Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 45. Поход в джунгли

 — Прогуляемся? — на пороге Лериной комнаты возник одетый по-походному Александр.
— Конечно! — Лера сорвалась с места, одновременно решая, что ей надеть. Защитного цвета рубашка, штаны, заправленные в крепкие высокие ботинки, шляпа с антимоскитной сеткой, красовавшиеся на Измененном, и большой походный рюкзак красноречиво говорили скорее об экспедиции, нежели о легкой прогулке. 
— Не набирай ничего, я все взял, — предупредил Учитель, перехватив задумчиво блуждающий по полкам шкафа ее взгляд. 
Подождав, когда она закончит переодеваться, Измененный, нарушая целый свод правил, открыл портал прямо в комнате и через несколько мгновений они оказались на золотистом песчаном берегу чистейшего озера, окруженного джунглями. Его прозрачная гладь казалась застывшей и зеркальной. На другом берегу возвышалась одинокая скала, у основания которой темнел вход в пещеру. Начали собираться другие участники похода. Они выходили из появляющихся порталов, скидывали на песок тяжелые рюкзаки и присоединялись к прибывшим ранее. 

 «Было бы чудесно здесь искупаться, прежде чем куда-то топать», — Лера дотронулась кончиками пальцев до воды. Несмотря на палящее солнце, она оставалась прохладной. 
— Ты поосторожней, а то останешься без пальца, здесь очень хищные рыбы, — проходя мимо, предупредил Александр.
— Да? — Лера отдернула руку и медленно пошла вдоль кромки берега, высматривая подводных хищников. Но, то ли день выдался слишком жарким, то ли рыбки не голодными, в воде никого не было. До нее долетали обрывки мужской беседы — собравшиеся маги явно пребывали в добром расположении духа:
— Я здесь недавно был, в пещере. Надышался так, что на неделю галлюцинаций хватило.
— А мы в прошлый раз, — кто-то перебил рассказчика, — на пикнике, у пещеры, таких девочек видели, жаль, не настоящих.
Все захохотали.
— Пора, — отсмеявшись, сказал Александр и, распределив между участниками похода груз, первым двинулся в сторону тропического леса.
— А мне что делать? — спросила Лера, когда ей не досталось ни одной сумки.
— Тебе — гулять. Именно поэтому ты здесь, — ответил Измененный. 
 В джунглях Лера уже бывала, и ее не пугали внезапные резкие крики невидимых обитателей зеленых зарослей. Тропинка была узкой, поэтому продвигались по одному. Маги громко переговаривались. Лера с Измененным шли сзади. Иногда Учитель останавливался, чтоб показать ей то или иное растение. Хорошо утоптанная дорожка свернула и начала подниматься. Идти стало труднее. Наконец, достигнув небольшой поляны на вершине холма, сделали привал. Маги развели костер, на котором самым не магическим способом, вскипятили воду. Многие сняли ботинки и растянулись на походных ковриках, жуя бутерброды. После недолгого отдыха, когда опять все были в сборе, Снегов сказал:
— Мы подошли к их землям. Пожалуйста, соблюдайте тишину. — Потом обратился к Лере:
— Никуда от меня не отходи и веди себя очень тихо.
— Почему? — мгновенно насторожившись, поинтересовалась она.
— На этих землях живет два племени. Одно из них — каннибалы. Надо сделать так, чтоб они нас не заметили.
— И мы идем туда, где есть людоеды? Почему ты сразу не сказал? Ведь до сих пор все шумели, нас могли заметить уже давно! — Лера встревожено огляделась, пытаясь рассмотреть, не скрываются ли за густой листвой кровожадные лица аборигенов. 
— Не хотел тебя пугать. Нет, нас не заметили и лучше, чтоб продолжали не замечать. 
Один из стоявших поблизости магов прошептал:
— Ужасные людоеды. Нападают внезапно, сразу же бьют по голове и…
— Что и? 
— Забирают к себе на обед, в качестве мяса.
— Нам стоило раньше подумать об осторожности.
 
 Дальше пошли в полной тишине, стараясь ступать след в след. Лера не отходила от Измененного ни на шаг, при каждом шорохе нервно цепляясь за его руку. Начало темнеть и тропа погрузилась в сумеречный мрак, но никто так и не достал фонарик. Внезапно, без единого звука, на дорожке, преградив путь, возникла небольшая группка людей, вооруженных копьями. Все остановились. Туземцы что-то тихо сказали магам, и подошли к Александру:
— Вождь ждет тебя. Твои люди могут воспользоваться нашим гостеприимством. 
Измененный сдержанно кивнул.
За очередным поворотом тропы показались деревянные хижины с крышами из тростника и пальмовых листьев. При их виде маги, продолжавшие идти гуськом, радостно разбрелись. 
— Пойдем со мной, — сказал Лере Учитель.
— Он хочет говорить только с тобой, — напомнил туземец, сопровождавший Измененного.
Александр кивнул и, не обращая внимания на слабые возражения проводника, коротко велел Лере не отставать. Они миновали несколько хижин, и подошли к навесу, расположенному в центре поселка. Здесь, у костра, на стопке циновок сидел пожилой мужчина. Увидев гостей, он радостно поднялся им на встречу и обменялся с Измененным теплым рукопожатием. 
— Мы ждали вас днем, Эдгар.
— Мы шли почти без остановок. Главную тропу размыло, пришлось обходить.
— Были сильные дожди, — правитель внимательно посмотрел на Леру, потом перевел взгляд на Измененного: — Нам нужно поговорить.
— Это моя воспитанница, — Снегов опустил руку на Лерино плечо.
Вождь кивнул:
— Здесь ее примут, как тебя. Присаживайтесь.
«Неужели одного такого представления достаточно, чтоб он начал разговор при мне? Кто же такой для них Учитель?» — садясь на край настила, расположенного под навесом, пыталась понять Лера. 
Хозяин подал знак, и им принесли корзину с фруктами и наполненный доверху мутной жидкостью глиняный кувшин. Неторопливо раскурив трубку, он передал ее Измененному, и только после этого заговорил:
— Здесь много людей, но незаинтересованных нет, поговорить не с кем. Сейчас самое время положить конец спорам и решить давний вопрос объединения племен. У Кохэны не осталось наследников, его люди опечалены и не могут принять правильное решение. Для них будет лучше присоединиться к моему племени.
— Разве у них нет достойного преемника? — поинтересовался Измененный.
Вождь откинулся назад, глубоко затянулся и, выпустив кольцо дыма, проводил взглядом, пока оно не растворилось, только потом ответил:
— У них много сильных мужчин. 
— Но ты хочешь предложить себя? Или кого-то из своих? — догадался Эдгар.
— Много лет назад мы были одним племенем, пора объединиться вновь, — уклончиво ответил правитель.
— Тебя не было здесь в те времена. Ты не знаешь, хорошо ли было людям и что послужило разъединением. 
— В Кайпаче стало тесно, начали селиться на соседней горе. Люди ленивы, им удобнее собираться у себя, чем ходить на сборы в старое селение. 
— Если тебя интересует мое мнение, то я бы на твоем месте помог им выбрать достойного лидера из их племени. Но ты ведь ждешь от меня не этого?
— Эдгар, тебя здесь знают давно, ты пользуешься уважением. Завтра состоится церемония выбора вождя, даже если ты не поддержишь меня, твое присутствие поможет избежать конфликта…
 Лера потеряла интерес к беседе. Политические страсти ее заботили мало. Выждав подходящий момент, она попыталась улизнуть, но ее маневр заметили. Вождь сказал:
— Моя дочь готовит для вас гостевой дом. Там можно отдохнуть. 
Учитель кивнул, и Лера с чистой совестью отправилась разыскивать отведенный для них дом.
  
 Окруженная густым тропическим лесом, деревенька оказалась немаленькой. Небольшие, похожие на грибы, хижины, стояли без определенного порядка, возникая в самых неожиданных местах. От костров, горящих у каждого порога, вместе с красными отблесками всюду плясали тени, придавая селению колдовской вид. Наконец показался домик для гостей, приросший одной стороной к огромному валуну, отчего напоминал то ли гнездо, то ли вход в подземелье. Высокая смуглая девушка в свободных одеждах раскладывала на полу шкуры. Лера поняла, что перед ней дочь вождя. Заметив гостью, она сдержанно кивнула.
— Тебе нравится здесь жить? — наблюдая за быстрыми движениями рук, расправлявших мех, поинтересовалась Лера. 
— Это наш дом, я все здесь знаю, поэтому нравится, — не отрываясь от своего занятия, ответила дочь шамана.
«Интересно, сколько людей до нас спали на этих шкурах, и нет ли в них блох?» — подумала Лера, а вслух спросила:
— А людоеды? Что же это за жизнь, когда приходится быть в постоянном напряжении?
Девушка выпрямилась и, удостоив Леру сероглазого взгляда, пожала плечами:
— Я умею защищаться и людоедов еще не встречала. — Она собралась уходить.
— А как ты защищаешься? — вслед ей задала еще один вопрос Воронцова.
Девушка повернулась, быстрым взмахом руки начертала в воздухе какой-то знак, и воздушная волна сбила Леру с ног.
— Ничего себе магия! — восхитилась Лера.
— Меня отец учит, он главный шаман. Возможно, я смогу занять его место, так как он решил не брать ученика. После его смерти я буду единственной в племени, кто владеет силами. Когда у меня будет сын, то я тоже никого кроме него учить не буду, — с достоинством ответила молодая шаманка. 
— Разумно. Таким образом, ваша семья всегда будет у власти, — резюмировала Лера. — А если у тебя будет дочь, а не сын?
— У меня будет сын, я видела во сне. Дочь будет второй, ей силы будут ни к чему. Так нас научил твой отец.
— Учитель, а не отец. Вот оно что, а я думала, почему ему так рады, — усмехнулась Лера.
— Отец и учитель одно и то же, — девушка оставалась серьезной. — Мы ему обязаны. Он помог отцу стать вождем. Здесь можно жить только будучи правителем. Иначе придется много работать. Пока во главе племени наша семья, вы будете желанными гостями. 
— Спасибо. И тебе никогда не хотелось перебраться жить в другое место?
— Зачем? Твоя сила там, где ты родился. Духи помогают рожденным на их земле. В другом месте ты всегда будешь гостем. — Шаманка гордо вскинула голову и ушла.
 
 Лера огляделась: костер, разложенный у входа в жилище, слабо освещал небольшую комнатку, из которой и состоял весь дом. Мебели не было, аккуратно расстеленные шкуры, красноречиво говорили о том, что спать предстоит на полу. Не найдя для себя ничего интересного, она вышла на улицу. Ее внимание привлекли ритмичные звуки и пение, доносившиеся от соседней хижины. На утоптанной круглой площадке собрались представители молодого поколения. Пританцовывая и аккомпанируя на местных музыкальных инструментах, они тянули похожие на мантры песни. Молодая шаманка была здесь же: прикрыв глаза, она танцевала в самой гуще толпы. Увлеченные туземной дискотекой, никто не заметил, как зашевелились кусты на пригорке. Тихо ступая, из них вынырнули несколько человек и, разделившись, двинулись к деревне. Они передвигались в полной тишине, держа в руках оголенные мачете. 
«Каннибалы! Надо предупредить людей в селении!» — Лера лихорадочно оглядывалась, пытаясь понять, сколько «хищников» появилось, и куда они направляются. Убедившись, что под прикрытием зарослей они продолжают приближаться к селению, она помчалась к навесу, где Учитель беседовал с Шаманом.
— Там людоеды! Я видела, как они передвигаются в зарослях! Они окружают поселок, — протараторила она Измененному. 
Учитель закашлялся, опуская глаза. Вождь поднялся, и, несколько мгновений вглядываясь в темноту, сказал:
— Это вернулись наши люди. — Он медленно сел, и повернулся к Измененному: — Надеюсь, вам посчастливилось избежать встречи с людоедами?
— Да, мы шли очень-очень тихо, — подтвердил Александр.
— И ты забыл сказать, что людоеды по ночам не нападают? — драматическим шепотом допытывался главный шаман.
Учитель кивнул и обратился к Лере:
— Иди, ложись спать, я подойду позже.
— Хорошо, — начиная понимать, что что-то в рассказах Измененного не сходится, согласилась Лера. 

 Она вернулась в хижину и улеглась на шкуры. Спать не хотелось. Она лежала, глядела сквозь дверной проем на усеянное звездами небо, и вслушивалась в монотонные песни. Александр пришел, когда пение стихло, а костер у входа догорел. 
— Люди все время хотят власти, — сказал он устало, ставя на пол свой рюкзак. Порывшись, достал два спальника, один протянул Лере:
— Если спать на шкурах, шерсть будет щекотать нос. Что-нибудь интересное без меня было?
Лера рассказала о молодой шаманке.
— Но она мало похожа на людей племени. Сама смуглая, а глаза серые. Шаман, вроде, тоже на них не очень похож, — закончила она свой рассказ.
— Не такой уж он и шаман, — хмыкнул Учитель, — обычный маг из Ордена. Надоело ему все, вот и переселился сюда. Женился на местной, родилась дочка. Люди здесь простые, наивные, так что ему стать шаманом ничего не стоило. 
— Мне показалось, вы дружите.
— Скорее, поддерживаем отношения. Время и возможности людей меняют. 
— Почему она не учится в Академии?
— А зачем, если он может всему научить ее сам? Если завтра его кандидатуру не поддержат, он выдаст дочь замуж за нового вождя и таким образом объединит племена. 
— Зачем ему это? — поинтересовалась Лера.
— Понимаешь, — Александр приподнялся на локте, — в какой-то момент жизнь превращается в игру. Ты становишься достаточно зрелым, чтоб понимать, что все твои попытки что-то удержать или сохранить — бесполезны, а все пути — одинаковы. Тогда выбираешь для себя тот путь, который тебе по душе и идешь им до тех пор, пока не надоест. Он выбрал путь вождя. И до сих пор из него получался неплохой вождь. Спи, давай, нам рано вставать.
 
 Лера проснулась от того, что Снегов тряс ее за плечо:
— Пойдем, уже все собрались.
Они прошли через центральную площадь селения, обогнули несколько хижин, и перед ними раскинулось голубое озеро, на другом берегу которого, у основания заросшей тропическим лесом горы, виднелся еще один поселок. 
— Здесь красиво! — восхитилась Лера.
— Да. Это система озер Копакати. Нам туда, — Учитель указал на спускавшуюся к озеру тропинку. 
Внизу, у самой кромки воды, в небольшой лодочке, окруженный людьми, лежал покойник. 
— Это похороны? — тихо спросила Лера. — Мы пришли сюда из-за похорон?
— Да. Это Кохэна, мой друг. Он был вождем соседнего племени. У них траур, и по их обычаям в этот период не принято принимать гостей, поэтому нам пришлось остановиться в Кайпаче. Я пришел, чтоб попрощаться с ним. 
— А эти люди вокруг него — и есть людоеды?
Учитель замялся, потом кивнул.
— Понятно. Мне жаль, что ты потерял друга.
— После похорон состоится церемония избрания нового вождя. Я должен буду принять в ней участие. Будет состязание воинов и им понадобятся независимые наблюдатели. Женщин туда не пускают, поэтому ты подождешь меня здесь. Можешь гулять, где хочешь, но далеко от деревни не уходи. И, когда будешь гулять у озера, нарви-ка нам с собой букетик вот таких цветов, — Измененный указал на невысокое невзрачное растение с мелкими красными соцветьями, облепившими тонкий стебелек. — Постарайся, чтоб никто не видел букет. Здесь не принято срывать цветы без надобности, особенно когда дело касается священного растения. 
— Разве они не разрешили бы тебе собрать немного трав?
— Они дарят священный цветок в качестве подношения и благодарности. Не хочу просить о таком даре, зная, что мне придется отказать во встречной просьбе. А ты с их традициями не знакома, твое незнание простительно, — Учитель кивнул на прощание и направился к похоронной процессии, оставив Леру на берегу.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться