Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 4. В чужом сознании

Они встретились через четыре дня, после того, как Лера вернулась из Песков. Несмотря на отстранение от занятий, Совет разрешил ей остаться на территории учебного городка, но без права выхода в учебные реальности. В отсутствии Учителя, студенческий городок превратился для нее в место заточения. Студенты кидали в ее сторону косые взгляды, а маги игнорировали, словно ее не существовало. 
 
 Александр появился утром. Он отмахнулся от назойливых студентов, и, зайдя за Лерой, заперся с ней в павильоне. 
— Мы не успели эвакуировать всех, — сообщил он будничным тоном, словно речь шла не о жизнях людей.
— Почему? Оставшиеся погибли?
— Буря не утихала. Вероятнее всего они погибнут, но нельзя исключать и иного исхода. Нам пришлось уступить селение. Иногда жертвуя малым, спасаешь большее. Получив землю, этому существу не нужно большее ее освобождать от людей. 
— А как вы выбрались? — Лера плохо представляла, что можно было с легкостью пожертвовать населением Песков.
— Уехали. Видишь ли, Пески раньше были не нашей территорией. Орден колонизировал участок, и сейчас оно вернулось за своей землей. 
— Я видела, как ты набирал песок, в то время как Тимур следил, чтоб ни одна песчинка не проникла на территорию городка.
Александр не смутился. Он с интересом посмотрел на девушку:
— То, что мы воспринимали как песок и есть существо. Одно целое существо, которое маги Ордена приняли за территорию. Неплохо иметь такого союзника. Никогда не знаешь, где его способности могут пригодиться, ты так не думаешь? 
— Ясно. Рита погибла по-настоящему или у нее осталось энергетическое тело, и она сможет восстановить физическую форму? — спросила она, надеясь, что смерть девушки не была окончательной.
— Увы, — качнул головой Измененный. — Она настолько сжилась с этой формой, что стала ею. 
— Жаль.
— Кто-то уходит, кто-то приходит. Сегодня я представлю тебя Отделу. Но до этого ты узнаешь как это, когда твое сознание объединяется с другим. Ты уже знакома с проникновением в свое сознание. В Академии прибегают к такой форме обучения. Но ты всегда ощущала чуждый тебе разум и могла контролировать себя. Сейчас я покажу, как выглядит объединение сознания. Если бы маги не боялись испытывать это ощущение, то не погибли бы в Песках.
— Их убили, — возразила Лера.
— Нет. Они убили себя сами, находясь под воздействием. То существо слилось с их сознанием, а они этого даже не поняли. 
— Но мы видели тигра!
— Мы видели песок, — твердо сказал Александр. — А сознание каждого придало ему устрашающую форму. Кстати, не думал, что ты боишься тигров.
— Я их не боюсь. Ты сам решил отступить, когда его увидел, — напомнила Лера.
— Я решил отступить, когда понял, что мы находимся под воздействием чужого разума. Зачем было испытывать судьбу и ждать, когда Ник или ты или еще кто-нибудь из людей станет его инструментом?
 
 Измененный прошелся по павильону и остановился напротив Леры. Их взгляды встретились. Вдруг она с удивлением поняла, что никогда не могла запомнить цвет его глаз. Если бы ее спросили, какие они, она описала бы их как сияющие, пронзительные, глубокие, а цвет… Иногда они казались темно-синими, иногда — черными. 
«С магами ни в чем нельзя быть уверенным», — разглядывая спокойное, всегда гладко выбритое лицо Учителя, подумала девушка. Она сконцентрировалась на его глазах. Сейчас они были темными, и она увидела в них свое отражение. Вот она пошевелила рукой, машинально поправив рясу, моргнула, повернулась. Стоп. Она же не поворачивалась! Изумленная, она смотрела на себя со стороны. 
«Не надо пугаться, — пронеслась мысль, — и хватит так себя разглядывать, тебе зеркал мало?» 
Лера тряхнула головой, стараясь сбросить наваждение. Она опять была собой, но воздух вокруг сгустился, словно она смотрела на мир сквозь толщу воды. 
— Пройдись, не стой, — сказал Учитель. Лере показалось, что его голос тихим эхом раскатывается по павильону, заполняя пространство. Освещение изменилось: краски стали насыщенней, линии четче, а свет осязаемым. Она сделала несколько шагов, продолжая наблюдать за переменами. Какая-то часть ее сознания замолчала, и мир погрузился в тишину. Александр, такой же безмолвный, стоял рядом. 
— Необычное ощущение, — нарушила молчание Лера и наваждение исчезло. — Но я по-прежнему остаюсь собой и смогла бы почувствовать воздействие.
— Иногда они бывают очень болтливы, — улыбнулся Измененный, — но ты не позволяй им себя заговорить. 
— Ты о ком? 
— О них, — Снегов кивнул в сторону дивана, и Лера только сейчас обнаружила невысокую зеленоватую фигурку, замотанную в длинную темную рясу. Она и не заметила, как кто-то вошел в павильон.
— Зеленый! — выдохнула девушка. — Как он сюда попал?
— Не очень любезно расспрашивать его обо мне при мне, — слегка шипящим голосом произнес нечеловек.
— Он не попадал, а был здесь все время, — ответил Учитель. — Ты не видела его, не воспринимала, потому что они находятся за чертой человеческого восприятия.
— Люди несут одну суету, — Зеленый поднялся с дивана и плавно подплыл к Лере: — Сейчас она начнет задавать кучу вопросов. Люди всегда задают вопросы, но никогда не слушают ответы. 
— Она иногда слушает, — шутливо вступился за ученицу Александр.
— Столько понятий, столько лишних вещей, люди забивают свои головы рассказами и верят в них. 
Приоткрыв рот, Лера не сводила глаз с ворчливого существа. Большие черные глаза на прозрачном личике нечеловека казались неподвижными. Непроизвольно она протянула руку, намереваясь дотронутся до него. Зеленый брезгливо отодвинулся. 
— Извини, — Лера отдернула руку.
— Ты ведь пришел что-то сказать? — посерьезнев, обратился к нечеловеку Измененный.
— Дело есть, — неожиданно отбросив ворчливый тон, прошелестел гость. — Ведьмы приблизились к нам. 
— Понял, займусь. Прогуляемся, значит, в другой раз, — Учитель повернулся к Лере: — тебе пора возвращаться.
— Куда возвращаться? — не поняла она, на всякий случай, покосившись на входную дверь.
— На уровень своего восприятия. Черта, которую мы пересекли, находится глубоко. Смотри. 
Пространство опять подернулось рябью, сквозь которую она увидела поверхность, как если бы смотрела на мир из зеркала или из толщи воды. 
— Твой мир там, — сказал Учитель.
— Нет, — Лера отшатнулась, одновременно щурясь: так ярко и неестественно выглядели предметы по ту сторону. — Нет, здесь. Там все какое-то резкое.
— Ты потеряла ориентацию.
— Да нет же, — она уверенно возразила. Не мог мир, в котором она жила, быть таким чуждым. 
— Выходим. — Измененный схватил ее за руку. Волна тошноты поднялась и опала. Лера оглянулась на Зеленого, но его не было. 
— Такое чувство, будто я спала. Оттуда все, что до Черты, кажется таким нереальным. И наоборот, — она потерла виски, удивляясь, как могла перепутать, где ее реальность, а где то, что для людей именовалось как «за Чертой».
— Это похоже на сон, — согласился Учитель. — Тебе все еще не хватает энергии, иначе ты бы различила переход на глубину и мое воздействие. 
— Он ушел? — спросила она о Зеленом.
— Нет, когда люди их не видят, они их не беспокоят.
— А они видят людей из-за своей Черты?
Александр задумался.
— Не всех, только тех, кто приблизился к границе восприятия. И, кажется, кто-то приблизился, хотя я не могу утверждать наверняка, пока не проверю.
— Разве это плохо? Зеленые же сами отбирают людей, — вспомнив зимнюю встречу с Нелюдьми, поинтересовалась девушка.
— Для мага такое достижение означает рост. Не каждый может похвастаться дальнейшим развитием своих способностей. Но, ты верно сказала: Зеленые сами отбирают людей. И я не думаю, что они готовы делиться территорией и уступать «контрольный пакет акций» над Орденом, — Снегов даже не улыбнулся собственной шутке. 
— А ты, на чьей стороне?
— Понимаешь, Измененным близки оба мира. Важно поддерживать равновесие и не выделять ни одну из сторон. Но, если говорить о расположении, то мой дух не стремится к людям. 
 
 Лера обдумывала услышанное. В последнее время и она не стремилась к людям. Они стали для нее чуждыми существами. Зеленых она видела слишком мало, и они напоминали ей избалованных детей. Зато Измененные вызывали глубокую симпатию. Воображение услужливо предложило образ армии благородных принцев на белых конях. Налюбовавшись, Лера спохватилась, что не одной ей могла быть видима сия картина, но Учитель, казалось, был погружен в свои мысли и полета ее фантазии не заметил. 
— Думаю, представление тебя Отделу мы отложим, а займемся делом поинтереснее, — вернувшись из глубины своих раздумий, заключил Александр. — Посетим Школу Ведьм, посмотрим, что они там затевают.
— Школа Ведьм? Круто! — обрадовалась Лера. — Мы к ним надолго? С собой нужно что-то брать?
— Нет. Их Школа находится на территории учебного городка, так что путешествие далеким не будет.
— Их Школа здесь? — девушка удивилась: она знала, что для каждой школы есть отдельная реальность, но ни разу не слышала, что в учебке, кроме базовой школы магов, ученицей коей она являлась, существует еще Школа. Да и ведьм она не видела ни разу. 
— Они ведут обособленный образ жизни, и не очень общительны, — пояснил Учитель. — Их немного, десятка три, чрезвычайно замкнутых леди. Раньше они были всего лишь факультативом, кружком исследователей, а со временем превратились в небольшую автономную Школу. Ничего удивительного, что ты о них не слышала: они напоминают тайное братство, попасть в которое непросто, да и свою причастность к нему никто не афиширует. 
— А чем они занимаются? Почему их называют ведьмами, а нас — магами?
— Маги берут за основу свой внутренний потенциал, изменяют себя, и, таким образом, обретают силу. Ведьмы овладевают искусством взаимодействия с миром, и в результате такого взаимодействия наступает их трансформация. Принципиально разные подходы. А чем они там занимаются, и предстоит выяснить. Пойдем, нужно заглянуть в канцелярию, — Александр мягко коснулся кончиками пальцев Лериного плеча. Она ощутила, как от этого прикосновения по ее телу побежали мурашки.

 … В кабинете, расположенном на втором этаже административного корпуса, сумрачно. Лера рассматривает тяжелый дубовый стол, уставленный чернильницами, подставками для карандашей и прочей канцелярской мелочью, стопки бумаг, пизанскими башнями возвышающиеся на стульях, громоздкий старинный шкаф и темно-коричневые доски пола. Собранные и на скорую руку подвязанные жалюзи, упорно мешают дневному свету проникнуть вглубь помещения. За столом, на таком же основательном стуле ерзает невысокий кругленький маг. Его лоб покрыт блестящими капельками пота.
— Да пойми, на каком основании я дам это разрешение? — его голос взволнован, но, кому адресован вопрос, Леру не интересует. Она подходит к окну и с легкой грустью наблюдает за спешащими на занятия студентами и учителями. 
Слов Александра, настойчиво и спокойно убеждавшего в чем-то мага, Лера не разбирает, но слышит, как маг продолжает спор:
— Какая проверка? Да сейчас никто не делает проверок! Убери ты ее от окна — заметят. Я не хочу проблем!
Какие именно проблемы могут быть от ее стояния у окна, Воронцова не понимает, но отступает вглубь комнаты и поворачивается к магу. Под ее безразличным взглядом он слегка краснеет:
— Нет, не могу. 
«Да что он заладил одно и то же?» — Лера начинает ощущать пробуждающийся интерес.
— Тогда мне придется действовать самостоятельно, раз на твою поддержку рассчитывать не могу, — заключает Снегов, и от его слов магу становится неуютно.
— Ты уже пришел сюда со своим планом! Они такую жалобу накатают, что я вылечу с этого места!
— Ты вылетишь после того, как я принесу отчет, — холодно отвечает Александр и, не дожидаясь ответа, уходит.
«А мне что делать?», — растерянно думает Лера, но, что-то заставляет ее оставаться на месте. Она опять поворачивается к магу.
— Чего смотришь? Не могу я подписать это разрешение! У них образцовая школа, все бы такими были, — зачем-то говорит ей маг.
Она не отвечает, продолжая глядеть на него. Маг обреченно вздыхает:
— Тебе-то что, с тебя какой спрос. Вот он как придумал! Ну, иди, передай ему, что подпишу я разрешение, но только после того, как они вернутся с результатом. Если ничего не найдут — подписывать не буду.
«Отчего он так нервничает? Будто бы боится кого-то. Но, кого магу бояться? А, ну да, они нелюдей опасаются», — Лера попыталась собрать в кучку свои блуждающие мысли, но маг бесцеремонно прервал ее попытку. Он торопливо черканул на бланке неразборчивую завитушку и сунул ей в руки:
— На, отдай ему. Разрешение всем подавай! Уходи же! — совсем не по-джентельменски он распахнул дверь и вытолкал девушку в коридор.
«Странный какой», — удивилась она. 
«Я в павильоне, — не давая ей опомниться, в голове прозвучал голос Измененного, — подходи».
 
 Присев на краешек стола, Александр обвел взглядом собравшихся. Девять старшекурсников, расположившихся напротив Учителя, не сводили с него возбужденных глаз. Среди них Лера заметила Владимира, с которым встречалась у Учителя, в день, когда ее группа подала жалобу. Благоговение, с которым этот высокий рыжий нескладный студент смотрел на Александра, заставило ее улыбнуться. 
— Итак, в этом году вы выпускаетесь из Академии и становитесь полноправными членами Ордена, — заговорил Измененный, продолжая всматриваться в лица старшекурсников. — Но перед тем как маги признают в вас равных, вам предстоит пройти несколько испытаний. Не игровых, к которым вы привыкли за годы учебы, а настоящих. Они покажут, насколько вы готовы поддерживать интересы Ордена и способствовать его развитию. Насколько готовы отстаивать его правила и восстанавливать баланс сил, в случае, если таковое потребуется. Сегодня вы сможете испытать свою решимость продолжать путь мага Ордена. Готовы?
Студенты активно закивали.
— Хорошо. Ползут слухи, что в одной из Школ используются запрещенные правилами вещества. Вам предстоит выяснить, соответствует ли это действительности. 
— А что за Школа? — тихо спросил хрупкий, похожий на девушку, паренек.
— Школа Ведьм.
Ответ Александра вызвал замешательство на лицах будущих магов Ордена. Со всех сторон посыпались вопросы: 
— Как мы это выясним? Они нас и на порог не пустят.
— Да и где этот порог еще вопрос.
Измененный терпеливо дождался тишины и продолжил:
— Зайдете на их территорию со стороны пустыря. Школа занимает двухэтажную пристройку за высоткой. Сразу же разделитесь на три группы. Постарайтесь выяснить, сколько у них лабораторий, и над какими проектами в текущий момент они работают. Особенно обратите внимание, не прибегают ли они в своей практике к помощи «ангельской пыли» или подобным ей изобретениям. Сейчас начнется обед, большинство ведьм будут в столовой, поэтому трудностей с проникновением быть не должно. 
— Она нас засечет, — обреченно вздохнул один из старшекурсников. — От Керридуэн, на ее территории, еще никто не укрылся.
— Поэтому обойдетесь без магии. Наблюдайте. О вашем присутствии узнают только тогда, когда вы приблизитесь к лабораториям. Когда вас обнаружат — никакого сопротивления, вам припишут нарушение правил и все. Отработаете. 
— Не хотелось бы мне столкнуться с этой ведьмой или даже ее девками, — в голосе говорившего, смуглого парня лет двадцати пяти, сквозила тревога. Его поддержали остальные:
— Она накладывает заклятья! Я видел их результат: чувак неделю в медпункте провел, веря, что он собака. Все видели, как он столбы в учебке метил и за палкой бегал.
— Они нападают без предупреждения!
— И все, что смогут вам сделать — пару раз ударить, не нанося даже легких травм, — голос Александра прозвучал успокаивающе. Все притихли.
— Ты можешь гарантировать нам, что все обойдется нарушением, и нам не придется следующий месяц квакать?
— Да, я приду за вами, если потребуется. Но вы не оказывайте никакого сопротивления, кайтесь, женщин это смягчит, — посоветовал Измененный. — Собирайтесь и старайтесь подмечать любые мелочи. Потом доложите, кто что заметит. Владимир, задержись.
Рыжий поспешно подошел, с готовностью заглядывая в глаза Снегову. 
— У тебя будет отдельное задание, — тихо, чтоб никто не услышал, сказал Учитель. — Направишься прямиком в лабораторию на втором этаже, где сможешь, спрячешь вот это.
Александр протянул ему несколько пенициллиновых флакончиков с белыми кристалликами:
— Смотри, с этим не попадись. Никто, включая твоих коллег, не должен это увидеть. Ясно?
Рыжий кивнул, запихивая пузырьки под рясу в карманы джинсов. 
— Лера идет с вами, с твоей группой. Поймешь, что провалился — все передашь ей.
— Если нас поймают — достанется всем. Хочешь, чтоб кто-то из нас прикрыл ее? — неожиданно проявил мужское благородство Владимир.
— Нет. Охранять не нужно, об этом я позабочусь сам. Итак, вы разделитесь сразу на их территории. Возможно, обнаружат не всех. 
 Лера, внимательно слушавшая Александра, с подозрением покосилась на оттопырившиеся карманы старшекурсника, но, заметив предупреждающий взгляд Учителя, благоразумно решила не уточнять, зачем что-то понадобилось прятать в лабораториях чужой школы. 
 
 Со стороны пустыря, прилепившись торцом к зданию Исследовательского центра, притаилось в густых зарослях  неброское двухэтажное строение, отведенное под Школу Ведьм. Лера, ожидавшая увидеть что-то готично-колдовское, удивилась: все три года, проведенные в Академии, она была уверена, что пристройка – не более чем котельная, и ни разу, проходя мимо, не проявила к ней интереса. Александр оказался прав: они беспрепятственно приблизились к Школе, казавшейся в обеденный час безлюдной. Массивная входная дверь тяжело скрипнула, впуская перепуганных разведчиков в темный узкий коридор. 
— Не хотел бы столкнуться с этой ведьмой, — нервно оглядываясь, как мантру бубнил себе под нос старшекурсник. 
Возле лестницы они разделились: одна группа осталась обследовать помещения первого этажа, а остальные поднялись на второй и разошлись в противоположных направлениях. Девушка последовала за рыжим Владимиром. Старшекурсник всеми силами старался не выдавать своего волнения.
— Мы поднялись на второй этаж, здесь никого, — в лицо Лере сообщил он срывающимся шепотом.
Она отстранилась: «Можно подумать, я без него не вижу». На то, что она воспринимает окружающее, словно сквозь легкую дымку, Лера внимания не обратила. 
— Ничего у них необычного, — опять сообщил Володя, заглядывая в очередную комнату. — Шмоток везде полно, как и у всех баб. Кристалликов всяких, зеркал. Зеркала у них повсюду, наверное, никак не могут на себя насмотреться, ведьмы.
Последнее слово прозвучало насмешливо. 
— Они через зеркала наблюдают. Нас уже увидели, — вырвалось у Леры непроизвольно. Удивленная своим комментарием, она попыталась вспомнить, откуда у нее такие сведения, но на ум ничего не приходило.
— Вот, что-то странное, — Рыжий поманил ее рукой, приглашая зайти в небольшую комнатушку без окон. 
Квадратная, облицованная плиткой комната напоминала душевую. О том, что она когда-то ею и была, свидетельствовала одинокая раковина. Остальное пространство занимали жестяные бочки, присоединенные к каким-то аппаратам. Трясущимися руками Владимир вытащил доверенные ему пузырьки и, приподнимая крышки бочек, спрятал их там.
— Второй этаж, шестая дверь слева, — сообщил он Лере.
«Странный он», — девушка сочувственно посмотрела на старшекурсника и переключилась на зеркало, висящее над умывальником. Тусклое и поцарапанное оно казалось забытым с тех времен, когда комнатой пользовались по назначению. В мутной поверхности отразилось ее лицо, на котором, выделяясь, белыми огоньками светились ее глаза. 
— Засекли, сейчас будут здесь, — заглянул в комнату смуглый старшекурсник. 
— Уходим, — коротко распорядилась Лера, отпрянув от зеркала, и еще раз удивившись вырвавшейся из нее команде. 
Студенты послушались, бесшумно скользнув к двери и устремившись к лестнице. 
— Вы нарушили договоренность о нашей неприкосновенности! — навстречу им уже спешили четыре женщины в черных рясах.
«Ученицы», — отметила про себя Воронцова, замедляя шаг, чтобы сохранить безопасную дистанцию. 
— Вы не имеете права здесь появляться! Стойте!
— Вы ответите! — коридор наполнился возмущенными женскими голосами.
Старшекурсники остановились, покорно позволив наложить на себя заклинание пут.
—Тут еще трое! — раздалось с первого этажа.
— Что вам здесь нужно? Отвечайте! — потребовала полноватая девушка с длинной русой косой, надвигаясь на смуглого паренька.
— Бестолковые создания, — вдруг фыркнула Лера. 
— Что? — внимание девушки тут же переключилось на дерзкую пленницу. 
«О, блин, кто же меня за язык тянул?!» — спохватилась Лера, но отступать было поздно.
— Да ладно вам пищать, вы даже заклинание толком наложить не можете, — замирая внутри от собственной наглости, Воронцова развела руки в стороны, демонстрируя, что заклинание, ограничивающее подвижность, не сработало. 
— Может, я и не могу, — согласилась девушка, но сейчас придет та, которая может. И всем вам намылит шеи.
Вдохновленные Лериным примером, остальные арестованные тоже сбросили с себя чары. На лицах молодых ведьм отразилась неуверенность. 
— Она сейчас придет, — пообещали они, отступая.
— На выход, — скомандовал Владимир.
Но добраться до входной двери они не успели. Внезапно посреди коридора проявились три женщины. Две из них, в белых рясах, возникли прямо перед Владимиром и Лерой, успевшим вовремя остановиться, чтоб не налететь на неожиданное препятствие. Третья, высокая, стройная, с волосами цвета воронова крыла, в черной рясе, шагнула непутевым разведчикам навстречу. 
— Ведьма чертова, — прошептал Владимир, непроизвольно сделав шаг назад.
— Вы нарушили границы нашей территории. Мы вас задержим до выяснения обстоятельств. И выяснять мы их намерены в Совете, — сообщила одна из женщин в белом. 
— Жрицы, — опять шепнул Лере Рыжий.
Жрицы, своим появлением разделившие группу на две части, не заметили, что двое нарушителей оказались за их спинами. Лера решила воспользоваться ситуацией и попытаться уйти другим путем.
— Пойдем, наверняка здесь есть еще выход, — одними губами прошептала она, потянув за собой Владимира.
— Нет, от Керридуэн еще никто не уходил, лучше ее не злить. Я сдамся, все равно они здесь все перекрыли, — Владимир мягко высвободил руку и, обойдя Жриц, примкнул к группе пленных. 

 Лера попыталась отступить вглубь коридора, но женщина в черном в два шага оказалась перед ней:
— Ты думал, тебе удастся незаметно уйти? Думал, что обманешь меня? — спокойным, но не предвещающим ничего хорошего тоном, спросила она, обращаясь к Лере.
На всякий случай Лера обернулась, но, убедившись, что вопросы адресованы ей, про себя подивилась странной манере обращения: «Или иностранка или у ведьм свои чудачества».
Керридуэн, а это была она, приблизилась еще на шаг:
— Я могу приказать своим людям задержать тебя так же, как их, — она кинула в сторону парней, на которых жрицы накладывали заклятье покорности, в этот раз сотворенное добротно.
Лица пленников, стоявших с сомкнутыми за спинами руками, выражали растерянность.
— Как видишь, — неожиданно для самой себя произнесла Лера, — я не убегаю и мы можем поговорить.
Губы Верховной Ведьмы искривились в улыбке:
— Поговорить?! После того, как ты вторгся без приглашения в мой дом? После того, как проявил неуважение ко мне и моим людям? Ты хочешь поговорить после того, как попытался подставить меня? — Керридуэн вынула из кармана и сунула Лере под нос ладонь, на которой лежали знакомые пузырьки.
«Раз, два, три, четыре, — успела пересчитать Лера, — было шесть. Два, видимо, остались в бочках. И, правда, ведьма. Как быстро их обнаружила. Кстати, интересно, что это за порошок в них».
Но вслух у нее вырвались иные слова:
— Хотел бы подставить — подставил. А это считай дружеским предупреждением. — Видя, как темнеют, наливаясь яростью глаза женщины, Лера готова была заткнуть себе рот руками, если бы они в тот момент ей повиновались. — Мы могли бы решить все иным путем. 
— Ты! — рука Ведьмы взметнулась в замахе и Лера непроизвольно зажмурилась. Но удара не последовало: Керридуэн остановила руку, и, уже спокойно сказала: — Я дам тебе возможность уйти, Эдгар. Убирайся отсюда со своей куклой!
— Нам все равно нужно поговорить, Керри, — Лера поняла, что окончательно утратила контроль над своими мыслями и языком. — И, если ты не захочешь, я вернусь, но разговаривать будем уже по-другому. А теперь, раз я здесь, использую возможность прогуляться по твоему замечательному саду. Говорят, твои люди содержат его в прекрасном состоянии и там есть на что посмотреть.
— Хочешь поговорить? Хорошо, давай поговорим, но не здесь, — процедила Ведьма. — Через час у главного корпуса.
Лера кивнула и пошла к выходу. На полпути она остановилась, спохватившись, что так и не увидела сады. Объяснить так не вовремя возникший к ним интерес она не могла, но отчего-то ей очень захотелось побывать там. 
— Здесь красивые сады? — она повернулась к Ведьме, немного оторопевшей от такого вопроса.
Несколько мгновений Керридуэн оценивающе разглядывала вконец обнаглевшую диверсантку, потом ответила:
— Ты пришла без приглашения, тебе здесь нечего делать. Тебе не рады. 
Столь откровенный ответ Леру не смутил. Ее мучил еще один вопрос, и она намеревалась его задать:
— Ты — ведьма? Я слышала, как говорили, что ты настоящая ведьма.
Керридуэн какое-то время продолжала пристально созерцать навязчиво любопытствующую особу.
— Кто говорил? — спокойно, даже слишком спокойно, поинтересовалась она.
— Да все, когда мы собирались сюда. Говорили, что не хотели бы лезть в логово к ведьме. Ты и есть та самая ведьма? Почему маги боятся тебя? В твоей Школе могут научить быть ведьмой?
На бледном лице женщины застыла маска невозмутимости, и только лихорадочный блеск глаз выдавал полыхающие эмоции. И ничего хорошего они не предвещали.
— Хочешь посмотреть мои сады? — после долгой паузы вопросом на вопрос ответила Керридуэн. — Хорошо, я даже сама провожу тебя. Здесь есть очень необычные места. Жаль, что в нашей Роще сейчас занятия и непосвященным туда нельзя, но есть не менее красивый и удивительный сад.
— Я могу там погулять? — обрадовалась Лера, которой надоело однообразие учебного городка. 
— Конечно, — вкрадчиво согласилась Ведьма, — там замечательные аллеи и шесть гектаров чудесного сада. Могу утверждать, что такого тебе никогда еще не доводилось видеть. 
— И ты после всего, — девушка попыталась подобрать слово для названия их вторжения в Школу, но не сумела, — не против, чтоб я посмотрела ваш сад?
— Конечно, нет, — Керридуэн усмехнулась, — раз ты сама попросила об этом, находясь в гостях у ведьмы. Следуй за мной.
 Шелестя рясой, женщина устремилась к входной двери. В какой-то момент Лере показалось, что по коридору пролетел ветерок, подхватил и понес ее новую знакомую — настолько легко и быстро передвигалась женщина. После полумрака коридоров дневной свет резанул глаза. Они обе непроизвольно сощурились, и от этого Верховная Ведьма стала выглядеть менее зловеще. 
— И вы все-таки пришли сюда, зная, что вас поймают, — задумчиво произнесла она. — Что же такое он наобещал им? А ты понимаешь, что вы пришли ко мне не с добрыми намерениями?
Лера не ответила. Она догадывалась, что спрятанные в Школе Ведьм пузырьки не сулили ничего хорошего ни самой Керридуэн ни ее ученицам. Но она играла в команде Учителя и его интересы для нее были важнее. 
— Мне жаль, — выдавила она, осознавая, как фальшиво прозвучали ее слова.
Ведьма усмехнулась и ускорила шаг. Полы ее рясы развевались, обнажая расшитый кружевом подол черного платья. Концы черного плетеного пояса шевелились при каждом шаге, напоминая змей. 
— Не отставай, — коротко бросила она.
 
 Они прошли мимо старого корпуса и свернули в глухую часть пустыря. Лера нахмурилась: это место — пологий спуск в виде узенькой тропинки среди густых зарослей, торчащие покосившиеся от времени кресты — было ей знакомо. Показался склеп. Лера остановилась. Она поняла, какие сады собралась показать ей Ведьма.
— Идем, — направляясь к темнеющему провалу входа в Подземные сады, поторопила Керридуэн.
— Я знаю, куда ты меня ведешь, — тихо сказала девушка. — У меня от этого места остались не самые приятные воспоминания. И это сады Академии. Ладно. Извини, что так вышло. 
— Если бы мои действия могли причинить Эдгару хоть небольшие неприятности, я бы, не колеблясь, отправила тебя блуждать по Подземным Садам. Ты ведь знаешь, что там есть растения, испарения от которых могут лишить рассудка?
Лера отрицательно качнула головой, не сводя взгляд с черной фигуры Ведьмы, и готовясь в любой момент кинуться наутек. 
— Но это никак не навредит ему. Он умен и хитер: нашел способ действовать не вызывая подозрений. Признаюсь, я не сразу разглядела его в твоем сознании. И тебе повезло, что я узнала его до того, как разобралась с вами за вторжение. В мои правила не входит причинение вреда невиновным, поэтому ты можешь идти. Но и не в моих правилах оставлять без внимания действия, направленные против меня. 
Оставив растерянную Леру у входа в склеп, Керридуэн заспешила по тропинке назад. Перед тем как скрыться за разросшимся кустом, она крикнула через плечо:
— Избавься от него до того, как попадешь в неприятности.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться