретная база! — Лера прислонилась к стене, стараясь унять сердцебиение.
В соседнем коридоре слышался топот ног — это сбегались к Куполу сотрудники лаборатории. Теперь, к вою сирены присоединился и голос дежурного, вещавшего по громкоговорителю:
— В лабиринте никого нет. Да выключите вы эту сирену, наконец! Я отключил лифт, так что нарушитель находится на этаже.
— Ну, все, — Вику трясло, — мы пропали.
Лера лихорадочно соображала, что делать дальше. Попытаться найти лестницу, чтоб вернуться на свой этаж, в заполненных магами коридорах было бы невозможно. 
— Черт! — Она поняла, что находится в ловушке.
«Оставайся на месте, никуда не беги», — вдруг раздался в голове спокойный голос Учителя.
«Они нас найдут». — «Именно. Оставайся и не убегай, они все равно найдут, когда просмотрят видеозапись».
 «Какую запись?» — испугалась больше прежнего девушка.
«В лабиринте полно видеокамер. Запись ваших похождений, разумеется».
В это время в коридор заглянул какой-то маг:
— Они здесь!
«Нас нашли», — сообщила Лера Измененному.
«Не сопротивляйся. Делай все, что они говорят, я приду в лабораторию сразу же, как смогу».
К девушкам приблизились маги. Один из них схватил Леру за шиворот и встряхнул:
— Группа? Из какой группы?
Продолжала выть сирена, поэтому магу приходилось кричать:
— Ну? Говори, из какой группы?
Испуганная и одновременно возмущенная таким рукоприкладством, Лера молчала. Кто-то из магов то же самое спрашивал у Вики. Валерьянова что-то лепетала в ответ, но расслышать ее слова никому не удалось.
— К дежурному их, там разберемся.
Нарушительниц потащили к дежурному, и втолкнули в его кабинет. Маги кипели от гнева, одной из причин которого был непрекращающийся резкий вой. 
— Да когда это выключат? — заорал на магов дежурный. 
— Программа заблокировала выход. Вскрывают вручную.
Вбежал какой-то парень в костюме лаборанта и положил на стол стопку дисков:
— Вот записи.
Еще через пару минут в кабинет влетела Милена. Инструктор даже не взглянула на своих учениц, а сразу обратилась к дежурному:
— Я…
Он ее перебил:
— Вот, полюбуйся. — Он вставил диск с записью, и на небольшом экране ноутбука появилось помещение Купола.
Милена прикрыла глаза, сделала глубокий вдох, и вновь открыла, глядя на экран.
«Отвечай им все, как есть», — опять раздался в голове у Леры голос Александра, как только дежурный задал им вопрос:
— Что вы там делали?
— Тренировались. Учитель сказал, чтоб я тренировалась все свободное время, — начала пояснять Лера, — вот я и подумала, что будет лучше, если до отбоя…
— А ты что подумала? Ты куда смотрела? — не дослушав Леру, дежурный заорал на Милену: — Почему я не знаю ничего о том, что ты разрешаешь своим ученикам ломать программы?
— Я не знала, что они собираются сделать, — волшебница тоже была в ярости и старалась не смотреть на своих подопечных.
— Да ты знаешь, что я тебе такое взыскание сделаю, что ты сюда больше не зайдешь?
— Не вижу никаких причин для таких серьезных мер, — раздался мягкий ироничный голос и в комнату вошел Измененный.
 Его светлые прямые волосы спадали до плеч, обрамляя спокойное лицо, и только в голубых глазах искрились смешинки. Лера вспомнила, что уже видела этого Измененного в своем сне-воспоминании.
— Произошло недоразумение, и виновные будут наказаны. А так, как виноваты ученики, которые всего лишь не поставили в известность инструктора, то пусть инструктор их и наказывает на свое усмотрение. Что касается программы, то в ней полно недоработок. Например, пульт управления должен быть снаружи и заблокирован, а не гостеприимно распахнут. 
Дежурный, угрюмо слушавший Измененного, махнул рукой и сел за стол. Измененный повернулся к Милене:
— Я провожу вас в ваш блок. Александр передал, что придет, как только освободится. 
Он подошел к Лере, взял ее за плечо так, что ее ноги чуть не оторвались от земли, и вывел в коридор. Милена с Викой шли следом. Лера, едва успевая перебирать ногами за магом, поняла, что самое страшное миновало, и слегка дернулась, пытаясь высвободиться:
— Пусти, пожалуйста, я сама пойду.
— Если ты еще раз дернешься, — не сбавляя шага, пообещал Измененный, — я наложу на тебя заклятье повиновения, и заставлю не просто идти рядом, а еще и танцевать.
Танцевать ей не хотелось, поэтому она терпеливо позволила протащить себя через два этажа и впихнуть в их с Викой комнату. Измененный, шутливо отдав честь волшебнице, вышел, оставив ее выносить приговор. Милена плотно закрыла дверь в комнату, предварительно шуганув любопытных учеников, и сказала:
— Я обдумала, какое наказание вам вынести и приняла решение: все время, которое группа пробудет в Исследовательском Центре, вы будете спать. Переодевайтесь, я вас усыплю. 
— Я не думала, — Вика казалась убитой таким решением и попыталась объясниться, но инструктор ее перебила:
— Идиотка! Стражники могли тебя покалечить! Свое решение я обсуждать с вами не намерена. 
Девушка начала переодеваться, путаясь в одежде. Милена посмотрела на Леру:
— Чего ты ждешь?
— Мы здесь не для того, чтоб все время сидеть в комнатах или спать. Учитель сказал, чтоб все свободное время я занималась, — глядя прямо в бледное лицо инструктора, ответила Лера. Какое-то время Милена молча кипела от гнева, потом, очень спокойным голосом сказала:
— Сейчас ты в моей группе и Учителя здесь нет. Если он захочет изменить мое решение, то сообщит мне. А ты будешь спать до тех пор, пока тебя не разбудят.
— Я не хочу. К тому же, если ты меня усыпишь на несколько дней, это может отразиться на мне другой. И если я не проснусь вовремя, то начнется паника, решат, что у меня летаргический сон, или что я умерла. Учитель не для того отправил меня к тебе в группу. — Лера понимала, что несет чушь, но протест против решения волшебницы был сильнее.
— Пусть Учитель сам выскажет свое мнение, — Милена подошла к Вике и, дотронувшись до ее лба, отключила. Девушка, успевшая переодеться и лечь в постель, погрузилась в глубокий сон. 
— Предпочитаешь спать в одежде? — инструктор повернулась к Лере. 
Лера отскочила от нее:
— Если ты до меня дотронешься, я напишу на тебя жалобу. Если я не проснусь вовремя, моя семья сойдет с ума от беспокойства!
Милена, не говоря ни слова, смотрела на Леру, потом подошла к тумбочке, порылась в ней, достала какую-то тетрадь, вырвала из нее несколько листиков, достала ручку, аккуратно положила все это на тумбочку и ледяным тоном процедила:
— Садись, пиши. 
Воронцова растеряно молчала. Тогда инструктор подтолкнула ее к тумбочке:
— Ты хотела написать жалобу? Пожалуйста! Все готово. Садись и пиши.
— Я не хочу,  Лера попыталась встать, но Милена удержала ее, надавив на плечи:
— Если не напишешь ты, то напишу я. И знаешь, что я напишу? Я напишу, что ты ни на что не способная, самоуверенная и безответственная. С такой характеристикой ты навсегда забудешь о занятиях, потому что никто нормальный не станет обучать человека, не считающегося ни с кем и ни с чем. А еще, — Милена зло улыбнулась, — представляешь, как неприятно будет твоей матери узнать, что ее приемная дочка, — инструктор выразительно подчеркнула слово «приемная» — совсем не такая хорошая, какой хочет казаться. А теперь пиши. Пиши, или я сделаю то, что пообещала.
Испуганная реакцией Милены, ее холодной яростью, Лера забыла, что здесь, в Академии, у нее не было связи ни с другой собой, ни, тем более, со своей семьей, и слова инструктора восприняла как реальную угрозу. Больше всего она боялась, что погруженная в долгий сон здесь, не сможет вовремя проснуться ТАМ, в том мире, откуда пришли ее воспоминания. Прикрывая от взгляда Милены рукой листок, Лера написала: «Дорогие мои, у меня все хорошо. Если вы не можете меня разбудить — значит, я в глубоком сновидении. Не будите и не бойтесь, в течение нескольких дней я проснусь сама, вы только ничего не делайте. Я вас люблю. Лера». Она обернула записку еще одним листком, сверху написала киевский адрес и протянула ее Милене:
— Не трогай мою семью. Если хочешь, можешь усыпить меня надолго. Переправь это им, если я вовремя не проснусь, просто, чтоб не было проблем.
Милена приняла записку, не глядя сунула в карман рясы, и одним прикосновением отправила свою подопечную в объятия Морфея…
 
 Лера открыла глаза и ничего не смогла различить кроме непроглядной черноты. «Может, я вовремя не проснулась, и меня похоронили?» — возникла первая мысль. О таких случаях она читала в газетах. Лера похолодела. Она попыталась поднять руку, чтоб нащупать крышку гроба, но такое простое действие удалось не сразу: руки были туго спеленуты. Наконец у нее получилось высвободиться и ощупать перед собой пространство: ура, она лежала не в гробу. «Но где я?» — Лера прислушалась, и вдруг различила в этой темноте чье-то дыхание. «Кажется, я не одна». Она мгновенно села на кровати. Для этого ей пришлось высвободиться из-под двух одеял. С небольшим опозданием вернулась память о случившемся. 
«Но я не укрывалась одеялами, — девушка спустила ноги на пол и поняла, что босая, — и не раздевалась. Может, я проснулась в том, другом мире? И еще ночь?» 
На ощупь Лера добрела до двери и открыла ее. В коридоре горел тусклый свет, который даже не проникал в комнату. Зато она точно выяснила, что находится все в том же Исследовательском Центре. Неожиданно накатил приступ слабости, сменившийся диким голодом. Пошатываясь, босая, в длинной ночной рубахе, она вышла в коридор. 
«Это не мое, у меня и нет такого», — она критично оглядела ночнушку. 
Из соседней комнаты вышла девушка. Она машинально запахнула халат и сонно уставилась на Леру:
— Это тебя тогда усыпили? А вы уже проснулись?
Лера кивнула:
— Я хочу есть.
— Так ночь уже. Ты лучше не стой в коридоре, ночью нельзя.
— А ты тогда что здесь делаешь?
— Иду в туалет.
— В моей комнате темно и кто-то дышит.
— Там же твоя соседка, — девушка пожала плечами, и ушла, на всякий случай, подальше обойдя Леру.
«Точно, там же Вика! И как я о ней забыла?!» — Лера вернулась, нащупала подругу и растормошила:
— Вставай, просыпайся!
— У меня голова чугунная, — простонала Вика.
— Вик, я есть хочу, где можно раздобыть еду?
— У девчонок, они вечно таскают что-то из столовой.
— Пойдем, попросим.
Вика нехотя поднялась и тоже, босиком, вышла в коридор:
— А почему так тихо?
— Сейчас ночь, — пояснила Лера.
— А-а.
Мимо, возвращаясь из туалета, прошла девушка. 
— Давай вернемся. Если Милена застанет нас ночью вне комнаты, то усыпит на месяц. Кстати, сколько мы спали? — Вика сонно протерла глаза и уставилась на Леру.
— Вот у девчонок и спросим.
Стараясь ступать бесшумно, они прошли по коридору, расширившемуся до небольшого холла. Валерьянова остановилась и, прислушавшись, зашептала:
— Их комната рядом с комнатой Милены. Если она нас увидит, может устроить нам настоящие проблемы.
— Скажем, что в туалет.
Вика поколебалась и подошла к ближней двери, тихонько приоткрыла и позвала:
— Валька! Валентин!
В темноте кто-то завозился и отозвался сонным недовольным голосом:
— Чего?
— Есть что-то покушать?
— Что, сдурела, что ночью будишь?
Лера подошла к двери:
— Валик, я умираю от голода.
— А вы что, проснулись? — наконец сообразил Коваленко. — Плохо, что после ужина. Сегодня пирожки давали. Ого, уже второй час. У нас утром тест.
— А сколько мы проспали?
— Почти три дня. Точно, три. Но у меня нет еды, я не беру с собой.
— Ладно, спи. — Лера прикрыла дверь. 
Следующая дверь вела в туалет. Лера зашла в него и подошла к раковинам. Из зеркала, висевшего над ними, на нее смотрело бледное всклокоченное существо, с черными, без белков, глазами и глубокими тенями под ними. Инстинктивно, Лера отшатнулась. Существо отшатнулось вместе с ней, и она поняла, что видит собственное отражение. 
«Какие странные глаза, но ничего, мне идет», — она попыталась пригладить волосы. Постепенно ее внешность приобрела привычный вид. Лера тряхнула головой, отгоняя от себя видение, и умылась. Вода освежила. Чувствуя слабость, она залпом выпила несколько пригоршней. Вика дожидалась ее в коридоре и знаком показала вести себя тихо:
— У девчонок темно, а у Милены свет горит, видишь, из-под двери? Не дай бог она нас услышит. — Валерьянова осторожно проскользнула в комнату девочек. Лера — за ней. Дверь притворили, и собрались будить девчат, но Таня не спала:
— Кто это по ночам шляется?
— Это мы, — отозвалась Вика, садясь к ней на кровать. — У вас еда есть? Человек с голоду умирает.
— Так идите к Милене.
— Ну уж нет, — поспешно отказалась Лера.
— Да она уже успокоилась. Сначала злилась страшно, но сейчас попустилась. Она сама сказала, чтоб вы к ней шли, когда проснетесь. 
— Я не пойду, — решительно заявила Лера.
— Я тоже, — поддержала Вика.
— Держите, у меня есть немного печенья, но оно вчерашнее. И уходите, ночами здесь запрещено ходить.
— Спасибо! — обрадованные девушки вернулись к себе. Дверь закрыли, и стало опять темно. Печенье пришлось грызть на ощупь. Лера с трудом глотала безвкусные и не удовлетворяющие голод куски. 
— Или здесь готовят плохо или я не чувствую вкуса, — после очередной печеньки не выдержала она. 
— А у меня голова разламывается, — Вика жалобно застонала.
— Может, тебе воды пойти попить?

 Внезапно дверь комнаты распахнулась, и в проеме возник силуэт. Потом вспыхнул такой же тусклый, как и в коридоре, свет. Милена вошла и оглядела своих учениц. В руках она держала бумажный пакет.
— Проснулись? И опять нарушаете дисциплину?
Девушки настороженно молчали. Инструктор посмотрела на печенье, лежавшее на кровати, и обратилась к Вике:
— Или я усыплю тебя до утра, или до конца недельного срока.
— До утра, — быстро согласилась Вика. 
Когда она засопела, Милена села на Лерину кровать, достала из пакета термос и налила в чашку травяного отвара:
— Печенье не ешь. Выпей, это поможет восстановить силы. После длительного сна лучше не есть твердую пищу.
Волшебница больше не выглядела злой, скорее обеспокоенной. Лера оглянулась и заметила на тумбочке свою записку. Верхнего листика с адресом не было. 
— Ты не должна была читать, — сказала она Милене, но та, улыбнувшись, качнула головой:
— Тебе урок на будущее будет. Пей еще, надо выпить весь термос. Таня сказала, что вы заходили. Почему не пошли сразу ко мне? Я специально ждала, когда ты проснешься. И зачем ты разбудила Вику?
— Здесь было темно. 
— Я собиралась разбудить ее утром, когда тебя здесь не будет. Так она не попадет еще раз в какую-нибудь историю. У нее теперь много не пройденных тестов и она не должна отвлекаться. Кстати, прохождение лабиринта тебе засчитали, я видела запись, каждый шаг. Но от остальных тестов отстранили. Учитель зайдет за тобой через час. 
— Я не хотела тебе проблем. Учитель говорил, чтоб я тренировалась. 
— Надо было сказать мне. Я бы отвела вас после обеда. — Инструктор подлила в чашку отвара.
— Милена, я не собиралась писать на тебя жалобу, — вспомнила Лера о своей угрозе, — я просто не хотела спать.
— Я тоже ничего бы не предпринимала. В тот день я очень разозлилась. Вика могла бы серьезно пострадать, если бы вас поймали стражники. От них или, — Милена замялась, но продолжила, — от тебя. А спросили бы с меня. Я против вашей дружбы. Вика строит иллюзии и рассчитывает, что всегда найдется кто-то, кто ей поможет, решит за нее, сделает. Она не прикладывает усилия. И однажды ее никто не прикроет. 
Волшебница налила еще одну чашку отвара:
— Пей, тебе это нужно, чтоб не заболеть. Во время сна ты могла переохладиться. И необходимо восстановить энергию. 
Лера допила, взяла с тумбочки записку и порвала. Потом оделась.
— Адрес я оставила себе. На всякий случай, — сообщила Милена, убирая в пакет термос и кусочки записки. — Тебе пора. Александр встретит тебя внизу. Увидимся.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться