Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Часть 2. Орден. Глава 1. Решение Снегова

Вернувшись, Александр подвинул стул и сел напротив Леры. Сквозь окна учебного кабинета, в котором они расположились, долетали привычные звуки студенческого городка, но сейчас они казались совершенно чужими. Лицо Учителя оставалось спокойным и только глаза, ставшие темнее обычного, выдавали напряжение.
— Мне придется приложить немало усилий, чтоб сегодняшний день не стал для тебя последним днем учебы здесь.
— Я не хочу учиться у магов. Ты сам можешь меня учить, — Лера плохо понимала, что произошло с теми людьми вокруг, но ощущала смутную тревогу Измененного.
— Они могут не захотеть, чтобы ты оставалась здесь. Когда нечто выходит из-под контроля, оно становится опасным для окружающих. Но… — Александр помолчал, потом продолжил: — Иногда паузы бывают во благо. Будешь пока работать со мной, а когда все успокоится и забудется, продолжишь учебу с группой.
Лера удивленно смотрела на Учителя и пыталась представить, кем и как она будет работать, если он преподает в Академии, в которой ее, Лерино, присутствие теперь находится под большим, по его же словам, вопросом.
Александр, не отрывавший от нее пристального взгляда, как всегда был в курсе и ее мыслей.
— Моя работа в Академии скорее напоминает общественную обязанность. Ты, конечно, знаешь уже о том, что территория Ордена состоит из многих реальностей.
Она кивнула.
— И знаешь, что помимо человеческой формы жизни существуют еще и другие, похожие и не похожие на людей. И что с одной из таких форм жизни мы являемся союзниками. И что взаимодействие с ними нас изменяет.
Девушка опять кивнула.
— Кроме реальностей Ордена существует еще множество миров, множество других реальностей, населенных иными существами, среди которых тоже встречаются и маги и искатели. Но мир целостен, хоть нам он и кажется разделенным, и все реальности взаимодействуют друг с другом, влияют друг на друга, изменяют друг друга. В Ордене существует Отдел, отслеживающий и контролирующий такие влияния, как внешние, так и внутренние, способные нарушать энергетический баланс самой системы Ордена. Вот в этом Отделе, как я упоминал раньше, я и работаю.
Лера выдохнула: оказывается, Александр, которого она всегда знала как учителя Академии, собирается посвятить ее в тайную жизнь спецагента Отдела, и теперь они будут работать вместе, как Молдер и Скалли!
— Ну, не совсем так, — уточнил Учитель, как всегда не пренебрегавший прослушиванием ее мыслей.
— Вот это да! А что мы будем делать? — Лера, наконец, вернулась из воображаемых героических походов и битв за Орден.
— Всего лишь поддерживать равновесие: находить источники нарушения и устранять их. 
Снегов поднялся и задернул шторы — в классе сразу стало сумрачно.
— Очисти разум, я покажу тебе, что мы делаем.
Он сел рядом,  и она ощутила тепло, исходящее от него — оно словно окутывало ее тело, проникая под кожу, потом какая-то сила рванула ее вниз и Лера оказалась на переднем сиденье машины. 
— Ты видишь мои воспоминания, не пытайся ничего делать, наблюдай. — Голос Учителя прозвучал у нее в голове. — Сейчас ты увидишь случай из моей практики, он произошел уже давно.

 … Дом клиента, обратившегося за помощью, находился в пригородной зоне. Это было двухэтажное здание из серого кирпича, окруженное садом. Стояла осень. После недавнего дождя листья, опавшие на дорожки, размокли, образовав мягкий ковер. Высокие металлические ворота автоматически открылись, пропуская подъехавшую машину. 
— Богато живут, — заметила Лера, разглядывая кованые ажурные створки ворот.
— Это загородный дом. Клиент — человек влиятельный и лишняя шумиха вокруг его имени ему ни к чему, — пояснил сидящий за рулем мужчина. — Работали  здесь, вдали от города, это еще одно условие.
 Машина остановилась почти у самого входа в дом. Ее уже встречал невысокий плотный человек с поседевшими волосами. На нем был теплый халат, одетый прямо поверх рубашки и брюк от костюма. Клиент, как назвал встречающего Александр, терпеливо ждал, стоя на крыльце, и не делая шагов навстречу. Измененный поднялся по ступенькам и поздоровался. Только после этого клиент протянул ему руку:
— Рад приветствовать вас. Я лично не верю ни в какие потусторонние штучки и считаю произошедшее обычной болезнью, но моя жена настояла — ей посоветовала обратиться к вам подруга...
— Могу я переговорить с вашей женой? — перебил клиента Александр.
Лера стояла рядом и внимательно слушала. Она понимала, что видит события из памяти Измененного, хоть для нее они казались настоящей реальностью.
— Моей жены здесь нет. Она слишком возбуждена из-за болезни сына и мы посчитали, что ей лучше здесь не присутствовать, — мужчина помялся, потом добавил: — Поймите меня правильно, женщины в ее возрасте так восприимчивы, что это может помешать ей трезво оценивать обстановку. Мы бы не хотели, чтоб этим воспользовались...
— Все понятно. Ее присутствие здесь не обязательно. А ваш сын? Прежде, чем делать какие-либо выводы, мне придется переговорить с ним. 
— Он у себя. Последние месяцы он живет здесь. Это вынужденная мера, поскольку в моем положении…
— Вы не хотите огласки. 
Хозяин дома кивнул и распахнул дверь. Миновав прихожую, все прошли в гостиную. 
— Я покажу вам вашу комнату, — обратилась к Александру подошедшая горничная.
— Нет нужды. Отнесите туда мои вещи, — Измененный подал ей плащ и небольшой чемоданчик. Потом повернулся к седому: — Я хотел бы увидеть вашего сына.
— Его комната на втором этаже, — клиент первым подошел к лестнице, но в это время в гостиную вошел молодой парень лет двадцати пяти. Он был повыше своего отца, но такой же коренастый. Увидев гостя, парень приветливо поздоровался. 
— Ты же знаешь, что тебе нельзя выходить из дома, — резко заметил отец.
— Брось, я был в саду, там никого нет, — тон родителя парня не смутил. Было видно, что он привык к такому обращению и не реагирует на него.
— К тебе приехали...
— Будет лучше, если я представлюсь сам. Где мы можем поговорить наедине? - спросил Александр.
"Труднее разговорить человека, чем устранить причину его болезни", — услышала Лера комментарий.
— Вадим, идите наверх, — распорядился отец.
Комната Вадима оказалась небольшой и светлой. На незаправленной кровати валялись вещи. Парня беспорядок нисколько не смутил. Он плюхнулся на кровать и сказал:
— Уже несколько месяцев отец не выпускает меня отсюда, так что этот беспорядок — мой протест. Я никого сюда не впускаю.
— Вадим, расскажи мне о твоей болезни, о том, что с тобой происходит, — попросил Александр.
— Как видите, я абсолютно здоров. Все началось летом. Сейчас я был бы уже женат, если бы не эти приступы, — Вадим взял с тумбочки плоскую шкатулку, напоминавшую портсигар. Ее крышку украшала фотография, казавшаяся трехмерной. На карточке были запечатлены двое молодых людей — Вадим и девушка. Они смеялись и выглядели счастливыми.
— Красивая вещица, вероятно сделана на заказ? — Александр покрутил в руках коробочку и отложил на кровать. Парень пожал плечами:
— Не знаю, это подарок.
— У вашей матери хороший вкус, — Учитель внимательно посмотрел на Вадима и еще раз провел пальцами по сувениру.
— Это не ее подарок. Моя мать видеть не может эту шкатулку из-за Алены. Это она на карточке, — пояснил Вадим.
— Подарок Алены? — "догадался" Измененный.
— Нет, Наташи.
— Вернемся к нашим делам. Расскажи, как все началось.
— Этим летом. Мы с ребятами поехали в Крым. Я был с Наташей, мы вместе учимся в институте, знаем друг друга почти с детства. Встречались со школы. Тогда мне казалось, что я ее люблю. Потом, в Крыму, я познакомился с Аленой. Она тоже приехала туда со своей компанией. Мы познакомились и влюбились. А потом все и началось.
— Подробнее, пожалуйста. Ты встретил Алену и заболел?
— Нет, не совсем. Мы стали вместе гулять, Наташа сначала бесилась, но потом все поняла.
— Ты ее бросил?
— Нет, мы расстались цивилизованно. Она там же нашла себе парня и у них все хорошо. Она даже подарила нам с Аленой эту шкатулку, как свадебный подарок.
— Вы с Аленой решили пожениться?
— Да, еще в Крыму. Понимаете, мы идеально подходили друг другу. Когда вернулись, объявили о свадьбе. Потом у меня начались приступы, — Вадим замолчал, нахмурился, — а потом Алена ушла.
— Почему? Она тебя разлюбила?
— Ей было страшно со мной оставаться. Мать тогда ее невзлюбила.
— Приступы начались до помолвки или после?
— После. Через несколько дней.
— А где сейчас Наташа?
— Учится. Мне ведь пришлось институт оставить. Отец, вы видели, панически боится, что о моей болезни кто-то узнает.
— Какой тебе поставили диагноз?
— Эпилепсия. Но я хочу вам показать что-то, — Вадим полез в тумбочку и достал видеокассету, — отец прячет меня, потому что считает, что у меня не все дома. Дело в том, что я умею вызывать землетрясения.
Александр удивленно поднял брови:
— Вот как? Но в таком случае, отец должен гордиться твоими способностями.
— Он не верит. Здесь, на кассете, репортажи новостей. А здесь я отмечал даты. Они совпадают. А вот карта региона, — Вадим расстелил на кровати страничку из атласа.
— Ты хорошо подготовился.
— Да, теперь только это меня и интересует. Каждый раз, во время приступа я вижу картины землетрясений. Меня что-то трясет самого. Чем сильнее приступы, тем сильнее землетрясения. Даже люди гибнут.
— Это очень интересно. А сейчас ты можешь вызвать землетрясение? — Александр еще раз взял в руки коробочку и оглядел ее.
"Смотри, интересная вещь", — Учитель обратился к Лере, задержав взгляд на шкатулке.
— Нет, сейчас не смогу. Оно приходит само. 
"В таком случае пришлось бы либо ждать землетрясения, либо попытаться обойтись без него, воспользовавшись памятью Вадима"
"Ты ждал?" — спросила Лера.
" Нет, случай предельно ясен. Обрати внимание на подарок. Такую вещь вряд ли возможно достать здесь. Брошенная женщина способна на многое, а эмоции порой бывают угрожающей силой. Надо только выяснить, какое к этому отношение имеет Наташа".
— По утрам у меня часто идет носом кровь, — Вадим продолжал копаться в своих заметках, — бывают и обычные обмороки.
— Вадим, я хочу вместе с тобой пережить последний приступ. Для этого мне потребуется ввести тебя в глубокий гипноз.
— Это ваша работа. Мне нравится моя новая способность. Я даже подумываю о том, как можно ее использовать. Мой друг говорит, что надо обратиться в одну телепередачу.
Александр встал и прошелся по комнате:
— Вадим, не нужно никуда обращаться. У тебя нет никакой болезни и никакой способности. Есть только большая неприятность. И твои наблюдения подтверждают это. Посмотри, после каждого землетрясения, превышающего средний балл, ты не встаешь с постели более суток. Это указано у тебя в дневнике. Если произойдет землетрясение сильнее, ты умрешь.
— Почему я должен верить? — Вадим усмехнулся.
— Потому что все началось с этого, — Александр кинул в руки Вадима коробочку, — с этого подарка. Ты начал чувствовать землетрясения, но сам их вызвать не способен. Более того, ты беспомощен во время приступа. Твоя девушка тебя бросила, тебя заперли в доме, что стало с твоей жизнью?
Вадим побледнел.
— Ложись, я хочу видеть то, что видел ты. Только так я смогу помочь.
Вадим послушно лег на кровать. Александр сел рядом.

 "Сейчас мы сонастроимся с ним и ощутим то, что ощущает он во время приступа. Тогда будет ясна причина его болезни".
Лере показалось, что Учитель взял ее за руку. Через мгновение началось легкое головокружение. Потом донеслись звуки: работал телевизор. Внутри будто бы что-то взорвалось. Лера попыталась вдохнуть, но не смогла. Ее ребра словно разлетелись. Тело сотрясали конвульсии, а перед глазами стояла черно-красная пелена. Потом все прекратилось. Лера ощутила, что Учитель помогает ей сконцентрироваться.
"Что это было? Я совсем без сил"
"Да, очень опустошает. Парень едва остался живым".
Вадим вытер пот с лица и сел.
— Ну что?
Вместо ответа Александр взял подарок Наташи и сосредоточился на нем. Минут пять все молчали.
 
 "Сама девушка такое бы не сделала. Она явно обратилась за помощью. Некоторые маги частенько подрабатывают таким образом. Особенно женщины, им лучше всего удается связывать эмоции со стихиями. И я догадываюсь, кто бы мог такое сделать." 
Лера смотрела, как ладонь Учителя впитывает в себя что-то светящееся.
"Обычное заклинание, завязанное на стихию земли. Если бы у парня не было сомнений и вины, не сработало бы. Не воспринимай, как порчу, это всего лишь энергия. Убрать легко, но важно было выяснить, кто это сделал."
— Ну вот, — Александр положил коробочку на кровать. — Алену это не вернет, тебе придется заниматься этим самостоятельно, но сам предмет теперь вполне безопасен. Отличный подарок.
Вадим осмотрел фотографию:
— Что, все?
— Все. Ты абсолютно здоров. Но постарайся в течение недели не встречаться с Наташей. 
— А мои приступы?
— Их больше не будет. Если желаешь убедиться, дождись землетрясения и проверь.
Александр поднялся. 
"Мне пришлось задержаться в их доме на несколько дней. Когда все убедились, что приступы не повторяются, я уехал."
Лера увидела, как происходило прощание: приехала мать Вадима, хрупкая немолодая женщина со светлыми волосами. Она не сводила счастливых глаз с сына. Сам Вадим собирался вернуть Алену. Он просил Александра приворожить ее, но Снегов отказался, сославшись на то, что в этой области у него не хватает опыта.
Отец Вадима проводил гостя до машины:
— Я ваш должник. И хотя я не верю во все этакое, вынужден признать, что...
— Совершенно напрасно признаете, — возразил Александр, — приступы вашего сына были вызваны глубоким эмоциональным потрясением из-за разрыва с девушкой. Вы же знаете, как в его возрасте восприимчивы парни, особенно после принятия спиртного. Одного сеанса гипноза было достаточно, чтоб вернуть его в прежнее состояние.
«Каждому давай пояснение согласно его пониманиям, Лера»
— Я премного благодарен вам.
— Всего хорошего, — Александр сел в машину и завел мотор.

— Ого, — Лера перевела дух.
 — Был еще один случай, подобный, — продолжил Учитель, —  мы получили информацию о нем от одного человека, интересовавшегося экстрасенсорикой...
Лера обнаружила, что теперь находится в какой-то небольшой комнатке. Кроме Учителя здесь были еще двое: молодой парень и мужчина лет тридцати. 
— Это Антон, я говорил о нем, — мужчина обращался к Учителю. — Он не может спать, его преследуют галлюцинации. Я решил, что тебя это может заинтересовать, потому что мне не удалось выяснить причину.
— Он что-то принимает? — не обращая внимания на парня, спросил Александр.
— Нет, он совсем не по этим делам.
Сам Антон сидел на кровати. Вид у него был изможденный, глаза — воспаленные. В комнату кто-то заглянул, но тут же исчез.
— Ты живешь в этом общежитии давно? — Измененный, наконец, обратил внимание на самого Антона.
— Больше года.
— Когда все началось?
— Где-то с неделю назад. Меня преследует один и тот же кошмар.
— Ты с кем-то живешь? Встречаешься?
— Нет. Конечно, бывают встречи, но ничего постоянного, как и у всех здесь.
— Враждуешь с кем-то?
— Нет, ребята здесь хорошие.
— Нам придется остаться с тобой на ночь, — предупредил Измененный. 
— Только чтоб вас комендант не увидел — выгонит. Спать можете на той кровати, — Антон указал на узкое лежбище, скрывающееся под комком из одеял и мятых рубашек, — сосед к родителям на недельку подался.
— Любезное приглашение, — хмыкнул Александр.
 
 С наступлением ночи нервозность Антона возросла. Измененный велел ему лечь, придвинул к кровати стул и сел рядом, внимательно вглядываясь в бледное, покрытое каплями пота, лицо пациента. Второй маг устроился у окна с чашкой крепкого чая. 
«Сейчас мы сонастроимся, чтобы увидеть то, что видит он, — мысленно пояснил Лере Учитель, — сосредоточимся на нем и будем погружаться в сон вместе с ним». 
 
 Прошло несколько минут, хотя Лере они показались вечностью. Антон начал засыпать, но, как только его тело расслабилось, он вздрогнул и нервно оглянулся. Лера ощутила, что пол под ее ногами пришел в движение. Она опустила взгляд вниз и увидела, как вздувался и лопался линолеум, а сквозь разрывы, напоминающие разломы земной поверхности, в комнату хлынули потоки воды. Они бурлили и сливались, затапливая пол. В нескольких местах вода окрасилась кроваво-алым цветом. Непроизвольно девушка придвинулась к Александру, но он кивнул, приглашая ее не прекращать наблюдение. Вода уже доходила ей до колен и была очень холодной. Антон, с перекошенным от страха лицом, сидел на кровати, обхватив колени и покачиваясь. Измененный опустил руку в воду и зачерпнул ее. Лера повторила его движение, хотя не понимала, почему он ничего не предпринимает. Вода продолжала прибывать. Антон вскочил на кровати и Александр силой удержал его, заставив сесть. Когда все присутствующие оказались по грудь в воде, Антон отключился. Лера с изумлением увидела, как стала стремительно исчезать вода, а пол опять оказался ровным и гладким. 
«Ого, какие спецэффекты! Как в кино!» — выдохнула она.
«Ничего того нет, сплошная иллюзия, — равнодушно отозвался Учитель, — причем наведенная по-дилетантски».
Александр растормошил Антона. Открыв глаза, парень затрясся:
— Она впервые поднялась так высоко!
— А раньше как было? До какого уровня прибывала?
— По-колено, до края кровати, я плохо помню. 
— Хорошо. Ты засыпай, засыпай, сегодня уже ничего не произойдет, а тебе нужно выспаться. 
— А вы? — Антон с мольбой посмотрел на Измененного, — Вы не уйдете?
— Мы останемся, — пообещал Александр. 
— Раз вы тоже это видели, значит, это происходит на самом деле, и я не схожу с ума?
— Нет, это не сумасшествие, но и ничего не происходит на самом деле, — успокаивающе произнес Учитель. 
Антон натянул на себя одеяло и закрыл глаза. Но, стоило ему начать задремывать, как все повторилось: пол вздыбился, лопнул, и в комнату хлынули потоки. Лера вопросительно посмотрела на Александра. Измененный молниеносно вскочил, и, дотронувшись до лба Антона, погрузил парня в глубокий сон. Вода мгновенно исчезла.
«Видишь, это иллюзия», — повторил Учитель и повернулся к своему знакомому:
— В его вещах должно быть что-то, на что завязано заклинание. Давай искать. Будить его не стоит, он ничего толкового не скажет, пусть выспится. 
— Считаешь, что сделано через предмет? — уточнил маг, отставляя кружку.
— Да. Прямого воздействия нет, сам парень чист. 
Маги принялись обыскивать комнату. Александр осмотрел тумбочку, прошелся по сваленной на стуле одежде и остановился у постели спящего. Пробежав рукой вдоль матраса, он аккуратно вынул из-под головы парня подушку и остановился, изучая шов, а потом резко рванул его. Вместе с разлетевшимися перьями выпали засушенные переплетенные между собой веточки. 
— Нашел, иди сюда. Вот причина его кошмаров. — Позвал он мага.
«Трава?» — удивилась Лера.
«Папоротник для наведения иллюзии и осина, усиливающая страхи и вызывающая дурные предчувствия. Сам по себе амулет слабенький, но укреплен заклинанием».
«Если его уничтожить, все пройдет?»
«Да. Но прежде надо выяснить, кем и с какой целью он был создан. Кто-то явно хотел свести парня с ума».
— Я предполагаю, чьих рук может быть сие творение, — обратился к напарнику Александр, — есть несколько личностей, чьи возможности позволяют колдовать, а умения недостаточно. Работа женская, использованы женские особи растений. Выясни, кто из Орденских колдуний был в этом районе в последние две три недельки. А парню скажи дней десять поносить на теле львиный зев, его вполне для защиты хватит.
— Ты думаешь на кого-то конкретного?
— Да, но хочу перепроверить, так как не вижу связи…
 
 Видение начало блекнуть и рассеялось. Они опять находились в учебном классе.
— Вот это да! — выдохнула Лера. — А ты узнал, кто ему такое сделал?
— Месть брошенной девушки в исполнении одной из наших учениц, — махнул рукой Александр. — Но сейчас важно не это. У меня есть некоторые мысли, как уладить твою ситуацию, и мне нужно уйти на какое-то время. Я зайду за тобой перед Советом, возвращайся к себе и никуда не выходи.
— Хорошо, — согласно кивнула Лера. — Я пока посплю.
— Безвыходных ситуаций не бывает, — сказал на прощание Измененный.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться