Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 13. Побег из Альдеи

Лера открыла глаза и непроизвольно дернула головой: на подушку, протиснувшись в щель между шторами, падал солнечный луч. Тело еще хранило воспоминания о холодных помещениях Исследовательского Центра, но она наконец-то была в своей комнате в учебном городке. 
«Хорошо вновь оказаться дома!» — девушка с наслаждением потянулась.
 Ее взгляд упал на висевшую на стуле рясу. Мгновение она рассматривала ее, а потом в памяти вспыхнули лица спящих людей. 
«Господи, как такое возможно? Здесь все настолько реально. Знает ли кто-нибудь, что он спит? Но Милена говорила, что спят не все. Хм, как же понять, кто спит в Исследовательском Центре, а кто нет?» — она быстро вскочила с кровати, натянула на себя одежду, наспех запахнула рясу и, открыв окно, принялась разглядывать проходящих мимо студентов. 
 
 Занятия уже начались, и людей на улочках городка было мало. И все до одного выглядели абсолютно реальными.
«Кажется, теперь я поняла, как происходит разделение на проявленных и, — Лера проводила взглядом какого-то старшекурсника, — спящих? Наверное, правильней называть их так».
 Осененная внезапной мыслью, она застыла: 
— Если они здесь во сне, то они себе снятся. А вдруг им снится, что они другого пола? И Вика вполне может быть каким-то мужиком, — Лера усмехнулась. — Но зачем кому-то вот так укладывать кого-то спать и создавать для него целый мир? Зачем?
— Чтобы они не искали ничего иного, — раздался за ее спиной мужской голос.
Лера подпрыгнула от неожиданности и обернулась: в комнате стоял Александр. И, хоть лицо оставалось серьезным, его глаза улыбались:
— Я рад тебя видеть.
— Здравствуй, — Лера закрыла окно. Она тоже была очень рада ему, но, привыкшая не проявлять свои эмоции, сдержанно улыбнулась.
Учитель хмыкнул.
— Почему нельзя искать что-то другое? — вернулась к прежней теме Лера. — Зачем кому-то пленить столько людей? Ради опытов?
— Опыты — удел людей. Ради энергии. Пойманные в такую ловушку, люди отдают все свое внимание и энергию. Они питают собой целые реальности. 
— Зачем?
Измененный отвел глаза от Леры и устремил взгляд вдаль.
— Мир рождается сам из себя. Но, чтобы родилось новое, что-то должно предоставить энергию для рождения. 
— Но ведь не мир заставляет их погружаться в анабиоз! За этим стоит кто-то конкретный. И вряд ли он или они отстаивают интересы мира.
— Это своего рода соглашение: люди получают насыщенную интересную жизнь взамен своей энергии. Но ты права. Для настоящих магов, как человеческой, так и других форм жизни, такие сновиденные площадки служат ступенями и трамплинами в иные миры. Вот представь, что ты попала в новую реальность. Но ты не можешь там долго оставаться, и у тебя нет гарантий, что ты опять попадешь в нее. Может, это и не реальность, а игра энергии, которую ты восприняла, а реальностью она станет тогда, когда ее зафиксируют вниманием, когда опишут ее, выделят ее закономерности, исследуют потенциал. Для этого есть смысл населить ее существами, которые каждое мгновение будут поддерживать ее своим присутствием. Которым, по сути, все равно, на что тратить свои внимание и энергию. 
— Как же мне понять, какие из магов настоящие, а какие спящие?
— Какая тебе разница? Каждый отвечает за свою жизнь. А если уж очень хочется узнать, то наблюдай. Но, поверь, это знание не принесет тебе ничего.
Александр окинул взглядом комнату, потом сказал:
— Есть задание, как раз для тебя. В Альдее, одной из наших колоний небольшое ЧП, и маги из Отдела, занимающегося развитием и контролем колоний, обратились за помощью к нам. Идем, они ждут нас в Главном корпусе. 
— К «нам» — это в Спецотдел? — ехидно уточнила Лера. 
— Точно. Но, так как Отдел не занимается решением чужих проблем, а отвечает за безопасность всего Ордена, то до возникновения угрозы, связываться с этим делом никто не станет. В то же время, отказывать в помощи коллегам не красиво, да и для тебя это тренировка. 
— А что произошло? — любопытство победило и Лера, наскоро причесавшись, последовала за Измененным. Решать головоломки ей нравилось, даже если они относились к условно реальному миру.
— Вот это ты и должна выяснить, — хмыкнул Учитель.
 В небольшом классе их дожидалось двое магов. Оба высокие, худощавые, со строгими озабоченными лицами, они одновременно повернулись к вошедшим. Увидев Измененного, на их лицах промелькнуло облегчение, которое сменилось разочарованием при виде Леры.
— Это и есть твой человек? — стоявший ближе к двери маг, возмущенно посмотрел на Александра. — Ты решил над нами пошутить? Или Спецотдел теперь нанимает студентов?
— Спецотдел использует любые ресурсы, если они оправдывают свою эффективность. Я бы, конечно, мог попросить об одолжении Клару, но в этом случае в вашу тайну оказался бы посвящен весь Орден, — широко улыбнулся Измененный. — Так что, работаем?
— Да, давай, — сказал второй маг, игнорируя сквозящую в голосе Александра иронию.
— В таком случае, господа, не смею вам мешать, — Снегов взял стул и демонстративно удалился в дальний угол, где погрузился в чтение какого-то глянцевого журнала. 
— Слушай, э-э, — обратился к Воронцовой первый маг.
— Лера, — услужливо подсказал из-за журнала Измененный.
— Лера. Сейчас я тебе покажу одно событие, а ты скажешь, что ты увидела. 
— Опишешь им все, что ты сможешь увидеть, все малейшие детали, — опять раздался голос из угла. 
— Да, все детали, — повторил маг, бросив раздраженный взгляд в конец класса.
— Ну, хорошо, — недоуменно согласилась Лера, плохо понимая, почему маги сами не могут рассмотреть свое событие.
— Дай руку, — маг сел за стол и кивком пригласил Леру сесть напротив.
Устроившись, она протянула ему руку, уже догадавшись, что событие хранится в памяти мага.
— Сложность в том, что Себастьян не был свидетелем самого события, а владеет воспоминанием одной из участниц. Точнее, тем, что смог добыть из ее сознания, — уже серьезным тоном прокомментировал Измененный, — поэтому ты увидишь воспоминание о воспоминании. Ты встречалась с  подобным, когда я показывал тебе примеры моих работ. Погрузись в него как в сновидение, сделай воспоминание своим, будто ты незримый свидетель происходящего. И опиши все, что увидишь. 
— Ладно, — Лера кинула и посмотрела в светло-серые, с черными точками зрачков, глаза мага. 
Себастьян нервозно заерзал, его ладонь вспотела. Немного поколебавшись, взвешивая все «за» и «против», он прикрыл глаза. Глубоко вздохнув, Лера последовала его примеру.
 
 Теплый летний ветерок шелестел в листве, и, подхватывая белые одуванчиковые облачка, разносил пушистые парашютики семян. Несколько корпусов из красного кирпича утопали в кустах роз, аромат которых наполнял всю реальность. Издали доносились голоса людей. Лера прислушалась, но разобрать слов не смогла. Она попыталась сделать несколько шагов, но у нее ничего не вышло: взаимодействие с окружающей реальностью ограничивалось ее невидимым присутствием. Вдруг пространство начало смещаться, изменяя направление обзора, словно Лера стояла в центре огромной карусели. Корпуса остались слева. Теперь прямо перед ней, на земле, проходила черта, за которой зеленая трава увяла, покрытая серебристым налетом инея. Голая, без растительности почва казалась изрытой небольшими воронками, будто здесь проходили бои. Вдали виднелось еще два корпуса, но со следами длительного запустения. 
«Наверное, здесь что-то произошло, — решила Воронцова, — и эта часть реальности стала нежилой».
Пространство опять сместилось, словно кто-то решил, что Лера увидела достаточно, чтобы у нее сложилось представление о месте. Одновременно с этим пришло и знание об обитателях Альдеи. Большинство жителей, молодежь, усердно обучались магическому ремеслу, стремясь отыскать ключ от Внешнего мира. В то, что Внешний мир существует, верили все. Их веру питали и визиты магов Академии, приносящих захватывающие дух рассказы о чудесах Внешнего мира и магической жизни в целом. Магов встречали с теплым радушием, а те, время от времени, забирали с собой проявившего незаурядные способности к обучению счастливчика.
«Какие-то они все одинаковые», — подумала Лера, разглядывая молодых людей лет двадцати — двадцати пяти. Их лица светились открытостью и простотой, манеры отличались воспитанностью, а действия — прилежностью.  
«Неужели они все спящие?» — мелькнула догадка, но, помня, что Себастьян, возможно, слышит ее мысли, развивать ее не стала.
 
 Среди обитателей Альдеи было и несколько человек постарше. Их лица отражали годы упорного труда и обучения. Особенно выделялся высокий седовласый мужчина, которого все называли «Стариком». Несмотря на прозвище и выбеленные сединой волосы, собранные сзади в длинный хвост, он не производил впечатления дряхлого или увядающего старца. Старик вел обособленный образ жизни, избегая царивших на территории реальности идей коллективизма. Его неприветливая угрюмость служила надежным щитом, пресекавшим любые попытки воодушевленных перспективами магического будущего жителей, к общению. В отличие от остальных, Старик помнил, как он оказался в этом изолированном месте, но делиться своими воспоминаниями не спешил. Так же он не ожидал и помощи от магов. Напротив, они вызывали у него откровенное неприятие. Стараясь произвести впечатление на волшебников, некоторые активисты из молодежи, не оставляли попыток направить Старика на путь истинный и вернуть в лоно дружной многочисленной семьи. Один из таких разговоров и состоялся накануне событий, объяснения которым искал Себастьян. 
 
 Солнце зашло за горизонт, и реальность погрузилась в сиреневые сумерки. Старик стоял на дорожке парка и, прищурившись, разглядывал малиновые отблески на облаках.
— Будет ветряно, — ни к кому не обращаясь, пробормотал он, — ветер скроет следы.
— Старик, хватит тебе сторониться нас, — раздался рядом голос и из зарослей жасмина вышел темноволосый юноша. — Вместе мы могли бы достичь многого. 
— Вы не для себя достигаете, а для них. Прислужники! — презрительно процедил Старик, сплюнув под ноги.
— Они помогают нам, учат. Ты неблагодарный! — парень нисколько не обиделся. В его глазах появилось сочувствие: так смотрят на больных. 
— Без них вы бы добились большего.
— Они открывают для нас проход!
— Куда? — саркастически поинтересовался Старик и, уже с безразличием, добавил: — Их ключ не единственный. 
— Ты поступаешь глупо! — слова юноши прозвучали неубедительно. Он собрался было сказать что-то еще, но мужчина отвернулся и решительно зашагал вглубь парка. 
 
 А утром колонию облетела весть, что Старик исчез. Взбудораженные этим событием, местные телепаты тут же сообщили магам новость. Ответ не заставил себя ждать и заключался в рекомендации получше поискать своего непутевого соседа. Поиски, проведенные со всей тщательностью, ничего не дали: Старика нигде не было. 
«Не мог же он уйти во Внешний мир? Это невозможно! Только у магов есть ключ!» — перешептывались между собой колонисты, боясь признать возможную правоту Старика относительно магов. 
Но, так как со стороны магов инцидент интереса не вызвал, народ пошумел и вернулся к своим обязанностям.
«Они определенно странные», — утвердилась в своем мнении Лера, разглядывая мелькавшие перед ее внутренним взором восторженные лица людей, спешивших по новым поручениям магов.
 
 Однако в реальности осталась зона, в которой поиски даже не проводились. Заброшенную, безжизненную землю с первыми признаками зарождающейся вечной мерзлоты все жители старательно обходили стороной. Несколько лет назад, во время занятий, в одном из учебных корпусов что-то произошло. О том, что же именно случилось, в  воспоминаниях Себастьян предпочел деликатно умолчать. Маги сумели нейтрализовать последствия таинственного «чего-то», но студенты, находившиеся там в тот момент, исчезли. Ходили слухи, что образовалась пространственная воронка, влияние которой и вызывало изменения той части реальности. Оцепив территорию заграждающей лентой, маги строго настрого запретили подходить к корпусам. 
 
 Три девушки, три подружки, стояли неподалеку от запретной зоны. Отсюда, как на ладони, были видны посеревшие от дождей и ветров коробки зданий. 
— Там ведь никто не искал, — задумчиво сказала сероглазая русоволосая девушка, одетая в черную ветровку и оливковые брюки с обилием накладных карманов. 
— Туда нельзя, — возразила высокая брюнетка.
— Но именно там он мог спрятаться, — настаивала первая.
Ее поддержала и третья подружка:
— Если мы его найдем, маги обратят на нас внимание. А иначе нас просто никогда не заметят. Состаримся здесь, как Старик.
— Идем? С того случая прошло много времени, я видела как маги сами там ходили, — первая девушка решительно шагнула за ограждение и направилась к строениям.
Две другие последовали за подругой. Они шли, попеременно оглядываясь, и громко зовя Старика.
  
 Воздух в этой части реальности был свежее и морознее. Остатки травы, покрытые слоем инея, слегка хрустели под ногами. Девушки приблизились к корпусам и обогнули их. Вдали, за пустырем, виднелся лес, а здесь стояла звенящая тишина. Подруги пошли медленней и осторожней. Они уже не кричали и все время ёжились — то ли от холода, то ли от страха. Иногда им приходилось обходить обломки старой мебели, разбросанной по двору. Строения мрачно взирали на незваных гостей темными провалами окон. Кое-где стекла сохранились, но их мутная поверхность только усугубляла ощущение запустения. Осторожно, стараясь ни к чему не прикасаться, девушки вошли в ближний корпус. Их гулкие шаги вспугнули пыльное безмолвие коридора. Где-то скрипнула от сквозняка форточка, и этот звук заставил всех подпрыгнуть. Покосившиеся двери еще держались на петлях, угрожая рухнуть от любого неосторожного движения. Аккуратно, чтоб не нарушить покой места, искательницы приключений заглядывали в пустые комнаты, служившие некогда аудиториями. Второй этаж сохранился лучше. Здесь было значительно светлее, выкрашенные белой краской двери надежно прилегали к косякам, а застекленные окна защищали от нещадных сквозняков, бушевавших этажом ниже. Где-то монотонно капала вода, намекая на действующий водопровод и близость санузла. Первая девушка, отважно идущая впереди, остановилась. Ее внимание привлек прослеживающийся на пыльном полу отпечаток ноги. Поколебавшись, она толкнула ближайшую дверь и, заглянув в класс, ахнула. Ее подруги тут же подбежали, нерешительно остановившись на пороге. В классе царил такой же беспорядок, как и везде: сдвинутые столы, перевернутые стулья, разбросанные бумажные листы и книги. А в центре комнаты, на столе, лежал рюкзак с вещами. 
— Это его вещи! Он где-то здесь, я знала это! — радостно прошептала первая девушка и крикнула: — Старик!
— Наверное, он где-то поблизости, — предположила брюнетка. 
— Подождем, он вернется за рюкзаком, — решила первая.
— Мерике, здесь нельзя находиться, — уверенности у третьей девушки поубавилось.
— Мы не долго, он скоро вернется, — ответила Мерике. — Можем пока поискать его на этаже.
Шли минуты, но Старик не появлялся. Девушки закончили обход этажа, но других следов его пребывания не обнаружили. И вернулись к рюкзаку.
— Я подожду его, а вы идите, сообщите, что мы его нашли, — Мерике решительно села на уцелевший стул.
— Ты что, останешься здесь? — испуганно спросила брюнетка.
— Останусь. Идите, расскажите всем, потом вернетесь.
— Скоро стемнеет, а я в темноте сюда не пойду, — заявила третья девушка.
 Непроизвольно Лера отвлеклась от просмотра воспоминаний и заерзала на стуле. Идея остаться в том месте одной, только чтоб удивить магов, ей не нравилась. 
 
 Немного поспорив, две подруги отправились за подкреплением, оставив Мерике одну. Обзор изменился, и теперь Лера видела пространство глазами девушки. Время шло, ничего не происходило. Давящая тишина угнетала, заставляя вздрагивать от малейшего дуновения ветра. В ожидании Старика и возвращения подруг, Мерике прохаживалась по кабинету, поднимала с пола и просматривала книги, и выглядывала в коридор. Стало смеркаться. В корпусе наступившие сумерки ощущались сильнее, погружая углы помещений в сгустившиеся тени. Девушка подошла к выключателю и, ни на что, не надеясь, провела по нему пальцами. Вспыхнул свет, отогнав тени и безжалостно подчеркнув следы разрушения. Облегченно выдохнув, она приблизилась к рюкзаку и развязала стянутую узлом веревку. Порывшись, извлекла на стол пару сменной одежды, немного еды и фонарик. 
«Он пришел сюда ночью и не планировал оставаться здесь дольше двух-трех дней», — оценив содержимое рюкзака, сделала вывод Лера. 
 
 За окнами окончательно стемнело. Казалось, что снаружи на корпус накинули черный занавес, и только пятно света, лившегося из окна кабинета на землю, напоминало, что реальность за стенами здания все еще существует. Мерике начала нервничать, а подруг все не было и не было. 
«Глупо было здесь оставаться. Никто твой подвиг не оценит, и уж точно никаких магов ты этим не удивишь», — подумала Лера, обращаясь к девушке, словно та могла ее слышать.
 В коридоре раздался резкий хруст, будто кто-то наступил на стекло. Мерике вздрогнула от неожиданности, вскочила и подбежала к двери. Она выглянула, рассчитывая увидеть вернувшихся за ней друзей, но там никого не было. Освещаемый лишь светом из распахнутой двери, уходя в обе стороны, коридор тонул во мгле. По тому, как девушка быстро вернулась в класс и захлопнула дверь, Лера поняла, что ей стало не по себе. Оглянувшись, Мерике подтащила стол, водрузив на него пару стульев, таким образом, забаррикадировав дверь. Не находя себе места, она принялась нервно ходить по классу. В коридоре опять что-то хрустнуло, и на сей раз звук был значительно ближе. 
— Старик, это ты? — срывающимся голосом позвала девушка, не сводя глаз с двери, но ответа не последовало. 
Лера ощутила, как глаза Мерике расширились от ужаса, после чего она попятилась и забилась в угол, зажмурившись. Стояла уже глухая ночь, когда Мерике внезапно заметалась по кабинету, вскочила на подоконник, порываясь выпрыгнуть из окна, но отступила, и, свернувшись калачиком, замерла. К утру она была в невменяемом состоянии. Ближе к полудню дверь в класс открыли снаружи. Вошли маги. Они бегло осмотрели девушку и комнату.
— Что здесь произошло? — раздалось у Леры над ухом и она, от неожиданности отпрянула назад. Погрузившись в ситуацию и сопереживая Мерике, она совсем забыла о Себастьяне.
— Похоже, Старик нашел ключ и вышел, — переведя дух, ответила она. 
— Не годится. Просмотри еще раз и описывай все, что видишь, — в голосе Себастьяна промелькнуло раздражение.
— Внимательнее! Ты не фильм смотришь, а энергетическую копию событий. Отслеживай все изменения энергии, — сказал Учитель.
— Да не может она видеть энергию, — вмешался второй маг.
— Может. Полина не ошибается, — спокойно возразил Измененный. — Может, но не хочет и не все осознает.
— Ладно, поехали еще раз, — подвел итог короткой дискуссии Себастьян.
 
 Лера опять увидела, как девушки шли к корпусу. Ничего нового или необычного она не заметила. Ее взгляд то и дело скользил по остаткам травы. Местами зеленая, местами пожухлая, покрытая серебристым ковром инея, она казалась причесанной под гребенку. Но, кроме направления роста, примечательного в ней не было. Показался проход в корпус, первый этаж, второй. Вот и класс, в котором остались вещи Старика. 
— Что ты видишь? — напомнил Себастьян.
— Ничего. Стол, рюкзак. Я ничего не ощущаю.
Изображение сменилось. Девушки спорили, потом Мерике осталась одна. Начало темнеть. Пару раз она выходила в коридор, чтобы посмотреть в окна на пустырь. 
— Старик ваш мог уйти в лес, — разглядывая глазами девушки темную кромку вдали, сказала Лера.
— Не мог.
— Почему?
— Нет там леса, это предел, — ответил Себастьян.
— Предел? Это как?
— Конец реальности. Как такового леса там нет. Предел, это то, что воспринимается как нечто знакомое, но им не является и служит границей. За пустырем неоткрытые земли, которые издали кажутся лесом, — пояснил Учитель.
— А вблизи? — продолжала допытываться Лера, вспоминая, что ей никогда не приходило в голову пересекать пустырь, окружающий учебный городок. 
— Вблизи тоже лес, но когда углубляешься в него, начинаешь плутать. Можно вернуться, найдя дорогу назад, но вперед без проводника не пройти.
— А может Старик обладает способностью проводников?
— Тогда он бы не сидел столько лет в той клетке, — заметил Александр.
— Может, ты ей без нас лекцию о пределах прочтешь? А сейчас продолжим? — поинтересовался Себастьян.
  Мерике еще раз вышла поглядеть на пустырь. Замерший, неподвижный пейзаж. Лера ощутила напряжение, нарастающее в пространстве. Возможно, это было чувство Мерике, но ей казалось, что вокруг девушки натягиваются невидимые струны. Вот она вернулась в класс. В коридоре раздался первый хруст и Мерике выглянула.
— Что ты видишь? — остановив кадр воспоминаний, задал вопрос Себастьян.
Лера пристально вглядывалась в подступающую темень. За окнами еще серело, но в коридоре было темно. Прямоугольник света от двери выхватывал несколько деревянных обломков мебели, перегораживающих коридор. 
— Я ощущаю чье-то присутствие. Возможно, это Старик возвращается. Но его не видно, слишком темно, — предположила Воронцова.
Кадр сменился. Теперь девушка захлопывала дверь. 
— Опасно оставаться в таком месте. Особенно опасно для психики, — прокомментировала Лера, стараясь скрыть нарастающее беспокойство. 
Забаррикадировав дверь, Мерике принялась ходить по классу. Лера явственно ощущала ее страх.
— Ей страшно, но это не удивительно.
Хруст повторился, на сей раз прямо у входа. Глаза Мерике округлились. 
— Что? Что там? — напрягся Себастьян.
Воронцова не ответила, продолжая вместе с Мерике, заворожено следить за дверью. Что-то большое находилось по ту сторону. Страх девушки передался и ей. Лера не понимала, как не увидела этого в первый просмотр. Дверь, под нажимом таинственного пришельца начала выгибаться, словно была сделана из резины. Кто-то, стоявший за ней, пытался проникнуть в комнату, и это явно был не Старик. 
— Что там?!
Не отвечая, Лера пятилась, если можно было так назвать ее отступление в Мерике. Нога девушки поскользнулась и Мерике опустила глаза: на полу лежала металлическая пластина. Она так же начала выгибаться, как если бы сквозь нее, как мембрану, кто-то продирался. Девушка забилась в угол. Пространство комнаты шло волнами, растягиваясь и сжимаясь. Мерике зажмурилась. 
— Там кто-то есть, то есть был, кто-то чужой. Он будто прорывался из другого мира, — выдохнула Лера.
— Не надо так на меня смотреть, Александр, я понятия не имею, о чем она говорит, — сказал Себастьян, и по его тону, Лера поняла, что Измененный применил к магу свой коронный вопрошающий взгляд, от которого любому становилось неуютно.
 
 Просмотр продолжился. Ночью все стихло. Мерике оторвала от лица руки и оглянулась. Возле окна светился слабый прямоугольник портала. В глазах у Леры двоилось: все предметы переливались, окутанные сиянием ауры. Мерике на изменение внимания не обратила, и Лера сделала вывод, что для нее все оставалось прежним. Девушка поднялась с пола и подошла к рюкзаку. 
— Там проход! Старик открыл портал! — обрадовано сообщила Лера. То, что Старик сумел обойтись без помощи магов Академии, ее развеселило. Она представила их вытянувшиеся надменные лица и не смогла сдержать усмешки.
 Мерике потянула за веревку, заглянула внутрь и вытащила из него кисть человеческой руки. Несколько мгновений она с недоумением таращилась на извлеченный предмет, потом завизжала и отбросила. Рюкзак был полон частей тела. 
— Какая иллюзия, — фыркнула Лера, помня, что днем в рюкзаке лежали обычные вещи, а, значит, восприятие играло сейчас с девушкой злую шутку. 
Зажимая рукой рот, Мерике кинулась к окну, но там, у портала, лежало рассеченное тело Старика. 
— Он мертв, мертв! — кричала Мерике, но на самом деле из ее рта не вылетало ни звука.
— Да это иллюзия, чтоб его не преследовали, — обращаясь к образу девушки, заметила Лера.
Мерике продолжала метаться по кабинету, пока не свалилась в изнеможении. Она лежала на полу, глядя безумными глазами на изменяющееся вокруг нее пространство. Такой ее и обнаружили маги, явившиеся утром. Среди них был и Себастьян. Они выломали дверь, вошли в класс, осмотрели ставший прежним рюкзак, девушку, но ничего не обнаружили. 
— Так что там произошло? — опять обратился к Лере Себастьян. — Что ты видела?
— Старик открыл портал и ушел. Сам, без ваших ключей. 
Лера выдернула руку и поднялась, собираясь уйти. 
— Мы не закончили, — остановил ее маг. 
Она села и протянула ему руку. История перестала ее занимать, и ей хотелось поскорее отделаться от назойливых расспросов. Чувство, что ей нужно как можно быстрее покинуть комнату возрастало. Она метнула тревожный взгляд на Учителя и натолкнулась на его проницательные глаза. Внезапное подозрение заставило ее повернуться к Себастьяну:
— Покажи мне еще раз.
Маг кивнул, сжимая ее руку:
— Нам нужно четкое описание. 
 
 Когда Мерике остановилась у окна, разглядывая пустырь, Лера попросила остановить кадр. Ощущение напряжения возрастало, но в этот раз она заставила себя не спешить с просмотром. Пространство пульсировало, и вот на пустыре проступила фигура мужчины. Он стоял и смотрел на Мерике, но девушка Старика не видела. Аномалия, случившаяся несколько лет назад в корпусе, изменила его. Здание больше не являлось обычным строением. Оно было большой иллюзией, Пределом, «бермудским треугольником» реальности. Маги об этом знали и не были удивлены, обнаружив обезумевшую Мерике. Но их интересовало, насколько безопасна реальность и куда делся Старик. 
— Что он видел? — внезапно, словно прочитав ее мысли, спросил Себастьян.
— Мерике. Он видел ее. 
— Что он призвал? Как выглядело то существо? Кто мог открыть ему проход? — продолжал допытываться маг.
«Призвал? — удивилась про себя Лера. — Они считают, что Старик кого-то призвал и ушел? Но он даже не был в корпусе! Он был на пустыре все это время. А, кстати, куда он делся потом?»
Вслух же она ответила:
— Он никого не призывал. Покажи, как вы пришли? В тот день? Через портал?
— А как мы еще могли прийти? — насмешливо ответил Себастьян.
Воронцова увидела, как рано утром на пустыре засветился портал, из которого вышли маги. Оставив проход, они направились к корпусу. Переговариваясь, Себастьян оглянулся на шагавшего позади коллегу. В этот момент она заметила его: Старик прыгнул в портал и скрылся в исходящем из него ровном сиянии.
«О! Вот каким был его план, — с уважением подумала Лера. Ей вспомнился Шаман, остановивший поезд, чтобы покинуть реальность Изумрудной черепахи. — Нельзя так ограничивать тех, кто стремится к свободе».
Лера поднялась. Сообщать магам о своем открытии она не собиралась. По лицу Измененного она поняла, что он, наблюдая за ней, обо всем догадался.
— Ты куда? — окликнул ее Себастьян.
— Только не надо меня ни во что впутывать. Ваши аномальные зоны — не моя проблема. Могли бы и раньше о них сообщить вашему Совету, Мерике бы не пострадала. 
 
 Девушка вышла из комнаты и спустилась во двор корпуса. Глаза непроизвольно зажмурились от яркого солнечного света. Ей было грустно. Волна печали охватила ее душу. Она обвела взглядом привычный пейзаж учебного городка. Ощущение всемогущества, поселившееся в ее груди, отступило, уступив место новому пониманию: они все были пленниками. Персонажами в чьей-то игре. 
«Надо искать выход. И нет гарантий, что выйдя, я как Старик или Шаман, не окажусь на новом уровне игры», — мрачно подумала она. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться