Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 40. Неожиданная встреча

…Урок закончился. Учитель захлопнул книгу:
— На сегодня все.
Лера с облегчением поднялась из-за стола: голова гудела, а тело, казалось, превратилось в сплошной синяк. Александр слегка помассировал виски: он тоже выглядел утомленным. С тех пор, как Лера перестала посещать занятия с группой, Измененный полностью взял ее обучение на себя и свободного времени у нее почти не осталось. Каждое утро она приходила в его кабинет в учебном городке и начинала отрабатывать задания. Их было несколько. Первое, и самое странное, заключалось в правильном чтении. Читать Лера любила и, вполне обоснованно считала, что и умела. Но Учитель был убежден в обратном. Он положил перед ней раскрытый фолиант и предложил прочесть несколько строк. Лера с недоверием присмотрелась к тексту: она хорошо помнила, какие шутки может сыграть восприятие. В этот раз ничего необычного не происходило. Буквы не скакали, а оставались на месте и легко складывались в слова. 
— Реку часто ассоциируют с жизнью. Ее воды постоянно обновляются, как и события, происходящие в жизни. И жизнь и река имеют начало и продолжение, и впадают в мировой океан. Речная вода испаряется, превращаясь в тучи, и опять, в виде дождя возвращается в землю, чтобы снова продолжить течь. Так же и душа человека: покидает тело, чтобы, вновь вернуться, обретя новую форму. По причине такого подобия, река станет хорошим помощником в делах отпускания и изменения. Вопросы же, связанные с очищением, обновлением и прорицанием, лучше решать с помощью ключевой воды… — Лера победно подняла глаза на Измененного. — Прочла.
— Издавна люди использовали письменность для передачи знания и информации. Текст являет собой воплощенную мысль. Когда ты читала, что возникло в твоем уме?
— Образы и мысли. Представлялось написанное.
— Наше сознание устроено так, что мы воспринимаем информацию на уровне образов и чувств. Только потом подключается разум, анализируя воспринятое и подгоняя его под известные тебе понятия. Самый глубокий уровень — восприятие интуитивное. За ним следуют образное. И уже на основе его идет оценка прочитанного или услышанного. В древние времена письмена передавали именно образы, так как они давали наиболее близкое и точное представление. Позже образы стали описывать звуками, начала развиваться словесность.  Слова и образы связаны. Так же связаны слова и чувства. Но разум сыграл с нами скверную штуку: слова могут вводить в заблуждения. Неумело сказанные, они искажают смысл. Неправильно понятые, они влекут за собой неверные действия. Из инструмента-помощника, слова превратились в инструмент-орудие. Поэтому для мага важно научиться правильно воспринимать слова и различать их. Ты когда читала, о чем думала?
— О реке, о водорослях, о том, что под водой, о погоде, — начала перечислять Лера.
— В результате в голове полная каша образов, внимание рассеяно, и энергия потрачена, — перебил Измененный. — Именно потому, что слова способны вводить в заблуждение, маги используют телепатию. Умение общаться без слов, чтение мыслей есть не что иное, как передача образов и чувств. И чем точнее переданы образы, чем чище сознание передающего и воспринимающего, тем меньше искажений понятий. Общение, любое, это обмен энергией. Можно ограничить себя словами, можно проявлять небрежность в передаче мыслей. Но правильное понимание зависит от чистоты сознания на момент восприятия. Поэтому тебе предстоит научиться очищать свое сознание от влияния слов и чувств и научиться воспринимать образы. Чтение послужит хорошим помощником. Учись за словами видеть образы. 
 
 И Лера начала учиться. Она читала и перечитывала каждый абзац книги, до тех пор, пока ее внимание не переставало блуждать, а образы становились устойчивыми и яркими. Иногда ей даже казалось, что она погружается в них, рассматривает их изнутри и могла бы дополнить написанное новыми деталями и подробностями. 
 
 Когда Лера научилась подолгу удерживать внимание на образе, Александр заговорил о следующем задании. 
— Владеющей телепатией маг может прочитать все, что находится у тебя в сознании на текущий момент. Он может прочувствовать собой всю гамму твоих переживаний. Для энергии нет границ. Поэтому, если не хочешь, чтоб твоя голова была гостеприимно распахнута для первого встречного, научись дисциплине мыслей. Не мечись, перебирая, что там у тебя могут заметить, а выбери что-то одно, один образ, и сосредоточь на нем свое внимание. Используй внутренний поток слов для описания выбранного образа. 
 
 Третьей задачей, поставленной перед Лерой, было растворение границ:
— Мы все части единого мира, мы состоим из его энергии, и она едина для всех. У энергии множество форм проявления, но это всего лишь формы. Ты и я — формы, но и ты, и я — энергия. Все границы и разделения условны. Смотри на мир и на все, что тебя окружает, как на свое продолжение. Как на себя. Не разделяй и не разграничивай. Мысль, являясь формой проявления энергии, и как энергия, не знает границ. 
— И я, например, смогу поговорить с кем-то, кто далеко от меня? — обрадовалась Лера, мысленно начав составлять список потенциальных телепатических абонентов. 
Александр усмехнулся:
— Если сумеешь настроиться на человека, если сознание человека чисто и готово принять от тебя информацию, если ты сумеешь воспринять ответ — тогда да, возможно поговорить получится. Но, как подсказывает мой опыт, не каждый умеет различать свою мысль от «постучавшейся», и в большинстве случаев даже не поймет, что к нему кто-то обратился. Но, — заметив скисшее выражение Лериного лица, добавил: — Если переводить телепатию на уровень телефонии для болтовни, то ты вполне сможешь настроиться и передать или получить образы. Это, конечно, не так заманчиво, но для получения знания и информации сгодится. 
 
 Лера потянулась, стараясь размять затекшее тело, и подошла к окну. На учебный городок опускались сумерки. Прошедший дождь освежил листву на деревьях, сбив пожелтевшие листья, и они прилипли к мокрому асфальту золотыми пятнами. Учитель сменил рясу на обычное пальто.
— Ты уходишь? — поинтересовалась она. 
— Должен. Мы сегодня увлеклись, и я уже опаздываю, а еще нужно занести в Снежную Обитель карандаши. Там завтра зачеты с утра, они понадобятся. А оттуда уже уйду, — Измененный торопливо собирался. — У тебя энергии часа на два осталось, если не будешь ее тратить. 
Лера кивнула. Она уже знала, что потеря энергии, в лучшем случае, грозила вероятностью очнуться в неожиданном месте и хорошо, если при одежде. Сознание в таких случаях вело себя странно и непредсказуемо: оно могло отключиться или перенестись на уровень трехлетнего ребенка, бегающего за бабочками. Ей не раз доводилось видеть учеников с блаженными улыбками собиравших цветы на клумбах. Их отправляли спать в карантин, где они могли пролежать в полной отключке по нескольку суток. 
— Хочешь, я сама отнесу эти карандаши? Мне все равно делать нечего, а ты опаздываешь, — предложила она Александру. 
— Надо через портал проходить. И ты там никого не знаешь.
— А какая разница, если их просто нужно отнести?
Учитель посмотрел на Леру:
— Хорошо, отнеси ты. Но тогда ты там и оставайся, погуляй. Сюда не возвращайся, вторичный переход через портал лишит тебя энергии одним махом. Ты уверена, что найдешь, чем заняться, и сможешь остаться там до восстановления?
— Уверена, — Лера обрадовалась, что у нее появилась возможность выйти за пределы учебного городка. 
— Подожди меня на улице, я схожу за карандашами.
 
 Они вместе вышли из кабинета, и Александр, заперев дверь, пошел в учительскую, а Лера спустилась во двор. Занятия закончились давно, и на улице никого не было: дождь разогнал студентов по домам. Учитель задерживался. От нечего делать она стала перепрыгивать через лужи. Как-то, на уроке физкультуры, их заставляли подпрыгивать, концентрируясь на ощущениях полета: их надо было уловить и запомнить. Они были такими кратковременными, но, по мере тренировок, начинало казаться, что воздух густеет, и ты в нем зависаешь. Мимо прошел маг, мельком глянув на Леру, и она вспомнила, что у нее осталось не так много энергии и разумнее будет воздержаться на время от любых практик. Наконец показался Учитель. Он вышел из корпуса в сопровождении темноволосого Измененного, который приходил в дом Александра. Лера решила не мешать их беседе, однако Учитель сделал знак подойти:
— Там холодно, я захватил тебе куртку. А вот коробка с карандашами. Я решил провести тебя до портала.
— Она твоя? — тихо спросил Тимур. 
Учитель, помогая одеть Лере куртку, кивнул.
— И ты решил не отдавать ее Ордену? Обучать не по общей программе? Орден такое не приветствует. 
— Орден много чего не приветствует.
Втроем они дошли до площадки порталов. Учитель распахнул светящийся проем:
— Отнеси в корпус номер два, отдай дежурному. И оставайся в корпусе, пока не восстановишься, там есть комнаты для отдыха. Не броди по улице.
— Не волнуйся, — Лера шагнула в портал. 
 
 В реальности стояла настоящая зима: землю укрывал толстый слой глубокого искрящегося в свете фонарей снега. Впереди темнели несколько кирпичных корпусов, похожих на хрущевки. Лера помнила эту реальность: здесь происходила встреча с нелюдьми. Ежась от холода, она разыскала второй корпус и вошла в душный, после мороза, вестибюль. Дежурный маг, больше походивший на ночного сторожа, такой же ворчливый и седой старикан, выслушав, в чем дело, сказал:
— Там, на втором этаже, еще идут занятия, и есть инструктора. Отнеси им, это их обязанность подготавливать все к зачетам. 
 
 Длинный коридор второго этажа освещался плохо. Из приоткрытых дверей падали полоски света и долетали голоса. Лера подошла к первой двери и осторожно заглянула: небольшой учебный класс, доска, с написанным на ней заданием, парты и учительский стол, возле которого столпились студенты, одетые не в рясы, а обычную одежду. Несколько человек сидели за партами и что-то выводили на листах бумаги, кто-то просто сидел. Лера вошла и направилась к учительскому столу, намереваясь, наконец, передать коробку. За столом сидела молодая женщина. Она проверяла работы и разговаривала с учениками. В беседе инструктор повернулась, и Лера не смогла сдержать восклицания:
— Милена!
Милена подняла на Леру глаза и заулыбалась:
— Ты? Здесь? Вот уж не ожидала тебя увидеть! — инструктор искренне обрадовалась встрече и Леру это удивило. — Как ты здесь оказалась? Тебя Учитель привел? Раздевайся.
— Учитель передал карандаши, — Лера протянула коробку. Инструктор недоверчиво взяла ее:
— Александр разрешил тебе отнести сюда карандаши? Он отпустил тебя сюда одну?
Ученики с любопытством наблюдали за беседой. Одна из девушек спросила Милену:
— Это что, твоя сестра?
— Подруга, — коротко ответила волшебница, заставив Леру удивиться еще раз. 
— Я сейчас должна раздать задания для пересдачи, а ты сядь там, сзади, я обязательно хочу с тобой поговорить. 
Лера так и сделала. Она сняла куртку и расположилась на последней парте. Через несколько минут Милена освободилась и села напротив девушки. Лера с улыбкой глядела на русые волосы, ясные серые глаза, оттененные черным свитером, и длинную шерстяную юбку, элегантно подчеркивающую стройную фигурку инструктора. 
— Ты все такая же красивая, — заметила Лера, которой всегда нравилось созерцать Милену и наблюдать за ней. 
Милена, в свою очередь, пристально смотрела на Леру. Потом сказала:
— Вроде бы ты и изменилась, и в то же время осталась прежней. Я очень рада тебя видеть. Мы давно не виделись, месяцев семь где-то. И вот, Александр тебя отпустил. Как у тебя дела? Ты занимаешься? 
— Все хорошо. Занимаюсь, но я больше не посещаю групповые занятия. А сейчас мы проходим телепатию. Для этого пришлось учиться читать. И я не думала, что будет так трудно.
Милена внимательно слушала Лерину болтовню, слегка кивая головой. 
— Не могу понять, — внезапно перебила она, — что именно в тебе изменилось. Я ощущаю изменения, но не могу определить их. 
Лера пожала плечами.
— А ты как? — задала она встречный вопрос. 
— Работаю, — Милена улыбнулась, — инструкторов не хватает, пришлось выйти на замены. 
— Ты ведь перешла в Исследовательский Центр, — напомнила Лера.
— Да, я и сейчас там.
— Тебе нравится?
Инструктор неопределенно пожала плечами:
— Работа как работа. Мне нужно было что-то изменить, и это был неплохой вариант. Признаться, иногда мне не хватает нашей группы. Кстати, если хочешь, можешь повидаться с девчонками, они в соседнем корпусе что-то пересдают. 
— С какими девчонками? — переспросила Лера, вспоминая последний день в группе и пытаясь понять, насколько она соскучилась по одногруппникам.
— Таня, Вика. 
— Таня и Вика здесь??? Я думала, их отчислили. Все так думали. Из-за этого в группе даже конфликт был, на Учителя подали жалобу.
— Я слышала. Но их не отчислили, а перевели. Ты же знаешь, что Академия состоит из многих школ. Таня говорила, что они потеряли тебя в портале, а их вытащил Александр, когда они не смогли выйти. Такое бывает, если уровень энергии низкий. Им повезло, что он вовремя заметил их задержку. В этой школе, занятия менее интенсивные, и у них есть время на восстановление. 
— Я зайду к ним, — решила Лера.
— Здесь, после пересдачи, соберется факультатив. Приходи, посидишь с нами, посмотришь, как занимаются актерским мастерством, — пригласила Милена.
— А меня пустят? — усомнилась Лера.
— Я же здесь буду, конечно, пустят.
— Девочки тоже на него ходят?
Волшебница слегка нахмурилась:
— Нет, они заняты. Да и не посещают они факультативы, я и раньше их заставить не могла. Ты придешь?
— Приду.
— Вот и хорошо. Я очень рада, что мне не пришлось тебя убеждать. Полагаю, с тобой у меня такого непонимания возникать не будет, — задумчиво сказала Милена.
Лера поднялась и накинула куртку. 
— Корпус закроют в восемь, постарайся успеть. Если что, скажи, что ты ко мне.
— Хорошо.
 
 Свежий морозный воздух наполнил грудь, и Лера остановилась, чтоб насладиться ощущением легкости. С неба медленно падали снежинки, холодными иголочками опускались на лицо, украшали серебристыми блестками куртку. К соседнему корпусу вела утоптанная аллейка. Вдоль нее, на выглядывающих из сугробов скамейках, тусовались студенты. Леру окликнул сидящий в одиночестве незнакомый паренек. Он протянул ей книгу: 
— Проверь меня, пожалуйста, я все сбиваюсь.
Парень начал что-то декламировать. Лера его внимательно слушала, потом сказала:
— Вроде ты не сбиваешься.
— Так я слова в тексте путаю.
— Здесь это норма, я в этой реальности тоже читать толком не умею.
— Сразу бы и сказала, — парень отнял книгу и опять забубнил себе под нос.
В конце дорожки толпились ученики с ярко-оранжевыми глазами. Лера замедлила шаг, разглядывая их. Заметив ее, кто-то из ребят позвал:
— Привет! Присоединяйся, мы обсуждаем создание нового клуба. Будем встречаться раз в месяц, и обсуждать новости.
«Наверное, в этой реальности кружки, клубы и факультативы являют собой писк моды», — фыркнула про себя Воронцова, а вслух поинтересовалась:
— А как вы делаете такие глаза? 
Ученики переглянулись и засмеялись:
— На себя посмотри! Давно здесь?
Отвечать на вопросы в планы Леры не входило. Она отмахнулась и пошла дальше. Пройдя несколько шагов, она остановилась и задумалась: «Зачем мне идти к Тане или Вике? Я хотела знать, что с ними произошло, и узнала. Вика сейчас начнет рассказывать о том, как ей трудно и какие здесь шансы выйти замуж, а Таня… Мы и в группе почти не общались, а сейчас у нас ничего общего не осталось». Решив, что во встрече с бывшими одногруппницами необходимости нет, Лера поспешила назад. 
— Опять снега нанесли. Трудно ноги вытирать, что ли? — недовольно пробурчал вахтер, впуская ее в вестибюль. 
Милены в классе не оказалось, хотя ученики еще дописывали свои работы. Сидеть в ожидании инструктора было не интересно, и Лера вышла в коридор, надеясь встретить Милену там. Она прошла почти до конца этажа, рассматривая стенды с местными стенгазетами. 
«Здесь как-то проще, что ли, чем в учебке, — разглядывая на фотографии лица смеющихся студентов, она пыталась подобрать описание своим ощущениям. — Атмосфера здесь какая-то иная, провинциальная». Ее внимание привлекла распахнутая настежь дверь, из-за которой долетал тихий мужской голос. Лера прислушалась. Речь шла о времени. Осторожно, чтоб не помешать, она заглянула в класс. Рассказчик, маг-учитель, стоял спиной к двери и увлеченно комментировал какой-то отрывок из книги, которую держал в руке:
— С момента распространения христианства, восприятие времени становится линейным, и последовательно движется от момента создания к своему концу. В языческих, в том числе и в северных религиях, время рассматривалось, как циклическая структура, а мир — как результат взаимодействия определенных сил. Причем каждый из миров считался отдельным циклом. Также в нордической мифологии время привязано к судьбе и плетется тремя норнами: Урд (прошлое), Вердани (настоящее) и Скульд (будущее). Их имена переводятся еще и как Изначальный, Бытие и Результат. — Маг прервался, и, не оборачиваясь, обратился к Лере:
— Не стой в дверях, проходи, сядь, вон есть свободные места.
Лера проскользнула в класс и села. Ученики заворожено внимали словам учителя.
 — Физический мир создается в момент убийства триадой Один-Вили-Ве великана Имира и первого живого существа, рожденного от союза льда и тепла. Имир означает «близнец», но близнец в данном контексте переводится, как двойственный, двуполый. На стражу образовавшегося пространства и порядка в нем триада богов призывает четырех гномов, связанных со стихиями и сторонами света. Здесь я хочу обратить ваше внимание, что во многих мифах и легендах фигурирует число четыре, например, четыре сторожевые Башни в Энохианской магии или четыре буквы в каббалистическом имени бога, которые можно сравнивать с завершением формирования устойчивости материи и переход ее на новый уровень. Таким образом, существование упорядоченного пространства базируется на четырех составляющих. Вот это и будет вашим домашним заданием: проведите исследовательскую работу и напишите эссе о четырех неизвестных. А для тех, кому эта задачка покажется легкой, второй вопрос: рассмотрите убийство Имира и влияние его двойственной природы на возникшее пространство — раз, и, внимание, неожиданный поворот, как на уничтожение естественной природы андрогинности — два. 
 
 Лекция подошла к концу. Заслушавшись, Лера совершенно забыла о своем обещании подождать Милену. Она вскочила, торопясь вернуться к инструктору.
— А ты откуда взялась? Я тебя раньше не видел здесь, — остановил ее маг.
— Она со мной, — раздался в дверях голос. Милена не спеша вошла и кивнула магу:
— Твои выступления зачаровывают, Богумил. Я тоже никогда не могла пройти мимо, останавливалась послушать, из-за чего не раз опаздывала на уроки.
— Ты была одной из самых талантливых студенток, — лицо мага расцвело в доброй улыбке. 
— Чему будет посвящено твое следующее путешествие? 
— Тому же, чему и все предыдущие: поиску города Богов, — маг засмеялся.
— Я помню, как мы с одногруппником пытались попасть в состав твоих экспедиций, но у тебя от желающих не было отбоя.
— И сейчас нет. Студенты по-прежнему считают, что магический поход освободит их от необходимости готовить домашние задания. А когда сталкиваются с тем, что приходится учить их в полевых условиях, их энтузиазм быстро остывает. 
— Сейчас начинается факультатив по актерскому мастерству, не хочешь присоединиться? — предложила инструктор.
— Нет, благодарю за приглашение.
— Рада была тебя повидать, Богумил. Заглядывай к нам почаще.
Милена легким движением руки вытолкнула заслушавшуюся Леру в коридор и вышла следом:
— Пару курсов я была его студенткой. Он прекрасный рассказчик и настоящий бродяга. Не передумала идти со мной?
Лера отрицательно мотнула головой. Милена приобняла ее за плечи. Они поднялись на третий этаж, и зашли в просторную ярко освещенную комнату. Здесь уже собрались любители театра. Соблюдая традицию поддержания творческого беспорядка, они непринужденно разместились на стульях, на столах, а то и прямо на полу, подстелив под себя свернутую верхнюю одежду. 
— Садись, где тебе хочется, — пригласила инструктор, — здесь не существует четкого порядка.
 
 Выбрав в качестве наблюдательного пункта широкий подоконник, Лера устроилась на нем поудобнее. Ей казалось, что пространство комнаты изменяет людей, освобождая от наряда социальных ролей, принятых в Академии: студенты, инструктора, учителя — все те немногие собравшиеся, вели себя как старые приятели на дружеской встрече, а не преподаватели и ученики, чьи отношения регламентируются строгими рамками правил. 
«Мне бы и в голову не пришло, что такое возможно, — размышляла Лера, глядя, как Милену тепло обнял за плечи какой-то паренек, и она не отправила его за столь дерзкий поступок проветрить мозги в астрал, а вместо этого увлеченно обсуждала с ним эскизы его работ. — Узнали бы в группе — не поверили! Она не допускала и меньших фамильярностей» 
— Не скучаешь? — инструктор подошла к Лериному окну.
— Нет, напротив, — Лера с интересом посмотрела на Милену: — Почему ты не брала нас сюда раньше? 
— Брала, но всех хватило только на один раз. Это было еще до твоего появления в группе. 
— Дамы, — к ним подошел темноволосый темноглазый инструктор и протянул по карточке. — Ваши сценки. 
— Что с этим нужно делать? — когда отошел маг, тихо спросила Лера, заглядывая в свою карточку.
— Каждый разыгрывает ситуацию, которая ему досталась, — пояснила Милена.
— У меня не ситуация, а какой-то анекдот.
— Анекдот и есть ситуация. Не относись к этому так серьезно, — увидев отразившуюся на лице Леры озабоченность, засмеялась инструктор. 
Но блеснуть актерскими талантами Воронцовой не довелось: начала сказываться обещанная Учителем нехватка энергии. Свет потускнел, голоса отдалились. Как в тумане Лера перебралась на диван, где провалилась в гостеприимно распахнувшуюся тьму.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться