Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 46. Темная сторона

Лера лежала на теплом широком плоском камне, на берегу озера и разглядывала облака. Рядом лежала охапка собранных трав. Нагретые под солнцем, они источали терпкий аромат. Раньше следующего утра Измененного она не ждала, поэтому очень удивилась, когда часть неба заслонила нависшая над ней фигура Александра:
— Мы уходим, — коротко, и как обычно, без комментариев, сообщил он.
— А… — Лера села, — а как же избрание нового вождя?
— Уже избрали.
— Кто он?
— Молодой воин из племени Кохэны. Поторопись, не хочу оставаться еще и на свадьбу.
 
 Портал, открытый Александром прямо у камня, значительно сократил обратную дорогу. Они вышли на тихую зеленую улочку. С обеих сторон дороги, за невысокими заборами виднелись аккуратные ухоженные участки с домиками. Учитель открыл калитку, ведущую вглубь сада и, жестом пригласив Леру войти, зашагал к дому. Сопровождаемый вопросительным Лериным взглядом, он достал ключи и отпер деревянную дверь. Пахнуло пылью и пустотой. 
— Располагайся, какое-то время поживем здесь, — сообщил он новость, как нечто, само собой разумеющееся. 
— Но у меня ничего с собой нет. Зачем нам здесь жить? — Лера оглядывалась в недоумении. 
— Вещи тебе не нужны, достаточно того, что есть. В обучении главное не то, в чем ты одет, а твое присутствие. Это Ритритный городок. Сюда приходят маги для уединения и практик. Шуметь, громко разговаривать здесь не принято, это место сосредоточения. Занятия начнем через два часа, осваивайся. Мы как раз успели к обеду, — увидев появившийся на столе в гостиной поднос с тарелками, удовлетворенно заметил Учитель. — Ты только на столы ничего не ставь.
— Я не забыла, — фыркнула девушка, вспоминая, как в начале второго курса не успела вовремя снять со столов стулья и кастрюли с обедом, телепортируемые из столовой, оказались на полу. 
 
 Дом состоял из трех комнат: гостиной, в которой кроме стола, покрытого белой кружевной скатертью, дивана и пары стульев ничего не было; небольшой сумрачной спаленки с двумя узкими кроватями, и просторной пустой комнаты с опущенными жалюзи на окнах. Туалет и душ, уместившиеся в одной комнатушке, Лера заметила не сразу, ошибочно посчитав дверь, ведущую в санузел, дверцей от встроенного шкафа. 
— Аскетично, — пробормотала она, понимая, что неожиданности и неопределенности уже давно стали ее постоянными спутниками. 
 
 Солнце собиралось клониться к горизонту, когда вернулся Измененный, выходивший после обеда по своим делам. Понять по его бесстрастному лицу, где он был, чем занимался, и в каком настроении пришел было невозможно, а спрашивать — бесполезно, поэтому Лера послушно последовала за ним в пустую комнату, отведенную для занятий. Александр сел на колени по центру комнаты, Лера сделала то же самое, разместившись напротив него.
— Люди состоят из привычек. Все, что ими движет — привычки испытывать ощущения. Понравившиеся им ранее или новые. — Глядя ей прямо в глаза, тихо заговорил Учитель. — Ими движет страсть к ощущениям. Будь то желание обладать машиной, знаниями или силой — не имеет значение. Желание обладать стало их главной привычкой. Маги в этом ничем не отличаются от людей. Но сила, которой как им кажется, они обладают, делает их зависимыми. Я хочу, чтоб ты научилась видеть не человека, а набор привычек. Научилась выявлять их пристрастия и использовать. И не имеет значения, кто перед тобой.
— А как же душа человека? Его дух? — Лере стало несколько неуютно от слов Измененного.
— Какой может быть дух у раба привычек? Имеет ли душа право голоса? Встань между человеком и его желанием и посмотри, вспомнит ли он о своей душе? 
— Я-то помню… — Заметив взгляд Учителя, Лера осеклась.
— Что же тебе говорила твоя душа, когда ты оставляла в магазине взрывное устройство? Ты к ней сильно прислушивалась? — напомнил о выпускном экзамене первого курса Александр. — Или все-таки победило иное желание? 
Девушка промолчала.
— Не будем в очередной раз ломать комедию, и тратить время на развенчание твоих представлений о себе. Каждый хочет быть лучше, но, увы, является таким, каким есть. 
— Разве нельзя стать лучше?
Измененный подумал.
— Можно. Для этого придется отказаться от всего, что имеет на тебя воздействие. От привычек. От желаний. Добро или зло, творимые тобой, или кем-то еще, относительны. Не попадай под влияние своих представлений. Весь мир являет собой формы проявления энергии, нет смысла возвеличивать что-то одно и принижать другое. А сейчас перейдем к практике. 
Александр поднялся и подошел к стене, встав к ней спиной.
— Становись у противоположной стены, — велел он Лере. — Твоя задача пересечь комнату и подойти ко мне. Невзирая на препятствия.
— Здесь же ничего нет! 
— Даже при отсутствии внешних препятствий, они всегда найдутся внутри тебя самой. Пойдешь по моей команде.
Учитель опустил глаза и несколько минут смотрел в пол. Лера ждала, готовая в любой момент приступить к выполнению задания. Тянулись минуты, но ничего не происходило. Измененный продолжал стоять с прикрытыми глазами. 
«Уже смеркается, — машинально отметила она, следя за сгущавшимися тенями. — Наверное, Учитель решил испытать мою выдержку, но я умею ждать». 
В ногах появилось покалывание, будто она их отсидела. Девушка пошевелила пальцами, пытаясь восстановить кровообращение. Покалывание нарастало, поднимаясь вверх и охватывая все тело. Стараясь прогнать неприятное ощущение, Лера сделала шаг вперед. И тут в ее сознании что-то взорвалось, и в него хлынул целый поток сомнений, неприятных воспоминаний, нерешенных вопросов. 
— Иди, — тихо скомандовал Учитель, но Лера не пошевелилась.

 «Сколько можно копаться в моей голове? Почему я не имею права на собственный внутренний мир?! Я же ни к кому не лезу!» — внутри всколыхнулась волна протеста. Она понимала, что Измененный слышит каждую ее мысль, но ничего поделать с собой не могла.
— В обучении у меня может быть только так: я говорю, ты делаешь, — спокойно заметил Александр.
Дискомфорт в теле и в уме нарастал. Лере хотелось подобно животному, отряхивающемуся после купания, стряхнуть с себя все мысли и ощущения. Ей хотелось внутреннего комфорта без противоречий, условий и своих уступок. Она заставила себя шагнуть вперед. 
— Ты не сможешь спрятаться от своих переживаний. Они будут приходить вновь и вновь, как страхи, как сомнения, как желания. Они — часть твоей природы. Но либо ты станешь их инструментом, либо они твоими. Не трать силу на борьбу с ними, но и не позволяй им управлять собой и сбивать тебя с твоего курса. 
Лера сделала глубокий вдох и пересекла комнату. Она поняла, что внутреннего комфорта у нее не будет, в ближайшее время точно.
— Хорошо! — Одобрил Измененный. — Теперь ты знаешь, что скрывается за твоими желаниями и побуждениями. Возвращайся на то же место.
Лера опять заняла позицию у противоположной стены.
— Ты знаешь, что я могу видеть тебя насквозь? Твои мысли, эмоции, чувства, желания, реакции?
Она кивнула, смиряясь с таким положением дел. 
— У тебя нет ни одного секрета, о котором бы я не знал. Тебе нечего защищать. Запомни это ощущение. Ощущение того, когда нечего защищать. 
Лера прислушалась: внутри все еще бушевал протест, но она уже не обращала на него внимания. Вместе с тем, появилась какая-то морозная легкость от мысли, что ей действительно нечего выдумывать, чтобы казаться лучше, чем она есть. 
— Пока ты в таком состоянии, никто и ничто не сможет оказать на тебя воздействия. Не только психологического, но и энергетического. — Александр резко повернулся в ее сторону. Лера удивленно оглянулась: ей показалось, что сквозь нее пробежал легкий разряд электрического тока. 
— Что это было?
— Будь ты в другом состоянии, нам бы пришлось поднимать тебя с пола. Через тебя прошел энергетический импульс, такой, как вы посылали на занятиях. Он не встретил внутри тебя ни блоков, ни сопротивления и не смог никаким образом тебе навредить. 
— Но все время не получится быть в таком состоянии, как же тогда?
— Именно поэтому его нужно запомнить и уметь входить в него. Со временем в твоем арсенале появятся разные состояния, которые ты сможешь использовать на свое усмотрение, одевая их и снимая как верхнюю одежду. 
Лера кивнула в знак понимания. В ее арсенале уже имелся стратегический запас состояний, наработанный за период обучения. Она вполне сносно научилась отстраняться и наблюдать за ситуацией со стороны, научилась не отступать, легко переносить одиночество, не задавать лишних вопросов, хотя два последних умения относились скорее к полезным навыкам, позволяющим содержать в относительном спокойствии нервную систему.
— На уроках концентрации я обучал вас ощущать свое внимание как нечто осязаемое. Пришло время освоить следующий уровень управления вниманием. — Учитель остановился в метре от Леры. — Сделай несколько глубоких вдохов и выдохов. Хорошо. Теперь почувствуй все свое тело одновременно. Чувствуешь?
— Угу, — стараясь не упустить ощущение пяток и ушей, промычала Лера.
— Все, что связано с телом, ты можешь потерять. Эти ощущения существуют пока цело тело и не нарушена его нервная система. Береги их, но не держись за них. Они — балласт, который при необходимости сбрасывают. Нас интересует ощущение сознания. Сохранение осознания себя, осознавание себя. Каждый испытывает ощущения, связанные с осознанием себя по-разному. Найди свою точку, где, по-твоему, концентрируется ядро твоего «я».
Лера прислушалась к себе. Определенно, ее ощущения собственного «я» сводились к голове и ладоням. Эти три точки локализации сознания дополняли друг друга и усиливали.
— Что же, — Учитель усмехнулся, — будешь концентрироваться — держи сжатыми кулаки. Теперь сосредоточься на своем ядре и удерживай на нем внимание, что бы ни случилось. Закрой глаза. 

 Она послушно зажмурилась. Перед внутренним взором расплывались цветные узоры из мелких точек, потом появились образы, они надвигались, становились все четче, четче, пока Лера не оказалась затянута в один из них. Она стояла на совершенно голой земле, иссушенной и изборожденной  глубокими трещинами. Низкое свинцовое небо налилось тучами, но сухой, режущий ноздри воздух, говорил о том, что в ближайшее время дождя не будет. 
— Что мне делать дальше? — оглядываясь, и не видя ничего кроме бескрайней равнины, крикнула девушка, зная, что Учитель услышит каждое ее слово.
Ответа не последовало. Постояв, она пошла прямо, не выбирая направления, и непрерывно озираясь, стараясь не упустить ни малейшего изменения в пространстве. А в том, что они непременно последуют, Лера была уверена. Через пару сотен метров интуиция ее не подвела: из широкой трещины к ее ногам метнулись две красные молнии. Они впились в обнаженные голени двумя иглами и, вращаясь, проникнув под кожу, заскользили по телу вверх. Испуганная стремительным нападением, болью и ощущением инородных существ внутри себя, Лера попыталась сбросить их и не успела. Красные змейки поднимались все выше, не обращая внимания на дикие пробы Леры раздавить их, мечась по земле подобно раненому зверю. Когда одна из змеек достигла шеи и кровь в висках запульсировала сильнее, Лера неожиданно успокоилась. Она вспомнила, что все происходящее не более чем тренировка, и сконцентрировалась. Тело сотрясали импульсы страха и отвращения, но Воронцова заставляла себя лежать спокойно. Змейки беспрепятственно пировали ее внутренностями, а ощущение боли вытеснила апатия. Лера поняла, что устала и хочет спать.
— Перестанешь осознавать себя — перестанешь существовать, — промелькнули в уже затуманенном сознании четкие слова. И они, подобно электрическому импульсу, пройдя сквозь все Лерино существо, выдернули ее из уютных объятий Морфея. 
Всеми силами она вцепилась в ощущение своего «я», сопротивляясь накатывающим на нее темным волнам покоя. В ней проснулось лишь одно желание — жить, и она уцепилась за него всем, чем смогла: руками, ногами, зубами, мыслями и вниманием. Змейки покинули растерзанное тело так же внезапно, как и напали: они выскользнули, оставив лежать его на земле, но это было не важно, главное, она была жива. 
— Неплохо, — одобрил Александр, помогая подняться ей с пола. За окнами уже полностью стемнело, а в комнате горел небольшой светильник. Когда Измененный успел его зажечь, девушка пропустила. 
Последующие несколько дней были заняты тренировками. Сквозь страх и боль Лере приходилось сражаться за свое «я». Придя в себя после очередной битвы, она не выдержала:
— Мне твои методы не нравятся!
— Мой учитель обучал меня так. Я смог и ты сможешь. Потерпишь, — спокойно возразил Снегов.

 На следующий день период активной практики завершился. После завтрака Александр объявил, что они идут в гости. 
— Похоже, тебе не очень хочется идти, — заметила Лера по дороге, наблюдая легкое напряжение, на обычно спокойном лице Учителя.
— Не очень, — признался он. — Но у меня мало знакомых, от которых я могу услышать честный ответ и эта женщина одна из них. Будет лучше, если ты не станешь при ней задавать вопросов.
Они миновали несколько дворов, и подошли к самому большому на улице дому, выделявшемуся на фоне скромных ритритных строений ухоженностью. На уставленной цветущими вазонами террасе, за книгой, сидела женщина. Заметив гостей, она отложила чтение и поднялась им на встречу:
— Признаться, ты меня удивил своим визитом, Эдгар. Чем обязана? — в голосе Инны Александровны (а это была именно она) прозвучали нотки дружелюбной иронии.
Измененный остановился, ожидая позволения войти и только после приглашающего жеста поднялся на террасу. Лера последовала за ним, пытаясь понять, что им понадобилось в доме ее бывшей наставницы. 
— Полина, скоро выпускной экзамен третьего курса, я уверен, что Лера к нему готова, но мне бы хотелось услышать твое мнение относительно ее подготовки и выбора программы занятий. Ты всегда отличалась проницательностью и…
— Эдгар, мы знакомы достаточно давно, чтоб обойтись без этих прелюдий, — легким жестом руки прервала его учительница. — Ты сомневаешься, и сомневаешься не в ее знании учебной программы. Ты хороший учитель и способен разобраться в уровне подготовки своих учеников без чьей-либо помощи. Ко мне тебя привело что-то другое.
— Она ни разу не отключилась во время тренировок, а в последние разы ей удавалось противостоять атаке на ее сознание.
— Ты хорошо потрудился, — слегка прищурившись и пристально разглядывая Измененного, заметила Полина. — Это делает честь тебе.
— Ты знаешь, о чем я говорю. 
— Знаю, — женщина кивнула, — ты говоришь о том, что не уверен, что однажды проконтролируешь то, что так тебя привлекло в ней. Тебя привлекает ее сила, но ты не уверен, что справишься с ней, не знаешь, как далеко она зайдет. За этим ты и пришел, Эдгар. Ты хочешь, чтобы я ответила на твои вопросы. 
— Может, нужен другой метод. 
— Проверь ее, не полагайся на чье-то мнение, даже мое. Мы все действуем по-разному в одинаковых ситуациях. Я не могу предвидеть, какое из начал возьмет верх. 
Измененный кивнул. 
— Что-то не так? — спросила Лера, когда они покинули дом Полины.
— Я хотел знать ее мнение относительно твоего обучения, ведь скоро экзамен. Прежде чем мы вернемся в учебный городок, зайдем в еще одно место, мне нужно уладить кое-какие дела.
 
 Открывшийся портал перенес их на оживленный базарчик, который  раскинулся на небольшой городской площади. Торговые ряды ломились от разнообразия товаров: с балок свисали связки баранок, тут же возвышались стопки книг, пряно пахли травы, смешиваясь с пыльным запахом ковров ручной работы. Александр остановился, выискивая взглядом кого-то в толпе, потом повернулся к Лере:
— Мое присутствие здесь нарушает одну договоренность, но мне необходимо переговорить кое с кем. Подожди меня здесь, понаблюдай, не пойдет ли за мной кто-то, и, если кого-то заметишь, отвлеки. Я не долго. 
— Это связано с твоей работой в Отделе? 
— Верно.
— Хорошо, не волнуйся, — легко согласилась Лера, ощущая некоторую гордость от доверенного ей задания. Измененный шагнул в толпу и слился с ней. Девушка попыталась проследить за ним глазами, высматривая возможный «хвост», поэтому не сразу заметила, обступающих ее плотным кольцом людей. 
«О, наверное, это их надо отвлекать», — спохватилась она, улыбнулась им и неуверенно помахала ручкой, рассчитывая наладить контакт:
— Привет!
Но, окружающие ее благодушное состояние духа не разделяли. Напротив, ее невинный жест вызвал приступ антипатии. 
«Да что им надо от меня?» — Лера оглянулась, в поисках пути к отступлению, но оного не обнаружила. Толпа вокруг нее уплотнялась, послышались выкрики:
— Ведьма! Хватай ее! Бей!
Кто-то ткнул ее в бок.
— Подождите, вы ошибаетесь! Никакая я не ведьма! — она тщетно протестовала, пытаясь уклоняться от посыпавшихся на нее тычков. 
«Где же Учитель? И кого он так допек здесь, что нам устроили такой радушный прием? Что теперь мне делать?» — Лера лихорадочно искала способы спасения, все явственней ощущая нарастающую агрессию и силу толпы. Краем глаза она заметила мелькнувшую занесенную над ней палку. Внутри все сжалось в ожидании удара и взорвалось от смеси страха, ярости, отчаяния и желания выжить. Спасительная чернота поглотила ее сознание, лишая возможности стать свидетельницей собственной казни.
 
 Она очнулась стоя на коленях и упираясь ладонями в сухой теплый асфальт. Покрытые кровью и ссадинами пальцы разогнулись с трудом. Превозмогая слабость, она оглянулась. Толпы не было. Метрах в двух от нее что-то поспешно убирали с земли Измененные, среди которых она заметила Учителя. Когда к зрению вернулась четкость, она поняла, что вокруг нее, как после взрыва, в беспорядке разметаны тела. Кто-то быстрым движением выхватил из-под ее руки чье-то ухо и сунул его в плотный полиэтиленовый  пакет. 
— О, ты все-таки успел и спас меня от них, — с облегчением и полная благодарности, обратилась Лера к подошедшему к ней Александру. Она ощупала голову, и, не найдя следов от ударов, сказала: — Ну, вы немножко перегнули палку, достаточно было просто их разогнать. 
Бледный, словно его вот-вот стошнит, Александр помог ей подняться:
— Не стоит оставаться здесь. Все хорошо, да?
— Да, я в порядке, спасибо, — Лера взяла протянутый ей влажный платок и стерла кровь с рук.
— Подожди минутку, — Учитель отошел к Измененным и стал о чем-то тихо с ними совещаться.
— Это был настоящий кошмар. Люди приходили в себя и тут же теряли сознание от ужаса. Я так и не смогла понять, что их убило. Со стороны казалось, что они сами уничтожают себя и окружающих, но я ощущала чье-то присутствие.
Лера оглянулась: неподалеку стояли две женщины и переговаривались.
— Приступ массового безумия,  я никогда такого не видела, — голос второй женщины дрожал. — То, что вызывало его, было ужасно. Это не человек. Я боялась, что эта тварь кинется дальше. Слава Богу, что они успели.
Заметив Леру, женщины замолчали и резко сменили тему, заговорив о мелких житейских проблемах.
— Цинично беспокоиться о таких пустяках посреди всего этого, — зачем-то сказала Лера, немного задетая тем, что женщины перестали обсуждать произошедшее событие.
Магини поспешно отошли в сторону. А Лера ощутила жуткий голод. Вернулся Александр с Тимуром.
— Скоро сюда приедут местные власти. Мы уже закончили разбрасывать обломки взрывного устройства, свидетелей подготовили, что еще?
— Спасибо! Мы уходим, — ответил Снегов, крепко сжав Лерину руку.
Он отпустил ее только в своем кабинете, в учебном городке, после чего зашторил все окна. Заметив удивленный взгляд, пояснил:
— Мне нужно время подумать, пусть все считают, что я еще не возвращался. Скорее всего, в ближайшее время соберут Совет, на котором нам придется присутствовать. До этого нельзя, чтоб тебя кто-то увидел.
— Почему? 
— Потому что ты убила всех тех людей, — без тени шутки ответил Измененный.
Онемев от неожиданности, Лера с ужасом посмотрела на него, но он оставался предельно серьезным и собранным:
— Ты трансформировалась. В какой-то момент твоя темная сторона вырвалась и убила их.
— Но это они убивали меня! Они на меня напали! 
— Что ты помнишь? — не обращая внимания на ее возражения, спросил Учитель.
— Ничего. Помню, как начали бить, как кто-то кричал «убей ведьму», палку. Потом — ничего.
— Это значит, что твоя темная сторона не контролируема тобой. И это все осложняет. Маги завтра потребуют объяснений.
— Так давай объясним, что я ничего не делала!
— Ты не поняла. Даже если мне удастся убедить их в самозащите, маги потребуют твоего исключения из Академии, потому что ты не контролируешь себя и опасна.
— Я опасна? — Леру захлестнула обида: на протяжении трех лет обучения она честно выполняла все требования и правила, ни с кем не конфликтовала, никого не цепляла, и после того, как на нее напали, а она даже не помнит, что произошло, ее называют опасной.
В глазах Александра промелькнуло что-то, похожее на сочувствие:
— Люди боятся того, чего не могут контролировать. И тех, кого не могут контролировать. А у тебя это уже второй случай. Помнишь, год назад, девушку, которая напала на тебя на зачете? — мягко спросил он.
— Да не трогала я ее!
— Было много свидетелей, как и в этот раз. Ты не помнишь, как выпускаешь свою темную сторону и трансформируешься. 
— Что же мне теперь делать? — с отчаянием спросила Лера. — Я даже не знаю, что ты называешь темной стороной!
— Я подумаю. Не волнуйся, я с тобой. Темная сторона — это часть эго, в которой таится множество скрытых нереализованных желаний, неудовлетворенных потребностей, инстинктов, которые мы, в силу влияния на нас общества, тщательно утаиваем, порой даже от самих себя, не отдавая себе отчет в их существовании. Обычно присутствие темной стороны в человеке ограничивается  смутными состояниями, но в твоем случае она обрела форму, став равноправной совладелицей твоего «я». И эта форма развивается, совершенствуя свои умения. А основа ее природы — разрушение, потому что все, что имеет форму, подвластно разрушению. 
— В таком случае, и светлая сторона тоже разрушительна! Или те люди нападали на меня не светлой стороной?
— Светлая сторона, которую так называют из-за ясности ее качеств и мотивов для осознания и понимания, тоже разрушительна. Но, из-за того, что мотивы ее очевидны, она контролируема. То, что мы понимаем, мы можем контролировать.
— Значит, темную сторону реально изменить, сделав светлой, — подытожила Лера.
— Твоя сила в темной стороне. Глупо и в этот раз отказываться от силы, особенно ради людей. Поверь, им не угодить, им одинаково плевать на обе твои стороны, будь их воля, они разрушали бы все, что не соответствует их представлениям и желаниям. Используй их страх. Жди меня здесь.
 
 Учитель ушел, оставив ее в одиночестве размышлять о дальнейшей судьбе. Лера села на коврик для медитации, по-турецки подогнув ноги и облокотившись спиной о стену, ощущая исходящую от нее прохладу. Душившие слезы обиды, отступили. Вместе с ними исчез и страх, уступив место тихо клокочущему гневу. Она прикрыла глаза и сжала кулаки, сосредоточившись на своих ощущениях. Тьма подступила мягко, заключая в тихие успокаивающие объятья. Лера находилась в ней, оставив все свои проблемы и переживания за ее пределами. Перед ней возникла длинная фигура Стража. 
— Ты говорил о возвращении к Темной Матери. Я вернулась, — девушка вызывающе посмотрела в клубящуюся черноту под капюшоном. 
«Призови ее, чтобы принять ее Силу».
— Как? Я не знаю, какой нужен ритуал.
«Достаточно призвать ее всем своим существом. И ждать ответ».
— Хорошо. — Она отвернулась от Хранителя, и устремила свой взгляд в Бездну. 
«Я не помню тебя, как не помню и многих вещей о себе. Мне нечего предложить тебе, Великая Мать, но мне и ничего от тебя не нужно. Все, в чем я сейчас нуждаюсь — прибежище. Если я одна из твоих детей, то значит, ты и есть мое прибежище». — Лера замолчала и прислушалась. Бездна оставалась неизменной. 
«Страж сказал ждать ответ, — припомнила она, — значит, буду ждать».
Одно за другим тянулись мгновения. Никто не появлялся, ничего не происходило. Лера продолжала стоять. Вдруг она поняла, что испытывает новое чувство, возникшее и продолжающее расти чувство внутренней силы и непоколебимой уверенности, что она, Лера, может все. Для нее больше не имело значения, исключат ее из Академии или нет, а маги, со всеми своими правилами казались мелкими и суетливыми букашками, копошащимися в своих гнездах. Великая Мать ответила на ее призыв.
«Призвавший Великую Мать сам становится Великой Матерью», — Хранитель склонил голову в легком поклоне.
— Спасибо! — Лера ответила ему таким же поклоном, после чего обняла одинокую темную фигуру, вкладывая в свой жест почти материнскую нежность. Это одинокое древнее существо, избравшее путь преданного служения Тьме, заслуживало уважение и благодарность, хотя и не нуждалось в них.
  
 Закончив медитировать, она открыла глаза и усмехнулась: ее новыми ощущениями стали холодное спокойствие, соседствующее  с такой же холодной яростью. Лера знала: отныне она никому не позволит превращать ее в жертву. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться