Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 32. В Исследовательском Центре

— Люди слабы. — Александр остановился под раскидистой акацией. Последние четыре дня, пока группа проходила тесты в Исследовательском Центре, Лера почти все время проводила в кабинете Учителя, медитируя и помогая систематизировать стопки учебных пособий. — Они стремятся избегать трудностей и неудобств, а их поступками руководят эмоции и желания. Маги тоже слабы. Все, кого ты здесь видишь, гонятся за своими иллюзиями. Они хотят силы, власти, и смены впечатлений. Не воспринимай их слишком серьезно. 
— А нелюди?
— Им чужды человеческие слабости. Они обладают важным умением: не держаться. Они не станут удерживать свои состояния, привязываться к депрессии или эйфории, как это делают люди. И не скитаются, хватаясь то за одно, то за другое. 
— Но они заинтересованы в людях.
— Они заинтересованы не в людях, а в новых возможностях, — поправил Учитель. — Не привязывайся к людям, Лера. В них ты не найдешь ни стабильности, ни постоянства. Пусть они проходят своими вереницами сквозь твою жизнь, не пытаясь дробить ее на части. Твоя группа уже вернулась. Захочешь с ними повидаться — поищи их. Я вернусь вечером. 
 
 Измененный ушел, а Лера отправилась бродить по пустырю. С недавнего времени ей начало нравиться находиться на Пустыре. Здесь, под палящими лучами солнца, горячим знойным ветерком, среди густого запаха трав, вдали от гомона учебного городка, она могла спокойно предаваться размышлениям. Жесткий распорядок и списки правил, введенные магами, начинали утомлять, и только на Пустыре она ощущала себя полностью свободной.
 
 Солнце клонилось к горизонту, окрашивая в оранжевый цвет небо, когда Лера решила отыскать группу. Ученики, вместе с Миленой, сидели на ступеньках крыльца старого корпуса. На подошедшую Воронцову они не обратили внимания, поглощенные беседой, а Милена встретила ее долгим настороженным взглядом и кивком. 
— Сегодня меня уже не будет. После ужина возвращайтесь к себе, повторите теорию, — продолжила инструктор.
— Так ты все-таки решила? — хмуро спросила Женя.
— Да.
— И что ты там будешь делать? — спросил Костя.
— Пока осваиваться, — Милена слегка пожала плечами.
— И что, это того стоит? — поинтересовалась Таня.
— Очень надеюсь. Но у меня месяц практики, прежде чем меня возьмут окончательно.
— А зарплата? — спросил Валик.
— Хорошая. 
— Ну, ясно: хорошая зарплата и никаких забот, — прокомментировала Женя.
— Милена, возьми нас с собой. Мы хотим посмотреть на эту твою работу, и вообще, возможно, кто-нибудь из нас тоже захочет устроиться туда, — попросила Таня.
— Вы не успеете вернуться к ужину. Да и у меня не будет времени водить вас туда-сюда.
— А ты возьми нас как на отработку. Мы там что-нибудь сделаем, а вернемся утром.
— Все равно нам нужно отрабатывать, — согласно закивал Валентин, — а так тебе поможем, какая разница, что делать.
— Вы пропустите ужин, — предупредила Милена. — Максимум, что вы получите — сухой паек из их столовой.
— В первый раз что ли? — ученики зашумели, убеждая инструктора взять их с собой. Наконец она сдалась:
— Я подниму вас рано утром, а как вы будете ночевать — не знаю. Ладно, идемте, я спешу.
 
 Все поднялись. Лера замешкалась: из разговора она поняла, что Милена устроилась на какую-то работу в Исследовательском Центре, и сейчас все отправляются смотреть ее новое место. Но стоит ли ей уходить из учебного городка, не дождавшись Александра?
— А ты чего стоишь? Ты не пойдешь с нами? — спросила Вика.
Милена повернулась и вопросительно посмотрела на Леру:
— Ты не хочешь идти?
— Вечером вернется Учитель, наверное, мне стоит дождаться его.
— Ты будешь с группой. Это лучше, чем он оставляет тебя одну. Я сообщу ему, что ты с нами, — решила волшебница.
— Хорошо. — И Лера пошла со всеми. 
 
 Они вновь оказались в многоэтажке, но в этот раз им не пришлось дожидаться очереди пройти. Дежурный, удивленно глянув на инструктора, пропустил их сразу, предупредив, что «она знает, что делает, и отвечает за все сама». Милена привела их в ту часть Центра, где проходили практику старшекурсники. 
— Самостоятельно никуда не заходите. Здесь, за дверями, могут быть не только учебные классы и лаборатории, но и реальности-проекты. Заблудитесь — найдут вас не сразу. — Инструктор распахнула одну из дверей и, впустив всех в класс, вошла последней: — Вот ваше задание для отработки. Девушки, хорошо вымоете столы, а ребята покроют их лаком. Часа через два я вернусь, никуда не выходите. Валентин, ты пойдешь со мной, для тебя есть другая работа. Таня, остаешься за старшую. Проследи за порядком и никого, повторяю, никого никуда не выпускай.
— А по нужде? — спросила Вика.
— Потерпишь.
— Мы же здесь угорим от лака, — возмутилась Женя.
— Я вас с собой не звала.
Милена ушла. Таня тут же принялась командовать, раздавая задания. Они перемыли все парты, вытерли их насухо, после чего Костя с Тариком покрыли их лаком. Работу успели закончить раньше, и, в ожидании Милены, сидели в классе, распахну настежь двери. Пару раз к ним заглянули старшекурсники. Вид учеников их отчего-то забавлял, и они без стеснения потешались над группой, пока Таня не поймала одного из них:
— Если еще раз сюда сунетесь, — держа одной рукой незадачливого задиру, а второй кисточку с лаком, предупредила она, — я тебя так выкрашу, что будешь неотличим от этих парт. Понял?
Парень оказался понятливым и охотно закивал, стараясь при этом не угодить носом в слипшийся ворс кисти.
— Тогда валите отсюда, — Кузнецова вытолкнула старшекурсника в коридор, где его дожидались посмеивающиеся друзья.
— Ты ненормальная, шуток, что ли не понимаешь? — отойдя на безопасное расстояние, крикнул парень, но больше в класс никто не заглядывал. 
 Вернулась Милена. Валентин плелся за ней следом, ворча, что он, как раб на плантациях, не разгибая спины, выдраил все коридоры на этаже.
— Тут на вас жалоба поступила, что вы людей обижаете, — сообщила инструктор, разглядывая парты. — Никто не пострадал?
— Да нет. Заходил один шутник, но он ошибся дверью, — невозмутимо ответила Таня.
— Понятно. Здесь действительно много дверей, легко ошибиться, — в голосе Милены прозвучала ирония, — такое бывает: ошибаешься дверью, попадаешь лицом в банку с лаком. Просто неудачный день. 
— Вот и я о том же, — согласно кивнула Таня.
— У меня есть свободное время, покажу вам, как старшекурсники работают над проектами. В будущем вам это пригодится.
Волшебница привела их в просторную комнату со множеством дверей:
— Мы находимся в особом пространстве: оно позволяет нам творить с помощью силы мысли. Вас сейчас учат управлять своими мыслями, не растрачивать энергию на пустые действия, все эти умения понадобятся в дальнейшем. 
— Почему нас не учат заклинаниям? — воспользовался паузой Тарас.
— Заклинания помогают сконцентрировать энергию, направить ее. Но, если в вашем распоряжении не будет достаточного количества энергии, любое заклинание окажется бесполезным. За каждой из этих дверей отдельная реальность, со своими законами и правилами. Здесь, в учебной части Исследовательского Центра, они соединены между собой и напоминают гирлянду из разнообразных пространств. Переходя из одного такого пространства в другое, вы будете настраиваться совершенно на другие энергии, открывая для себя новые ощущения. Конечно, если быть совсем точной, то эти реальности являются отражением задействованных энергий, и их не создают, а открывают для себя или проявляют. Но, — инструктор улыбнулась, — магам нравится называть этот процесс творением и относить не к возможностям, а умениям.
 
 Милена открыла дверь, за которой раскинулся зеленый луг. Жестом она пригласила всех следовать за ней. Но стоило Лере переступить порог, как она оказалась не на лугу, а посреди густой, перетекающей и переливающейся зеленоватыми тонами сферы. Судя по лицам остальных учеников, они стали свидетелями такого же зрительного обмана. Да и сами ученики воспринимались иначе: перед Лериным взором мелькали фрагменты изумленных лиц, ищущих и не находящих опору тел, и переливы неизвестной субстанции, заполнявшей и растворявшей в себе вошедших. В сфере не ощущалось ни верха, ни низа, и в то же время существовала некая точка опоры, невидимая и неуловимая, но не позволяющая слиться с окружающим пространством. И только светлый контур дверного проема напоминал о существовании привычной реальности мира форм, откуда они пришли.
— Не паникуйте, сосредоточьтесь на выходе, — то ли голос, то ли мысль, принадлежащая Милене, прошла сквозь сферу легкой вибрацией.
Когда все собрались по другую сторону прохода, в пустой комнате со светящимися жемчужными стенами, состоящими из разнообразных фигур правильной геометрической формы, инструктор обвела всех учеников насмешливым взглядом:
— Ну, делитесь. 
— Офигеть, — выдохнул Тарас.
— Что это было? — Таня тяжело дышала, будто только что закончила бежать стометровку.
— Я не знаю, что видел каждый из вас, но все вы воспринимали те энергетические области себя, которые до сих пор вами не использовались. А сейчас мы посмотрим пространства, которые упорядочены другими магами. В них уже существуют свои законы и правила, поэтому столь чуждыми они вам не покажутся.
 
 Милена повела их через череду разнообразных комнат, залов, пещер; темных и светлых, с гравитацией и без. Очень скоро Лера престала ориентироваться, где в данный момент они находятся и в какой стороне проход в Исследовательский Центр. Остальные ученики тоже казались сбитыми с толку: они непрерывно озирались, пытаясь рассмотреть очередную диковинку, но инструктор вела их дальше, не давая возможности ни остановиться, ни обсудить увиденное. Наконец Костя взмолился:
— Дай хоть посмотреть, куда ты так бежишь, мы ведь не успеваем ничего толком увидеть!
Милена, не сбавляя шага, усмехнулась:
— Движение возможно, только когда твое внимание скользит. Как только оно начнет цепляться за детали, ты окажешься втянутым и погруженным в реальность. Хватит ли потом сил покинуть ее?
 
 И все-таки Лера задержалась: ее внимание привлек старшекурсник, создававший сложный выпуклый орнамент на стене. Он сидел на высоком стуле и, поглощенный своим занятием, водил над поверхностью стены руками. И стена под его ладонями оживала: она дышала, видоизменялась, покрывалась волнами, сплетающимися в причудливые узоры. Когда Лера, завороженная необычным зрелищем, опомнилась, группы рядом не было. Из комнаты, в которой она находилась, вела только одна дверь и она направилась к ней. За дверью оказался небольшой балкончик. Второй, такой же балкончик и выход, виднелись на противоположной стороне. Краем глаза она заметила одногруппников, переходящих в следующее пространство. А между ними, почти на весь зал, раскинулся огромный бассейн. Лера поняла, что ей придется догонять группу, и что они, видимо, перелетели или переместились с одного балкона на другой. Внизу, у бассейна, возились старшекурсники: до нее долетали их веселые голоса и смех. Девушка сосредоточилась, и, зависнув в воздухе, медленно поплыла над голубой гладью воды. Она старалась унять волнение, которое могло вывести ее из равновесия, и удерживать глубокое дыхание. В это время кто-то из старшекурсников крикнул:
— Смотрите!
Лера поняла, что ее заметили. Кто-то засмеялся, кто-то засвистел. 
— Объявляю летные соревнования открытыми! — задорно объявил один из старшекурсников. Раздались аплодисменты. Несколько студентов взмыли в воздух. Темноволосый вихрастый паренек, широко раскинув, как крылья самолета руки, понесся на Леру. Она видела его быстрое приближение и поняла, что столкновение неизбежно.
— Иду на таран! — парень весело улыбался, глядя на сосредоточенное лицо третьекурсницы. 
Кто-то комментировал происходящее, но значения слов до Леры не долетали: она всеми силами старалась не допустить у себя эмоционального всплеска, способного нарушить ее концентрацию. В последний момент, испугавшись столкновения, она попыталась свернуть, но маневр не получился, и она стремительно полетела вниз. Ученик, таранивший ее, успел схватить проигравшую за рукав рясы, затормозив ее падение, и они вместе, с громким плеском, свалились в бассейн. Зрители впали в истерику от смеха. 
— Победа в первом раунде, — стонал кто-то, — присуждается асу из асов…
Но имя аса Воронцова не расслышала, поглощенная новым сражением, теперь с намокшей и ставшей тяжелой, рясой. Над ее головой старшекурсники затеяли воздушные баталии. Наплававшись и насмеявшись, Лера выбралась из бассейна и поняла, что она совершенно не знает, куда ей идти. Она вышла из зала и оказалась в коридорах Исследовательского Центра. По ее расчетам, группа находилась этажом выше, следовательно, ей нужно было искать лестницу или лифт. Но на следующем этаже группы не оказалось. Мокрая и уставшая Лера бродила по коридорам Центра. Маги и ученики, спешащие по своим делам, на ее необычный вид внимания не обращали. Окончательно  заплутав, она не выдержала, и спросила у проходившего мима мага, не видел ли он ее группу.
— Если ты из той группы, — немного подумав, начал маг, — которая находится двумя этажами выше, и у которой такая симпатичная инструкторша, то тебе лучше идти в противоположном направлении. Но я бы на твоем месте не спешил их догонять.
— Почему? — искренне удивилась Лера.
— Она в гневе, кстати, ей к лицу. Но, как показывает опыт, лучше избегать женщин в таком настроении, особенно ведьм. 
— Пожалуй, то моя группа, — согласилась Лера, разделяя убеждение мага, что сейчас не самое лучшее время для встречи с инструктором. 
 
 Маг ушел, а Лера задумалась о том, что ей делать: продолжить поиски группы или самостоятельно выбираться из лабиринтов Центра и возвращаться в учебный городок. Продуктивно думать мешало одно обстоятельство: дикий, до слабости в ногах, голод. Решив, что лучше быстрая смерть от руки Милены, чем длинная и мучительная от голода в исследовательских дебрях, она побрела в указанном направлении. В небольшом вестибюле, метрах в двух от окна, Лера увидела двух беседующих магов. Она собралась было узнать у них дорогу, но ее внимание привлекли бумажный пакет и прозрачная бутылка с жидкостью, оставленные магами на подоконнике. Рядом лежала и чья-то сумка, но Леру она не интересовала. Все ее внимание сосредоточилось на пакете, из которого доносился аромат свежей выпечки. Стараясь ни о чем не думать, она подошла к окну и остановилась. Маги, стоявшие к ней спиной, увлеченно спорили. Тогда Лера осторожно взяла пакет и воду, и, стараясь оставаться незамеченной, свернула в ближайший коридорчик. Голод мучил так, что руки тряслись, пока она разворачивала свою добычу. В пакете оказались пирожки, еще сохранившие тепло печи. Почти давясь, она съела один, но он показался ей совсем безвкусным и тяжелым. Зато питье, отдаленно напоминавшее лимонад, придало сил. Она сделала несколько глотков и ощутила себя полной энергии. Насытившись, девушка глянула на еду и задумалась: она не могла не заметить изменений, произошедших за последние несколько дней. А, точнее, с момента ее столкновения на последнем испытании с Аллой. Все чаще она начала ощущать приступы голода, почти звериного, затмевающего все, до тех пор, пока он не будет удовлетворен. Она и раньше бывала голодной, но, в такие моменты, еда не становилась для нее основной целью. Пища же вдруг утратила свой вкус, став похожей по ощущениям на кусок глины, камнем свалившийся в желудок. Единственным, что насыщало ее, восстанавливая силы, и позволяя избавиться от противной слабости, заполнявшей тело в момент голода, оставалось питье. 

 Вдруг чьи-то руки, тяжело опустились ей на плечи, прервав размышления. Лера поперхнулась от неожиданности, а когда обернулась, увидела широкую ехидную улыбку Валика.
— Ты меня напугал!
— Я все видел. Что там, пирожки? О, дай и мне.
— Держи, — Лера сунула ему пакет.
— Ого, — Валик запихнул в рот целый пирожок, — вкусно. Ты знаешь, что пообещала Милена сделать с тобой, когда найдет?
— Знаю, можешь не говорить, — она слегка опьянела от сытости и теперь ближайшая перспектива встречи с инструктором была ей несколько безразлична. 
— А где ты так вымокла? — Валик кивнул на успевшую немного подсохнуть одежду.
— В бассейне. А где все?
— С Миленой. Она их за собой таскает, тебя ищет.
— А ты почему не со всеми?
— Пошел посмотреть. Надоело бегать за ней как на привязи.
— Тогда и тебе влетит.
- Я столовую искал. С обеда ничего не ел.
— Ладно, надо их найти, — решила Лера, ощущая что-то отдаленно похожее на угрызение совести.
— Чего их искать, я знаю, где они, отсюда недалеко, — Валентин скомкал пустой пакет от пирожков и аккуратно приладил его за стулья, стоявшие вдоль стены.
— Культура, — хмыкнула Воронцова.
— По крайней мере, я не воровал, — огрызнулся Валик.
Но Милена отыскала их раньше, чем они успели пройти несколько метров. 
— Я ее нашел, — увидев внезапно появившегося инструктора, выпалил Коваленко, — она стянула еду вон у тех парней, но они не видели, так что лучше уйти отсюда скорее.
Валентин указал в сторону все еще споривших магов. Лера задохнулась от возмущения, воззрившись на бесстыдно улыбающегося одногруппника. Инструктора хотела что-то сказать, но передумала. Она свернула в широкую дверь, и они оказались в столовой. Остальные ученики уже ели, и Валик присоединился к ним.
— Почему ты вся мокрая? — поинтересовалась Милена.
— Упала в бассейн, когда вас догоняла.
— Я говорила не останавливаться. Если бы ты не отвлекалась, то заметила бы, что там был мостик. А так он не попал в поле твоего внимания. Постой. — Милена прикрыла глаза. Через мгновение Леру окутала струя знойного воздуха. Когда жар исчез, одежда была абсолютно сухой.
— Вот это да! Спасибо! — Лера с восхищением осмотрела свою рясу и перевела взгляд на Милену, которая почти никогда не демонстрировала своих возможностей. 
— Надеюсь, ты не простыла, — волшебница, вопреки прогнозам Валентина, казалась спокойной. Она дождалась, когда все поели, после чего собрала в пакет несколько пирожков: — Верни, то, что взяла. Если бы они не поинтересовались, не моя ли ученица сперла их ужин, я бы не скоро тебя нашла. 
Валентин перестал есть и вытаращился на Милену:
— Но они же ничего ей не сказали, я сам видел! Они даже не повернулись!
—  Ну и что? Значит, беседа интересовала их больше, чем разборки. 
 
 
 Наконец экскурсия по Исследовательскому Центру завершилась. За окнами было уже темно. Милена взяла ребят, и они принесли несколько раскладушек и одеял.
— Комфорта я вам не обещала. На всех не хватит, поэтому нашим джентельменам придется устроиться на полу. Напомню, я вас предупреждала. Девушки останутся в этом кабинете, парни, за мной.
Инструктор пожелала всем спокойной ночи и ушла. Выключили свет, но, не смотря на темноту и насыщенный вечер, спать никому не хотелось. Не обращаясь ни к кому конкретно, Таня сказала:
— Не понимаю, зачем ей это понадобилось.
— Может из-за зарплаты? — предположила Вика.
— Тогда почему раньше не ушла?
— Мест, наверное, не было.
— Да врет она. Не договаривает, — неожиданно зло ответила Женя.
Повисло молчание. Таня нарушила его первая, обратившись к Лере:
— Ты знала, что Милена от нас уходит?
— Как уходит? — Лера оторопела. 
— Уже заявление подала. Ждет, когда нам замену подыщут. 
— Но она же, — Лера растерялась, — нет, я не знала. А почему уходит?
— Говорит, что нашла работу лучше, что всегда хотела работать именно здесь, в Центре. — Таня села на раскладушке: — Не могла дождаться, когда мы закончим третий курс, тогда и уходила бы себе.
— Как жаль, — Лере действительно было искренне жаль. Она никогда не относила себя ни к подругам, ни к поклонникам Милены, под очарование которой попадали многие, но ощутила сожаление. — А вы ее не просили остаться?
— Да сколько раз… — начала Таня.
— Все, хватит о ней. Ничего больше не хочу слышать! Пусть катится ко всем чертям! — в голосе Жени сквозила открытая неприязнь. — Заткнитесь вы!
Она натянула на голову одеяло и отвернулась к стене. Вика вздохнула.
— Женька бесится, — пояснила Таня. — Милена ей пообещала помочь устроиться после окончания третьего курса на работу в учебке. 
— Так может еще устроит, — предположила Лера, — она же преподавать не будет, а видеться-то вы будете. К тому же вы дружите.
— Женькины бумаги на отчисление подали, — Таня понизила голос, — только Милена ее и удерживала. А теперь она ничего сделать не сможет.
— На отчисление? — испугалась Лера, — но почему? 
— Она полгода назад силу перетратила, а восстановиться не смогла. Милена это скрывала от всех, считала, что Женька восстановится, — шепотом пояснила Кузнецова. — Она ее на всех зачетах прикрывала, никто даже не заподозрил.
— Это уж точно, — подтвердила Вика. — Меня она так ни разу не прикрыла.
— А что же теперь будет? — кивнув в сторону Жени, спросила Лера.
— Не знаю. Выгонят, наверное. Милена обещала договориться, если что, но теперь, когда она уходит, не знаю, как будет. 
Женя уже спала. Из-под одеяла доносилось неровное, но глубокое дыхание. Вика лежала, разглядывая потолок. Таня помолчала, потом опять заговорила:
— Конечно, я ее понимаю: кто мы ей такие, чтоб из-за нас она теряла это место. Но неизвестно, кого нам дадут, и что будет потом. 
— Давно она решила уйти?
— Нет, когда мы на тестах здесь были. Сегодня ее последний день с нами.
Таня легла и погрузилась в свои мысли. Сон не шел и Лера поднялась.
— Ты куда? — окликнула ее Вика.
— Пойду, поговорю с Миленой. Я же не знала, что она уходит.
— Да бесполезно это.
— Пусть идет, — сказала Таня.
Лера тихонько вышла в коридор. Было тихо и пусто, только в конце коридора мелькал силуэт уборщицы. Осторожно, чтоб никого не встретить, девушка пошла к новому рабочему кабинету инструктора. Дверь была приоткрыта, и из-за нее лился яркий белый свет. Она постучала и вошла. Милена стояла у стола и что-то писала. На ней, вместо привычной учительской рясы или спортивного костюма, белел медицинский халат. Да и сам кабинет походил на лабораторию. 
— Я догадывалась, что ты придешь, — оторвав взгляд от записей, Милена улыбнулась. — Ты опять ходишь босиком?
Лера опустила глаза и увидела, что забыла одеть обувь.
— Садись, пол холодный, — инструктор пододвинула стул. Она сверилась с таймером, и, сделав пометку, смешала что-то в пробирке.
— Что ты делаешь? — поинтересовалась Лера, стараясь оттянуть объяснения причины столь позднего визита. 
Милена набрала полученную жидкость в шприц и подошла к каталке, стоящей в другом конце лаборатории:
— Готовлю тело к утилизации, — она отогнула край простыни, и сделала инъекцию в темную, покрытую слизью, сморщенную кожу.
— Кто это? — Леру передернуло.
— Неудачный эксперимент. 
— Ты умеешь делать уколы?
— Я знакома с медициной. 
— А почему ты работаешь ночью?
— Дежурю. Как обычно и бывает, новеньким достаются ночные дежурства. Но ты ведь пришла не для того, чтоб обсуждать мою новую работу?
Лера посмотрела в темные окна, но кроме веток деревьев ничего различить не смогла. Милена стояла облокотившись спиной на край стола и ждала.
— Девочки говорят, что ты от нас уходишь? — наконец спросила Лера. — Я пришла попрощаться.
— Попрощаться? — неожиданно вспылила инструктор. — И это все? Не поинтересоваться почему, куда, а просто попрощаться? Будто не было двух лет общения? Все, что ты можешь — попрощаться и на следующий день забыть о человеке? Ну конечно, чего еще можно ожидать от того, кого обучает Измененный! Только однажды он заставит тебя попрощаться, оставить позади и близких тебе людей. Если уже этого не сделал. Им ты что скажешь, «до свидания»? Или предпочтешь уйти по-английски?
— Учитель не заставляет меня никого оставлять и уходить, — сбитая с толку напором волшебницы, попыталась возразить Лера. — Он не такой, ты ведь его не знаешь. 
— А ты, значит, знаешь? 
Лера кивнула:
— Он хороший человек.
— Он уже заморочил тебе голову, — внезапно успокоившись, с грустью сказала Милена. — Я не хочу принимать участие в его спектакле. 
— Девочки сказали, ты будешь работать здесь? — решила сменить тему Лера.
— Нет. Здесь я временно. Мне нужно было куда-то уйти. Потом найду себе другое занятие. Кстати, можешь не волноваться, я сообщила твоему Учителю, что ты с группой. 
— Спасибо. 
— А что, — вдруг спросила Милена, — ты бы не хотела, чтоб я уходила?
— Не хотела бы. Мне жаль, что ты уходишь.
— Отчего же?
— Ты мне нравишься. У нас были, конечно, конфликты, но даже во время них ты мне нравилась.
Какое-то время Милена молчала, рассматривая пол. Потом покачала головой:
— Значит, я приняла правильное решение. А ты не верь всему, что тебе говорят.
Ее ответа Лера не поняла, а Милена, глянув на часы, заторопилась:
— Без четверти двенадцать, утилизация назначена на полночь, мне нужно успеть все подготовить.
— Давай я помогу.
— Хорошо. Там, в конце коридора, есть комната, двадцать вторая, туда нужно отнести все, что списали. Я сейчас соберу растворы, а ты возьми вот это. Сможешь отвезти? — волшебница указала на каталку.
— Это труп?
— Почти. Так сможешь?
— Смогу, — отступать было неудобно, и Лера взялась за холодные металлические ручки. 
— Осторожнее, не урони, — попросила инструктор. 

 Лера вырулила с каталкой в коридор и повезла ее, толкая перед собой, в указанном направлении. Мертвецов она по-прежнему не любила и боялась, особенно оживших. С ужасом она заметила, что тело под простыней шевельнулось. 
«Боже!» — девушка ускорила шаг. Она почти бежала, проклиная длинный коридор. Простыня немного сползла и стали видны часть лица и рука похожего на скользкую мумию, лабораторного экспоната. Наконец показалась нужная дверь. Она была распахнута настежь, а из замка торчал ключ. Зомби попытался сесть и Лера, втолкнув его последний транспорт в лабораторию, захлопнула дверь, закрыв ее на ключ. Только потом она перевела дух и прислушалась. Сначала было тихо, потом кто-то толкнул дверь изнутри. Лера отступила, не сводя с нее глаз. Ноги предательски задрожали. Подошла Милена с лотком, полным флакончиков. Она хотела открыть дверь, но Лера ее остановила:
— Не открывай, труп ожил. Он там.
В это время изнутри послышались ругательства и в дверь застучали сильнее. Милена взглянула на бывшую подопечную:
— Труп?
Лера кивнула.
— Ожил?
— Ага.
— И заговорил?
— Да, не открывай.
— А если он вышибет дверь? — предположила Милена.
Мысль о такой угрозе Лере в голову не пришла. Она похолодела:
— Что же делать?
В дверь ударили еще сильнее и опять выругались:
— Мать вашу, да откройте вы ее!
— Давай откроем, — Милену трясло от смеха.
— Нет!
— Там дежурный лаборант! — волшебница повернула ключ, и из комнаты выскочил высокий светловолосый мужчина, больше походивший на модель, чем на лаборанта. 
— Кто дверь закрыл? Найду этого шутника — шею сверну. — Он посмотрел на смеющуюся Милену и немного остыл: — Это ты что ли? Ты меня этой телегой чуть не убила!
— Не я, извини, это моя ученица, ее напугал наш образец.
— Прихожу на смену, включил утилизатор прогреться, сам переодеваюсь, вдруг въезжает эта каталка, сбивает меня с ног, а дверь захлопывается. Что мне думать? Ты его подготовила?
— Да, парализовала. Вот еще растворы туда же.
Маг помог Милене внести лоток с флаконами. Лера в комнату не пошла, заглянув с порога: в углу, напротив входа, стояла огромная, напоминающая центрифугу, штуковина. Из нее лился синий свет. На столах, расставленных вдоль стен, громоздились банки с растворами. На двух каталках, слабо шевелясь под простынями, лежали зомби. Все время, пока Милена сдавала предназначенные для утилизации остатки реактивов, лаборант не сводил с нее глаз. 
— Ты здесь недавно? — наконец не выдержал он. — Впервые на ночном дежурстве? У меня есть кофеварка, хочешь, я ее включу?
— У тебя еще есть и работа, — напомнила ему инструктор.
— А, всего на час. Ты в какой лаборатории?

 Лера поняла, что ей лучше не дожидаться развития событий и вернулась в комнату. Все спали, кроме Тани. 
— Ну как? – дождавшись, когда Воронцова уляжется, спросила она.
— Никак.
— Я так и знала, — огорченно вздохнула девушка, — и пусть нам повезет.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться