Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 5. У каждого свое испытание

Измененный возник на пороге Лериной комнаты поздним вечером:
— Ты чего дома сидишь? Идем, прогуляемся, — весело предложил он, — покажу еще одну диковинку, вряд ли инструктора вас к ней водили.
 — Ты был там в моем сознании? — полуутвердительно спросила Лера, которой не терпелось обсудить малоприятный визит в Школу Ведьм.
— Если тебя волнуют оскорбленные чувства Керридуэн, то забудь, мы с ней уже обо всем договорились и дневной инцидент уладили.
— Как-то не очень хорошо вышло.
Александр с минуту разглядывал свою ученицу, потом ответил:
— Мы выполнили задачу, поставленную перед нами Зелеными. Лучшего способа не нашлось. Никто не пострадал, задеты всего лишь интересы нескольких человек. Что плохого?
— Ты не предупредил, что используешь мое сознание. Я не против, и доверяю тебе, но ты мог бы сказать! 
— Хорошо, в следующий раз я предупрежу, а теперь идем, — серьезно кивнул он.
 
 Александр привел ее в глухую часть парка, где буйствовали деревья и кусты, а старую каменную дорожку надежно укрыли травы. Свет фонарей сюда не проникал, и создавалось впечатление, что темнота, словно одеялом, укутала землю, спрятав ее от посторонних звуков и глаз. Лере казалось, что она за три года изучила учебный городок вдоль и поперек, но он не переставал удивлять своими сюрпризами.
— Я каждый день хожу через парк, но в этом уголке не была ни разу, — пытаясь понять, как она пропустила такое укромное местечко, пробормотала девушка. 
— Здесь еще много мест, о которых ты не знаешь, — будто вскользь обронил Учитель. 
— Да? А где они?
— Вокруг, но ты пока их не видишь. Городок намного больше, чем кажется на первый взгляд. 
— Почему я их не вижу? — принялась допытываться она.
Измененный, казалось, только этого и ждал:
— Твое внимание упускает их, а сознание, привязанное к привычному пейзажу, не направляет его, поскольку уверено, что здесь все известно. Это как ходить много лет по одной и той же улице и, однажды, заметив дерево, удивиться, откуда оно там взялось. А оно росло там все эти годы.  
— Почему же я сразу не увидела все? Ведь в первые дни у меня не было представления об этом месте, — возразила Лера.
— Внимание хоть и можно назвать силой, все же является инструментом и требует настройки. Чтобы настроить его, нужно знать, на что ты его настраиваешь. Ему нужен объект. Ты настраивалась на группу, на учебу, на свои воспоминания, но не на саму реальность. И часть ее ускользнула от тебя. Так и в примере с улицей: ты настраиваешься на мысли, дела, передвижение, но не на саму улицу и ее деревья. Не огорчайся: большая часть студентов не подозревают о существовании тайных мест. Теперь, когда ты знаешь о дорожке в траве, иди по ней, я тебя догоню, — не дожидаясь ответа, Александр шагнул в сторону и скрылся в темноте. 
 
 — Ладно, — настороженно, ожидая подвоха, Лера протиснулась между кустами и оказалась на небольшой асфальтированной площадке, посреди которой, в человеческий рост, возвышалась квадратная бетонная платформа. На ней стоял стул, возле него возилась девушка, бережно протирая тряпкой подлокотники. Она так была поглощена своим занятием, что на появление зрительницы внимания не обратила. Отполировав поочередно все части стула, она отбросила тряпку в угол платформы, села на него и… взлетела. 
— О… — от изумления Лера задохнулась. 
Она неотрывно следила за набирающим высоту летательным аппаратом. Поднявшись над верхушками деревьев, укротительница стульев заложила крутой вираж и понеслась над учебным городком. Ее силуэт скользил по ночному небу черной точкой, пока не скрылся за деревьями. 
— Ничего себе, — Лера обвела взглядом спящие кусты и, взобравшись на платформу, принялась высматривать летающую диковинку. 
 
 Воздушная наездница появилась через несколько минут. Она стремительно неслась к земле, и в какой-то момент Лере показалось, что девушка разобьется, но она, проскользив над лужайкой, мягко опустилась в центр платформы. 
— Здорово ты летала, — восхитилась Воронцова. — А мне можно покататься?
— Катайся, — безразлично пропустив похвалу мимо ушей, девушка спрыгнула с возвышения и, оглянувшись на Леру, пошла прочь. 
Счастливая от предвкушения полета, Воронцова удобно умостилась на жестком деревянном сиденье, защелкнула вокруг талии ремень безопасности, взялась за подлокотники и… ничего не произошло. Она даже попыталась подпрыгнуть, но стул, сделанный из тонких металлических трубочек, неожиданно оказался тяжелым. Тайных кнопок, отвечающих за взлет-посадку, тоже не обнаружилось.
— Как мне взлететь? — крикнула она вслед девушке.
— Заставь его, захоти, — донеслось издалека. 

 «Ну ладно», — Лера сосредоточилась на своем желании. От усилия она вцепилась пальцами в края подлокотников и затаила дыхание. Стул послушно взмыл вверх, завис, дрогнул и накренился. Удерживаемая прочным ремешком, Лера медленно сползла вбок. Очень скоро она поняла, что движением стула управляет сознание: стоит слегка ослабить концентрацию — и волшебный аппарат теряет скорость и высоту. Освоившись и осмелев, она заскользила по воздуху над утопающими в зелени крышами корпусов. Несмотря на поздний час, в коттеджах еще горели огоньки, а с улочек доносились голоса студентов. С высоты полета она наблюдала за маленькими фигурками, снующими между домами, вслушивалась в их смех. Она больше не испытывала печали и одиночества от того, что оказалась вне этого разномастного студенческого сообщества: ведь у нее были Учитель, Тьма и полет. 
 
 Пролетая в очередной раз над бетонной площадкой, она увидела Александра. Она приблизилась, и он знаком велел приземлиться:
— Заряд стула не рассчитан на длительные полеты. Его надо время от времени заряжать на платформе, иначе упадешь. 
Не дав ей перевести дух, Измененный сел на волшебный стул, и, пренебрегая техникой безопасности, не пристегнувшись, взлетел. Леру обдало струей воздуха. Сделав несколько крутых виражей, он бесшумно опустился рядом:
— Далеко не улетай, не забывай о подзарядке: к утру, он должен быть в полном порядке, здесь будут занятия.
Обрадованная, что до утра чудо-стул переходит в ее распоряжение, Лера клятвенно заверила, что с волшебной мебелью ничего не случится, и отправилась в воздушное путешествие над учебкой. 
  
 Ночь брала свое, и студенческий городок постепенно погружался в сон. Опустели аллейки, стихли голоса, и только шелест листвы, которую иногда задевала Лера, нарушал ночное безмолвие. Она медленно кружила над реальностью, пытаясь с высоты полета обнаружить оставшиеся тайными места, о которых упомянул Учитель. Но, сколько ни старалась, ничего нового разглядеть не смогла. 
 
 Рассвело. На улочках стали появляться маги, спешащие по неотложным утренним делам. К тренировочным площадкам и павильонам потянулись заспанные студенты, коим посчастливилось обнаружить в своем расписании ранние тренировки. Лера вернулась к платформе, возле которой уже собирались ученики. Александр был там же. 
— Хорошо выходит, — одобрил он, когда она, водрузив стул на место, приблизилась. — Не уходи никуда, у нас еще есть пара дел.
 Подошли еще двое. По бодрым и нахальным, несмотря на ранний час лицам, Лера поняла, что это старшекурсники. Они громко поприветствовали собравшихся. Снегов взял метлу, которая скромно лежала вдоль платформы, и, начав подметать, распорядился, обращаясь к присутствующим:
— Выметете площадку и почистите газон, чтоб никакого мусора не осталось. Принесите еще веники, вы же не будете занимать очередь к метелке. Давайте, не стойте, — он передал орудие общественного труда близстоящему парню.
— Слушай, — парень не спешил выполнять учительское приказание, — я не в первый раз вижу, чего она скачет возле тебя?
Лера, дожидавшаяся Учителя у платформы, удивленно подняла глаза и с интересом воззрилась на любознательного наглеца. Ученики притихли, ожидая ответа.
«Совсем страх потерял, задавать такие вопросы Измененному, — усмехнулась она про себя, зная, что дерзкий старшекурсник рискует оказаться объектом меткой иронии Александра, — сейчас начнется».
Но, вопреки ее ожиданиям, Снегов пристально посмотрел на нее, Леру, и, после короткой паузы, ответил:
— Я ей нравлюсь. 
 За вызовом, прозвучавшим в его голосе, Лера уловила легкую растерянность. 
«Что?!» — столь неблагородный ответ вызвал у нее волну возмущения и непонимания, почему Учитель тушуется перед своими студентами, ведь она неоднократно была свидетельницей его умения ставить на место. 
Кто-то фыркнул.
— Да, — приняв вызов Александра, подтвердила Воронцова, — ты мне нравишься. 
Она медленно обвела взглядом любопытные физиономии студентов:
— Вас еще что-нибудь интересует?
В воздухе повисло неловкое молчание. Лера усмехнулась. Парень, задавший вопрос, хлопнул Александра по плечу:
— Та ладно, чувак, не бери в голову, — примирительно заговорил он, — ваш народ не тусит с нашими девчонками, а ты…
— Кончай базарить, — грубовато прервал Александр, — займись делом.
«Надо же, — продолжила удивляться фамильярному общению Лера, — даже Владимир себе такого не позволяет». 
 
 Внезапное давление, сводящее под ложечкой и закладывающее уши, прервало поток ее мыслей. Она непроизвольно прижала руки к животу. Остальные, видимо, испытывали такие же ощущения. Александр быстро повернулся к кустам, из-за которых появился немолодой Измененный. Высокий, вровень с Учителем, статный, смуглый, с седыми, до плеч, густыми волосами, и серебряными глазами, он казался настоящим волшебником, вышедшим из сказки. 
«Только посоха не хватает, — с сожалением отметила Лера, переводя дух, — без него образ не завершенный».
— Что за балаган вы здесь устроили? — громко поинтересовался он. — Все, кто не занят делом — тренироваться. Остальные заканчивают дела и тоже начинают тренироваться. Или вы толпой собрались подметать одну дорожку?
Ученики кинулись выполнять команду, и через пару секунд вокруг раздавалось шарканье веников об асфальт. Седовласый Измененный довольно хмыкнул и повернулся к Александру:
— Я только что с планерки. Тебе оставили книгохранилище. Возьмешь кого-нибудь из своих, каких-нибудь толковых ребят, пусть все там приберут. И не отвлекай ты этих балбесов от дел, займись лучше книгами. Да, нам нужно поговорить, встретимся в хранилище. 
Снегов согласно кивнул, и, жестом пригласив Леру следовать за ним, открыл портал. 
 
 Реальность, в которой располагалось книгохранилище, походила на лабиринт. Вереницы комнат с голубыми стенами и прозрачными потолками, сворачивались в гигантскую спираль, образуя множество переходов. В центре каждой комнаты стояли стол с парой стульев, а вдоль стен тянулись книжные стеллажи. Несколько помещений были убраны, зато в других царил жуткий беспорядок: пыльные завалы книг и рукописей, заботливо укутанные паутиной и осколками разбитых оконных стекол, валялись прямо под ногами. Александр, не ожидавший увидеть такой погром, остановился, разглядывая останки полуистлевшего фолианта.
— Это библиотека? — девушка пробежалась пальцем по уцелевшим корешкам книг, пытаясь разобрать истертую позолоту названий. 
— Когда-то была. Это книгохранилище. После небольшой эпидемии безумия, вспыхнувшей в этих стенах, маги запечатали это пространство на долгое время. Вместе со всеми пораженными. Его вскрыли недавно. Надеюсь, они успели убрать прах тех несчастных. 
— Ну у вас и методы исцеления, — Лера брезгливо отерла руку о подол рясы. — И тебе велели навести здесь порядок? А эпидемия точно прекратилась?
Измененный кивнул.
— А кто тот человек? — вспомнив волшебника с серебряными глазами, поинтересовалась она.
— Учитель, — буркнул Александр.
— Это и так понятно. Подожди, это твой учитель?! 
«Ну конечно! — уже про себя закончила она. — Стал бы еще кто-то из Измененных разговаривать друг с другом таким поучительным тоном!»
Александр опять кивнул, и тут же сказал:
— Начинай убирать. В первой комнате в коробке лежат тряпки и моющие средства.
— Но он велел тебе взять ребят, — осторожно напомнила девушка, однако уборкой все же занялась. 
Учитель задумчиво ходил по комнате. Казалось, он кого-то ждал. 
 
 Как и в первый раз, приближение учителя Александра Лера ощутила до того, как увидела самого Измененного. Он появился из глубины книгохранилища, неся под мышкой пыльную стопочку книг. 
— Дай-ка мне, — водрузив свои находки на стол, он позаимствовал у Леры тряпку и тщательно стер пыль с каждой книги. Только после этого поднял глаза на застывших в ожидании Александра и Леру:
— Здравствуйте еще раз. Так вот как мы встретились, — волшебник слегка кивнул Лере и перевел взгляд на ученика: — Давненько не виделись!
— Здравствуй, Огнеслав, — Измененные обменялись рукопожатиями.
— Слыхал я о ваших делах. Не ожидал, что до Совета дойдет. Что же не пригласил? Союзник лишним не бывает. 
— Не хотел тебя по пустякам дергать. Ты же знаешь магов: они готовы заседать из-за любой ерунды.
— Или не уверен был, что на твою сторону встану? — хитро прищурился Огнеслав. — Есть, значит, сомнения, тем ли путем пошел. 
— Да какие сомнения, — попытался возразить Снегов, но старый волшебник его прервал:
— Полина на Совете редкий гость, и то, по своим делам появляется. И вдруг за тебя хлопотать стала? С чего бы? Уж не из-за нашей с ней старой дружбы. Значит, не без своего интереса. Вижу, задумал ты что-то, а силенок своих не хватает, вот и дал ей обещание какое. Так ли?
Александр промолчал.
— Раз уж решился — действуй, но не забывай: ты хитер, а она — хитрее, — Огнеслав добродушно усмехнулся, глядя на потупившегося ученика. 
— Ты — Учитель Учителя? — зачем-то решила уточнить Лера, которую веселили многозначительные пламенные взгляды Александра, украдкой посылаемые в ее сторону. Она понимала, что он предпочел бы видеть ее за мытьем древней библиотеки, а не в качестве любопытствующего зрителя. 
— Я учил твоего Учителя. И продолжаю учить, — сделав акцент на слове «продолжаю», ответил Огнеслав. — Ты тряпки оставь, здесь есть, кому заниматься уборкой. 
Лера охотно отложила орудия вынужденного труда.
— Любишь его? — неожиданно прямо спросил Огнеслав, и Лере показалось, что испытывающий взгляд его серебряных глаз проник ей прямо в душу. 
— Люблю, — она постаралась сказать это как можно проще, чувствуя, что Измененного не интересуют слова.
— Коль любишь, люби и тогда, когда он дров наломает. А он наломает. Ты прогуляйся здесь, мне нужно поговорить с твоим Учителем.
— Погоди. Подожди меня здесь, — Александр открыл портал.
 
 Небольшая комнатка с телевизором, в которую отправил ее Снегов, находилась в однокомнатной квартире многоэтажного дома. Лера выглянула в окно, за которым, припорошенная грязным от городского смога снегом, кипела жизнь. По серым колеям зимних дорог мчались автомобили, перебирались через осевшие сугробы пешеходы, где-то за стенкой бранились соседи. Это был точно не учебный городок. Лера отошла от окна и щелкнула пультом от телевизора. На экране замелькали черно-белые лица ретро-сеанса. Пробежавшись по каналам, она остановилась на не менее старинном мультфильме про незадачливого кота и нахального мышонка, и осторожно подергала входную дверь. Заперто. Не считая свое вынужденное заточение наедине с телевизором заслуженным, девушка выключила болтливый ящик и демонстративно устроилась в кресле. Когда глаза начали слипаться, дверь тихонько отворилась, и в комнату вошли Александр и двое учеников.
— Держи, — Учитель протянул вскочившей им навстречу Лере небольшую черную сумочку, пакет с мандаринами и верхнюю одежду. — Одевайся, пойдешь с нами.
Пока она собиралась, один из учеников нервозно отдернул штору, выглянул в окно, и повернулся к Измененному:
— Давай еще раз все обсудим. Мне-то что делать?
— Изменяй ситуацию, — безразлично ответил Александр, и, поймав настороженный Лерин взгляд, пояснил:
— Его сбила машина, насмерть. В будущем. Уже ближайшем. Жигули, белого цвета. Водитель не справился с управлением во время гололеда. Сейчас мы собираемся проиграть ситуацию, чтоб он смог ее изменить.
— Наверное, это страшно, когда тебя сбивают, — посочувствовала она, глядя на бледное лицо несчастного, — но ты не огорчайся. Меня пару раз утопили, а потом застрелили, просто надо это пережить.
— Да уж, приятного мало. Кровь на асфальте, расколотый череп, толпа зевак, — раздраженно отозвался парень. 
— Ты не поняла, его на самом деле собьет машина, — вмешался Учитель, — и ему нужно изменить ситуацию. Не сможет — погибнет. 
— О… — Лера испуганно переводила взгляд с Учителя на будущую жертву.
— Влад, хватит себя распускать, вставай, нас группа ждет, — напомнил второй ученик. — Из-за тебя, между прочим, собрались.
— Да вы здесь все ненормальные! — зло кинул Влад и вышел из комнаты. 
Внизу, у подъезда, толпилась уже знакомая Лере утренняя группа. Не доходя до ребят, Снегов придержал свою воспитанницу:
— Не вмешивайся, только наблюдай. Он должен все сделать сам. 
— Но ведь ему можно помочь, раз это настоящая ситуация! В Академии полно магов, что, трудно отвести несчастный случай? — тихо спросила она.
— Это выпускная группа. Ситуация — его выпускной экзамен. Если он не потратил семь лет обучения впустую, он с ней справится. Каждый выпускник сталкивается со своей задачей.
— А если не справится? — продолжала допытываться Лера. — Его учили столько времени, чтоб в конце убить?
— Его учили раскрывать свои возможности. Дали шанс стать магом. В Ордене нет места не магам, — спокойно возразил Измененный. — Никто не собирается его убивать, так сложились обстоятельства.
— Вы идете? — окликнули их из группы и Александр кивнул:
— Цена магии — жизнь, — прежде чем подойти к остальным, сказал он напоследок. — Я уже говорил об этом. Ты либо полностью посвящаешь свою жизнь магии, либо ничего не получится.
— Но почему так жестоко? — вопрос остался без ответа, и Лере пришлось догонять шагающих молчаливой группкой людей. 
Она не заметила, как Снегов исчез, оставив ее с учениками. От утренней веселости у них не осталось и следа. Они настороженно следили друг за другом и за происходящим вокруг.
— Это здесь, — Влад остановился у дороги, огибающей местный рынок. 
— Я голоден и замерз как собака, — пожаловался кто-то из группы.
— Мы сюда не обедать пришли, — резко заметила одна из двух, не считая, Воронцовой,  девушек.
— Держите, — Лера вспомнила о пакете с мандаринами, который вручил ей Учитель.
— А больше ничего нет? — поинтересовался любитель каверзных вопросов.
— Нет.
— Может, попросишь у Александра? Пусть раздобудет хоть что-нибудь.
— Он же ушел.
— Нет, он у портала, за рынком. Без нас он никуда отсюда не уйдет.
— Ок, попрошу, — согласилась она.
 Влад отошел подальше от дороги и остановился под деревом. 
— Это бесполезно, — бросила ему одногруппница, — прятаться бессмысленно. Мы побродим по базару, если что, зовите.
— Притащите поесть, — крикнул им вслед кто-то из парней.
 
 Александра Лера нашла за рынком, на тихой пустынной улочке. Неподалеку, у самого бетонного забора, отделяющего от рыночной суеты, слабо светился портал, который, по незнанию, можно было принять за отблеск света от фонаря. Рядом с Измененным стоял второй ученик, который приходил в комнату вместе с Владом. 
— Смотри, скоро Влада собьют, если он не изменит ситуацию, — не удивившись ее появлению, обратился к Лере Учитель.
— Он отошел подальше от дороги, не собьют, — Лера оглянулась, пытаясь понять, куда ей смотреть, но кроме утоптанной вдоль забора тропинки и узкой улицы, огороженной с двух сторон заборами, ничего не увидела. 
— В нужный момент обстоятельства вынудят его подойти. Или, что печальней, может еще кто-то пострадать, — сказал Александр. — Да ты не вертись, смотри сквозь пространство.
— Как? — удивилась девушка, упершись взглядом все в ту же самую стену.
— Сосредоточься на Владе. Представь, что пространство между вами прозрачно. Все стены и преграды — не более чем иллюзия. 
— Надо еще потренироваться, — после нескольких попыток смущенно заметила она.
— А модель жигулей новая или старая? — решил уточнить парень.
— Руслан, как ситуация выстроится, — пожал плечами Измененный. — Видящие сообщили только о конечном результате и паре составляющих.
— Уже две похожие машины проехали, но они старой модели, и ничего.
— Я не вижу, чтоб он что-то изменял, — после долгой паузы сказал Учитель.
— Я тоже ничего не вижу, — откликнулся Руслан.
Лера скромно промолчала.
— Надо сходить, посмотреть, чем он там занимается. Сходишь, Руслан? — предложил Снегов.
— Можно я? — вызвалась Лера.
— Хорошо, сходи ты. 
 
 Там, где она рассталась с группой, никого не оказалось. Влада тоже видно не было. Обойдя безрезультатно весь рынок и соседние ларьки, Лера вернулась к порталу. Учитель дожидался ее один.
— Я никого не нашла.
— Знаю, только что Руслан вывел их в Академию. Влад так ничего и не изменил, тянул время, им надоело ждать. 
— Почему? Может он поджидал особый момент.
— Это не их ситуация, зачем им мерзнуть? Каждый должен решать свои задачи. 
— Мы уходим? — разочаровано спросила Лера, испытывая от всего происходящего чувство незавершенности.
Александр посмотрел вдаль, на смеркающееся небо:
— Нет. Найдем Влада, он, скорее всего, у себя дома. Он живет здесь, в Джелидисе. Слетаем туда.
— А как мы полетим? Стула-то здесь нет.
— Мне не нужны вспомогательные средства. А ты держись за меня.
— Хорошо, — она обхватила Учителя за талию и вцепилась в его рясу.
Александр взмыл вверх. Лера ощутила, как ухнуло у нее в животе, и желудок кинулся догонять Измененного, но через мгновение противная тошнота прекратилась. Она крепче сжала ладони, опасаясь, что легко сорвется, но ее удерживала какая-то сила. Они пролетели над базаром, напоминавшим сверху разоренный муравейник, пронеслись над несколькими домами и, после стремительного снижения опустились на обледеневшую крышу красной легковушки, припаркованной во дворе. Александр тут же спрыгнул на землю.
— Нас же сейчас убьют, — ахнула Лера, испугавшись последствий картинного приземления, но, глядя на еле заметную улыбку Измененного, на его учительскую рясу, такую чуждую для этой реальности, поняла, что местные жители их вообще не замечают.
— Мы невидимые? — осмелев, она спустилась на капот и собралась спрыгнуть. 
— Нас не воспринимают, мы для восприятия этих людей другие. Подожди, — Учитель неожиданно придержал ее, не давая спуститься, — давай я накину на тебя вуаль из иллюзии, будешь выглядеть постарше лет на двадцать.
От такого «заманчивого» предложения Лера опешила:
— Я не хочу! А зачем?
— Мы все-таки к мужчинам идем. Полагаю, к этому времени не совсем трезвым. Мало ли, кто там с ними еще. А ты, для такого визита слишком молодо выглядишь. 
— Но я все время стараюсь вниманием удерживать молодой образ! — возразила Лера, которой все давали лет на пять младше ее возраста. – А ты хочешь сбить мне всю настройку. Мне что, грозит там что-то?
— Нет, конечно, — смутился Измененный.
— Тогда пошли так. С тобой моя честь в безопасности, — вспоминая утренние подколки, и стараясь говорить как можно убедительнее, решила Воронцова. — А как у тебя получается здесь летать? Это же не Академия с ее особыми пространствами.
— Нет никаких особых пространств, кроме тренировочной комнаты, — Александр рад был сменить тему, — да и она нужно только чтоб запомнить ощущения. А потом ты вспоминаешь их, вплоть до того, как сжимаешь руки, и взлетаешь. Вот какое у тебя возникает чувство, когда ты левитируешь? 
— Нереальности. Будто все вокруг нереально.
— Пока ты поглощена реальностью, она распространяет на тебя свои законы. И не во всех списках возможностей числятся полеты. Попробуй сейчас вспомнить свои ощущения и взлететь.
Лера сосредоточилась. Ей удалось слегка оторваться от земли, но она не удержалась и, на мгновение, потеряв ориентацию в пространстве, начала падать. Александр успел ее подхватить.
— Наверное, энергия заканчивается, — ощущая навалившуюся усталость, предположила девушка.
— Пойдем, — Измененный пробежался взглядом по окнам дома, в которых уже зажглись вечерние огоньки, и решительно зашагал к парадному.

 Они поднялись на третий этаж и остановились возле  оббитой черным дерматином двери. Учитель одернул рясу и решительно вдавил кнопку звонка. Послышались шаги, щелкнул замок, и на пороге возникла мрачная физиономия Влада.
— Я догадывался, что ты здесь, — не дожидаясь приглашения, Александр отодвинул парня и вошел.
— А я догадывался, что ты будешь меня искать, — хмуро отозвался он, захлопывая за незваными гостями дверь и распространяя по небольшой однокомнатной квартирке с аккуратным ремонтом крепкий алкогольный запах.
Из комнаты доносилось бурчание телевизора. Скинув обувь, Александр обошел квартиру, заглянув во все двери, и, посчитав комнату наиболее удобной для общения, по-хозяйски устроился на диване. 
— Пойду, сделаю чай, — поняв, что беседа может затянуться, буркнул Влад.
Он вернулся через пару минут, неся на подносе пару чашек, две рюмки и бутылку водки.
— Крепкий у тебя чай, — хмыкнул Снегов, наблюдая, как Влад залпом опустошил стопку и плеснул себе еще. — Выключи-ка телевизор.
— Он тебе мешает? 
— Лера устала. 
— Я, между прочим, тоже устал, — парень нехотя нажал на пульт, валяющийся на ковре.
— Ты зря сбежал, — Александр продолжал следить взглядом за учеником, — твои действия только растянули ситуацию, а не изменили.
— Плевать. И не читай мне морали. Тому, за спиной у которого стоят Измененные, легко говорить. Для меня слишком сильно видеть собственную смерть под машиной. Может остальные и не такие слабонервные, но я пас. Либо придумайте что-то другое, либо валите на фиг и оставьте меня в покое. 
— Ты собрался отсиживаться дома и напиваться? — поинтересовался Учитель.
— Тебе то что? Здесь хоть машины не ездят.
— Ты неплохой маг, Влад, и, вроде не глупый. Однажды тебе придется выйти наружу. 
— Буду держаться подальше от проезжей части.
— Там, во дворе, я видел белую «Ладу» — прямую родственницу, кстати, «Жигулей», — с усмешкой заметил Александр. — Соседская?
 Влад на мгновение замер, потом сел, встал, прошелся по комнате:
— Ничего, посижу дома. Телефон у меня есть, позвоню, кому надо и в магазин выходить не потребуется.
— Прямая дорога к сумасшествию.
Лера следила за беседой, в тайне надеясь, что Владу удастся убедить Александра, если не отменить ситуацию, то помочь изменить. Ей было жаль парня, оставшегося один на один с проблемой, которую ему подсуетили маги Ордена, красиво назвав испытанием. Но, ночные полеты стали сказываться нехваткой энергии и теперь она с трудом боролась с одолевающим её сном. Учитель, заметив ее состояние, поднялся:
— Поговорим на кухне, ей нужно отдохнуть.
— Да не о чем говорить, — возразил парень, но послушно поднялся. — Чего ты пришел? Ты даже не курируешь мою группу!
— Заступница тут у тебя появилась, — хмыкнул Измененный. — В гости никого не ждешь?
— Нет.
— Давай, двигай на кухню, — скомандовал Снегов, перехватывая полупустую бутылку, — там потолкуем.
Маги вышли, оставив Леру одну. Уже проваливаясь в сон, она услышала повеселевший голос Влада:
— Что ж ты раньше не сказал? Конечно, готов, все сделаю…



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться