Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 2. Совет магов

 …Длинный коридор заканчивается лестницей, ведущей вниз. Лера озирается, пытаясь понять, как она здесь очутилась. Она узнает спальный корпус в учебном городке, по которому часто ходила во снах. Во снах. Значит, это сон? Четверо незнакомцев в длинных серых рясах, напоминающие монашеские, наперебой что-то втолковывают ей, но она все никак не может вникнуть в суть их слов. Мысли путаются, сливаясь в звуки. Настойчивые маги не отстают. На несколько мгновений Лере удается сосредоточиться, но смысл происходящего до нее доходит только в общих чертах: эта четверка что-то от нее хочет.
— Нет, — она легко отстраняет одного из них, освобождая себе путь, спускается по лестнице, и выходит на улицу. Смеркается, уже зажглись фонари. Преследователи не отстают. Она начинает различать насмешки и угрозы в свой адрес, но ей безразлично. Все, что Лере сейчас нужно — попасть домой. Она идет по ухоженным аллейкам, сворачивает и видит хорошо знакомое место — павильон. Что ее связывает с этим строением, девушка не помнит, но возникшее при его виде ощущение безопасности трансформируется в чувство, что она, наконец, дома. Дверь не заперта, она заходит внутрь. Никого нет. Это немного удивляет: дома всегда кто-нибудь находится. Беспокойство, охватившее в корпусе, сменяется уверенностью, но в голове все равно туман. Маги пытаются войти следом, но она захлопывает перед ними дверь: сейчас не до этикета. 
— Не хочешь по-хорошему, будет по-другому, — доносится снаружи.
 
 Лера садится на диван и с облегчением вздыхает: здесь, в одиночестве, легче сосредоточиться. Внезапно дверь распахивается и входит паренек лет семнадцати. Она узнает его: это Миша, младший сын ее подруги и названной сестры Гайдэ, с которой они вместе занимались изучением магии. За ним в павильон проскользнули двое из преследователей. Они останавливаются слева от двери и не скрывают довольных ухмылок. Один из них хлопает Мишу по плечу:
— Ну что, парень, выбор за тобой.
Лера нервно поднимается: она понимает, что близкий ей человек здесь неспроста. 
— Что они от тебя хотят? — спрашивает она у Миши. Он пожимает плечами.
— Послушай, не верь никому и ничему, не давай никаких обещаний, и ничего не бойся. Пока мы вместе, нам никто не может сделать ничего плохого, потому что в настоящем единстве — сила. 
— У него свое мнение есть, — ехидный голос раздается от дверей.
— С нами ему договориться проще, чем с тобой, — поддерживает его другой.
— Вон отсюда, уходите! — Лера делает шаг в их сторону и маги отступают. 
— Здесь нет никого, кто бы был на твоей стороне! Тебя оставили все, у тебя никого нет! — говорит первый маг.
Второй, перестав улыбаться, добавляет:
— Все время прятаться за Роланда не сможешь. Думаешь, он твой друг? Думаешь, ему нужна твоя дружба? Однажды ему все надоест и он уйдет.
«Роланд уйдет? — Лера вспоминает крепкую фигуру их с Гайдэ давнего друга и попутчика на нелегком магическом пути. — Откуда они все обо мне знают? Что им надо?»
— Тебе здесь не место! Убирайся отсюда! Сама не уйдешь — тебе помогут, — предупреждающе шипит ей в лицо маг. 
Девушка отстраняется. Она начинает припоминать, что где-то видела этого мага. Где-то, при других обстоятельствах, вот только при каких? Она всматривается в его лицо, в тонкую, обрамляющую рот, бородку, колкий взгляд. Нет, не получается вспомнить. 
— Тебе конец, — бородатый распахивает дверь павильона шире и указывает на улицу. 
Там уже стемнело. Легкий ветерок покачивал листву, отчего свет фонарей падал на землю изменчивым ажурным узором. Сначала она не поняла, на что указывал маг, но потом, среди теней, различила фигуры людей. Они приближались к павильону, неуклюже переставляя ноги, вытаращив глаза и вытянув вперед руки. Картина походила на кадр из дешевого фильма ужасов.
— Эти мертвецы быстро с тобой справятся, — пообещал бородатый и сказал напарнику:
— Пойдем, чтоб не мешать.
Маги вышли, оставив Леру смотреть с недоумением: ее страх перед зомби уже давно исчез. 
— Да что же вы ко мне пристали! — с досадой кинула она им вслед. — Оставьте меня в покое!
Впереди разномастной толпы умертвий ковыляла молодая белокурая женщина с раскиданными по плечам волосами. Она старательно тянула к Лере руки с перебирающими воздух пальцами и ухмылялась. Лера захлопнула дверь, но запереть ее было нечем. 
— Это наша территория и мы не должны позволять им цеплять нас. Пошли, будем защищаться, — обратилась она к безучастно смотревшему на происходящее Мише. Не дожидаясь ответа, она заглянула в шкаф, в котором хранились швабры и прочие принадлежности для уборки. Выбрав швабру с ручкой подлиннее, она расколола ее с одного конца и в образовавшуюся щель вставила нож, примотав его скотчем. Получилось что-то вроде копья. Лера ткнула им в спинку кресла и нож тут же перекосился. Пришлось укреплять. 
— Ладно, может кто-то и испугается, — утешила она себя, когда оружие было приведено в боевую готовность, и обратилась к Мише: 
— Давай посмотрим, что еще можно сделать.
Его ответ оказался для нее неожиданным:
— Тебе надо — ты и делай. И хватит мне диктовать, что делать. У тебя своя жизнь, у меня — своя. 
После этих слов он вышел. Лера посмотрела ему вслед, размышляя, что теперь отстаивать и защищать некого, и она осталась одна. Бессмысленность происходящих событий начала утомлять. Неровный строй зомби уже вползал в павильон, не забыв предварительно выбить дверь. Наверное, считалось, что на нее это должно было произвести особое впечатление. Прихватив свое копье, она проскочила мимо тянущихся к ней рук и под завывание, и смех через окно выскочила из павильона. Она отбежала метров на тридцать и остановилась. Вдали виднелись слабые огни других корпусов, но здесь, на тихой аллейке, было совсем темно. Мимо быстрым шагом прошел какой-то маг. На мгновение он приостановился, и, удивленно оглянувшись на ее оружие и павильон, скрылся в глубине аллеи. А Лера продолжала стоять, вглядываясь в ночную темноту. Растерянность и дезориентация проходили, сменяясь узнаванием. Лера глубоко вдохнула и с нее словно спали остатки сна: «Как я оказалась здесь, когда засыпала у себя в комнате? Зачем они наслали на меня эту полумертвую толпу?» Она с тоской посмотрела вдаль, откуда доносился чей-то смех. Ей стало одиноко.

 «Как же надоели эти маги со своими правилами и суетой. Пусть сидят в своей Академии и командуют студентами. Неужели они не понимают, что являются всего лишь песчинками, затерянными в Бездне?» 
При воспоминании о Бездне, Лера решила призвать силу Великой Матери и уйти из орденской реальности, оставив всю эту магическую мышиную возню. Она сосредоточилась. Пространство вокруг нее дрогнуло и заискрилось.
«Чистая энергия»,— машинально отметила Лера. Она ощутила прилив сил. Глубоко внутри зашевелилась, притихшая было, ярость. Вместе с энергией пришло иное решение. Она не могла позволить себя запугивать и гнать. Сделав несколько глубоких вдохов, повернулась к павильону и только теперь заметила вокруг него ограждение из лент: так в учебном городке отмечали участки, на которых проводились зачеты. Вдоль ограждения толпились люди. В павильоне горел свет, освещая фигурки мирно беседующих зомби.
— Мое место здесь. Никто не имеет права выгонять меня или преследовать, - громко произнесла Воронцова и решительно направилась к павильону. Ее заметили и кое-где разговоры стихли.
— Мое место здесь, — твердо повторила она, и, сделав несколько шагов, остановилась: бывшие зомби, как и Миша, человек из ее параллельной жизни, были обычными людьми, разыгравшими спектакль. Белокурая женщина, стоявшая к ней ближе всех, смотрела на нее и улыбалась:
— Ну-ну, зачем же так волноваться? Мы тебя поняли и с первого раза, — весело сказала она. — Твое мнение мы услышали. Совет решит, что с тобой делать.
— Я защищалась. Насколько я поняла, терять мне нечего. А вам? — она по-деловому зашагала к женщине. Внутренняя ярость взорвалась радостной волной и расправила крылья. Несколько «зомби» отшатнулись и кинулись внутрь павильона, но из-за сорванной с петель двери, прятаться там было бесполезно. Лера прикинула, что внутри справиться с ними будет легче. Небывалая сила, насыщенная осознанием своих возможностей, веселостью и охотничьим инстинктом, наполняла ее, опьяняя. Она ощутила страх, исходивший от магов.
«Надо же, могущественные маги боятся третьекурсницу», — с легкостью, натренированной на занятиях с Александром, Лера слевитировала и поплыла над землей. 
С лица женщины слетела улыбка:
— Держи ее, да держи же ты ее! — крикнула она кому-то. Справа мелькнула чья-то рука, и в следующий момент кто-то крепко схватил Леру за локоть. Ощутив рывок назад, она опустилась. Рядом стоял Учитель, продолжая, словно тисками сжимать руку. Не желая случайно задеть Александра, она остановилась. Женщина опять засмеялась:
— А ты говоришь, что она адекватна и контролирует себя! Смотри, как легко вывести ее из равновесия! У каждого человека есть своя болевая точка, нужно только определить глубину болевого порога и он будет сговорчив и готов на все. Если ты не можешь с ней справиться, тебе помогут. 
Лера оценивающе разглядывала говорившую, прикидывая, насколько глубоко они собираются ее, Леру, цеплять. Измененный слушал нахмурившись. Постепенно он ослабил хватку, а потом и вовсе отпустил. Ощутив свободу, она прыгнула в сторону женщины, направив на нее копье. Магиня отпрянула. Александр молниеносно выбросил вперед руку, на которую Лера налетела. Он опять стиснул ей плечо. 
— Палку у нее забери! Забери палку! — неожиданная атака женщину испугала. 
— Отдай, — Учитель взялся за самодельное копье.
Пальцы Леры сжались крепче. Завороженная страхом, исходившим от женщины, она улыбнулась.
— Отдай мне, — Измененный попытался разжать ее руку, и она нехотя подчинилась, отдав ему оружие. Учитель отшвырнул палку в сторону.
— Вы оба ненормальные, — бросила женщина и отошла на безопасное, по ее мнению, расстояние.
— Как я здесь оказалась? — тихо спросила Лера.
— Они хотели тебя испытать перед Советом. Ты спала, когда они пришли. Но проснулось, видимо, та, другая Лера.
— Да. Испытание я провалила?
— Полагаю, копье им не понравилось, — согласился Измененный.
— Ясно. Покидая Академию, исключенные теряют память?
— Им блокируют участки энергии, соответствующие восприятию себя здесь. Да, у них не остается воспоминаний, но это не приговор. Бывали случаи, как бывшие студенты сами восстанавливали свою память.
— Много случаев? — как можно безразличнее поинтересовалась девушка.
— Не очень. 
— Не отдавай меня им. Не хочу, чтоб они копались в моей голове. Сделай это сам.
— Не торопись расставаться с воспоминаниями, — Снегов улыбнулся. — Они тебя не получат. Прогуляемся на Совет, послушаем, что они скажут…
— Я бы не была столь уверена, что маги решили собраться на посиделки, на которые можно заглянуть невзначай, — раздался голос за спиной Учителя. 
Они одновременно обернулись и оказались лицом к лицу с Инной Александровной, или, как ее предпочитал называть Измененный, Полиной.
— Совет скоро начнется. Вы бы уже шли туда. Не стоит оставаться здесь и дразнить их, — Полина кивнула на бывших зомби, которые, во главе с белокурой атаманшей о чем-то переговаривались, не сводя глаз с Измененного и Леры, — зачем провоцировать ситуацию?
— Сейчас пойдем, — коротко ответил Александр.
— Эдгар, — Полина собралась уходить, но остановилась, словно вспомнила о чем-то важном, — я советовала проверить ее, а не избивать. Идите, не заставляй их ждать.
— Пойдем, проход уже открыли, — дождавшись, когда Полина ушла, позвал Учитель.
  
 Около павильона светился широкий проем портала. Сразу за ним начиналась каменная лесенка. По обе стороны от нее были разбиты яркие цветники. Ночь осталась позади, в учебном городке. Сияло солнце, обещавшее теплый ясный день. 
— Эта реальность — администрация Ордена. Совет магов обычно собирается здесь, — пояснял Александр, пока они поднимались к белокаменному зданию, расположенному на облагороженном холме. 
— Магов много, неужели Совету есть дело до каждого?
— Совет контролирует все, что происходит в Ордене. Никто без его решения не может попасть в Орден или выйти из него. Иначе бы давно начались беспредел и хаос. 
— Можно ведь быть магом и не вступать в Орден.
— Можно, — согласился Измененный, — но Орден — это знания, обучение, общение с равным по энергетическому уровню социумом, а порой и помощь. Ты же видишь, маги стараются держаться вместе. — Александр с легкой насмешкой указал глазами на небольшую группку людей в серых рясах. Среди них Лера заметила и предводительницу зомби:
— А она что здесь делает?
— Она член Совета.
Женщина тоже заметила их и проводила долгим взглядом. 
 
 Зал заседаний располагался на первом этаже и являл собой просторное прямоугольное помещение. Вдоль стен стояли, покрытые бархатными скатертями, столы.
— Ваш столик четвертый отсюда по правую сторону, — указал дежурный Александру. 
Маги, стягивающиеся на Совет, не торопились рассаживаться по местам, а беседовали, собираясь группками. 
— Ты сегодня со своей девушкой? — раздался насмешливый вопрос, когда Александр поравнялся с одной из компаний. Многие захохотали.
На лице Учителя не дрогнул ни один мускул. Он прошел мимо, слегка придерживая начавшую замедлять шаг Леру.
— Как же, ты нас не представишь? — понеслось им вслед.
— Говорят, ты дорого обходишься? — обратился к Лере незнакомый маг. Он скептически оглядел ее: — Не вижу ничего, за что бы стоило платить.
Лера напряглась.
— Оставь ее, — прервал мага Александр.
— Не слишком ли дорого ты ее оценил? 
Не ответив, Измененный потянул ученицу дальше. Наконец они пришли к своему столу, рассчитанному на четверых. 
— Садись, — коротко велел Учитель.
— По-моему, они настроены несколько враждебно, не находишь? — тихо спросила она, ловя на себе любопытные взгляды членов Совета.
— Люди настороженно относятся к Измененным, и, следовательно, к их ученикам тоже. 
— Она все время на нас смотрит, — Лера кивнула в сторону белокурой женщины, изучавшей их со своего места. 
— Будь ее голос решающим, нам пришлось бы туго, — весело заметил Александр.
— А чей решающий?
— Во-он того мага. Не разглядывай его так открыто. И того, левее, — начал перечислять Измененный. — И Полины. 
К белокурой подошел пожилой маг, что-то сказал ей, но она отмахнулась, не сводя взгляд с Леры и Александра. Измененного, казалось, столь пристальное внимание не смущало, и он весело рассматривал собиравшихся на Совет волшебников. 
Леру же, наоборот, такой интерес к своей особе нервировал. Она прикинула расстояние до женщины и оценивала обстановку. Учитель перехватил ее взгляд и проследил за ним.
— Я могу здесь легко с ними справиться. С ней и вон с теми, которые были в павильоне, — она, наконец, вспомнила имя бородатого мага: Станислав. Я чувствую, что могу, — зная, что Измененный понял ход ее мыслей, предложила Лера, внутри которой бушевала яростная сила.
— Я думаю, не стоит, — тихо ответил Учитель, — слишком много свидетелей и все они — маги. 
— Пожалуй, не стоит, — подумав и уняв острое желание напасть, согласилась девушка. О своем новом состоянии она не задумывалась: оно ей нравилось. 
К их столу подошла женщина с короткими седыми волосами. Она бесцеремонно окинула Леру взглядом и обратилась к Измененному:
— Это и есть твоя фифочка? Здесь только об этом и говорят. И сколько стоит любовь такой невинной девушки? — заглядывая уже  глаза Леры, насмешливо спросила она.
— Фрида, не надо так, — спокойно ответил Александр.
— Да ничего я такого не говорю! Ты привел ее в Орден, когда что-то пошло не так, предложил откупить ее от Совета, а теперь удивлен, что на вас смотрят?
— Ей и так сегодня досталось, — в голосе Измененного прозвучала усталость. 
Взгляд женщины смягчился:
— Ты думал, что на вас глазеть не станут? Многие хотели бы знать, что вас может связывать. Девушки падки на деньги. Они охотятся на обеспеченных мужчин. Но и такие мужчины зря сорить деньгами не станут, они знают цену всем удовольствиям. А ты? Что она может дать тебе такого, что ты, рискуя своей репутацией, предлагаешь Совету взятку? Судя по ее виду, она не очень-то искушена, но что-то держит вас вместе уже сколько лет?
— Пять.
— Пять лет! Может, ты ответишь мне по старой дружбе?
— Чтоб сохранить эту дружбу, Фрида, уходи, — невозмутимо попросил Александр.
Тон женщины стал официальным:
— Я подошла поздороваться и предупредить, что заседание Совета откладывается на полчаса. Ждем, когда соберутся все, — Фрида удалилась, гордо вскинув голову.
— Выйдем, погуляем, — Учитель поднялся и пошел к выходу.
— Пять лет? Я в Академии только третий год! — Лера старалась не отстать, но едва поспевала за широкими шагами Измененного.
— Я ведь говорил, что знал тебя раньше. Другую тебя.
 
 Магов, прибывающих на Совет из разных реальностей, стало больше. В вестибюле стоял гул от голосов, на Александра и Леру перестали обращать внимание. 
— Приветствую! Решили сбежать? — к ним подошел Ромео, светловолосый друг Александра. Измененные обменялись рукопожатиями.
— А ты… — Ромео обратился к Лере, но Учитель перебил его:
— Не надо, отстань, мы специально вышли, чтоб нас оставили в покое. 
— Да я только хотел поздороваться! — он, шутя, подмигнул. — Помнишь меня?
Лера кивнула и улыбнулась: ей нравился этот веселый, беззлобно циничный Измененный. 
— Пойду, послушаю, о чем судачат, — Ромео засмеялся, — не каждый день Измененного призывают к ответу в Совете.
— Учитель, тебя в чем-то обвиняют? — испуганно спросила девушка, которой вовсе не хотелось создавать проблемы Александру.
— Мы с тобой сейчас в опале. Но я бы не стал переживать по этому поводу. Везение вещь изменчивая: сегодня его нет, а завтра оно опять на твоей стороне.
— Ты поэтому пытался дать Совету взятку? — вспомнив слова Фриды, продолжила любопытствовать Лера.
— Почему пытался? — хмыкнул Измененный. 
 
 Беседующие в вестибюле маги потянулись к дверям зала заседаний, и Лера поняла, что Совет сейчас начнется. Они с Учителем вернулись за свой столик и обнаружили, что у них появились соседи: молодой маг и Милена. Увидев бывшую инструкторшу, Александр мгновение колебался, но потом сел с ней рядом, усадив Леру по другую сторону от себя. 
— Что ты здесь делаешь? Тебя вызвали? — не очень приветливо поинтересовался он в полголоса.
— Заседание Совета Ордена объявляю открытым, — провозгласил маг-секретарь. — На повестке дня…
Лера не стала слушать, какую повестку дня маги выбрали на сегодня. Ей хотелось поприветствовать Милену, которую рада была видеть, и услышать ее ответ Александру. Она слегка подалась вперед, стараясь увидеть лицо инструктора, но Учитель, заслонив Милену, шепнул:
— Неприлично так разглядывать, — после чего повернулся к волшебнице: — Зачем ты пришла?
— Слышала, повторился случай с выходом темной стороны, и в этот раз все прошло далеко не безобидно. И я тебя о такой вероятности предупреждала. 
— Ты выбрала не самое удачное время для напоминания о своей правоте. 
— Я пришла свидетельствовать в пользу Леры. Не ее вина, что учителя заинтересовала ее скрытая способность, и он сделал все возможное, чтоб оградить ученицу от постороннего влияния. Ты ведь намеренно спровоцировал ситуацию? — Милена немного повысила голос и на нее со всех сторон зашикали. Не обращая внимания на замечания, она опять перешла на шепот:
— Тебе нужно было протянуть ее в Орден, а без обучения в Академии это невозможно, и тогда ты притащил ее в Академию! А сейчас, как удобно, ее исключат, но тебе ведь и не требуется, чтоб она закончила обучение! Ты уж позаботился о том, что она и в Ордене останется и никому не будет до нее дела. Кроме тебя, разумеется. Ты учел все свои интересы!
Александр усмехнулся:
— Все это время я учитывал интересы нас обоих — и Лерины и свои. Ты же, мне помнится, ушла, расторгнув все наши договоренности. И дела, выражаясь твоими словами, до ее интересов тебе не было. Что изменилось, Милена?
— Мне нужно было время подумать. К тому же мы подружились.
— Да ну?! Когда? Вы едва находили общий язык в течение двух лет. И вдруг успели подружиться при случайной встрече? — в голосе Измененного звучала неприкрытая ирония.
— Тебя это не касается. Вопреки твоим представлениям, она не твоя собственность.
— Когда вы закончите свою увлекательную беседу и удостоите вниманием нас, — раздалось рядом, — мы продолжим наш Совет и перейдем к рассмотрению дела Леры Воронцовой. — Высокий седой маг остановился у столика и выразительно посмотрел на притихших спорщиков. 
— Прекрасно, — выждав минутку тишины, продолжил Председатель Совета. — Мы рассматриваем дело ученицы третьего курса Базовой школы Леры Воронцовой. Согласно показаниям свидетелей она дважды наносила магический ущерб членам Ордена в неконтролируемом состоянии, что делает ее потенциально опасной. Нам предстоит рассмотреть целесообразность ее дальнейшего обучения и нахождения на территории Ордена. Прежде чем выносить решение, я бы хотел услышать ваши мнения. Прошу, высказывайтесь.
 
 Лера напряглась: сейчас решалась ее дальнейшая судьба. Зал наполнился голосами: маги тихо переговаривались между собой. Никто не спешил высказывать свое мнение, не услышав позиции соседа. 
— Поторопитесь господа, у нас еще четыре нерешенных вопроса на сегодня, не хотелось бы провести в зале заседаний целый день, — поторопил Председатель. 
Первой поднялась белокурая предводительница зомби:
— По результатам теста, который мы провели перед Советом, можно заключить, что девушка своенравна, не склонна к ведению переговоров и агрессивна. Ее поведение можно расценить как асоциальное. Не сложно предположить, какова будет ее реакция в случае, если что-нибудь покажется ей обидным или угрожающим. Хочу заметить, что Снегов не может в полной мере контролировать поведение своей ученицы. Такие ученики в Академии подобны мине замедленного действия. Никогда не знаешь, где и в какой момент случится взрыв. — Белокурая села.
— Я была на площади, когда все произошло, — из-за стола напротив, поднялась магиня и Лера узнала в ней одну из женщин с базарной площади. — Это монстр. Ей не место среди нас. Я не смогу ощущать себя в безопасности, если такие как она будут свободно разгуливать по Ордену. Благодарю за внимание.
— Почему они не понимают, что это была самозащита? — Лера повернулась к Александру. — Давай я объясню им.
— Они многого не понимают, — в полголоса утешил Измененный. — Пусть выскажутся. Прежде чем что-то объяснять, нужно услышать все аргументы противника. 
— Я поддерживаю, что девушка асоциальна, — громогласно, так, что все притихли, заявил Станислав. — Я специально интересовался: за три года она так и не завела себе друзей, не сумела влиться в группу, с которой проходила обучение. Однокурсники, после ее нападения на одну из учениц во время зачета, относятся к ней с антипатией и опаской. 
— Отчислить! — раздалось из конца зала. — Проблемные нам не нужны!
— По-моему, если вас попытаются избить, каждый из вас станет своенравным, несговорчивым и агрессивным. Нет? Так давайте проведем эксперимент. Есть добровольцы? — Полина, занимающая место за председательским столом, обвела всех присутствующих выжидательным взглядом. — Что, никто не хочет продемонстрировать свою готовность подставить вторую щеку? Не логичнее выслушать мнение тех, кто знает студентку Воронцову лично? 
— Она убила наших людей, — повторила женщина с площади.
— Полно вам, мы все прекрасно знаем, что пострадали лишь их тела сновидений. Поживут жизнью обычных людей, восстановятся. 
— Я была инструктором в группе, в которой училась Лера, — неожиданно поднялась Милена. — Она не агрессивная. У нее есть свои представления о дружбе и чести, поэтому ей труднее адаптироваться в среде с иными критериями. Безусловно, произошедшее нельзя оставить без внимания, но я считаю, что причиной послужила неверно подобранная стратегия обучения. Александр буквально изолировал свою ученицу от общения с другими студентами. Он Измененный, не совсем человек, ничего удивительного, что взаимодействие с ним оказало влияние на темную, нечеловеческую сторону Леры. Любой из нас может попасть под воздействие Нелюдей. Лере не хватило для равновесия человеческого общения. Я считаю, она должна продолжить обучение под руководством мага-учителя из людей.
— Молодец, поддержала, — тихо, чтоб никто кроме Милены не услышал, фыркнул Измененный. 
— Я согласна, — Полина легким кивком головы дала понять, что одобряет выступление Милены. — Хотелось бы услышать Александра.
Учитель поднялся:
— Ни для кого не секрет, что в Ордене существует давнее негласное противостояние магов из людей и Измененных. Измененных опасаются, поскольку не могут понять, как человек осмелился смешать и разделить свое сознание и энергию с нечеловеческим существом. Вероятно, такой же страх вызывают и те, кого Измененные берут в ученики. Вы не знаете, чего от них ожидать в дальнейшем и это вас напрягает. Позвольте напомнить, что Орден был основан магами-учениками Нелюдей. И он задумывался как магическая организация, поддерживающая любого искателя, независимо от его происхождения и формы существования. Вы же, впустив в свои сердца страх, нарушаете саму концепцию Ордена. Любая, неподконтрольная сила пугает вас, превращая из магов в судей. Вы забыли, как сами учились овладевать своими талантами? Забыли, сколько ушло времени и усилий? С чего начинали, как испытали первый триумф? Вы забыли, насколько непредсказуема и многогранна магия? Или, — Александр обвел зал взглядом, — все дело в том, что Лера — ученица Измененного? Но в таком случае, это уже межрасовый вопрос, который требует иного обсуждения.  
В зале повисла тишина. 
— Браво! — с сарказмом прошептала Милена. 

 Маги за председательским столом тихо переговаривались. Лера попыталась по лицам догадаться, чего ей ожидать, но не сумела: их мимика не отличалась выразительностью и только Полина, слушая своих коллег, время от времени иронично поводила бровью. Наконец решение было принято, и Председатель поднялся для вынесения приговора:
— Мы выслушали ваши доводы и оглашаем вердикт по данному вопросу: на период, пока Лера Воронцова не возьмет под контроль свою, гм, возможность, она отстраняется от обучения в Академии. Она может остаться на территории Ордена при условии, что за нее в равной степени поручатся как Измененный, так и маг-человек, разделив совместную опеку до тех пор, пока студентка Воронцова не завершит обучение. Найдется среди присутствующих человек, готовый принять на себя ответственность учителя и наставника?
— Я готова, — Милена встала.
Лера облегченно выдохнула и переглянулась с Александром. Он метнул на нее быстрый взгляд и поднялся:
— Подходы в обучении у людей и Измененных слишком отличаются. Их различия лишь вызовут у ученицы внутренние противоречия и доставят немало неудобств самим опекунам. Зачем все так усложнять? Я согласен с решением Совета отстранить Леру на время от занятий в Академии, и продолжу ее обучение в индивидуальном порядке. 
— Как продемонстрировало случившееся на площади, в данном случае требуется уравновешивание Вашего обучения, — невозмутимо возразил маг-председатель, — людская часть Ордена хочет быть уверена в своей безопасности. Поэтому принятое нами решение считаю справедливым. А, чтобы избежать противоречий, которых Вы опасаетесь, согласуйте с Вашей напарницей программу обучения. Или, — Председатель хитро прищурился, — Вы имеете что-то против самого участия представителя людской части Ордена? Не будем тратить время на дальнейшие дискуссии. Вопрос считаю закрытым. Переходим к следующей теме…
Александр сел и повернулся к Милене:
 — Полагаю, ты довольна. 
— Отчасти. Она человек и должна быть с людьми, пока не сделает свой выбор самостоятельно.
— Она должна знать обе стороны, чтобы сделать выбор. Надеюсь, у тебя не будет возражений, если мы с Лерой покинем Совет. Нам еще предстоит подготовиться к деловой поездке. 
— Ты берешь ее с собой? — сухо поинтересовалась инструктор.
— Ты хороший маг, Милена, ты талантлива, но до сих пор в поиске себя. Я благодарен тебе за то, что ты выступила в Лерину защиту. Эти пару лет, пока ты была ее инструктором, мы неплохо сотрудничали. Пусть и дальше все остается так же. Тебе нет необходимости обременять себя ее обучением, ведь это совсем не то, что ты ищешь. Я сообщу о нашем возвращении. 

— Ты не очень доволен, что Милена опять будет моим инструктором? — когда они вышли из зала Совета, спросила Лера. 
— Мы с ней движемся в разных направлениях, совмещать их у тебя не получится. Она умная женщина и тоже понимает это. Так что не особо рассчитывай на ваши занятия и не привязывайся к ней — у вас слишком мало общего.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться