Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 44. Бездна

 …Бесконечное пространство черного сияющего света. Тьма. Лера плывет по ней, отдавшись ее власти. Уже далеко остались воспоминания и обида на Милену, да и сама Милена осталась далеко-далеко. Лера провожает взглядом разлетающиеся на множество осколков знакомые образы. Здесь, в этой Тьме они ей не нужны, кажутся лишними и пустыми. Тьма сгущается, одновременно усиливается сияние, исходящее отовсюду. Ноги (она только что вспомнила, что у нее есть ноги!) коснулись чего-то твердого, и вот она уже стоит на голой каменистой поверхности. Дрейфующая по темному океану скала, или метеорит, Лера не может подобрать определение, но осознает, что стоит на каменном островке посреди бескрайней Тьмы. Кроме ощущения твердыни здесь нет ничего, и от этого ей спокойно. Она вдыхает полной грудью воздух с ментоловым холодком. Он наполняет свободное от пут воспоминаний и желаний тело, высвобождаясь из него сквозь каждую пору. Лера чувствует, что пропитана Тьмой. Неуловимое движение заставляет ее обернуться. Ей кажется, что Тьма шевелится. Она наблюдает за медленно возникающим темным силуэтом. Вот он становится все четче, четче, и через несколько мгновений навстречу ей выступила высокая фигура в длинном балахоне. Под глубоко надвинутым капюшоном вместо лица клубилась Тьма, а из-под рукавов высовывались тонкие пальцы с черными когтями. Призрак безмолвно возвышался над Лерой, не делая попыток ни приблизиться, ни заговорить.
— Привет! — страха перед странным существом Лера не испытывала. 
Темная фигура дрогнула, но ответа не последовало.
— Ты кто? 
Безликий продолжал молчать. Лера ощущала на себе его пристальное внимание. Неожиданно в ее уме возник образ Стража — бесформенного и многоликого одновременно существа, обитающего в глубинах Тьмы. 
— Ты Страж? — спросила она.
Существо едва заметно кивнуло. 
— А что ты охраняешь? — Лера начала задавать следующий вопрос, но поняла, что знает ответ: Страж оберегал сон древних сил, покоящихся в недрах Тьмы. 
— Что это за Тьма? — она попыталась подобрать слово, но Страж ее понял. Перед глазами замелькали образы: Тьма была вездесуща. Она сияла, и местами сияние усиливалось, становясь Светом. И Свет и Тьма существовали нераздельно. Тьма простиралась бесконечно, и Свет, зарождаясь в ее глубинах, создавал бескрайние Земли Тьмы. Живые, они развивались, порождали населяющих их существ. И все они были детьми Тьмы, равными ей, Богами, пока один из сыновей не решил отделить Тьму от Света, не рассек Великую Мать, проложив границу между Светом и Тьмой, не разделив ее детей на светлых и темных, не положив начало непрерывному противостоянию. 
— Хорошо, хорошо, — ощущая неловкость за свою невежливость, прервала Воронцова поток величественных образов, — а оберегать их зачем? Если они силы, да еще древние, что с ними станется?
Страж качнулся, словно под порывом ветра, и застыл. Образов-ответов не последовало.
— Ну ладно, — не дождавшись ответа, примирительно согласилась девушка, — раз нужно охранять, то охраняй. А ты за темных или за светлых? — На всякий случай решила уточнить она.
Фигура подплыла совсем близко. Пахнуло легким запахом благовоний. Иссиня-черный балахон, скрывающий клубящуюся тьму, шевельнулся. Тонкие когтистые пальцы скользнули по Лериному лицу и левой руке.
«Страж не служит новым богам. Страж оберегает покой Древних, открывая проход достойным, изгоняя не достойных», — Лере показалось, что тьма вокруг сгустилась и зашипела.
— Да не собираюсь я их тревожить, — она отступила, — я просто пролетала мимо, гуляла, наверное, — вспоминая о своих периодических попаданиях в просторы Тьмы, попыталась объяснить Лера. 
«Возвращайся», — прошипело вокруг.
— Я как раз и собиралась возвращаться, тем более, что меня ждут, — она оглянулась, пытаясь понять, в какую сторону ей лететь. — Мне туда, или вон туда. В общем, приятно было познакомиться.
«Возвращайся к Тьме», — острые когти Стража сжались вокруг ее запястья. По руке потекла тонкая струйка черной крови. 
— Что? — Лера выдернула руку и с удивлением воззрилась на сочившуюся из ранки темную жидкость.
«Ты должна вернуться к Великой Матери, — настойчиво прошелестел Страж, — ты принадлежишь ей».
— Никому я не принадлежу. Пропусти меня.
Страж повиновался, отступив на несколько шагов:
«Тьма простиралась бесконечно, и Свет, зарождаясь в ее глубинах, создавал бескрайние Земли Тьмы, — повторил он. — Ты дитя Тьмы. Пришло время вернуться к ней».
— Ага, — фыркнула Лера, — дитя Тьмы, богиня. 
«Богинь и богов ты создаешь сама. Ты, рожденная Тьмой и Светом, их часть, одна из земель Тьмы. Пора перестать подчиняться созданным тобой же богам и вернуться к Великой Матери».
 — Земля? — Лера озадаченно смотрела на Стража. Нет, она бы совсем не возражала оказаться богиней, но землей?! 
«Это образно, — поспешно поправился Страж, — земли Тьмы рождаются благодаря союзу»…
— Тьмы и Света, я уже поняла. И много нас, земель? — поинтересовалась девушка, прикидывая в уме размеры вновь обретенной семьи.
«Все, кто обладают плотью».
— Погоди, «все» — это все? Все люди? И не люди? 
Страж кивнул. 
«Как-то многовато родни», — пробормотала про себя Воронцова, а вслух спросила:
— А боги? Разве не они создали людей?
«Люди творят себе богов и поклоняются им. Они разделяют свои творения на светлые и темные. Древние силы забыты».
— Да кто они?
«Те, кто за пределами добра и зла, те, для кого Великая Мать едина во всех своих проявлениях. Те, кто является ее проявлениями».
Поняв, что более конкретного объяснения она не добьется, Лера решила вернуться в привычный для нее мир Академии, чтоб поразмышлять об услышанном. 
— Мне нужно идти. Пойдем со мной? — зачем-то предложила она Стражу.
«Я всегда был в каждом создании Тьмы, мне не нужно никуда идти, я часть Великой Матери, находящаяся во всем. Я есть Страж границ, за которыми мир, разделенный правящими богами, погружается в единое царство».
— Как тебя зовут?
— Как у Тьмы тысячи лиц, так и у меня тысячи имен.
«О, иметь разные имена на все случаи жизни — похоже, магическая традиция», — усмехнулась про себя Лера.
— Ну, может, увидимся еще, — махнула она на прощание рукой, прыгнув в окружающее их холодное сияние тьмы. 
 
 Учитель сидел в своем кабинете перед стопкой письменных работ. Похожие одно на другое решения тестов утомляли, одновременно доказывая, что конспекты студентами заучены наизусть. 
«И когда они поймут, что запоминание чужих примеров еще не делает их магами», — Александр отложил очередной тест, досадуя, что не перепоручил проверку работ кому-нибудь из инструкторов. Его размышления прервал стук в дверь.
— Учитель? — в кабинет заглянула сначала Лерина голова, а потом и вся Лера. — Можно?
Измененный кивнул, с облегчением отодвигая надоевшие тесты.
— Помнишь, я говорила тебе о Тьме? — Лера села напротив Александра. 
— Не стоит придавать значение состоянию между состояниями. Это промежуточный этап, а ты за него ухватилась. Оно пройдет, когда ты не будешь тратить энергию на воспоминания о нем и перестанешь его бояться.
— Оно не проходит, и я его уже не боюсь. Знаешь, в последний раз я встретила там Стража. 
Измененный вопросительно взглянул на ученицу.
— Он там живет, — Лера пересказала свою беседу с безликим охранником и выжидающе замолчала. Александр тоже молчал, задумчиво глядя на девушку. 
— Не, ну я понимаю, что это похоже на сумасшествие и фантазию, но посмотри, что я нашла, — растолковав молчание Учителя по-своему, она полезла в сумку и достала небольшую книгу в темном переплете, на обложке которой алело название «Некрономикон».
— Ты бы еще труды Лавкрафта принесла, — хмыкнул Измененный, пряча улыбку. 
— Здесь описан миф, в котором один из богов рассекает Великую Мать Тиамат на две части. И древние боги тоже описаны, спящие, но ждущие своего часа.  Похоже ведь?
— Там вначале говорится о неком безумном арабе, — напомнил Снегов, но Лера пропустила намек мимо ушей:
— А если они существуют?
— Если и существуют, то зачем они тебе?
— Можно было бы вызвать, пообщаться.
— Поинтересоваться, как им спится, что снится, — в тон продолжил Учитель.
— Когда ты так говоришь, то все это звучит как-то нелепо, — засмеялась Лера.
— В Академии есть школы, специализирующиеся на инвокациях, ритуальной магии и вызовах всяких сущностей, но тебе это зачем? — повторил свой вопрос Измененный.
Лера пожала плечами. Кроме любопытства ей от древних богов ничего не было нужно. 
— Маг не может зависеть от вызываний и ритуалов, — продолжил Снегов, — маг может рассчитывать только на свои силы. Таково мое мнение.
— Тогда зачем нужны школы, изучающие ритуалы?
— Не все маги разделяют такую точку зрения, — ответил Учитель. — Когда в следующий раз встретишь Стража, прислушайся к его словам.
Лера прекратила листать книгу и удивленно посмотрела на Александра:
— Ты же только что был против!
— Я против траты энергии на вызовы всяких спящих и не спящих богов, если тебе нечего им сказать. Но слова Стража о возвращении к Великой Матери меня заинтересовали. 
Лера продолжала недоверчиво смотреть на Учителя, пытаясь понять, шутит он или говорит серьезно. 
— У каждого свой источник силы. Как знать, может ты нашла свой путь.
— Но я не хочу, чтоб моим путем была Тьма! — возразила девушка.
— Во всех магических учениях Тьма является первородным источником. Все проистекает от нее. Это люди, по непониманию, наделяют ее негативным значением. Однако раз она тебя так пугает, ты не готова, и ее зов был преждевременным.
— Да нет, не пугает, — Лера поднялась. Ей не терпелось вернуться к Стражу и расспросить его обо всем поподробнее. 
Измененный проводил взглядом свою ученицу и удовлетворенно улыбнулся. Он с первых дней знакомства ощущал в ней дремлющую силу, которая, похоже, начала пробуждаться. 
 
 Весь вечер Лера вертелась с боку на бок, пытаясь заснуть и оказаться в Бездне. Уже стихли голоса студентов в коридоре, но ни сон, ни Бездна не приблизились. Поняв, что в ближайшее время ей не уснуть, Лера села, поджав под себя ноги и облокотившись спиной о стену. Она прикрыла глаза и представила, что идет по дороге. Не тратя силы на визуализацию окрестностей, она сконцентрировалась на ощущении ходьбы. Ей всегда нравились длинные дороги, по которым можно не торопясь идти или ехать, уносясь в свои мысли, возвращаться обратно, и не беспокоиться о будущем. Она шла, размышляя о Страже, когда заметила, что слева от дороги появился полуразрушенный каменный забор. Заинтригованная неожиданной декорацией, Лера приблизилась и, через разрушенную кладку перебралась в заросший высокой травой двор. 

 «Интересно, зачем моему сознанию создавать стены, дворы, замки… — Лера уперлась в каменную стену высокого средневекового замка. — Замок??? Настоящий?»
Она подергала за старинную ручку узкую двустворчатую деревянную дверь и та со скрипом отворилась.
«Главное помнить, что это мое воображение».
Внутри, как и снаружи в замке царило запустение. Обветшавшие стены с остатками гобеленов освещались тусклым светом луны, проникающим сквозь высокие окна. Мимо Леры торопливо промелькнула чья-то призрачная фигура и скрылась за углом.
«Надо же, даже привидения водятся. В моем сознании», — фыркнула про себя девушка и посторонилась, пропуская еще несколько прозрачных силуэтов. Прямо перед ней начиналась широкая, укрытая кроваво-красной ковровой дорожкой, лестница, ведущая на второй этаж. Медленно поднимаясь, стараясь не попадать под ноги снующим туда-сюда призрачным обитателям, Лера миновала два пролета и оказалась посреди широкого луга. Решив идти до конца и ничему не удивляться, она направилась к мерцающему вдали голубому сиянию. Оно исходило от небольшого круга, в центре которого возвышались установленные буковой «П» три камня, а рядом маячил уже знакомый силуэт Стража.
«Значит, я уже сплю»,— сориентировалась в своем состоянии Лера и перешагнула светящуюся границу круга:
— Здравствуй!
Страж, казалось, дожидался ее прихода и плавно приблизился, протягивая ей чашу, наполненную темной, пряно пахнущей жидкостью.
— Спасибо, — Лера принюхалась, пытаясь разобрать, чем ее собираются напоить, но Безликий сделал знак, показывающий, что содержимое предназначено отнюдь не для питья, а для омовения. Лера умылась и чаша исчезла.
«Переступая границу нужно очищаться, смывать с себя весь налет разделенного мира», — перед Лерой пронеслись образы различных ритуалов очищения и она, поняв суть, кивнула. 
— Расскажи мне про Тьму, — попросила она. Вместо ответа Хранитель протянул руку: на ладони ярким оранжевым пламенем горел знак. 
— Руна? — переспросила Воронцова.
«Совило, руна света, солнца, огня. Хочешь познать Тьму, познай природу Света».
— Мы же говорим не о добре и зле? 
«Добро и зло относительны, их понимание спорно. Мы говорим о Свете, как о движущей силе, о созидательной силе, оживляющей и творящей».
— Ага, ясно, — пробормотала Лера, понимая, что ничего ей не ясно.
«То, что заставило тебя вернуться, что заставляет искать, внутренний огонь  — и есть сила совило. Научись видеть ее проявления».
— Почему древние боги спят?
«Сон Древних подобен забытью. Они существуют, но мало кто помнит о них, еще меньше тех, кто видит их и следует за ними. Их существование перестало быть реальностью».
— Отчего же они настолько непопулярны? 
«Их разрушающий характер пугает детей Тьмы, забывших свою природу».
Страж замолчал и перестал обращать на Леру внимание, только в воздухе продолжала гореть огненная руна. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться