Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 11. Паучиха

 Штаб-квартира Отдела располагалась в отдельной реальности, куда Александр, а, точнее, уже Эдгар, открыл портал прямо из зала Совета. Тенистые аллейки старого одичалого парка привели к длинному каменному строению, являвшему собой среднее между крепостью и замком. У массивной двери, ведущей в сумрачный зал, они догнали Ромео. Светловолосый Измененный старательно напяливал венок из одуванчиков на голову статуи горгульи, охраняющей вход в Штаб. 
— Сам плел или подарок очередной поклонницы? — с легкой усмешкой поинтересовался Учитель.
Ромео повернулся и его глаза весело блеснули:
— Эдгар, тебе никогда не понять всей прелести женского внимания, — слова друга его ничуть не смутили.
— Зато твое глубокое понимание заставляет тебя прятаться от этой прелести то в штаб-квартире, то у меня, — в тон ему ответил Учитель, и пояснил Лере: — Это место защищено и спрятано от посторонних глаз, никто, кроме сотрудников Отдела не сможет сюда попасть.
— Во всем должна быть мера, в прелести тоже, — Ромео, наконец, зацепил венок за острое ухо горгульи, и посерьезнел. — Случилось что-то нехорошее: Григорий редко объявляет общую тревогу.
— Да, — согласно кивнул Эдгар и они, втроем, вошли в прохладный полумрак замка.
 
 Лера, ожидавшая увидеть средневековое убранство, разочарованно взирала на полупустые, с аскетическим набором мебели, залы. Она привыкла к стремлению магов Академии окружать себя комфортом. И, пусть все блага не распространялись на учеников, находиться в окружении полудомашней обстановки было приятно. Здесь же она в полной мере ощутила пустоту пространства, напоминавшую об одиночестве и скоротечности бытия. Пройдя несколько залов, коридоров и поворотов, они вошли в длинную комнату, где, за сдвинутыми вместе столами, уже сидели остальные сотрудники Отдела. Их оказалось немного, и Лера заметила знакомые лица Клары, Ника и Измененных.
— Как-то маловато нас для общего сбора, — заметил Ромео, садясь на свободное место. 
— В целях безопасности каждая группа получит задание отдельно, — отозвался Григорий Петрович, распрямляясь над картой, которую он пристально изучал. — Эдгар, вы с Лерой подождите меня в голубой комнате, для вас у меня особое поручение.
— У вас всегда так проходят собрания? — поинтересовалась девушка по пути в указанное место. 
— По-разному, — спокойно ответил Учитель.
Он распахнул неприметную дверь в углу коридора и пропустил Леру вперед.
 
 Комната, в которую они пришли, действительно оказалась голубой: стены, обклеенные обоями, плитка на полу, и даже светильники — все было голубым и излучало прохладное мягкое сияние, тоже голубое. Кроме трех стульев и простенького стола на высоких ножках мебели не было. Учитель сел и взглядом указал ей последовать его примеру.
— Странная комната. У вас здесь вообще все странное. Какое-то пустое.
— Такая пустота помогает сохранять сознание незамутнённым. Любая мысль в пустоте будет заметна, как и энергия. Это пространство чисто. Все, кто здесь находятся, могут видеть друг друга, не только физически, но и энергетически. Мы друг для друга как открытые книги, ведь, только доверяя друг другу можно действовать согласованно и эффективно.
 
 В комнату вошел Григорий Петрович и плотно прикрыл дверь. Он водрузил на стол объемную папку с бумагами и сел напротив Измененного и Леры.
— Эдгар, — лоб главы Отдела покрылся испариной, но он не обратил на нее внимания, — то, о чем я сейчас попрошу, может закончиться нехорошо, но, я думаю, лучше вас двоих никто не справится. 
Лера перевела взгляд с Григория Петровича на Учителя: Эдгар внимательно смотрел в глаза руководителя, потом кивнул. Маг вынул из папки фотографии людей и прикрепленные к ним досье:
— Теперь ты знаешь то же самое, что и я. Держите, разбирайтесь. Как что-то проясните — сразу сообщай.
Глава отдела поднялся и, не прощаясь, вышел.
— В одной из реальностей, курируемой нами, произошла череда странных смертей, — Измененный разложил перед Лерой фотографии. — Смерти совершенно нелепые. Например, директор Школы, расположенной в Таранисе. Шел по краю крыши здания, упал, разбился. Что, спрашивается, он делал на крыше администрации местной клиники? И зачем он шел по ее краю? 
Эдгар задумчиво вглядывался в портрет немолодого улыбающегося мужчины. Потом, отложив карточку, взял другую:
— Или этот. Шел по перилам моста, упал, утонул. Директор экономического отдела. Излишне задавать вопрос, как он оказался на перилах. Следующее дело — женщина, возглавляла исследовательскую часть. Мылась в ванной, уронила в нее фен. И дурой ее не назовешь. Таких смертей за последние два месяца — десять. Все маги Ордена. Сначала случаи не связывали, но сейчас трудно отрицать очевидное.
— И все начальники?
— И заместители. Но — да, весь административный аппарат нашего филиала в Таранисе. Вот у него, — Учитель ткнул пальцем в фото молодого темноволосого мага, — он на стройке погиб, жена осталась с ребенком. Что он на стройке делал, когда должен был быть на сборах наших магов, не понятно.
— Не думаешь ли ты, что все были под чьим-то воздействием? — спросила Лера, разглядывая фотографии погибших.
— Другого объяснения нет. Они все влиятельные обеспеченные люди, все занимают руководящие должности, все маги. Мэр реальности, директор филиала Ордена…
— То есть, кто-то зачем-то освобождает должности?
— Григорий, когда начал заниматься расследованием, так и думал. Но погибли и те, кого избрали на их места. Сейчас Таранис обезглавлен: чтобы прекратить несчастные случаи, никого не назначают. Кстати, случаев внезапного помешательства тоже много. 
— Какое-то магическое воздействие, — предположила Лера.
— Если так, то весьма искусное. 
— А что мы будем делать?
— Искать того, кто за этим стоит. Но мы с тобой отправляемся на разведку. Если опытные маги попадают под воздействие, то приводить туда группу боевых магов — очень неосмотрительно. Поэтому мы пойдем вдвоем, просканируем обстановку, пообщаемся со свидетелями.
— Свидетелями? — удивилась Воронцова.
— Помешательство не случается само по себе, должна быть причина. Раз они не умерли, то могли что-то видеть или ощущать. Все находятся в клинике при филиале нашего Исследовательского Центра. Отправляемся туда, но работаем автономно. Я иду как официальный представитель Ордена, инспектирующий работу филиала. А ты будешь наблюдать, кому я помешаю. Тебя там не знают, так что меньше скрываться будут. 
— Хорошо, — кивнула она, слабо представляя, как и за кем будет наблюдать.
— Будь осторожна, не верь никому, и никому не рассказывай истинной причины визита. Увидишь кого-то из Отдела — не подавай вида, что вы знакомы. 
Учитель поднялся и галантно подал Лере руку:
— Ну, напарница, не подведи. 
 
 Таранис встретил их свежим весенним ветерком. На асфальте виднелись темные пятна от недавно высохших луж, а газоны и городские лужайки покрывал яркий ковер золотых одуванчиков, утопающих в молодой траве. Измененный закрыл портал и прислушался.
— Что-то не так? — тихо спросила девушка.
— Не знаю. Слушай, — он сделал знак молчать. Через минуту спросил: — Ты что-нибудь слышишь?
Она отрицательно мотнула головой. 
— И я не слышу. В это время года птичье пение особенно звонко, но я не услышал ни одной птицы. Странно. 
Учитель оглянулся, но улица, на которой они проявились, оставалась безлюдной. Справа, за невысоким ажурным ограждением, возвышалось кирпичное здание с рядами одинаковых окон с опущенными жалюзи. 
— Нам сюда, — сообщил Измененный, потянув на себя калитку.
   
 В клинике их уже ждали. Невысокий, начинающий лысеть, полноватый врач резво подскочил с дивана, стоящего в холле, на котором он всего за минуту до этого скучал:
— Вы, наверное, и есть тот самый инспектор? Я как вас увидел — сразу узнал. Нас предупредили, чтобы мы оказали вам полное содействие, — затараторил толстяк, подняв на Измененного подслеповатые глаза. 
Эдгар повернулся к Лере:
— Подожди меня здесь. Я быстро освобожусь, пройдусь для галочки.
Врач расплылся в улыбке:
— Да, здесь особо и проверять нечего, нормы соблюдаем, жалоб на нас не поступало, с подопытным материалом тоже перебоев нет.
Измененный сдержанно кивнул.
— Пойдемте, я вам все покажу, — человечек в белом халате заспешил вперед. 
Перед тем как завернуть за угол, Эдгар обернулся и глазами указал Лере на лестницу, ведущую на второй этаж.
 
 Выкрашенные в светло-зеленый цвет стены и коричневый, местами затертый линолеум, указывали на то, что финансированием клинику не баловали. Пустынные коридоры со множеством белых дверей казались длиннее, чем само здание, но Лера, регулярно сталкивающаяся с этим явлением в Академии, не удивилась. Она беспрепятственно обошла второй этаж, прислушиваясь к своим ощущениям и ничего или, точнее, никого, чужеродного не почувствовала. Ровные потоки энергии — привычное зрелище для ученицы мага, да редкие пульсирующие сгустки, какими она видела людей, были обычными, ничем не примечательными.
— А ты к кому? — внезапный оклик вырвал ее из состояния сканирования пространства. 
— Тут на днях к вам мужчина поступил, он был немного не в себе. Я пришла его повидать, — решив, что на днях кто-нибудь да поступал, заявила Лера и не ошиблась. 
Медсестра недоверчиво покосилась на нее:
— Это тот, что нервный? Так у него нет родственников.
— Я не родственница, просто хорошая знакомая. Можно его увидеть?
— Орденская что ли? Так это ты к нам с проверкой? Так бы и сказала.
Получив утвердительный ответ и поколебавшись, женщина кивнула:
— Но дверь придется запереть. Захочешь выйти — постучи. И я тебя предупреждала, что он буйный.
— Хорошо, — облегченно выдохнула девушка. Врать медперсоналу и наносить незаконный визит пациенту психиатрического отделения ей приходилось впервые. 
Возле двери в палату сестра остановилась и, прежде чем повернуть ключ, торчащий в замке, заглянула в небольшое окошечко. Убедившись, что все спокойно, отперла дверь.
 
 Лера переступила порог. За спиной щелкнул замок, возвестивший, что она осталась один на один с местным психом. 
 В палате было душно. В густом воздухе витал запах дезинфектора, с примесью «ароматов» лекарств и пота. Решетки на единственном окне отсутствовали.
«Неужели они не беспокоятся, что человек, будучи невменяемым, может выброситься из окна?» — удивилась про себя девушка, продолжая изучать обстановку. 
Зеленые, как и в коридорах, стены, простенький линолеум, тумбочка с сиротливо стоящим пустым стаканом, и узкая койка, занявшая всю левую часть комнатушки. На койке, под бордовым клетчатым одеялом лежал худой мужчина. Когда звук удалявшихся шагов медсестры стих, он открыл глаза и уставился на Воронцову долгим немигающим взглядом. Его небритое лицо расплылось в широкой улыбке:
— А я тебя знаю. Ты сестричка одной из наших. 
Стараясь не выдавать заинтригованности, Лера продолжала смотреть на мага, пытаясь понять, насколько он невменяем. Расценив ее молчание по своему, маг уточнил:
— Ходил слушок, что Милена обзавелась сестричкой. Сначала не поверил, а потом эта история с Советом.
— На сумасшедшего ты не похож, на больного — тоже, — констатировала она. — Так какого черта ты здесь делаешь?
— О, смышленая. Хорошо, что зашла. Ты мне поможешь. Тут дела такие странные творятся, что мне здесь спокойнее. Но ненадолго. Ты вот что, передай своей глубокоуважаемой сестрице, — мужичок хрипло захихикал, — что она у меня вот здесь.
Он сжал кулак и потряс им в воздухе.
— Почему это она здесь? — Лера нахмурилась. Она давно не видела Милену и понятия не имела ни о том, где та находится и чем занимается. Но угроза в адрес инструкторши ей не понравилась. Хотя бы потому, что она не знала и то, кем являлся этот несимпатичный, зарастающий седой щетиной и косящий под психа, тип. — А сам-то ты кто такой?
Мужик ее вопросы проигнорировал.
— Так ей и передай. Будет еще выпендриваться, вовек не рассчитается. Так и передай, что все у меня есть, все доказательства ее афер. Кое-кому это может сильно не понравиться. Поэтому, если не хочет проблем, пусть подымет свой красивый зад и пожалует ко мне. Думаю, семьдесят процентов и перевод из этой дыры меня вполне устроят. 
— Семьдесят процентов от чего? — мягко поинтересовалась Лера. Тон мага начал ее раздражать, но она помнила, что они с Учителем пришли сюда с иной целью, и раскрывать свои истинные мотивы ей нельзя.
— От того, что она получила. Ты, детка, понятия не имеешь, что это за женщина. Я давно за ней слежу. Так что в ее интересах прийти, а то могу и рассказать кому надо. 
— Вот как?
— Именно так, — с противной улыбкой подтвердил мнимый больной.
— И кто же поверит сумасшедшему? — девушка насмешливо взглянула ему в глаза. Внутри она ощущала, что задает не те вопросы, но фамильярность мага ее задела, а его угрозы вызвали всплеск нехорошего веселья. В груди сжалось в ком и взорвалось напряжение, рассыпаясь по телу множеством иголок и пружин. 
— Доказательства есть, не волнуйся, все при мне, — маг похлопал рукой по одеялу.
Пружины сработали. Одним прыжком Лера пересекла комнату. Ее пальцы удлинялись, трансформируясь в длинные узловатые, с черными когтями, серые отростки, принадлежащие, скорее, лапе монстра, а не женской руке. Через мгновение она сжимала горло обнаглевшего мага, одновременно ощущая пульсирующую жилку на его шее. 
 
 Трансформация была ее секретом и главным козырем. Она открыла эту возможность для себя недавно, когда, поддавшись сильным эмоциям, ощутила, как нечто затапливает ее тело. Сила, наполнявшая его, рвалась наружу, проникала в сознание, изменяя. В такие моменты Лера переставала быть собой. Опасения и сомнения отступали, уступая место состоянию непобедимости и всемогущества. И безжалостности. Она погружалась в мир, где отсутствуют ограничения, где существует только ее сила. Однажды, будучи в этом состоянии, она взглянула на свои руки, и увидела, что они изменялись. Все еще сохраняя человеческие очертания, конечности вытягивались, кожа бледнела, становясь серой, а ногти заострялись. Осторожно, чтоб не поцарапаться когтями, Лера ощупала голову. Ее каре превратилось в копну черных жестких волос, а лицо… Бескровное, с горящими глазами в глубоких глазницах и хищным оскалом, оно напоминало что-то среднее между монстром из японских комиксов и вампиром из дешевых фильмов ужаса. Внезапное изменение внешности Леру не испугало: страх она ощущала только чужой. И ей стало понятно, что так испугало, доведя до безумия магов, во время ее испытания на площади у рынка. Завороженные превращением, они впадали в состояние оцепенения от ужаса, который как флюиды источала вырывающаяся на свободу сущность. 
«Немного странная внешность у твоей ипостаси, — заметил вскользь Учитель, когда она предъявила ему свое достижение. — Процесс трансформации контролируешь?»
Полностью процесс она не контролировала, но училась им управлять. Постепенно Лера поняла, что выход ипостаси, как она назвала трансформацию, зависит от глубины переживания. Страх или гнев служили толчком, пусковым механизмом. Если они полностью захлестывали сознание, она трансформировалась, ничего не помня о происходящем, при сильной эмоции она завершала свое преображение, а умеренный всплеск позволял остановить превращение на уровне рук. Что она в тот момент и сделала:
— Ты Милену оставь в покое, — прошипела она в лицо побледневшему магу. — Чем бы она ни занималась, это ее дела, не твои. Понял?
Дико вращая глазами, он закивал, выражая полное согласие с каждым ее словом. 
— А раз понял, то доказательства, быстро! Иначе убью прямо сейчас, и плевать мне на разбирательства. Ты же для всех псих, помнишь? Скажу, что защищалась. 
Продолжая вращать глазами и что-то мычать, мужик принялся судорожно шарить рукой под матрасом. Вытащив канцелярскую книгу в черной обложке, он протянул ее Лере. Она разжала пальцы и раскрыла пухлую тетрадь. Страницы пестрели аккуратными записями дат, имен, цифр и названий документов. Лера поняла, что перед ней собраны компроматы и досье на разных людей. 
— Где? — коротко спросила она.
Трясущимися пальцами маг распахнул нужную страницу. Список, посвященный тайным делам, или, по словам наблюдательного мага, махинациям, Милены, был внушительным.
— Сама посмотри, какая она, — пискнул он, — не грех и поделиться. 
Не произнеся ни слова,  Воронцова вырвала два листа и, прямо в палате, сожгла. Потом повернулась к сокрушенно наблюдавшему за ее действиями магу:
— Психом решил побыть? Сейчас мы это тебе устроим. И радуйся, что, возможно, тебя вылечат. Мертвого бы не воскресили.
Стараясь растянуть процесс, Лера начала изменяться. Когда человеческого в ее сознании почти не осталось, она остановилась. Маг, свернувшись калачиком под одеялом, тихонечко скулил. 
«Только бы удержаться», — она балансировала на грани самосознания и забытья. Выпущенная из недр подсознания сущность жаждала завершения превращения. Страх лежавшего перед ней человечка одурманивал и питал. Собрав всю волю, Лера заставила ее отступить и вернулась в свой облик. Когда она постучала медсестре, обезумевший от ужаса маг был уже полным растением. 
 
 Учитель дожидался ее у выхода. 
— Как ты долго, — недовольно заметил он, когда они оказались на улице, — ну что?
— Ничего необычного я не заметила, — уклончиво ответила Лера, понимая, что главных вопросов так и не задала. — На вот.
Девушка протянула ему книгу. Измененный раскрыл ее на первой попавшейся странице и бегло просмотрел:
— О! Даже у нас такого нет. Где взяла? — продолжая листать  черное досье, поинтересовался он.
— Один ненормальный подарил.
Эдгар метнул на нее быстрый взгляд:
— Раз подарил, значит точно ненормальный. Здесь странички не хватает.
— Он же псих, — напомнила Лера.
Учитель торопливо засунул толстую тетрадь за ремень брюк и оглянулся:
— Очень пустынно для середины дня в городе. Городок, конечно, не большой, но всегда есть праздно шатающиеся по улицам. А здесь, будто все по домам сидят. Григорий передал, что сегодня здесь проведут общий сбор. Это значит, все орденские соберутся в одном месте. Тот, кто стоит за этими смертями, не может такого пропустить. Не исключено, что он инициатор собрания. Мы будем там и проверим каждого. И еще: во главе этого филиала назначили вдову погибшего на стройке. 
— Когда назначили? — удивилась Лера, помня, что меньше двух часов назад, когда они получали задание, группу орденских магов, организовавших в этой реальности филиал Исследовательского центра, никто не возглавлял. 
— Пока мы в клинике были, назначил местный Совет. 
— Ты думаешь, она может быть причастна к происходящему? — предположила Лера.
— Сложно сказать. Нужно наблюдать. Либо она следующая жертва, либо ее-то мы и ищем. Возвращаемся, Григорий зовет всех на инструктаж.
 
 Инструктаж проходил в просторной комнате Штаб-квартиры, в которой собралось человек двадцать магов. Все, как один, были одеты в униформу — строгие, но удобные при движении, серые удлиненные жакеты и брюки. 
— А форму что, не всем выдают? — осторожно поинтересовалась Лера у Эдгара, потуже затягивая пояс на своей ученической рясе.
— Станешь боевым магом или хотя бы магом — получишь форму, — пообещал он, листая добытый ею трофей и не обращая внимания на укоризненный взгляд. 
Вошел Григорий Петрович и разговоры стихли. 
«Маг как маг, чего они все так с ним носятся?» — в который раз удивилась девушка, не понимая, отчего Измененные, которых она считала самыми могущественными в орденской иерархии, беспрекословно подчинялись человеку. 
— Перед вами план здания, где будет проходить сбор наших коллег, — глава Отдела указал на вспыхнувший на стене экран. — Раньше там располагалась какая-то школа, но уже год помещения принадлежат Исследовательскому Центру. Клара со своей командой обеспечит охрану периметра. Эдгар, Ник, ваши люди и аналитики остаются в Штабе. Отвечаете за безопасность и, в случае непредвиденных обстоятельств, за прикрытие. Все остальные — разведывательно-боевая группа. Распределите между собой сектора. Ваша задача найти источник или причину нашей проблемы и нейтрализовать. Тимур, ты — за главного. Клара, убедись, что в твоей команде не будет никого из проводников, пока не известна природа событий, их появление там равносильно вскрытию ящика Пандоры. 
Женщина кивнула.
— Тимур, Лера идет с твоей группой.
Измененный и Лера одновременно посмотрели на Эдгара, но он с отстраненным видом продолжал слушать главу Отдела. 
— Выходим через полчаса. А сейчас, друзья, разбирайте гарнитуры, их не отключать, в случае сбоя телепатической настройки, связь будем осуществлять по рации. Так же я смогу видеть передвижение каждого из вас. — Григорий Петрович положил на стол коробку с миниатюрными Bluetooth-гарнитурами: — Для входа и выхода используем единственный портал, который я открою. Любой другой проход рассматриваем как ловушку. Ну, за дело. 
Засветился прямоугольник портала, к которому, держась своих групп, направились маги. 
— Ты знаешь, почему идешь с Тимуром, а не остаешься в Штабе? — тихо спросил Учитель, придержав ученицу за плечо.
Она отрицательно мотнула головой.
— В нашей работе очень часто нейтрализовать объект означает убить его. Григорий взял тебя на охоту и велика вероятность того, что ты идешь убивать. Если сложится такая ситуация — не раздумывай и не медли.
Эдгар разжал пальцы, выпустив Лерину руку. Она заметила в его взгляде промелькнувшее сомнение, которое он тут же спрятал за напускной суровостью:
— В следующий раз, прежде чем скрыть информацию, убедись, что это не навредит команде, с которой ты работаешь, — он легонечко похлопал по черной тетради, до сих пор торчащей у него из-за пояса. 
Она смущенно кивнула и шагнула в портал.
 
 Серое панельное двухэтажное здание бывшей школы стояло в конце тихой улочки, отделяя несколько частных домов от пустыря с замершей стройкой. Разросшиеся в палисаднике заросли сирени надежно скрывали портал от посторонних глаз и «магическому спецназу» удалось войти в помещение, не привлекая к себе внимание ни о чем не подозревающих горожан. Клара со своими людьми осталась снаружи, и Лера успела заметить, как волшебница, прислонившись к дереву, слилась с ним.
«Ничего себе! Как она это делает?» 
«Не отвлекайся, каждый сосредоточен на своем задании», — раздался в голове незнакомый голос и Лера от неожиданности подскочила. Рядом возник Тимур:
— Не засоряй мысли ерундой, мы сейчас все находимся на общей связи, и, если каждый начнет думать, о чем ему хочется, мы создадим поток беспорядочных мыслей и не сможем действовать эффективно. 
— Ок, — Лера покраснела: она совсем не была готова, что ее мысли будут транслироваться на весь спецотдел. 
 Двенадцать Измененных, составлявших группу Тимура рассредоточились по зданию, начав сканирование своих секторов. В голове зазвучали короткие отчеты:
— Третий сектор чисто.
— Шестой чисто. 
— К входу направляется группа из четырех магов, местные, вероятно идут на собрание.
— Пропустить. Не выдавайте своего присутствия. 
— Сосредотачивайся только на своем задании, — напомнил Тимур, заметив расширившиеся глаза оглушенной потоком чужих голосов в голове, Леры. 
 
 Начали прибывать участники местных сборов. Они настороженно косились на Измененных и друг на друга. До начала собрания оставалось два часа. Новоиспеченная глава филиала пришла вместе с дочкой, девочкой лет семи. Она, и еще несколько женщин, разместились в прилегающей к актовому залу комнате.
— Речь готовит, — фыркнул Ромео. 
Ему, вместе с Тимуром и Лерой достался сектор с залом, в котором и должен был состояться Совет.
— Если бы я захотела захватить филиал и взять под контроль магов, то собрала бы их в одном месте, чтобы они все одновременно попали под воздействие. Вы не должны позволять этому совету произойти, — вдруг ощутив странную тревогу, сказала Воронцова Тимуру. Кончики ее пальцев похолодели, а ладони стали влажными. Она бы могла объяснить внезапное волнение присутствием Измененных, но уже давно привыкла к их энергетике и перестала на нее реагировать. 
— Все чисто, никого нет, — коротко ответил Тимур.
— Хочешь, расскажу страшную историю? — Ромео сделал круглые глаза и завращал ими, изображая испуг.
— Нет, спасибо, — вежливо отказалась Лера. В другой раз она бы охотно послушала байки веселого Измененного, но сейчас, когда ее беспокойство нарастало, она старалась найти его причину.
— Ты же на общей связи, — с легкой насмешкой напомнил Тимур напарнику. 
— Я серьезно! Здесь кто-то есть, кто-то чужой, — Лера остановилась, прислушиваясь. Ее не покидало ощущение, что за ними кто-то следит. 
— Ну да, — Ромео распахнул ближайшую дверь и отшатнулся: — ты права, здесь ужасная швабра! И веник! Страшный и чужой!
Измененные расхохотались. 
— Я не шучу, — Лера понимала, что превращается в объект шуток, но решила не обращать внимания на подколки.
— Парни, что вы там панику сеете? — спросил кто-то, стараясь сохранять серьезность. — Клара вон уже своих бойцов привела в полную готовность.
— Вы со своей самоуверенностью никогда к женскому чутью не прислушиваетесь, — весело отозвалась Клара. — А что может быть точнее женской интуиции?
— Дамы и господа, предлагаю отложить словесные баталии на вечер, — раздался голос Григория Петровича.
— Мы контролируем все пространство, никто не пройдет незамеченным, смотри, — Тимур пошевелил собранными пальцами перед Лериными глазами, затем медленно развел их.
Перед ней вспыхнули энергетические нити, пронизывающие пространство на подобии сетки. 
— Видишь? 
Лера кивнула. Такие ловушки она видела на зачетах в Академии и помнила, с какой ловкостью их обходила инструктор. Однако ощущение постороннего присутствия нарастало, и слова Измененного для нее звучали не убедительно. Она подошла к окну. Тимур и Ромео, все еще посмеиваясь, сканировали пространство своего сектора, задерживая на проходящих мимо магах пристальные взгляды. Сомневаться в чутье Измененных Лера не могла, но мысль о том, что они что-то упускают, не давала ей покоя. По спине пробежал холодок, а сердце ёкнуло так, будто на нее неожиданно выплеснули ведро ледяной воды. Пальцы непроизвольно удлинились, и она поняла, что глубоко внутри, ее ипостась, восприняла что-то, как угрозу. Лера опустила глаза вниз: прямо под ногами была вентиляционная решетка. Такие же решетки располагались под всеми окнами и под потолком. Присмотревшись, она увидела зеленоватое свечение энергии, которое при ближайшем рассмотрении оказалось крупным, с ладонь, пауком. 
— Это оно! Быстрее сюда! — крикнула Лера и попыталась достать паука вытянувшимися пальцами.
— Не может быть, — Тимур уже стоял рядом и заглядывал в отверстие, — мы не учли вентиляционные шахты. Что это?
«Это», ловко увернувшись от Лериных когтей, молниеносно просочилось сквозь решетку в коридор. Контрольные нити завибрировали. Лера услышала команду Григория проверить вентиляцию. Зеленый паук, состоящий из чистой энергии, напал. Он вздрогнул, выпустив сильнейший электрический импульс. Измененный и Лера успели отскочить, зато энергетическая сетка, контролирующая пространство, разрушилась.
«Нам нужно подкрепление», — крикнул в рацию Тимур, не полагаясь на телепатическую связь. 
Измененные нанесли ответный удар: Лера впервые увидела стену из белых искр, которую они использовали и как щит и как таран одновременно. 
«Надо узнать, как это делается», — подумала она, глядя, как паук попятился к двери.
— Там люди! Отрезай его, Тим, — Ромео усилил атаку.
«Точно, там же новая управляющая филиалом и ее приятельницы», — вспомнила девушка. 
 
 В текущей битве она ощущала себя беспомощной: трансформация, для которой не хватало силы эмоций, не завершилась, а ее умение атаковать с помощью энергетических импульсов оставляло желать лучшего. Подкрепление все не появлялось. Маги яростно продолжали оттеснять существо, но их удары не причиняли ему никакого вреда, а только отбрасывали назад. Откатываясь, паук на мгновение замирал, а потом опять вскакивал на лапы. Не зная, как помочь Измененным, Лера попыталась отвлечь его, запустив в него позаимствованной из кладовки шваброй, но на ее маневр никто внимания не обратил. В паре метров от двери, за которой находились женщины, существо опять напало. Зеленое сияние, исходившее от него, стало ярче и увеличилось в размерах: паук рос на глазах. Измененные, удивленные неожиданным изменением остановились. Лера слышала, как Тимур высказал предположение, что паук поглощает их энергию и нужно придумать что-то другое. Григорий Петрович тут же распорядился прекратить атаку. Раздувшись до размеров человека и сравнявшись ростом с Измененными, паук начал трансформироваться, параллельно метая в сторону магов искрящиеся сгустки энергии. Непроизвольно Лера залюбовалась: трансформация протекала естественно и непринужденно. Лапы паука сплетались, образуя хвост, тело вытягивалось, приобретало очертания, и через несколько мгновений перед ними, балансируя на скрученном в пружину хвосте, предстала женщина-змея.
— Наг! — выкрикнул Ромео незнакомое для Леры слово. 
Обернувшись на голос, женщина-змея атаковала короткой молнией. Ромео отбросило назад и ударило о стену. Измененный упал. Его лицо побледнело от усилия, когда он попытался подняться и не смог. Лера подскочила к нему:
— Давай я помогу, держись, — она потянула его за руку, но он отрицательно мотнул головой.
— Энергии нет, не могу, тело немеет, — Ромео едва шевелил губами, — надо уходить, это наг, сообщи Эдгару.
— Хорошо, — Лера опустила отключившегося мага на пол и поднялась.
Измененные ей нравились. Она испытывала к ним глубокую симпатию и считала их идеалом мага. Упоминания Учителя о том, что все Измененные обладают особой энергией, полученной при вступлении в симбиоз с Зелеными, делавшей их «братьями по крови», позволило ей видеть в каждом из них близкого друга Александра. А Александра она любила. И вот сейчас, какая-то пришелица, явилась и убивает его друзей. Лера сжала кулаки: внутри вспыхнул и разгорался гнев. 
 
 Захватчица, не обращая внимания на возобновившего магические удары Тимура, вползала в комнату. Послышались крики и визг. Несколько женщин кинулись в противоположный конец, но остальные остановили их долгим пристальным взглядом. Девушка поняла, что часть женщин людьми не является. 
— Стой! — желая привлечь к себе внимание, крикнула Лера.
— Это безумие, — заслоняя ее от взгляда Нагини, рядом возник Тимур, — их взгляд может нести смерть, не стоит их звать.
Бывшая Паучиха замерла и развернулась. Еще один точный удар свалил Измененного с ног, но он тут же поднялся, прикрыв Воронцову.  
— Отойди! — Лера попыталась его оттолкнуть. Она ощущала, что ее трансформация продолжилась и ипостась, яростная и голодная, рвется наружу. Почувствовав прилив силы, она легко отстранила Тима и пошла на женщину-змею. Нагиня послала несколько электрических импульсов. Они, не встретив сопротивления, растеклись по Лериному телу теплой волной энергии. Боковым зрением она заметила Тимура, пошатывающегося от слабости, но все так же стоявшего рядом с ней.
— Уходи! Вы уязвимы, — коротко бросила она Измененному.
— Нет, — последовал такой же лаконичный ответ.
— Черт! — Лера едва сдерживала существо внутри себя. — Уходи!
— Нет.
Она растопырила пальцы и напряглась. Это позволило ей приостановить трансформацию. Сознание балансировало на грани человека и хищника, и она всеми силами старалась удержать в себе людское. Зверю, рвущемуся из нее наружу, было все равно, кто перед ней: друг или враг. Он видел лишь добычу и жаждал ее получить. И только присутствие Александра укрощало его, заставляя отступать. Но сейчас его рядом не было, и Лера не знала, кого из двоих, женщину-змею или Измененного, ее внутренний зверь изберет в качестве жертвы. 
Нагиня расхохоталась и нанесла меткий удар, сбивший Тимура с ног. В мгновение ока она оказалась над ним и приготовилась его добить.
— Нет! Стой! — в отчаянии Лера кинулась к ней и попыталась перехватить ее руку, на кончиках пальцев которой уже играла молния. — Не делай этого, или я уничтожу и тебя и все твое гнездо. 
— Ты привязана к телу, — то ли прошипела, то ли провибрировала Змея. Страх в ее взгляде отсутствовал: — Оно контролирует тебя.
— Если ты его тронешь, я разорву связь и буду тебя преследовать до тех пор, пока не уничтожу весь ваш выводок. 
— Он в обмен на тебя. Он и тот. Или можешь рвать свою связь, — твердо ответила Нагиня, не сводя с Леры больших янтарных глаз с вертикальными щелочками зрачков. 
Неожиданное предложение застало врасплох. Лера покосилась на Тимура, пытавшегося что-то возразить под тяжестью змеиного хвоста, и кивнула:
— Отпусти его.
— И ты не нападешь. Твое слово?
— Даю слово, что не нападу, если они беспрепятственно уйдут, — пообещала девушка.
Женщина-змея продолжала глядеть на нее немигающим взглядом. Потом не спеша убрала хвост с груди Измененного. В конце коридора послышались голоса других членов команды: это спешила подмога, посланная Григорием. 
— Хочешь, чтоб никто не пострадал — прикрой меня, — приказала Нагиня. 
Лера послушно встала перед ней. Теперь женщина-змея находилась у нее за спиной и могла напасть в любой момент. Тимур, тяжело дыша, поднялся.
— Нет, взятие заложников вне политики Отдела. Мы не торгуемся. Не вставай между нами, в битвах противник находится перед лицом, а не за спиной, — тихо сказал он Лере, но она знала, что его слова услышали все участники боевой группы. 
Нужно было что-то отвечать. Она ощущала напряженное внимание магов и буравящий спину взгляд Змеи. Лера вздохнула. Она понимала, что от нее ждут действий, а не пояснений по поводу принятого решения. 
— Уходи. Забери Ромео, уведи остальных, — распорядилась она. 
— Нет.
Воздух за спиной завибрировал: женщина-змея готовилась продолжить битву.
— Ваша магия не причиняет ей вреда, она легко справится с вами. Уходи. Ромео нужна помощь.
Напоминание о друге заставило Измененного отступить. Он поднял своего напарника, взвалил на плечо и понес навстречу магам. Лера вдела, как они, подхватив Ромео, скрылись за поворотом коридора. 
«Отступаем. Уходим», — пронеслась по телепатическому каналу связи команда, после чего мерный гул переговоров в голове у Леры стих, а еле слышно потрескивающая гарнитура отключилась. Девушка поняла, что ее отрезали от общей связи, и она осталась одна. 
— Ты получила, что хотела, — сказала она, поворачиваясь к Нагине.
— Ты тоже, — последовал вибрирующий ответ. 
 
 К ним приблизились три женщины. Их лица ничего не выражали, а взгляд казался замершим. Но, не смотря на внешнюю заторможенность, они двигались очень быстро. Не обратив внимания на Леру, женщины склонились перед Нагиней и она завибрировала, обращаясь к ним. Ее речь была не понятна, и Лера решила осмотреться. В углу комнаты лежали тела трех девушек, сопровождавших вдову, а сама вдова сидела на полу, прижимая к себе дочку. 
— Что это? Что они с нами сделают? — она всхлипнула, обращаясь к Лере, но, заметив нечеловеческие руки, отшатнулась и залилась слезами. 
Лера отвернулась — ободряющих слов у нее не было. 
— Я еще таких не видела, — заметила женщина-змея, заглянув ей в глаза.
Лера приняла свой обычный вид. Зверь внутри нее стих, а вместе с ним и желание мести за Ромео. Кидая взгляды в угол, где лежали погибшие, девушка понимала, что ничего хорошего ее не ждет, но страха не испытывала. Единственное, что ее волновало — выживет ли Ромео, и покинули ли маги реальность. Нагиня, изучив ее со всех сторон, потеряла к ней всякий интерес. Свет, исходивший из ее змеиного тела, усилился и опять позеленел. Ее трансформация протекла быстро и плавно, и вот, вместо женщины-змеи, на полу опять сидела крупная паучиха. Перебирая крепкими лапками, она подбежала к вдове и мгновенным импульсом убила ее, после чего, вползла по платью на ее руку и впиталась в кожу. 
«Похоже, ее возможности безграничны», — парализованная происходящим, Воронцова во все глаза смотрела, как дрогнуло и пошевелилось тело убитой, а остекленевшие глаза засияли зеленоватым свечением. Вдова поднялась с пола, пошевелила руками, прошлась, словно примеряя новый костюм, потом повернулась к Лере:
— Не лезь в мои дела, и я тебя не трону, — чуть хриплым голосом произнесла она.
— Кто же ты? Ты ведь мертва или ты — это она? Змея? Паук? Что вы за существа? 
— Зови меня, — ожившая вдова подумала, — Владой. 
— Влада?
— Так звали ее. 
Существо внутри женщины, казалось, считывало все, что знала убитая. Лера осторожно дотронулась до ее руки — под прохладной кожей прощупывалось слабое биение пульса. 
— Ты умеешь оживлять? — она изумленно уставилась в зеленые глаза.
— Да. Такое возможно, пока клетки мозга живы. Я могу войти в тело и пользоваться им.
— Влада, зачем ты все это здесь устроила? — поражаясь возможностям существа, недоумевала Лера.
— Я голодна и мои подданные тоже. Ты должна делать то, что я говорю. Теперь ты моя… — Влада задумалась, — игрушка, да?
— Здорово, — кисло усмехнулась Лера. Несмотря на все произошедшее, агрессии она не испытывала и взирала на воинственную захватчицу с любопытством. 
Нагиня начертала в воздухе знак, и в комнате открылся портал, за которым клубился туман. 
«О, а у них все цивилизованно, порталы используют», — непроизвольно отметила девушка. Она попыталась разглядеть хоть что-нибудь за туманом, но у нее ничего не вышло. 
Влада издала звук, похожий на свист. Одна из ее подданных схватила дочку вдовы.
— Нет, не трогай ребенка! Она еще очень мала, ее жизнь только начинается! — крикнула Лера, но женщина исчезла в портале вместе с девочкой.
— Вы ее убьете?
— Мы не убиваем незрелых особей, — с достоинством ответила Нагиня, — мы их изменяем. Нам нужны слуги.
— У тебя две формы: паука и женщины-змеи. Кто же ты на самом деле? — продолжала допытываться Воронцова.
— Королева. Я могу принять любую форму в отличие от моих подданных. Поэтому мне нужно заботиться о них, — терпеливо пояснила Влада. В ее голосе отсутствовали эмоции, и только иногда проскальзывал интерес. 
— И все-таки, Влада, зачем было нападать? 
— Мы голодны. Мы недавно проснулись и хотим есть. У нас много молодых особей, нам нужна территория. До наступления следующего сна мы должны восстановить силы.
— Понятно. И вы не боитесь, что вам за ваш разбой отомстят?
— До сих пор не отомстили, — Влада подошла к порталу и шагнула в туман. 
 
 Городишко, который изначально не производил впечатления большого, на деле и вовсе оказался маленьким. С наступлением вечерней прохлады улочки Тараниса заполнились группками людей, подгоняемых женщинами-подданными. Нагруженные строительными материалами, тканями, продуктами, они тащили свою ношу к порталу, открытому на центральной площади и исчезали в неведомой реальности. Наблюдая за их работой, Лера поняла, что эту реальность Орден потерял. Когда стемнело и зажглись огни, захватчицы, среди которых не встретилось ни одного мужчины, заставили своих новообретенных рабов играть. Покорившись своей участи, жители городка гоняли мяч, бегали в «догонялки» и всячески развлекались. До Леры долетал их вымученный смех. Предоставленная самой себе, она не знала, куда ей податься и провела ночь в здании бывшей школы. Магов Ордена, оставшихся в реальности после эвакуации Отдела, она увидала на следующее утро: смирившись со сменой «власти», они приняли условия Влады и наравне с остальными жителями трудились по благоустройству загадочного мира за порталом. Со стороны городок напоминал большой муравейник, в котором жизнь затихала днем, чтобы к вечеру опять возобновиться. 
 
 На третьи сутки Лера проснулась и с облегчением ощутила, что ей начинает нравиться участь добровольной пленницы. В статусе «игрушки» Королевы она беспрепятственно перемещалась по улицам, и на нее никто не обращал внимания. Саму Королеву она не видела с момента ее ухода через портал и такое положение дел ее вполне устраивало. Состояние неопределенности, угнетавшее ее все это время, отступило, а жизнь в Академии казалась воспоминанием из далекого прошлого. 
«Смотрю, погодка вас радует», — раздался вдруг в голове четкий голос, и от неожиданности Лера чуть не свалилась с лавки, сидя на которой, созерцала разноцветную клумбу. 
«Ой. Учитель? Я думала, что вы отрезали меня от канала связи», — Лера начала отвечать вслух, но, спохватившись, перестала озвучивать мысль. 
«Отрезали от общего канала с магами Отдела, но, как слышишь, мы с тобой можем общаться. Было принято решение изолировать эту реальность. Что там происходит? Опиши», — велел Александр.
Лера подробно рассказала о жизни городка. Учитель внимательно слушал, потом сказал:
— Тебе нужно выбираться оттуда. Пока жива Королева, портал не откроют. Убей ее.
— Я не могу, — спокойно возразила девушка.
— Почему?
— Я слово дала, что ее не трону. Только так Тимур с Ромео могли уйти. Как Ромео?
— С ним все в порядке. Послушай, я не смогу пойти против решения Отдела и забрать тебя отсюда. Уничтожь ее.
— Ты сам учил меня, что слово мага — закон. И даже если бы я хотела, то не могу: я не испытываю страха или гнева, а без них ипостась не выйдет. 
— Ищи способ уйти. И не говори никому, что у нас с тобой есть связь.
— Хорошо. Учитель, кто такие наги? 
Измененный задумался и в голове у Леры стало тихо.
— Это древние существа, — наконец ответил он, — очень могущественные. О них известно мало, потому что мало кто выживал после встречи с ними. Они появляются внезапно, захватывают реальности и исчезают вместе с ними. Их магия черпает силу из окружающего пространства, и об их слабых местах так же ничего не известно. 
— Ну как же, если они испытывают голод, это уже одно из слабых мест. И они впадают в спячку — это второе, — возразила Лера.
— И как ты предлагаешь использовать эти знания?
— Не знаю.
— Ищи выход, — перед тем, как «отключиться» велел Александр.
Выхода не было. Открывать порталы Лера не умела, а переместить себя за пределы реальности не получалось. 
 
 Шел пятый день ее вынужденного заточения в реальности. Лера проснулась от холода, который вызывал в ее теле дрожь. Живот урчал. Запахивая поглубже рясу, она вспомнила, что ничего не ела с тех пор, как покинула Академию. В поисках чего-нибудь съестного, она вышла на улицу. Небо было затянуто облаками, а в воздухе витал запах дождя. Неподалеку, возле входа в парк, стояли две женщины-нагини. Лера направилась прямо к ним. Они встретили ее холодным немигающим взглядом двух пар глаз. 
— Доброе утро! Вы не могли бы позвать Владу? 
Не удостоив ее ответом, женщины отвернулись. 
«Значит, не могут», — решила Лера, не особо огорчаясь: она рассчитывала, что Королева, обладая телепатической связью со своими подданными, ее услышит.
 
 Прошло томительных полчаса, прежде чем Нагиня появилась. А когда она приблизилась, Воронцова не сразу узнала в исхудавшей, с темными кругами под глазами, с растрепанными прядями грязных волос, женщине, Королеву.
— Влада? — она осторожно приблизилась, разглядывая произошедшие изменения. — Когда ты берешь тело, на сколько тебе его хватает?
Нагиня совсем не по-королевски пожала плечами:
— Обычно на весь цикл. Но человеческое тело я взяла впервые.
— Ты ему давала спать?
— Я не хочу спать, — возразила Влада.
— Так устроен человеческий организм. Ему надо спать, есть обычную пищу, ходить в туалет, и, — Лера принюхалась, — мыться и переодеваться. А то появляется запах. И одежду ты не меняла.
— Как мыться? — Королева казалась сбитой с толку. — Наши тела не нуждаются в мытье.
— Ваши нет, а человеческие — да. В воде мыться.
— Я не люблю воду, нас это ослабляет.
«Вот как? — раздался голос Учителя, и Лера от неожиданности подпрыгнула. — Стихией Нагов считается вода, она не может их ослаблять, если только»…
Измененный замолчал.
«Если только они не Наги», — закончила за него мысль Лера.
«Верно. Мы видели ее в двух формах: паука и Нага, и она так и не ответила на вопрос, кто они. Ледяные призраки предупреждали о приближении пауков. Мы могли ошибиться! — Александр пустился в рассуждения, и Лера застыла с глуповатой улыбкой, стараясь, чтоб ее телепатическую связь с Учителем не обнаружили. — Если они не Наги и их ослабляет вода, то все эти земли нужно затопить. Так мы покончим с этими монстрами».
Придя к каким-то своим выводам, Измененный отключился, оставив Леру в недоумении слушать внезапную тишину в своей голове. 
— Все равно, тело мыть надо, — спустя минуту сказала она. И, убедившись, что, кроме Королевы ее никто не слышит, добавила: — И, Влада, уходите из этой реальности. Это земля магов Ордена. А в Ордене народ мстительный. Они будут защищать свои реальности. Мне бы не хотелось, чтоб тебе причинили вред.
— Никто сюда не возвращался. Они ушли. Теперь это земля моего народа, — одарив Леру зеленым сиянием глаз, ответила Королева.
— Только пока. Они вернутся. С магами лучше не иметь дел, они отвратительные создания. Забирай своих подданных, и уходите, Влада. Найдите кого-то попроще, другую форму жизни, не людей и не магов. Того, кто не будет мстить. 
— Ты живешь среди магов.
— Это временно, — невесело усмехнулась девушка. — Кстати, Влада, я замерзла и хочу есть.
— Здесь много еды.
— Нет. Я теряю энергию и могу погибнуть. Мне нужно уйти, вернуться в Академию и восстановить силы. 
— Отсюда нельзя уйти, — ответила Королева. — Эта реальность стала нашим источником. Мы питаемся ею.
— Знаю, что нельзя, я пробовала, — призналась Лера. — И моя энергия утекает. Отпусти меня, Влада. 
— Но ты дала слово принадлежать мне, — тон захватчицы изменился, в нем появились холодные нотки.
— Я уже попринадлежала и мне плохо, — Лера старалась говорить как можно спокойнее и убедительнее, так как видела, что при всей могущественности, с пониманием обычных человеческих вещей у Влады туго. 
Паучиха долго размышляла, потом сказала:
— Я отпущу тебя, но пойду с тобой. Ты покажешь мне магов и Академию, расскажешь о людях.
— Но тебя сразу узнают!
— Я найду другое тело, которое никто не видел.
Лера задумалась: она хотела вернуться в Академию, но не хотела, чтобы Владе причинили вред. И, конечно же, не могла позволить Королеве и ее подданным проникнуть в учебный городок. 
— Хорошо, — наконец решилась она, — но тебе надо переодеться. 
Влада что-то прошелестела на своем языке и к ним подошла одна из женщин. Она скинула с себя одежду, и, вручив Королеве наряд, который был немногим свежее, приняла королевские лохмотья. Умывание заняло не больше времени: смочив в фонтане ладошку, Паучиха провела ею по лицу.
— Почему вода вас ослабляет? — поинтересовалась Лера, наблюдавшая за гигиеническими процедурами.
— Она поглощает нашу энергию.
— Но, делая реальность своим источником, вы поглощаете и энергию воды.
— Мы питаемся тем, что составляет реальность. Для моего народа она не такая, какой кажется твоему.
— Разница восприятия, — Лера кивнула. — Готова? Пойдем.
 
 Знанием Проводников Воронцова не владела, как и умением самостоятельно выбираться из реальностей. И сейчас, пересекая со своей спутницей городок, она понятия не имела, что будет делать дальше. Первоначальный план, пришедший ей в голову, теперь не казался таким уж хорошим, но другого у нее не было. Помня рассказы Александра о «Черном Вороне», Лера решила отыскать что-то, что обладало бы силой перемещения и могло переместить их как можно дальше от этого места. Ей повезло: они вышли на небольшую железнодорожную станцию. Здесь, в отличие от опустевшего городка, кипела жизнь: съезжавшиеся из окружающих поселков жители, напоминая жуков-навозников, тащили свои тюки, занимая места в местной электричке. Лера огляделась: ничто не говорило о захвате городка и присутствии пауков. По взгляду Влады, вертевшей головой в разные стороны, она поняла, что Паучиха не привыкла путешествовать в теле человека. 
— Я нашла другую форму, — Влада устремилась за какой-то сельской женщиной в простеньком ситцевом платье. 
— Нет, стой! Здесь нельзя убивать! — Лера схватила ее за руку, пытаясь остановить.
— Никто не заметит, — в глазах Влады блеснул охотничий азарт.
— Нет, это лучше сделать в пути. Или в малолюдном месте. Не сейчас, мы ведь можем опоздать на поезд, — она настойчиво тянула Королеву к поезду. Та нехотя уступила, и они забрались в душный вагон. 
Через несколько минут электричка тронулась. За окнами замелькали окраинные постройки, сменившиеся полями и лугами. Несколько косых взглядов, брошенных на них попутчиками, вынудили Леру перебраться в тамбур. 
— Видок у нас неважный, а нам привлекать к себе внимание не стоит, — пояснила она Владе. — А вы как перемещаетесь? Ну, кроме порталов.
— Мы не перемещаемся, нас перемещают потоки энергии. Мы держимся за них и движемся вместе с ними. Иногда нас выносит в странные места, иногда — в удобные. 
— Я не знаю, куда мы приедем. Наверное, в какой-нибудь город. В любом случае, будем ехать до конечной. А когда выйдем, я уйду. Влада, ты тоже уходи. Уходи из этой реальности, не возвращайся в тот городишко, там опасно.
Влада не ответила, разглядывая бегущие за окном пейзажи. Лера посмотрела на ее сияющие зеленым огнем глаза. Было странно осознавать, что рядом с ней, используя тело, как скафандр, едет совершенно чуждое существо. Озноб, не покидавший девушку с самого утра, усилился. Ее сотрясало от холода, в то время как все внутренности горели. Уставшая и измученная от потери энергии, Лера прислонилась к Владе. Паучиха дернулась, попытавшись отодвинуться, но передумала. От нее пахло потом и не свежей одеждой, но так было теплее. Поезд покачивало, а мерный стук колес убаюкивал. 
— Люди не любят, когда кто-то отличается от них, — чтоб не впасть в дремоту, заговорила Лера. — Это их пугает, а страх вызывает агрессию. Ты напугала магов своими возможностями. И разозлила тем, что пришла на их землю и убила людей.
— Ни земли, ни люди не принадлежат никому, — возразила Королева. — Каждый использует то, что может использовать и ровно столько, сколько может. Потом все изменяется, непрерывные перемены. Мы все видим только фрагменты миров, образованных разными видами энергии. Энергия существует в бесконечности, никто не может присвоить даже часть ее. 
— Помнится, ты назвала меня своей игрушкой? — напомнила девушка.
— Я тебя не принуждала, это был твой выбор, и моя цена за жизнь тех несчастных.
Слова Влады звучали убедительно. 
— Почему ты не взяла мое тело? — спросила Лера.
— Для меня добыть тело не проблема. Мне понравилась твоя вторая форма, она похожа на нас.
— Чем это? — непроизвольно возмутилась Лера, для которой сходство с пауком вряд ли могло послужить комплементом. 
— У нее нет страха.
— Зато у меня есть, — Лера вздохнула.
— Поэтому без нее ты не интересна.
— Ну спасибо, — Воронцова притворно обиделась. 
 
 Поезд стал замедлять ход. Стукнули двери и тамбур начал заполняться разномастным людом. Кряхтя и сопя они протискивались к выходу, таща на себе объемные авоськи и чертыхаясь всякий раз, когда посторонние ноги цеплялись за их бесценный груз. Лера отвернулась к окну, за которым медленно надвигалось одноэтажное здание пригородного вокзала. Королева же, наоборот, пристально изучала суетящуюся публику своим холодным зеленым взглядом. Когда поезд остановился, и народ шумной толпой вывалился из душного вагона на перрон, в тамбур вошла красивая светловолосая женщина. Аккуратно причесанная и одетая, она выделялась из общей массы помятых в дорожной толкотне пассажиров. Оглядев опустевший тамбур, она быстро приблизилась к Лере.
— Милена? — Лера удивленно приподняла голову с плеча Паучихи.
Не отвечая, инструктор схватила ее за руку и выдернула на перрон:
— Пошли.
— Я не могу, подожди, там Влада…
Милена, не разжимая руки, потащила Леру от поезда.
— Я тебя не сразу узнала! Ты выглядишь иначе, изменила прическу.
— Так надо, — коротко отрезала инструктор, продолжая пробираться сквозь редеющую толпу.
— Милена, но там осталась…
— Тихо. Мы уходим. Только мы. Скоро за нами придут и помогут выбраться. Нас могут преследовать, так что веди себя нормально и не останавливайся. 
 
 Они свернули за здание вокзала и, пройдя два квартала по чистой улочке поселка, вошли в сквер. Быстрая ходьба лишила Леру последних сил и она, не в состоянии сделать больше ни шагу, опустилась на лавку. Милена села рядом и обняла ее за плечи, помогая унять дрожь:
— Скоро тебе станет лучше. Нам нужно продержаться до вечера. Когда стемнеет, за нами придут, и мы отсюда выберемся. 
— Зачем ты пришла в эти места? Здесь все заражено пауками. Знаешь, — Лера одновременно и радовалась встрече с Миленой и тревожилась за нее.
— Знаю, — опять не дала договорить ей инструктор. — Не говори о них, не думай, они могут нас почувствовать. Я не могла оставить тебя здесь. Ночью начнется большое наводнение, многие погибнут.
— Ого. Значит, Учитель и Отдел тоже здесь? 
— Учитель и Отдел? — Милена усмехнулась: — По-моему, они узнали от тебя все, что хотели. Нет, их здесь нет. Реальность закрыта на карантин. Они готовят свою операцию по ее затоплению и не собираются тебя вытаскивать. 
— Влада меня отпустила, — чтобы скрыть растерянность от сообщенных ей новостей, сказала Лера. Несмотря на то, что Паучиха представляла опасность, ее было жаль.
Милена отрицательно покачала головой.
— Как ты смогла сюда пройти, если реальность закрыта? 
— Я пришла за тобой не одна, а со своими людьми. Чтобы наше появление осталось незамеченным, мы входим по одному и в разных местах. И мы все сновидим. Иначе сюда сейчас не попасть. Здесь, в сквере, место общего сбора. Если бы Александр сообщил мне сразу, я бы забрала тебя отсюда раньше. Но он поставил меня перед фактом за несколько часов до начала их операции по зачистке. — Милена сердито сощурилась: — Тебе нечего делать в этом Отделе. Это не твоя игра и не за твои интересы. По их воле ты оказалась бы в эпицентре стихийного бедствия, да еще и без энергии! 
— Спасибо, что пришла за мной, мне бы вряд ли удалось выбраться самостоятельно.
 
 Солнце клонилось к горизонту. Лере казалось, что день тянется бесконечно. Когда ей стало трудно разговаривать, Милена соединила их ладони. Лера ощутила волну тепла, заполнявшего ее тело, и увидела энергию, текущую к ней от волшебницы. Озноб прекратился, и она почувствовала себя лучше. Зато Милена, поделившись своей энергией, боролась с нахлынувшей на нее сонливостью. 
— Нам нельзя засыпать, — сказала она Лере, прохаживаясь вдоль скамейки и растирая себе виски. — Они ищут тебя, мне с трудом удается удерживать щит, скрывающий наше местоположение. 
— А как ты его сделала? — Лера оживилась. Она вспомнила, что Виола отзывалась о Милене, как об отличной сновидящей.
— Все живое создает в пространстве колебания. Любое наше действие вызывает вибрации, даже мысли. Я останавливаю их и смотрю на пространство, как будто нас в нем нет. Понимаешь? Не с позиции «мы в пространстве» или «я в пространстве», а на пространство без связи с нами. И тогда мои вибрации совпадают с колебаниями реальности и становятся неотличимыми. 
— Ты нас этому не учила, когда была инструктором.
Милена пожала плечами:
— Мы отрабатывали ваши задания, никто большим не интересовался. 
 
 Наконец начало смеркаться. Аллейки скверика опустели. Милена отстранила, дремавшую на ее плече Леру и настороженно прислушалась. В конце дорожки показался одинокий прохожий. Он медленно приближался, ведя на поводке двух черных ризеншнауцеров. Когда до лавочки оставалось метра два, он остановился и слегка сдвинул шляпу, скрывавшую его лицо.
— Что это за маскировка, Макс? — облегченно выдохнула инструктор и улыбнулась. — Мы тебя заждались. 
— Остальные скоро будут. Пока все тихо, я обошел парк со всех сторон и никого не заметил. Представляешь, я в этом состоянии не могу выговорить «ризнешнац…», нет, не выходит. Короче, название этой породы не могу выговорить, буквы скачут, — Макс засмеялся. — Так я их придумал в качестве теста, чтоб замерять уровень поглощенности.
— Дай я попробую.
Милена со смехом попыталась проговорить длинное слово, но тоже сбилась, повторила попытку, сбилась и окончательно запуталась в буквах.
— Хороший тест, — одобрила она, отсмеявшись.
— Ризеншнауцер, — четко произнесла Лера, разглядывая черные мохнатые морды псин. 
Милена перестала смеяться и огорченно посмотрела на Леру:
— Ничего, скоро мы выберемся, ты не поддавайся этому миру. Макс, ей срочно нужна энергия, а я сама уже на пределе.
— Нет проблем, — маг что-то сделал и собаки исчезли. 
Лера ощутила опьяняющую волну теплой энергии. Тело, вымотанное ознобом, голодом и событиями последних дней, расслабилось, и она начала засыпать.
— Пусть спит, — Макс жестом остановил Милену, собиравшуюся ее разбудить. — Наши на подходе, а от нее спящей меньше неожиданностей. 
 
 Сквозь сон Лера слышала, приглушенные голоса подошедших к ним людей. Кто-то сильный поднял ее на руки и уложил на дно телеги, покрытое жестким соломенным матрасом. Милена села рядом и натянула на них грубое покрывало. 
— Ты отчаянная, Милена, — сказал незнакомый голос. — Пойти одной в самый эпицентр зараженной территории — это смело. А если бы у нас не получилось проникнуть незамеченными или добраться до вас?
— Я была в вас уверена и не сомневалась, что план сработает, — тихо ответила волшебница. 
 
 На несколько мгновений сознание Леры прояснилось, и она вынырнула из сна: над ней простиралось темное небо, сплошь усеянное звездами. Телега тряслась и поскрипывала на ухабах. 
— Они уже начали свою операцию. Если мы не поторопимся, волна нас настигнет, — заметила какая-то женщина, лицо которой скрывал капюшон.
— Должны успеть, не планировал принимать холодную ванну сегодня, — отозвался Макс.
Наконец повозка остановилась во дворе одноэтажного дома. Кто-то потряс Леру за плечо, и она открыла глаза.
— Мы в безопасности, — сказала Милена, спрыгивая с телеги. — Идем, потом отоспишься.
Их спутники уже поднимались на крыльцо. Макс пропустил всех вперед и дотронулся пальцами до земли:
— Давайте, переходим, я чувствую дрожание земли: волна близко. Выспитесь уже у себя.
Внутри дома царило запустение: было видно, что он давно стоит необитаемым. Расчистив от останков хозяйской утвари место посреди самой большой комнаты, маги выстроились в виде шестиугольника, поместив Леру во внутрь периметра. Она пыталась рассмотреть лица своих спасителей, но ее глаза настойчиво слипались, а их фигуры сливались с темнотой. Перестав бороться со сном, она отключилась.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться