Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 43. Внутри воспоминаний

Инцидент с фонтаном, пошумевший в учебном городке дня два, постепенно забывался. Физручка, возмущенная суровостью наказания, назначенного Измененным, все же подняла этот вопрос в учительской, и Леру от выполнения задания освободили. 
 
 Александр появился перед Лерой внезапно, возникнув прямо из воздуха. От неожиданности она отшатнулась:
— Ты меня напугал, — она сидела в кабинете Учителя, дожидаясь его возвращения. 
— Не стоило браться за выполнение того, что тебе не под силу. Это гордыня, — спокойно заметил он вместо приветствия.
— Извини, я не знала, что лекцию будешь вести ты, иначе бы не ушла. 
— Что хотела Милена?
Лера пожала плечами:
— Ничего, просто так зашла.
— Она просто так ничего не делает. Тебе нет необходимости ее слушать, она больше не твой инструктор. Ладно. Тебе надо восстановиться. 
— Учитель, — решилась Лера, — можно я перееду в общежитие в учебку? И люди не будут косо смотреть, что я живу у тебя, и мне нужно какое-то свое пространство. 
— Хорошо, раз ты так хочешь, — Измененный метнул на нее удивленный взгляд, — я подыщу для тебя комнату. 
 
 К вечеру Лера переехала в небольшую отдельную светлую комнату в одном из спальных корпусов. В ее распоряжении оказались кровать, письменный стол с двумя стульями, шкаф и очередь в душ, в конце коридора, но она была безмерно рада, потому что теперь у нее было отдельный, принадлежащий только ей, мирок. 
 
 Занятия закончились, и Лера расположилась с книгой в своем новом жилище. Из коридора доносились голоса студентов, но ей они не мешали. Вдруг дверь бесшумно распахнулась. На пороге возникла Милена. Не дожидаясь приглашения и, не обращая внимания на Лерин удивленный взгляд, инструктор прошла в комнату и огляделась:
— А здесь ничего, спокойно, — сказала она вместо приветствия.
— Ага, — Лера отложила книгу и насторожилась: визит Милены вполне мог предвещать новые неприятности. 
— Я за тобой, — она улыбнулась, — хочу, чтоб ты пошла со мной.
Куда-то идти Лере совершенно не хотелось, но возражать она не стала: во-первых, Милена не терпела возражений, они ее жутко раздражали, а нервировать инструкторшу, хоть и бывшую, Лера не решалась. И, во-вторых, волшебница обладала какой-то внутренней силой, сопротивляться которой у Леры не получалось. Она послушно поднялась с кровати, собираясь накинуть рясу, но инструктор ее остановила:
— Нет-нет, мы пойдем в сновидение, нас уже ждут. 
Легким прикосновением пальцев ко лбу, Милена отправила Леру в сон…
 
 Темно. Лера стоит посреди ночной улицы, освещенной редкими фонарями и тусклыми витринами. Свет в окнах домов уже погас, и от них веет покоем и снами. Впереди, громко переговариваясь и смеясь, идут четыре женщины. Лера смотрит, как они медленно удаляются.
— Все хорошо? — Милена появляется откуда-то сбоку и ее вопрос, прозвучавший неожиданно, выводит Леру из транса.
— А? Да. Это сон?
— Совместный, как у вас на занятиях было. 
Одна из женщин оборачивается и обращается к Милене:
— Догоняйте, что вы там сзади плететесь?
— Ты все пропустила, — оглянулась еще одна, — Карина пересказала анекдот, который им на работе рассказал Андрей, можно со смеху умереть!
— Идите, я хочу пройтись не спеша, подышать воздухом, — улыбнулась в ответ Милена.
— Мало тебе там воздуха! Излишняя сентиментальность к добру не приводит, — смеется та, которую назвали Кариной. 
Милена только качает головой и поворачивается к Лере:
— Они всегда такие шумные, так что не стесняйся. Выдалось свободное время, вот и решили устроить себе прогулку.
— Ты думаешь, что правильно сделала, взяв меня? Они ведь меня не приглашали. Может, они хотят побыть своей компанией? — усомнилась Лера.
— Да какая компания?! Мы давно знакомы, вместе работаем, так что посекретничать можем в любое время. — Инструктор говорила негромко, но ее, видимо, услышали женщины и опять обернулись:
— Догоняйте, а то вы вроде как не с нами. — Они остановились, дожидаясь, пока Милена с Лерой их догонят.
— Смотрите, — Карина махнула рукой вперед, — там дальше будет ресторан. Сколько лет я мимо него ходила, столько и мечтала посидеть в нем, в таком роскошном платье, с не менее роскошным кавалером.
Все засмеялись. Кто-то спросил:
— Ну что, посидела?
Женщина притворно вздохнула:
— Не довелось. Не было ни платья, ни кавалера.
— Так давай сейчас посидим, — предложили ей. — Платья здесь не нужны, а кавалера найдем.
Все опять засмеялись.
— Не получится, я же там так и не побывала, только снаружи помню. 
Улица вела вверх. Слева показалась витрина ресторана. Внезапно подул резкий ветер, в небе громыхнуло, и на землю обрушился ливень. Женщины заойкали и кинулись бежать к ресторану, над входом которого нависал небольшой полосатый козырек. Похолодало. Милена крепко прижала к себе Леру, заслонив от ветра. 
— Извините, я совсем забыла об этом ливне, — извиняющимся тоном сказала Карина.
— Так измени!
— Не могу, не удержала.
— Так хоть автобус вызови!
— Вызвала, он будет ждать нас вон за тем поворотом.
— Ну ты и учудила. Когда там дождь перестанет?
— К утру.
Лера слушала переговоры женщин и ничего не понимала.
— А почему нельзя зайти в ресторан? — тихо, чтоб никто не слышал, спросила она у Милены.
— Там пустота, ничего нет. Она внутри не была и помнит только внешний вид, - пояснила инструктор, и обратилась к кому-то:  — Что, придется бежать к автобусу?
— Да, представь себе, прогулочка вышла. 
Милена оценивающе оглядела улицу, сняла с себя легкую курточку, в которой была, и растянула ее над собой и Лерой:
— Держи за край и старайся не отставать. Нет смысла мокрыми торчать на ветру, побежим к автобусу, — и первой шагнула под хлещущие струи дождя. 
 
 По асфальту текли потоки воды, ветер вырывал куртку из рук, но до конца улицы, где их ожидал автобус, добрались благополучно. В небольшом, закругленном, похожем на пирожок, автобусе, было тепло. На задних сиденьях лежали сумки с вещами и женщины сразу же кинулись переодеваться. 
— Мы здесь надолго? — осторожно поинтересовалась Лера, покосившись на внушительное количество багажа.
— Не думаю, — Милена уже переоделась в сухую одежду и, сосредоточившись на Лере, высушила ее вещи струей теплого воздуха, как уже делала раз во время экскурсии по Исследовательскому Центру. — Неожиданно так с дождем вышло.
— Почему мы не едем?
Инструктор села рядом с Лерой и протянула ей чашку горячего травяного чая из термоса, добытого на задних сиденьях. Вторую чашку налила себе:
— Некому создавать дорогу. Пей, не хотелось бы простудиться от переохлаждения.
— Мы же спим.
— Мы сновидим. И пусть происходящее не очень реально, переживания на сознании отражаются.
Подруги Милены, наконец, перестали выяснять, остались ли у кого-то после таких водных процедур теплые и светлые воспоминания, и притихли.
— Я поведу, — вызвалась стройная шатенка с большими глазами.
— Оль, давай что-то более приятное, — попросила Милена.
Через минуту автобус запыхтел и поехал. За окнами все слилось в серую мглу. Лера приготовилась к длинному скучному путешествию, но неожиданно мгла рассеялась, и автобус покатил по залитой солнцем сельской дороге. Вдали зазеленели аккуратные деревенские дворики, с белеющими сквозь заборы и листву домами. Автобус взвыл и остановился у поворота на узкую, утопающую в буйно цветущих травах улочку. Путешественницы высыпали из душного салона.
— Там дальше, в конце улицы, дом моей матери. У нее чудесный сад, можем посмотреть, — предложила Ольга.
— Идем, я давно хотела полежать на траве, — Карина сорвала несколько горько пахнущих веточек полыни, — как в детстве.
— А речка есть поблизости? Или озеро? — женщины оживились.
— Есть, но нужно пройти за поле, — объясняла Ольга, — сначала до конца улицы, потом свернуть и…
— Мы постоим на солнышке, — внезапно перебила ее Милена, — после дождя совсем не хочется находиться в тени. А сады здесь очень красивые.
— Ну как хотите, встретимся у автобуса, — пожала плечами Карина.
 Когда шумная компания удалилась, Милена указала на зеленое, с редкими вкраплениями красных маков и синих васильков, поле:
— Обычно и не замечаешь, как вокруг тебя красиво. Пока девочки гуляют, давай пройдемся.
Они пошли по нагретой солнцем дорожке. Отовсюду доносился стрекот кузнечиков и тяжелое жужжание шмелей.
— Где мы? — первой нарушила молчание Лера, хотя из разговоров поняла, что они находятся в деревне, где жила мать Ольги.
— Мы путешествуем по местам, которые когда-то были нам дороги. Все, что ты видишь вокруг — образы, сохранившиеся в памяти, а мы делаем их реальными, чтобы еще раз побывать там, где нам нравилось находиться. На самом деле здесь настоящий только автобус. Конечно, это не совсем автобус, а лишь форма, которую мы придали нашей энергии, но так романтичнее, не правда?
— А зачем он нужен в сновидении? 
— Это энергия, с помощью которой мы воссоздаем образы и перемещаемся по ним. Надо только четко помнить место, в котором хочешь оказаться. 
Лера кивнула. Тепло и спокойствие этого места расслабляли, и разговаривать не хотелось. Где-то в глубине души ее удивляло неожиданное внимание со стороны бывшей инстркуторши, но Милена не спешила раскрывать свои мотивы, а Лера решила не торопиться их узнавать. В конце концов, Милена ей нравилась, и находиться в ее компании было приятно. 
— Мы столько идем, а границы до сих пор нет, — заметила деушка, когда они дошли до конца поля, за которым начиналось следующее.
— Конечно, Ольга же здесь выросла, она знает эти места, — Милена долго всматривалась вдаль, потом повернула назад. — Но далеко уходить не будем, как знать, какие секреты хранит ее память.
У самого автобуса их встретили три женщины:
— Мы решили дать Оле возможность побыть наедине со своими воспоминаниями, подождем ее здесь, — сказала одна.
— Представляешь, нас там встретила ее мать, Ольга с ней осталась, — добавила Карина.
— Хорошо, конечно подождем, — согласилась Милена.
— А почему нигде нет людей? — спросила у нее Лера.
— Потому что всем хочется побыть в любимом месте без посторонних, и близких лучше не вспоминать: только душу бередить, а поговорить с ними не сможешь, здесь они не более чем плод воображения. 
 Вернулась Ольга, с подозрительно красными глазами:
— Поехали, девочки.
 
 Когда сели в автобус, Лера задумалась. Она скучала по даче, на которой проводила с семьей летние каникулы. Ей часто снилась сельская хатка, участок, выдающий в них горожан-огородников, речка, скользящая между зелеными береговыми кручами. Все это осталось где-то в прошлом той другой Леры, но сохранилось в памяти ностальгическими образами из детства, принадлежавшего им обеим. 
— Можно мне повести? У меня есть место, где мне бы хотелось побывать, — тихо обратилась она к Милене, сидящей рядом. Ответ инструктора ее удивил:
— Нет, нельзя. Что это за место?
— Моя дача. Я уже сто лет там не была.
— Все равно нельзя. Кроме нас здесь есть еще люди, а им там делать нечего, они и не захотят. 
Лере стало обидно. Она же слышала разговоры женщин, которые просто развлекались, им было безразлично, какое место выбрать, и они опять весело спорили, куда отправиться.
— Зачем же ты взяла меня на эту прогулку?
— Я тебя взяла, потому что ты все время сидишь дома, никуда не ходишь, нигде не бываешь, чтобы хоть так ты погуляла, переключилась, отдохнула. Раньше, с группой, вы бывали в разных реальностях, а сейчас видишь только учебный городок. 
— Но почему тогда хотя бы так я не могу погулять на даче? Посмотри, им же все равно куда ехать! — Лера с досадой глянула на волшебницу: — Да какая тебе разница, чем я занимаюсь!
Тем временем Карина рассказывала, как она была в командировке в одном захолустном городке, который поразил ее своей запущенностью:
— Я такое только в фильмах видела, каких-нибудь ужастиках. Сейчас вам покажу.
— Смотри в окно, — пропустив Лерины слова, мимо ушей, посоветовала Милена. — Ну что ты там будешь делать? Терзать себя, вспоминая прошлое?
Лера вздохнула. За окнами показались старые, советских времен, вывески на полинявших от многочисленных дождей домах. Серые стены с темными провалами неухоженных окон и подъездов наводили тоску. Девушка прикрыла глаза и вспомнила свою дачу: залитое солнцем село, яркую зелень, цветастые платки деревенских хозяек на огородах. Внезапно автобус остановился. Ведущая женщина растерянно оглядывалась:
— Сейчас, одну минутку, я вспомню, куда дальше. Я была здесь только раз, проездом, поэтому могла запомнить неточно. Так, все правильно, там поворот к центру.
— Там ничего нет, — привстала со своего места третья женщина, — ты забыла, как тогда ехала?
— Нет, помню. Только вот этого не было. 
 
 Лера, как и все, выглянула из окна. Автобус стоял на небольшом перекрестке. Сзади осталась улочка, по которой они приехали, справа мостовая обрывалась, растворяясь в сером тумане, слева виднелся очередной гастроном и площадка детского сада, а впереди, вместо улицы начиналась сельская дорога. Правее от нее возвышалась голубая деревянная церквушка. Лера сразу же ее узнала, как и сельскую дорогу: это был до боли знакомый путь к ее даче. Внутри все взорвалось от радости, и она быстро повернулась к Милене, спеша сообщить ей новость, но инструктор с озабоченным видом разговаривала со своими приятельницами. Посовещавшись, женщины решили выйти из автобуса. Ольга пожаловалась, что натерла ногу, когда бежала под дождем. Все вышли, но ничего не изменилось. Около церкви суетились люди, и их присутствие оживляло безлюдные пространства воспоминаний. 
— Я знаю, как ехать дальше, знаю это место, — сказала Лера Милене, — давай я поведу.
Милена машинально кивнула и Лера поняла, что инструктор ее и не слушала, следя за беседой женщин. Они спорили, как им лучше поступить: восстанавливать в памяти дорогу, или, объединив усилия, завершить путешествие. С их слов она поняла, что автобус не может перескакивать через пробелы, а проезжает через все воспоминание. Новый, незнакомый никому эпизод прервал путешествие по воспоминанию Карины, поэтому никто не знал, куда ведет возникшая внезапно сельская дорога и что их там ждет. Ведущая пожаловалась, что совсем выбилась из сил и ей что-то мешает. Остальные тоже почувствовали себя утомленными. Женщины отошли от автобуса и сели на траву, собираясь обсудить все еще раз. 
— Милена, я погуляю пока? — спросила Лера, и, получив еще один утвердительный кивок, направилась к церкви. 
Ее догнала девушка-ученица, наставницей которой была Карина:
— Ты куда? Разве можно идти в неизвестное место!
— Я его знаю, — сообщила Воронцова, а следующим шагом угодила в небольшую низину, на дне которой чернел открытый канализационный люк. Пахнуло стойким запахом плесени и сырости. 
— Откуда ты знаешь? — спросила девушка.
— Отсюда недалеко до моей дачи, — Лера озадаченно смотрела на люк: в селе его быть не могло. Она вспомнила, что видела похожие люки на улицах Киева. 
— Не думала, что кому-то нравится хранить в памяти такие вещи, — фыркнула девушка.
— Пойдем к церкви, — не обращая внимания на насмешку, предложила Лера.
— Не пойду, это опасно, моя инструктор меня потом убьет. И ты не ходи, еще лишишься энергии, если не справишься с пространством.
Но Лера пошла. Она не ощущала опасности, наоборот, здесь, в образах из своей памяти, ей было комфортно. «Я никогда не заходила в эту церковь, интересно, что я увижу внутри?» — размышляя таким образом, она переступила порог деревянного строения. Ничего необычного не произошло. Церквушка состояла из двух просторных комнат со скромным убранством. Несколько верующих молились, кто-то ставил свечку, две пожилые смотрительницы копошились у небольшого прилавка. Одна из них, сухонькая старушка в чистом белом платочке, подняла на Леру взгляд:
— А ты приехала к кому-то? Раньше я тебя не видела.
Ничего необычного  в этом для Леры не было: ей и раньше доводилось слышать этот вопрос. Она согласно кинула и поспешила отойти во избежание последующих расспросов. Ее внимание привлекла туманная дымка, скрывающая один из углов, и она направилась туда. В углу, у самых ее ног, стоял небольшой деревянный ящик, заполненный старыми вещицами из ее детства. Изумленная неожиданной находкой, она опустилась на колени и принялась перебирать давно позабытые сокровища. Старый фарфоровый пупс, которым играла еще ее мама, несколько переливных календарей, пара школьных шпаргалок, колечки, редкие фантики от конфет и жвачек, бусинки и прочая мелочевка, о которой вспомнила, только наткнувшись на нее в ящике. Одно за другим в памяти возникали события, связанные с вещами. Сложив все аккуратно в ящик, девушка оставила его в том же месте, решив, что раз он хранился здесь столько времени, то ничего с ним не произойдет и дальше, после чего вернулась к женщинам, продолжавшим беседовать. Лера прислушалась: они склонялись к тому, чтоб отдохнуть на обочине и, восстановив свои силы, прекратить путешествие. 

 — Милена, ты ни разу не была ведущей, может у тебя получится нас вывести, — предложила вдруг Карина. 
— Нет, я никуда не поведу, — отказалась инструктор.
— Но ты одна из нас не перетратила свою энергию, пытаясь вывести автобус! — возразила третья женщина, имя которой для Леры так и осталось неизвестным.
— И не буду. Это мое личное дело, впускать кого-то в свою память или нет. Вы предложили погулять с вами, но о том, что я должна буду вести, речи не было. 
— Подумаешь, какая таинственная, — усмехнулась Марина, но на отказ никто не обиделся. 
Перспектива сидеть на обочине, когда ее дача была недалеко, Лере совсем не нравилась. Она подошла к Милене и инструктор обняла ее за плечи:
— Придется подождать.
— Пойдем со мной, там, в церкви, сохранились мои детские вещи, я покажу их тебе, — позвала ее Лера.
— Твои вещи? — Милена поспешно отвела Леру в сторону: — Значит, ты знаешь, что это за место?
— Знаю, и дорогу знаю, здесь недалеко моя дача. А в церкви хранятся мои вещи.
— Они хранятся в твоей памяти! Это воспоминания, а не реальность!
— Давай я выведу автобус.
— Зачем тебе, чтоб кто-то из них знал, что тебе дорого? У тебя еще будет возможность попутешествовать по своей памяти, но не при посторонних, — Милена говорила очень тихо, — кроме того, ты можешь не удержать образ, а такая пустота, как на той дороге, лишает энергии.
— О чем это вы шепчетесь? — к ним подошла Карина. — Моя ученица сказала, что она знает, что это впереди.
— Ничего она не знает, — возразила Милена.
— Нет, знает, она сама мне сказала, — подтвердила девушка.
— Она может что угодно сказать, она не стабильна в своем состоянии, разве для вас это не очевидно? — инструктор слегка сжала Лере руку, подавляя ее попытку все объяснить.
— Для нас очевидно, что ты по какой-то причине ее покрываешь, предпочитая сидеть здесь и тратить нашу и свою энергию.
— Мне скоро на работу, я не могу сидеть и ждать чего-то, — вмешалась в разговор Ольга.
— Я поняла, — Карина сердито уставилась на Леру, — она нам фонит. Пока она с нами, нам не выбраться, потому что ее образ четче, чем мое воспоминание о городе.
— Никто не заставлял выбирать город, в котором ты была один раз в жизни, — заметила Милена. 
— Ты ее привела, и она нам все сбила! Пусть исправит! Или прекратит вспоминать свое.
Лера опять хотела вмешаться, но инструктор снова помешала, сверкнув в ее сторону глазами.
— Вы предлагаете доверить выстраивать сновидение третьекурснице? Очень разумно! — Милена неодобрительно качнула головой. — Мы решим это другим путем.
Она повернулась к Лере, и Лера ощутила, как проваливается в глубокий сон. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться