Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 16. Вилла у моря

 — Наконец-то вернулись! — навстречу Черному Ворону, подъехавшему к воротам учебного городка, шагнул Григорий Петрович. — Я как раз заходил за Лерой. Здравствуй, Эдгар! Девочки!
Измененный вышел из машины, и маги обменялись крепким рукопожатием.
— Отпустишь денька на три? — весело улыбаясь, поинтересовался глава Спецотдела у Эдгара. 
— Отпущу, — Учитель кивком указал ученице следовать за Григорием.
— Я переоденусь, — и, не дожидаясь ответа, Лера вошла на территорию городка. 
— Начинает становиться своенравной? — донесся до нее смех мага.
 
 Участие в операциях Спецотдела Лере льстило. Ей нравилось чувствовать себя частью команды и в то же время быть независимой от свода правил Академии. Но слова старой колдуньи зародили у нее новое чувство, которое она старалась гнать от себя весь обратный путь: она начала ощущать себя инструментом в чьих-то руках и планах. А такое ощущение ей уже не нравилось. 
 
 Григорий Петрович терпеливо дожидался ее возле ворот. Учителя уже не было, и это еще больше испортило ей настроение. Не тратя время на объяснения, маг открыл портал и галантно поклонился, приглашая девушку пройти.
— Что я должна делать? — хмуро поинтересовалась она.
— Все расскажут на месте. Тебя заждались, — он, подстраиваясь под ее серьезность, сдержал улыбку. — Это задание — настоящий отпуск, такие выпадают не часто. В Кимарисе сейчас отличная погода.
— Ладно, — Лера кивнула на прощанье и шагнула в портал.
 
 Она зажмурилась, ослепленная солнечным светом. Прикрыв глаза ладонью, девушка огляделась: она стояла на неширокой улочке, ограниченной с обеих сторон глухими заборами. Оглушительно стрекотали кузнечики, а теплый ветерок, вместе с запахом нагретого асфальта доносил нотки морского аромата.
«Море! Здесь есть море!» — Лера оживилась и, решив двигаться навстречу ветру, пошла по узкому тротуару. 
Метров через пятьсот, справа от нее, между заборами, начиналась песчаная тропка, ведущая через зеленый луг к морю. До нее долетел легкий шум волн и крики чаек. Но, не успела она свернуть, как рядом с ней бесшумно притормозил черный джип с тонированными стеклами. Одновременно распахнув дверцы, из машины вышли двое: мужчина, одетый, несмотря на жаркую погоду, в деловой костюм, и женщина, в легком летнем платье и широкополой шляпе. Лера отступила, прикидывая, в какую сторону, в случае нападения, лучше бежать.
— Стой! Ты опоздала! Садись в машину, — не очень вежливо поприветствовал ее мужчина. 
Его выражение лица оставалось непроницаемым, а взгляд холодным. Коротко стриженые волосы и мускулы, которые угадывались даже под костюмом, дополняли образ агента тайных спецслужб, которые по ее, Лериному мнению, должны были выглядеть именно так. 
— Я с вами не пойду, — спокойно ответила она, не желая вслепую следовать правилам игры и подчиняться тону, который он избрал. 
Его спутница кинула на него быстрый взгляд. Мужчина сунул руку в карман и вытащил миниатюрный пистолет для инъекций, направив его на Леру:
— Нечего здесь светиться. И без фокусов.
Волна охотничьего азарта поднялась и ухнула, заставив девушку усмехнуться и сжать кулаки. В пальцах прошла легкая вибрация, предвещавшая приближающуюся трансформацию. Заметив Лерину собранность, женщина решила не дожидаться развития ситуации и, подойдя к ней вплотную, взяла под руку:
— Ты здесь на задании. Все, что от тебя требуется — сыграть свою роль. Сделай это и будешь свободна. 
— Ольга, давай все детали вы обсудите на вилле. Скоро обед и вернется прислуга, — осторожно поторопил маг и, по его тону, Лера поняла, что к своей напарнице он относится более чем почтительно.
— А если я не пойду с вами? Выстрелишь?
Маг напрягся. Ольга же, наоборот, излучала дружелюбие и безмятежный покой. Он приятным теплом проникал в Леру, расслабляя и успокаивая. 
«Похоже, она не боится, что я могу трансформироваться, раз решила на меня воздействовать. И у нее неплохо получается», — Лера ощутила, что ее боевой запал уменьшился. То, что на нее пытаются наложить чары, она поняла сразу, так как неоднократно наблюдала, как Милена прибегала к такому же способу убеждения, внушая людям временную, но глубокую симпатию к себе. 
Ничуть не смутившись, что ее маневр не остался незамеченным, Ольга отпустила Лерину руку, и, забрав у мага пистолет, сунула его в сумочку:
— Он нам не понадобится. Это просто работа. Григорий сказал, что из спецотдела для этого задания ты подходишь лучше всех. Пойдем, я объясню обстановку.
Женщина пошла по дороге, не оборачиваясь, чтобы проверить, последовала ли Лера за ней. Маг обогнал их и, проехав пару десятков метров, припарковался у высоких ворот на противоположной стороне. Дождавшись, когда его спутницы подойдут, он вошел вовнутрь и направился к будке охранного поста. 
 
 Переступив порог высокой и такой же глухой, как и забор, калитки, Лера не смогла сдержать возгласа восхищения: посреди огромной зеленой лужайки стоял двухэтажный белый особняк с зеркальными стеклами, просторными балконами  и длинными верандами. За ним стройным рядом возвышались кипарисы. Напротив дома, справа от ворот вдоль забора раскинулся розарий, за которым росли фигурно подрезанные зеленые кусты. Дорожка из белого камня, вдоль которой стояли лавочки, выполненные в античном стиле, выводила к небольшому пруду. Женщина села на лавочку напротив водоема и улыбнулась:
— Нравится?
— Я вблизи такого не видела, — не стала скрывать свое восхищение Лера. 
Насмотревшись, она повернулась к женщине. Ольга была красива, как и многие женщины-маги, которых она видела на территории учебного городка. На вид ей было лет сорок. Темные волосы обрамляли не загоревшее, несмотря на южное солнце, лицо, с тонкими чертами и большими, слегка удлиненными глазами. Аристократическая осанка, сдержанные манеры и снисходительный взгляд проводили границу, создававшую между ней и окружающими дистанцию, преодолеть которую не каждому под силу. 
— Мы знакомы? — Лере показалось, что они уже где-то встречались.
— Виделись, — уклончиво ответила Ольга. — Теперь поговорим о задании. Эта вилла — моя. Точнее, она должна быть моей, но возникла маленькая неувязочка. Это прекрасное место принадлежало моему покойному мужу. Он отставной военный, долгое время был одинок. Потом мы поженились, почти год назад. И вот недавно он умер. Вилла должна была перейти по наследству мне и двум моим дочерям. Но, оказалось, что у моего мужа было завещание. И, согласно последней воле, все имущество переходит его двоюродной племяннице, этакой скромной сиротке, которую он несколько лет и в глаза не видел. Если вообще когда-нибудь видел. Обстоятельства осложнились тем, что в завещании назначен исполнитель — один из его дружков, такой же престарелый и отставной. И вот сегодня эта сиротка приезжает.
Лера слушала женщину с нескрываемым весельем:
— Он вас провел самым наглым образом!
Ольга рассмеялась:
— Совершенно верно. Я потратила на него два года. И очень несправедливо отдавать все это какой-то сельской девчонке, ведь так?!
— Ну, это с какой стороны посмотреть, — философски заметила Воронцова. — А я тут причем?
— Вот ты и есть та девчонка, — улыбнулась обманутая вдова и достала пистолет.
Лера равнодушно глянула на него и, отвернувшись к пруду, сказала:
— Это точно не я. И что вы собрались делать? Убивать меня прямо здесь? 
Женщина заливисто рассмеялась. Отсмеявшись, она отвела пистолет в сторону:
— Конечно, нет! И, разумеется, я знаю, что ты — не она. Но никто кроме меня и моих людей не знает. Все будут считать, что ты — это она. Погостишь пару дней, потом, когда все убедятся, что ты жива-здорова, уедешь. Бумаги о том, что ты отказываешься от наследства в пользу семьи дядюшки, уже готовы. 
— Жива-здорова? — переспросила Лера. — А если девушка приедет, настоящая?
Женщина слегка приподняла брови.
— Не приедет, — поняла Лера, — она жива? У нее есть еще родственники?
— У нее никого нет и искать ее не будут. Кстати, запомни: тебя зовут Алина и тебе восемнадцать лет.
Лера ощутила, как по телу поползли тревожные мурашки: она представила лежащую в какой-нибудь безымянной могиле законную наследницу, и ей стало не по себе. 
— Да, но если с ней что-то случится, то вы — первая подозреваемая. 
— Милена хорошо отзывалась о тебе, — неожиданно сказала Ольга, улыбнувшись, — и я вижу, она права. На этот случай есть еще вариант: сиротку-племянницу можно и удочерить. Потом будет вынужденное ограбление, во время которого погибнет она и моя дочь. Их застрелят.
— Однако. И дочь погибнет? — Лера с ужасом уставилась на кровожадную волшебницу. — А дочери, случаем, не подставные, как племянница?
Ольга кивнула:
— Конечно, есть еще вариант. Племянница оказывается невменяемой и ей потребуется опекун. А через какое-то время она покончит с собой. Но это хлопотно. Ситуация еще в работе, к вечеру со сценарием определимся. Но Гриша считает первый вариант лучшим.
Протянув Лере пистолет, она добавила:
— Это тебе.
— Мне что, самой застрелиться? — ехидно поинтересовалась Воронцова.
Ольга опять рассмеялась:
— И это вариант. Но ты ведь на такое не пойдешь?
— Нет, я слишком любою жизнь.
— А я обещала Милене, что ничего плохого с тобой не случится. Весь дом в твоем распоряжении, комнату для тебя подготовили, в ней есть все необходимое. Пистолет понадобится тебе в том случае, если ты не сможешь справиться с трансформацией, когда рядом кто-то будет. Выстрелишь в того человека, кем бы он ни был, так безопаснее. Лучше пролежать в отключке, чем быть растерзанным или сойти с ума. — Ольга поднялась: — Вечером съедутся гости, друзья покойного. Среди них будет и исполнитель. Они должны убедиться, что племянница приехала. Но подходить тебе к ним не обязательно. Помни: ты должна вести себя как хозяйка дома. 
И, уходя, добавила:
— Да, за ворота не ходи.
— Но это же не тюрьма? — запротестовала Лера, в планы которой не входило сидеть вдали от моря.
— Нет, но здесь много любопытных глаз. Тебя не должны хорошо разглядеть. 
— Что с той девушкой? Она мертва? — крикнула Лера вслед Ольге, но та даже не обернулась. 
 
 Территория виллы оказалась гораздо больше, чем Лере показалось с первого взгляда. Она обошла все закоулки обнаруженного за домом парка, пересчитала спрятанные на деревьях камеры слежения, и вошла в дом. Время близилось к двум часам дня, а в это время, по распорядку, здесь подавали обед. Слуги уже вернулись и суетились на кухне. Встречаясь с Лерой, они почтительно кланялись.
«Забавно, — усмехнулась она про себя, разглядывая их смуглые азиатские лица, — у прислуги в доме больше прав, чем у так называемой хозяйки». 
В просторном холле она столкнулась с Ольгой и двумя темноволосыми девушками. Волшебница что-то терпеливо втолковывала им, но, заметив Леру, замолчала. Безразлично глянув на новую гостью, девушки, пользуясь случаем, выскользнули из холла. Ольга слегка улыбнулась и Лера поняла, что за частой улыбкой волшебница скрывала подступающее раздражение. На улице звякнули ворота. В высокие, во всю стену окна, было видно, как во двор въехал черный джип. Из него вышел уже знакомый мужчина. Перехватив ее взгляд, Ольга сказала:
— Игорь — начальник охраны. Так же он отвечает и за безопасность племянницы.
— То есть, если в Отделе примут план, согласно которому наследница должна погибнуть, убивать меня будет он? — не удержалась от ехидного замечания «племянница».
— Не исключено, — холодно ответила женщина и пошла навстречу потенциальному убийце.
 
 К Лере подошла одна из горничных и, пролепетав что-то на своем языке, позвала следовать за ней. Она привела ее на второй этаж и распахнула дверь в светлую комнату с окнами в сад. Поклонившись, горничная бесшумно удалилась.
«Вероятно, это моя комната. Жаль, что не с видом на море».
Лера провела рукой по широкой кровати, открыла платяной шкаф, найдя там целый гардероб, осмотрела санузел, и, в последний момент заметила закрепленную под потолком камеру.
— Нет, ну это уже слишком! — она демонстративно схватила первое попавшееся платье, и, водрузив на журнальный столик стул, взобравшись, накинула на объектив импровизированную штору.
— Бесполезно, — раздался голос.
В дверях стояла одна из девушек-дочерей хозяйки. Видя, что Лера ничего не имеет против ее присутствия, девушка прошла в комнату:
— Они повсюду. Ольга контролирует здесь все, каждый шаг.
— Ну, это мы еще посмотрим, — Воронцова спрыгнула на пол.
— Ты не производишь впечатление забитой сельской дурочки.
— Спасибо, — обрадовалась «комплименту» Лера. — Тебя как зовут?
— Какая тебе разница? Ты здесь ненадолго. — Девушка пробежалась пальцами по клавиатуре стоявшего у стены фортепиано. — Играешь?
— Нет, а ты? — Лера постаралась незаметно прикрыть журналом пистолет, который неосмотрительно бросила на прикроватный пуфик.
— Она меня заставляет. 
— Не очень-то почтительно ты о ней отзываешься.
— А ты поживи с ней два года.
С первого этажа донеслись крики. Кричала вторая девушка. Ей спокойно и холодно отвечала женщина.
— Они постоянно ссорятся, — равнодушно сказала первая «дочь». 
— А вы?
— Меня она не замечает. Играть я должна только потому, что так положено по сценарию. А еще нам запрещено общаться друг с другом и с посторонними. Игорек жестко следит за этим. Даже слуг наняли филиппинцев, они по-нашему ни бум-бум. Скорее бы уж все это закончилось. 
Появилась горничная, и что-то пробурчав, исчезла.
— Время обеда. Опаздывать нельзя. 
— А что будет?
— Она что угодно может придумать. Я месяц назад неделю провела с головной болью, потому что не выучила тот репертуар, который она мне выдала.
— Ничего себе, — сочувственно посмотрела на девушку Лера.
— Люси. Мое имя.
— Лера. Здесь — Алина.
— Знаю. Надо идти.
На лестнице они столкнулись со второй девушкой. Она была в слезах. Полотенце, обмотанное вокруг ее бедер, съехало, и мешало идти. Ни на кого не взглянув, она скрылась в своей комнате. 
 
 Ольга и ее верный Игорь стояли в столовой у сервированного к обеду стола.
— Что с ней? — равнодушно поинтересовалась Люси.
— В таком виде непозволительно появляться в столовой, — ответила Ольга и спросила: — А ты когда доучишь свою программу? После обеда пойдешь заниматься. Вечером тебе выступать перед гостями.
— Почему она не занимается, а я должна? — возмутилась девушка.
— Не смей спорить с матерью, — вмешался маг.
— Она мне не мать! И здесь никого из посторонних нет. Мы здесь ничего не смеем. Вы нас вообще личной жизни лишили! В Академии у меня хоть друзья были.
Лера наблюдала за происходящим с откровенным любопытством. Ольга превосходно владела собой. Вывести ее из равновесия и заставить повысить голос, было невозможно. 
— Когда вы нас отпустите уже? Ну, хотя бы меня? Ведь можно сделать так, будто ты отправила меня на учебу заграницу? — Люси умоляюще посмотрела на Ольгу.
— Если вечер пройдет гладко, подумаю об этом. В любом случае, когда все завершится, вы мне здесь не понадобитесь. 
Девушка обреченно вздохнула.
— Где пистолет? — подойдя к Лере, тихо поинтересовалась волшебница.
— В комнате.
— Он должен быть при тебе все время. И, Лера, ты не можешь ходить в этой одежде, тебе следует переодеться. 
Опустив голову, Лера глянула на белые кроссовки,  джинсы и просторную голубую футболку, в которые она нарядилась после поездки, сняв ненавистное платье.
— Зачем?
— Ты приехала из глухой провинции, сирота и глупышка. Одежда должна соответствовать твоей легенде. 
— А разве любимая тетушка не могла подарить мне джинсы?
— Не ломай комедию. В шкафу полно одежды. Переоденься. Сейчас. 
Спорить было бесполезно, и Лера отправилась выполнять распоряжение. Из комнаты напротив, выглянула вторая девушка, все еще в купальнике, и крикнула:
— Ненавижу! Я тебя ненавижу! 
— Теплые семейные отношения? — усмехнулась Лера.
Девушка зло глянула на свою новую родственницу и захлопнула дверь. 
 
 Из обилия одежды, состоящей из пестрых разноцветных кофточек и длинных юбок, которые никак не получалось скомпоновать по цвету, Лерин выбор пал на бежевый, в розовый цветочек, сарафан, и розовые босоножки. Критически оглядев себя в зеркало, она сунула пистолет в глубокий карман, скрытый в воланах юбки, и спустилась к столу. Обед уже начался. Ольга и Игорь тихо беседовали, поглощая суп. Люси хмуро ковырялась ложкой в тарелке. Появление Леры ее оживило. Слегка скосив глаза на магов, а потом в тарелку, она начала чертить на поверхности супа какие-то значки. Присмотревшись, Лера поняла, что она рисует буквы. Второй девушки за столом не было.
«Софи наказали, — прочитала Лера, — она постоянно с ними ссорится, и я думаю, они могут захотеть от нее избавиться. Я боюсь, что, когда они свое получат, нас убьют. Как ту девчонку, которая должна была приехать».
«Она должна была приехать?» — таким же способом спросила Лера.
«Да. Ее ждали сегодня. Игорь ездил за ней».
Лера задумалась: «Если маг ездил за настоящей племянницей, то он должен был ее привезти. Но, раз вместо нее прислали ее, Леру, то девушка не приедет. А не приедет она только в том случае, если приехать не может. Она либо мертва, либо где-то спрятана. Бедняга. Она же не виновата, что стала наследницей».
«Ольга и Игорь — кто они?»
«Не знаю. Я их боюсь. Мы учились в Академии, нас с Софийкой оттуда похитили ночью и мы оказались здесь».
«Плохо, — подумала Лера, но делиться своими соображениями с девушкой не стала,— раз их просто забрали, то могли объявить отчисленными. В этом случае, их не вернут назад. И здесь будут не нужны. Скорее всего, от них избавятся. Возможно, они обе из «Спящих». Но что в таком случае происходит со Спящими? Они умирают или их погружают в новый сон?»
«Помоги мне выбраться отсюда», — попросила Люси.
— Я вижу, у тебя сегодня нет аппетита, — Ольга поднялась со своего места и остановилась за спиной Люси. — Дорогая, если ты уже все сказала, то отправляйся к себе и садись заниматься. 
Девушка покраснела и сжалась. 
— Ольга, не надо, — попросила она, прижимая ладони к вискам.
Лера машинально сунула руку в карман. Пальцы легли на прохладную пластиковую рукоятку.
— Не стоит, — сказала женщина, не поворачивая головы. — От тебя зависит, вернутся они в Академию или нет. Не делай глупости. А ты, Люси, иди к себе. И я хочу слышать, как ты репетируешь.
Девушка послушно поднялась и вышла. Через минуту в столовую донеслись звуки пианино. 
— Что с ними будет? — Лера посмотрела на магов.
Игорь невозмутимо доедал второе. 
— Если не совершите каких-нибудь глупостей, они вернутся к учебе. Если совершите — нам придется решать последствия по-своему, — холодно ответила женщина.
 
 Лера уткнулась в свою тарелку. Есть не хотелось. Немного поковыряв содержимое, она поблагодарила за обед и вышла во двор. С жестокостью магов она сталкивалась и до этого. Но в такую ситуацию попала впервые. Ей было жаль и несчастную наследницу Алину, и Софию и Люси, которых помимо их воли заставили принимать участие в спектакле, и участь которых зависела от решения Ольги. 
«А если я расскажу все исполнителю воли покойного?» — подумала она, но тут же поняла, что маги не допустят огласки и к списку потенциальных жертв добавится еще и друг умершего. 
Так и не придумав ничего путного, чтобы спасти всех трех девушек, она решила сходить к морю. У ворот она заметила Игоря и нескольких слуг-филиппинцев, которым он отдавал распоряжение.
«Так значит, я — хозяйка всего этого имения?» — Лера злорадно улыбнулась, и, направившись прямиком к прислуге, жестами попросила открыть ей калитку.
— Ты не можешь! — прошипел раздраженно маг, но открыто возражать ей не стал.
— Могу. Я иду гулять. А ты, пожалуйста, занимайся своей работой, а то мне, как наследнице и хозяйке, придется тебя уволить. А если ты, случайно, вызовешь у меня трансформацию, то я буду вынуждена всадить в тебя инъекцию, — Воронцова одарила его невинной улыбкой. — Кстати, мне давно интересно проверить, что за вещество внутри.
Калитку открыли, и Лера беспрепятственно вышла на улицу. Жара еще не спала, и накалившийся асфальт казался мягким. В конце улицы виднелись гаражи, а напротив — забор пансионата. Лера пошла по направлению к нему. Выругавшись, Игорь последовал за ней.
— Отстань, я не сбегу, — беззлобно сказала она. — Выполняй свою работу. Кусты подстриги, я видела там пару торчащих веточек.
— Я и выполняю, — рявкнул он.
— Будешь грубить — пойду гулять надолго. 
 
 Они прохаживались вдоль заборов соседних вилл. В воздухе витал густой аромат акаций. Поняв, что от мага избавиться не так-то просто, Лера свернула на песчаную тропинку и пошла к морю. Когда стали видны набегающие на песчаный берег волны и редкие группки отдыхающих, на дорожке показался пожилой мужчина. В пляжных шортах, цветастой рубахе и панаме, он шагал навстречу ей, размахивая зажатыми в руке шлепками. 
— Пожалуйста, помогите! — она кинулась к нему. — Меня преследуют! Я вышла погулять, а за мной увязался какой-то тип. Пожалуйста, проводите меня домой.
Отдыхающий пенсионер, как окрестила его про себя Воронцова, остановился, явно польщенный и удивленный такой просьбой:
— Конечно, но кто вас преследует?
— Он! — Лера ткнула пальцем в сторону мага.
— Добрый день, господин полковник, — слегка поклонился Игорь.
— А, это вы, Игорек. Нехорошо пугать девушку. Занимались бы своими обязанностями, — укоризненно ответил полковник.
— Я и занимаюсь. Охраняю племянницу покойного Германа Францевича. А как ваше самочувствие? Сердце больше не пошаливает?
— Да, есть немного, но искупнуться все равно хочется, хоть врачи и запрещают выходить днем. Но я же не упырь какой-то, — мужчина рассмеялся.
— Вы довольны работой ребят из охранной фирмы, которую я вам порекомендовал? — улыбнулся шутке полковника Игорь.
— Хорошие ребята и дело свое знают. 
 Полковник остановился у калитки белой виллы и раскланялся.
«Жаль, так и не попала на море», — вздохнула про себя Лера.
— Ты что надумала? — набросился на нее маг, как только они оказались во дворе.
— Ну вот, теперь у вас есть свидетель, что племянница жива, здорова и приехала. Первый свидетель в вашу пользу, что вы обеспечили новой хозяйке достойную охрану.
— Думаешь, я буду терпеть твои шуточки? — зло спросил Игорь.
— А это не было шуткой. Я выполняю то, зачем меня сюда отправили. Играю свою роль.
 
 Вечером, часам к восьми, стали съезжаться гости. Игорь, занятый охраной территории, в дом не заходил, следя за порядком на улице. Отставные военные со своими женами заполняли гостиную, мигрируя по ней с бокалами в руках. В углу, за белым роялем, терзала себя и инструмент Люси, но ее никто не слушал. Лера, наряженная по случаю торжества в «ее» честь в белое платье, сидела на диване. Софи не появлялась, а Ольга, будучи в центре внимания, рассказывала душещипательные истории о бедняжке-племяннице, заботу о которой она взяла на себя, как только они с Германом поженились. Сама племянница, к слову, никого не интересовала.
— Как отдыхается? — рядом с ней опустился Григорий Петрович. 
В черном смокинге и белоснежной рубашке, он ничем не отличался от друзей покойного Германа. 
— Как узнице. 
— Грегори, по какому плану мы действуем? — к ним подошла Ольга.
Глава Спецотдела поднялся, с почтением обнял вдову и поморщился:
— Оль, ну я же просил. 
— Пойми, не могу я тебя среди Вольфов и Карлов называть Гришей. 
— Угораздило тебя связаться с этим немцем. Наш план таков: демонстрируешь племянницу, она ссылается на головную боль, уходит. Завтра предъявляем исполнителю подписанные ею бумаги с отказом. Она уезжает, попадает в автокатастрофу. Тебе придется ее хоронить. Все, погорюешь и вилла твоя. Аналитики считают этот вариант лучшим. Исполнитель копать не станет, через пару дней у него случится инфаркт. 
— Хорошо. Рада была тебя видеть.
— Когда все закончится, загляну на пару дней, — Григорий Петрович хитро улыбнулся, — давно пора взять отпуск, да все не получается. Хочу покупаться и не думать о спасении мира. 
— Передавай привет Эльвире. Буду ждать вас в гости, — Ольга чмокнула его в щеку и ушла к гостям.
— Что с девушкой? Если она подписала бумаги, то она была у вас. Что с ней будет? — требовательно спросила Лера.
— Ты все слышала, — ответил Григорий, а потом добавил: — Мы, маги Ордена, должны держаться вместе. Интересы людей так же скоротечны, как и их жизни. 
— Значит, шансов у нее нет. А Люси и Софи? Их тоже убьют?
— Нет, что ж ты нас извергами считаешь? Вернутся девчонки в Академию. Им только память немного подкорректируют, чтоб не болтали направо -налево о своих приключениях. Ольга, вон, за два года, из них каких леди сделала! Ладненько. Ты тут помаячь немного и иди к себе, чтоб не очень к тебе приглядывались. И от разговоров лишних уходи. Утром я тебя заберу. 
 
 Вечер был в самом разгаре, когда Лера, повинуясь знаку Ольги, поднялась к себе. Снизу долетали звуки музыки и смех. Она вновь нацепила на камеру слежения снятое кем-то платье и села на кровати. Перед глазами стояла картина найденной на каком-нибудь пустынном шоссе девушки, которой не посчастливилось состоять в родстве с неким Германом Францевичем, желавшем на старости лет пошалить с молодой женой. О Люсе и Софи, поверив Григорию, она волноваться перестала. Но ей было жаль, что им пришлось в течение двух лет жить в обществе деспотичной волшебницы. 
«Нет. Больше я в таких заданиях участия не принимаю, — решила для себя девушка. — Пусть Григорий делает что хочет, пусть жалуется Александру, но быть причастной к убийству невинных людей ради прихоти магов, я не намерена».



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться