Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 17. Соседство жизни и смерти.

Милена появилась внезапно, без стука распахнув дверь в павильон Александра. Измененный и Лера одновременно повернули головы. 
— …не буду, — Лера на полуслове осеклась, увидев Милену, и замолчала.
— Вы с ума сошли впутываться в такие истории? То, чем вы занимаетесь — ужасно! — гневно заявила она с порога.
— Я вижу, ты восстановилась, — улыбнулся Александр, — здравствуй. Лера как раз говорила, что ей нужен перерыв. 
— Не перерыв! Я не хочу больше вслепую ходить на задания и не пойду, — девушка упрямо посмотрела на Измененного. — И такие задания, как с тем наследством, я тоже не могу выполнять. Работа в Отделе, это, конечно, круто, но, понимаешь, когда ты борешься с плохими парнями — одно дело, но когда ради прихоти магов страдают невинные люди — совсем другое. 
— Где ты невинных людей-то видела? — хмыкнул Александр.
— А племянница?
— Ты ничего о ней не знаешь, с чего ты взяла, что она невинная и пострадала ради прихоти магов?
— Ну, с такой философией многое можно оправдать, — возмутилась Милена.
— Давайте не будем прикрываться моралью. Каждая из вас не раз отступала от своих принципов. Мы не можем упрощать мир до черного и белого, — спокойно возразил Измененный. 
В павильоне повисло молчание: каждый обдумывал свое. 
— Как ты узнала? — прервал тишину Александр, повернувшись к Милене. — Отдел свои дела не афиширует.
— Ольга рассказала. Устраивает вечеринку. 
Внезапно Лера вспомнила, где видела красивую вдову: во время прогулки по воспоминаниям подруг Милены. Ольга показывала им домик в деревне, где жила ее мать.
— Так ты что, пришла нас пригласить? — не очень вежливо поинтересовался Измененный.
— Я полагаю, вам приглашения обеспечит твой начальник. Там соберется пол-Ордена отмечать ее успешное вступление в права наследства, — Милена невесело усмехнулась.
— Брось, — примирительно сказал Александр. — Ты же знаешь, как полезны порой бывают такие тусовки. Пойдем с нами. 
— Иногда меня тошнит от твоего цинизма.
— В восемь мы за тобой зайдем.
— Я не собиралась туда идти. У меня другие планы, — она взялась за ручку двери.
— Милена! — Снегов поднялся с дивана: — Не отказывайся, уйдешь, когда захочешь. Рассматривай это как возможность провести вечер на море. 
Инструктор долго колебалась, потом кивнула.
— Тебе понравится, — дождавшись, когда Милена закроет за собой дверь, пообещал Лере Учитель, — у нашей работы, кроме минусов, бывают и плюсы.

Когда Александр открыл портал на Белую Виллу, вечеринка была уже в разгаре. Красные лучи заходящего солнца ложились на белые стены дома теплыми бликами. Разноцветные фонарики, украшавшие кипарисы, развеивая сгустившиеся в парке сумерки, привносили нотку сказочности. Громкая музыка и веселые лица магов, одетых в обычную летнюю одежду, делали атмосферу непринужденной и праздничной. 
— А мы уже заждались, думали, вы не придете! — Григорий Петрович возник из развлекающейся толпы. — Эдгар, дамы.
Глава Отдела галантно склонился в приветствии. 
— Эдгар, на пару слов тебя, — добавил он, посерьезнев после столь непринужденного приветствия.
Когда маги скрылись на одной из дорожек парка, подошла Ольга. Она радушно обнялась с Миленой:
— Девочки, не грустите, развлекайтесь. Когда стемнеет, устроим ночное купание, Игорек уже устанавливает на пляже факелы. 
— С каким размахом у тебя все, — спокойно заметила Милена, на которую, роскошные владения подруги впечатления не производили. 
— Да, — согласилась Ольга. — Буду жить здесь, под Кимарисом, хватит с меня наших коморок. Через полгода планируем с Игорем расписаться. Надо вас познакомить, ты ведь его ни разу не видела?
— Нет. Ты сколько уже в Академии не появлялась? Года два?
— Я с Германом безвылазно сидела. Иногда только вырывалась ненадолго. Устала от него мрак как. Невыносимый был старикан.
— Не такой уж и старикан. Сколько ему было?
Лере стало не интересно. Она отошла, вглядываясь в гостей, пытаясь разглядеть, нет ли среди них Люси и Софии. 
— Можешь их не искать, — крикнула ей вдогонку Ольга, — девчонок здесь нет. Наконец-то я могу отдохнуть от их вечно несчастных лиц. 
— А где они? — осторожно поинтересовалась Лера.
— В Академии. Ты не представляешь, — обращаясь уже к Милене, затараторила волшебница, — что мне пришлось за это время вытерпеть. Кстати, пойдем, я покажу тебе дом.
Лера провела их взглядом и, не дожидаясь ночного купания, отправилась на море. 

Солнце скрылось за горизонтом, на берегу уже мерцали, факелы, а песок еще хранил дневное тепло. Сталкиваться с начальником охраны и будущим владельцем Белой Виллы не хотелось, и она, обойдя подготовленный к приему гостей пляж, побрела по мокрой кромке. Когда огни факелов остались далеко позади, Лера села на песок. На темном небе вспыхнули яркие точки звезд, а перед ней расстилалась темная гладь моря. С тихими всхлипами набегали на берег волны, их шелест был единственным звуком, нарушавшим вечернюю тишину. Лере нравилось находиться наедине с морем, вдали от мыслей, магов и суеты повседневной жизни. Поглощенная созерцанием ночного пейзажа, она не сразу заметила приближавшуюся к ней темную фигуру.
— Вот ты где, — рядом на песок опустилась Милена. — Отдыхаешь?
— Угу, — Лера настороженно покосилась на волшебницу.
— Тебе не понравилось на вечеринке? Ты не пробыла там и получаса.
— Вечеринка как вечеринка, — девушка пожала плечами. — Мне не нравится быть на этой вилле, хоть там и красиво, конечно. Но это холодная красота, даже жестокая. 
— Я понимаю, о чем ты. 
Лера опять покосилась на Милену, уже с недоверием:
— Когда я видела Ольгу в первый раз, во время той прогулки, она мне показалась другой. Более человечной. 
— Да, за последний год она сильно изменилась. У нее в юности было много трудностей. Ничего удивительного в том, что обретя силу и власть она, прежде всего, решила устроить свою жизнь. Я собираюсь уходить, пойдем со мной, — неожиданно предложила Милена.
— Куда?
— В гости, к одной из моих приятельниц. У нее сегодня тоже посиделки. Позавчера умер наш друг, мы собираемся у нее, чтобы завтра идти на похороны вместе.
— Мне жаль, — соврала Воронцова. — Отчего он умер? Он был Спящим?
— Сердечный приступ. Я не знаю причины. Наверное, перерасходовал энергию. Да, он из Спящих, но это не делает его менее реальным. Его тело умерло в Исследовательском Центре. Когда человек долго спит, очень трудно определить уровень его энергии. Идем, — она поднялась.
— Я не уверена, что мне стоит туда идти. И Учитель здесь.
— Александр вполне может обойтись без няньки, — насмешливо ответила Милена. — И, раз он опять в делах, то вряд ли заметит твое отсутствие. А мне твоя поддержка не помешает. 
— Ладно, идем, — нехотя согласилась Лера. 
Измененный все еще продолжал беседовать с Григорием Петровичем, теперь к ним присоединился Тимур и вся троица о чем-то увлеченно спорила.
— Мы уходим, на пару дней, — подойдя вплотную к Александру, тихо сообщила новость Милена.
— Пару?! — Лерино удивление осталось без внимания.
— Куда вы собрались? — Учитель подозрительно посмотрел на волшебницу.
— Эдгар, у девочек должны быть свои секреты, — засмеялся глава Отдела.
— Хорошего вечера, — холодно попрощалась инструктор, направляясь к дому.
Лера поплелась за ней, не уверенная, что не совершает ошибки, приняв приглашение. 
Отыскав комнату потише, Милена пригласила Леру войти и закрыла дверь.
— Переместимся отсюда. Портал открывать не будем, перейдем через сновидение, энергии у нас достаточно.
— Я заметила, ты не очень-то любишь порталы, — Лера, не умевшая самостоятельно перемещаться, предпочитала проверенный и надежный способ.
— Я стараюсь опираться на свои возможности. Порталы удобны, но, пользуясь ими, ты начинаешь зависеть от них. Их нужно уметь открывать, это даже не умение, а способность. И она есть не у всех. Поэтому тебя всегда будет контролировать тот, кто контролирует систему переходов. Научившись же перемещению через сновидения, ты будешь неуловима и независима. Помнишь, мы смогли вытащить тебя из запечатанной реальности с пауками, даже после закрытия порталов? Правда, энергии на такие переходы требуется больше, но это единственный минус. Ну, и конечно, надо уметь удерживать контроль над своим вниманием, но это дело тренировок.
— Меня этому не учили, — Лера глядела на Милену уже с интересом. — А если тебе надо попасть в реальность, в которой ты не была. Ты понятия не имеешь, что там. Как тогда? 
— Используешь карты состояний. Или настраиваешься на того, кто там был. Или используешь портал для ознакомления с новым местом. Я не отговариваю тебя пользоваться порталами, а рассказываю об альтернативе. 
Лера кивнула, обдумывая услышанное.
— Очень трудно отпускать, — продолжила пояснение волшебница. — Реальности захватывают, а то, что ты считаешь своими достижениями, может превратиться в путы. Чтобы перемещаться через сновидения, нужно постоянно помнить, что ты всего лишь образ своего же сна. А сейчас расслабься и сконцентрируйся на этом.
Она села рядом и вытащила из-за ворота золотую цепочку с небольшим медальоном. Лера и раньше видела это украшение на инструкторе, но никакого значения ему не придавала. 
— Помогает переключить внимание, — слегка повертев в пальцах кулончик, сказала Милена.
— А почему ты сказала, что мы уходим на пару дней? — вспомнила девушка свое удивление.
— Хочу тебе что-то показать, но для этого потребуется время. Не отвлекайся, все вопросы задашь потом.
Лера послушно сосредоточила свое внимание на золотом огоньке, отражавшемся в медальоне. Он вспыхивал и гас, покачиваясь в тонких пальцах волшебницы. Милена пошевелилась, от чего аромат ее духов усилился, поднимая в памяти Леры картины их занятий в группе…

Она осознала, что уже некоторое время смотрит на блестящий в ночных огнях мокрый асфальт дороги. Она поморгала, отгоняя видение, но оно не исчезло, а наоборот, стало четче. Справа доносились голоса и смех. Лера медленно повернула голову, все еще пытаясь понять, знаком ли ей город, в котором они оказались. Метрах в двадцати, прямо посреди проезжей части, стояла незнакомая женщина и пела. Ее обступили зеваки, наблюдавшие за ней кто со смехом, кто с неодобрением. Редкие машины притормаживали, сигналя и медленно объезжая столпотворение. 
— Давай, иди, позови ее, — кто-то дернул Леру за руку, отвлекая от необычного зрелища: рядом, нахмурившись, стояла Милена. 
— Ну, иди же! – нетерпеливо повторила она.
Машинально Лера сделала несколько шагов к певице и остановилась, понимая, что не помнит, что только что Милена велела ей сделать.
— Прости, я забыла.
— Подойди к ней, приведи сюда.
— Ладно.
Лера приблизилась к толпе и опять не смогла вспомнить, зачем она подошла. Состояние было странным: память будто отключалась, а вместе с ней и умение делать простые вещи, такие, как обратиться к человеку или привлечь его внимание. Постояв, она вернулась к Милене:
— Я не могу. У меня не получается.
— Еще раз, — с нескрываемым раздражением повторила инструктор, — идешь к ней, зовешь сюда.
— Как?
— Да как угодно!
— Как ее зовут?
Милена задумалась, потом махнула рукой:
— Какая разница! Просто приведи ее.
Лера послушно поплелась назад. И опять, при приближении к певице ее охватил ступор. 
Понимая, что сейчас обрушит на себя всю ярость вспыльчивой волшебницы, девушка вернулась:
— Ты знаешь, у меня с головой не все в порядке. Я не могу. Может, ты сама?
— Пошли отсюда, — неожиданно спокойно ответила Милена.
— Кто она? — Лера не отреагировала, засмотревшись на уличное шоу.
— Приятельница, — нехотя ответила инструктор.
— Тогда ее не стоит оставлять здесь.
— Мы опоздали. Она уже увлеклась и нас не услышит. 
— Ого, — Лера глазами указала на женщину. Та, подбадриваемая криками веселящихся зрителей, начала стриптиз.
Милена нахмурилась еще больше, наблюдая, как к ногам наиболее горячих поклонников улетела пестрая блузка.
— Что с ней? Она, наверное, пьяна?
— Наверное, — коротко бросила инструктор и развернула Леру к себе, — обними меня.
— Что-о? — ошарашенная таким предложением, Лера на шаг отступила. 
— Подойди ко мне и обними меня, — невозмутимо повторила волшебница.
— Тебе не кажется, что это заразно? — на всякий случай, отодвигаясь подальше, поинтересовалась Лера. — Она, вон, стриптиз затеяла, ты тоже…
Глаза инструктора начали округляться и Лера поспешно добавила:
— Нет, ты не подумай, ты мне очень нравишься, ты красивая и классная, но я не готова к подобного рода отношениям.
Не отвечая, Милена быстро приблизилась и крепко обняла оторопевшую от такого напора Воронцову:
— Обними меня как можно сильнее.
— Но, Милена, — Лера сделала еще одну попытку сопротивления, понимая, что ее голос звучит уже не так убедительно.
— Помнишь, мы уже так делали?
— Когда?! — она изумилась, пытаясь одновременно вспомнить сию пикантную подробность и ослабить объятья волшебницы, сдавившей так, что стало трудно дышать. 
— Быстрее же, держись за меня крепче! Надо уходить отсюда, срочно, пока ты хоть как-то меня понимаешь.
— А-а, — Лера облегченно вздохнула и обхватила инструктора. 
Она ощутила сильное притяжение, будто какая-то сила склеивала их тела. Окружающее пространство поблекло и стало растворяться в сгущающемся тумане. Вот туман скрыл Милену и, если бы не ее крепкие объятия, Лера бы решила, что осталась одна. Сколько времени они находились в таком состоянии — она не знала. Постепенно туман начал рассеиваться. 

Воронцова открыла глаза. Прямо над ней, на проводе, свисала с потолка тусклая лампочка без абажура. 
«Значит, я лежу. Но где? — она пошевелила пальцами рук, проверяя способность тела двигаться. Они уткнулись во что-то мягкое и шерстяное. — Одеяло. Я на кровати». 
Поблизости кто-то зашевелился, и Лера резко села. Кроме нее на кровати лежала пьяная в стельку женщина. Присмотревшись, Лера узнала в ней певицу. Она была полураздетой, в колготках, грубых шерстяных носках и свитере. Ее ноги воняли, а в комнате стояла тяжелая смесь запахов пота, перегара и сигаретного дыма. Лера брезгливо скривилась, отодвигаясь подальше от спящей. За небольшим столиком, у стены, сидела Милена. Безразлично глядя на Лерино отвращение, она налила в стакан из электрочайника воды и запила таблетку. 
— Кажется, я что-то пропустила, — сползая с кровати, прокомментировала девушка. Но, валяющиеся на полу пустые бутылки, стаканы и остатки еды в пластиковых контейнерах, заставили ее поджать ноги. — Как здесь воняет.
Милена, молча, встала и распахнула окно. В комнату, вместе с дневным светом ворвалась струя свежего воздуха. Вид у волшебницы был не очень: бледное, почти зеленое лицо с темными кругами, окаймляли растрепанные волосы. 
— Почему я в одной кровати с… — Лера задумалась, как культурно назвать то, что там лежало. 
— Не на пол же тебя класть, — отозвалась Милена, которая явно пребывала не в духе. 
Пока Лера оглядывала себя, инструктор умылась. Она подошла к спящей и вылила ей на лицо остаток воды из стакана. Лера ахнула:
— Ты что?!
— Я же не могу оставить ее в таком состоянии.
Лера с интересом покосилась на Милену: всегда аккуратная и нетерпящая нечистоплотности волшебница никак не увязывалась с окружавшей их реальностью. Стакана воды оказалось мало. Не обращая внимания на повышенное любопытство своей ученицы, Милена вылила на голову приятельницы второй. Женщина что-то проворчала, а по одеялу расплылось мокрое пятно.
— Фу, — Лера все-таки предпочла пол.
— Слава богу! — Милена начала трясти певицу за плечи: — Вставай, просыпайся!
Потом, взглянув на брезгливо переминающуюся ученицу, сказала:
— Если я не смогу ее разбудить, придется вызывать скорую. Найди какой-нибудь пакет и собери все бутылки и мусор. Здесь нужно прибрать. 
— Она отравилась?
— Не думаю, — инструктор приподняла подругу и влила ей в рот немного воды. 
Это подействовало. Женщина открыла глаза и тупо уставилась на Милену.
— Давай, просыпайся, мы можем опоздать! Уже все ушли.
— О, — ответила певица, пытаясь нашарить рукой бутылку.
— Нет, — Милена ловко перехватила пузырек с остатками янтарной жидкости и опять влила ей воды. 
— Давай выпьем, такой был мужик, — жалобно промычала женщина.
— Хватит! Если ты не встанешь, мы опоздаем на похороны. Иди, умойся. И прими душ. И переоденься. Лера, что смотришь, убирай.
— Не могу, — женщина всхлипнула, — давай его помянем еще раз, со мной. Ты пришла позже всех и уже хочешь уйти. Ну, пожалуйста. А это кто?
Она заметила Леру, собиравшую по комнате грязную посуду. 
— Все ушли. Как тебе не стыдно? Устроила стриптиз посреди улицы, — стаскивая с нее свитер, с укором сказала Милена.
— О, ты видела, — обрадовалась женщина. — А я еще ниче, да? Заметила, как тот парень на меня пялился? Как мы с ним потом… Жаль, что это всего лишь сон.
— Мы ушли до того.
Лера не выдержала и хмыкнула, поняв, почему инструктор с такой поспешностью стремилась уйти с уличного представления.
— Почему не остались? Было очень здорово. Мы так повеселились, — взгляд женщины опять остановился на Лере: — я тебя помню, ты тоже там была.
— Хватит! — Милена отняла у подруги стакан. — Если ты сейчас же не соберешься, мы уйдем без тебя.
— Не пойду, я здесь останусь, — капризно заявила певица и неожиданно разрыдалась: — Ты помнишь, как я с ним встречалась? А потом он ушел к той. Нет, к той потом. Давай помянем его. Ты с ним встречалась? — она с подозрением посмотрела на Милену, потом махнула рукой: — Ты не скажешь. Ты, ведьма, любого увести можешь, я всегда это знала. Эй, как тебя там, девочка, иди, выпьем. Хороший был мужик, но такая скотина. Она тебе не расскажет, но…
— Тебе нельзя больше пить, — Милена невозмутимо собрала все бутылки, в которых еще хоть что-то оставалось, и вылила в раковину, после кивнула Лере: — Помоги, проверь, нет ли где еще.
— Наша компания уже давно так не гуляла, надо же иногда и оторваться, — возмутилась женщина, провожая взглядом стратегические запасы, найденные Лерой под кроватью.
— Похороны не тот повод, Лина, — напомнила Милена.
— А где еще здесь повод найти?
— Я вижу, тебе лучше. Прими душ, переоденься, а нам надо идти. 
— Я не пойду, меня ноги не слушаются, а лучшая подруга бросает, не желая разделить со мной мое горе.
— Если так пить трое суток подряд, то странно, что ты вообще проснулась. Мы, к слову, не смогли тебя вытащить из сна. Идем, — Милена распахнула дверь, пропуская Леру вперед.

Комната, в которой осталась сраженная горем и алкоголем Лина, находилась на втором этаже общежития магов. Из его окон Лера заметила высотку, одиноко торчащую над учебным городком. 
«Значит, мы недалеко от учебки», — подумала она, а вслух спросила:
— Нам разве не надо одеться во что-то траурное, раз мы идем на похороны?
— Не обязательно, — коротко ответила Милена, погруженная в свои мысли. Лере ничего не оставалось, как следовать за ней.

Они пришли на церемонию прощания, проходившую в тихом, зажатом двумя корпусами, дворике, с опозданием. Гроб с покойным стоял на улице. Мелкий моросящий дождь каплями стекал по неподвижному лицу усопшего. Короткий ежик темных, с проседью, волос намок, отчего казался ощетинившимся. На вид умершему магу было лет сорок пять, и он не походил на изможденные спящие тела, которые Лера видела в Исследовательском Центре. 
— Милена, он не похож на Спящих, слишком свежо выглядит, — тихо заметила Лера.
Волшебница остановилась, оглядывая собравшихся.
— Не нужно здесь говорить об этом. Далеко не все знают, что они, как ты их называешь, Спящие. Его первое тело, то, настоящее, которое спало, кремируют завтра. А сейчас прощаются с тем, кем он себя считал и видел. С его аватаром. И большинство окружающих — такие же аватары. Так что веди себя так, будто ты ничего не видела.
— Ладно. 

Маги, собравшиеся на церемонию, толпились во дворике небольшими группками. Увлеченные разговорами, они мало обращали внимание на виновника встречи. Казалось, они рады поводу собраться вместе и пообщаться.  Метрах в двух от гроба четыре женщины, облаченные в траурные одежды, весело кокетничали с двумя мужчинами.
— Своеобразные похороны, — фыркнула Воронцова.
— Надо пройтись, чтоб нас заметили. Держись рядом, — Милена поправила прическу, одежду, и направилась вглубь толпы. Задев какого-то мага плечом, она остановилась с притворным возмущением:
— Как невежливо с твоей стороны, Олав! Ты теряешь хорошие манеры.
Лера с растущим любопытством следила за волшебницей, начиная осознавать, что с момента их знакомства видела лишь одну сторону ее жизни и понятия не имеет, что она за человек. Олав, покраснев как мальчишка, принес извинения вперемешку с комплиментами.
— Неужели заграницей нет женщин и ты начал забывать, как с ними обращаться? — с задорной иронией поинтересовалась чародейка.
Стало оживленнее. 
— О, ты пришла, иди к нам, — громко позвала какая-то волшебница, окруженная плотным кольцом кавалеров.
Улыбнувшись, Милена помахала ей рукой.
— Позволь, я буду сопровождать тебя на этом мероприятии? — с надеждой спросил окончательно потерявший голову Олав.
— Нет, я не одна. Рада тебя видеть, — инструктор двинулась дальше.
Она сделала несколько кругов, периодически останавливаясь, чтоб обменяться ничего не значащими фразами. 
— А Учитель тоже здесь? — поинтересовалась Лера, утомленная ролью безмолвного хвоста волшебницы.
— Может, но сегодня ты со мной, он это знает. Видишь ли, постановление Совета еще никто не отменял и тебе предписано бывать среди людей столько же, сколько и с Измененным.
«Ууууу», — обреченно взвыла про себя Лера. Находиться с людьми ей было не интересно, и не нравилось. 

Дождь усилился. Маги стали расходиться, многие зашли в вестибюль корпуса. Забытый покойник остался мокнуть во дворе. Милена, подхватив со столика бумажный стаканчик с кофе, остановилась у окна, наблюдая за происходящим на улице. 
— У меня есть подозрение, что в его смерти что-то нечисто, — задумчиво поделилась она с Лерой. 
— Почему ты так думаешь?
— Молодой, сильный, в хорошей форме. Он сам попросил его усыпить на время. 
— Зачем?!
— Увлекся. Для него такая жизнь была игрой. Больше свободы, больше возможностей. Он, конечно, был не самым лучшим человеком, многое себе позволял, но это было игрой.
— А для кого-то, наверное, нет?
— Наверное, — согласилась Милена.
— И что ты собираешься делать?
— Еще не знаю. Смотри.
К гробу подошла одна из женщин, облаченных в траур. Ее сопровождал высокий мужчина. 
— Кто она? — следя за происходящим, спросила Лера.
— Жена. То есть, уже вдова. 
— Не похоже, что она расстроена.
— А зачем ей расстраиваться? У нее теперь хорошие перспективы, — рассудительно заметила Милена, — все перешло к ней, она обеспечена и свободна. Ни для кого не секрет, что святым он не был.
Вдова быстро оглянулась, а потом, склонившись над усопшим, положила ему на грудь обе руки. Она постояла так с минуту, после чего вытерла руки салфеткой, услужливо поданной ей спутником, и вошла в вестибюль.
— Постыдилась бы у мертвого отнимать последнюю силу, — с отстраненным лицом тихо сказала ей Милена, когда они поравнялись с окном.
Вдова, собиравшаяся пройти мимо, подошла ближе. Пахнуло перегаром. 
— Она пьяна, не надо, — шепнула Лера, поняв, что Милена намеренно провоцирует отмечающую освобождение от семейных пут вдову. 
— Он мертвый, ему ни к чему, — зло ответила женщина. — Я у мертвого беру, а ты у живой.
— Пойди, прогуляйся, — Милена отстранила Леру, которая и не думала отходить, когда начиналось самое интересное. 
Посмотрев вдове прямо в глаза, инструктор еле слышно спросила:
— Ты хочешь сказать, что я беру у нее энергию?
— Все знают, насколько ты сама себе на уме. Стала бы ты добровольно ввязываться на Совете, защищая ее, если бы тебе не было это выгодно. 
— Ты обвиняешь меня в том, что я взяла ученицу, обучала ее и теперь отнимаю у нее энергию? — в голосе Милены зазвенело возмущение. 
Окружающие, заинтересованные внезапным конфликтом, начали поворачиваться, прислушиваясь к волшебницам.
— О тебе разные слухи ходят, — уклончиво ответила вдова.
— Твое обвинение обоснованно или я могу подавать в Совет жалобу на клевету и прилюдное оскорбление?
— Не надо подавать никаких жалоб, — вмешался маг, сопровождавший вдову и до этого маячивший за ее спиной молча, — она немного не в себе, выпила, все-таки горе, нервы, вот и сказала не подумавши. 
— Совет учтет это как смягчающее обстоятельство, — в голосе Милены прозвучала ирония. — Посмотри на нее, — инструктор подтолкнула Леру вперед, — у нее есть потеря энергии?
— Нет, у нее нет потери.
— Ты же прекрасно знаешь, как люди в ее состоянии внушаемы. Если она примет слова твоей подружки всерьез, то, учитывая ее неадекватность, из-за которой, кстати, и был Совет, моя жизнь станет под угрозой. Тебе ли объяснять, что она, считая себя в опасности, нападает? 
«Неужели Милена думает, что слова той женщины могут как-то повлиять на меня?», — Лера собралась заверить инструктора, что все в порядке, но волшебница не дала ей и рта раскрыть.
Она поспешно притянула Леру к себе и быстро заговорила:
— Все хорошо, ты же видишь, что никто не берет у тебя энергию. И ты знаешь, как я к тебе отношусь. Никакие слова не могут повлиять на наши отношения. И не смотри на нее так, у нее горе, она не хотела разрушать нашу с тобой дружбу. Держись, контролируй себя.
Вдова, переставшая понимать, что происходит, испуганно посмотрела на Воронцову, которая тоже мало что понимала, но на всякий случай кивала, чтобы успокоить Милену. Закончив говорить, волшебница выразительно глянула на вдову.
— Нет, я не хотела. Послушай, — женщина тихо обратилась к Милене, — может, мы уладим наше недоразумение мирным путем, без Совета? У меня как раз появился доступ к счетам бывшего. Гад какой, скрывал, что их несколько.
— Подожди меня, — уже по-деловому распорядилась Милена, отходя с вдовой. 
Что-то, обсудив, волшебницы обнялись на прощание. 
— Теперь на уроки. Ты идешь со мной. Но сначала мне нужно переодеться и хотя бы бегло просмотреть тему, — как ни в чем не бывало, вернувшись, сообщила инструктор.
— Мне показалось, или ты сейчас ее чем-то шантажировала? — Воронцова с подозрением покосилась на Милену, вспоминая уничтоженные страницы из книги компроматов. 
«Неужели тот маг, который изображал из себя сумасшедшего, был прав? Но чем она вообще занимается?»
— Скажем так: мы достигли компромисса, — уклончиво ответила инструктор.
Расспрашивать дальше было бесполезно. 
«Спрошу у Учителя, — решила девушка, украдкой рассматривая скрытную волшебницу, — и, кстати, не мешало бы выяснить настоящую причину, по которой она вступилась за меня на Совете».
— Отправляйся в старый корпус, пятая аудитория. Жди меня там, — прервала ее размышления Милена, когда они вошли на территорию учебного городка.
— Ты вернулась в Академию? — не надеясь на ответ, спросила Лера.
— Я из нее и не уходила, лишь сменила работу. Приходится выходить на замены, пока проходят аттестации учителей и инструкторов.

В пятой аудитории, представлявшей собой небольшой лекционный зал, уже собирались студенты-шестикурсники. Занимая места, они шумно переговаривались и смеялись. Глядя на них, Лера поняла, что отвыкла от занятий в группе, и теперь общество учеников стало казаться ей не только далеким, но и чужим. Милена пришла к самому началу урока. Выглядела она прекрасно: от утренней бледности не осталось и следа, из глаз исчезла усталость, а учительская ряса придала солидности. С появлением волшебницы, Лера ощутила приступ острой симпатии к ней. Судя по восторженным взглядам, обращенным на появившуюся учительницу, подобное чувство накрыло и остальных. 
«Опять причаровывает», — усмехнулась про себя Лера, вспоминая слова Измененного о том, что Милена, в совершенстве владеющая любовными чарами, не редко прибегала к их помощи. Да она и сама неоднократно была свидетельницей того, как после рассеивания наваждения, человек не мог понять, что на него нашло. Одним из ярких примеров был Валик, который, пережив внезапную безответную влюбленность, навсегда поселил в своем сердце антипатию к очаровательной волшебнице, считая ее самой коварной и опасной ведьмой в Академии. 
Милена заняла учительское место, и с улыбкой оглядев студентов, сказала:
— Поговорим об именах. Мы все знаем, что в обществе приняты классификации людей по различным признакам. Это и типы характеров, и социальные прослойки, и знаки зодиака. Но никто не задумывается о том, что особое влияние на формирование личности и жизни человека оказывает имя. Каждое имя несет в себе определенный набор вибраций, сопровождающий владельца в течение жизни. В современном мире люди забыли о происхождении имен. В древние времена получение имени было почти магическим ритуалом, который должен был помогать человеку на протяжении какого-то периода. Иногда имя давалось в результате предшествующего события и отражало действия человека. Позже имена стали отмечать принадлежность носителей к клану или семье. В любом случае имя — это определение и название формы вашего сознания и к выбору имени стоит подойти со всей внимательностью. Спрашивай, — Милена кивнула в сторону поднявшей руку студентки.
— Так имя дают родители, что мы можем сделать?
— Имя не приговор. Вы сами вольны выбирать себе имена, менять их в зависимости от ваших жизненных периодов. Более того, многие маги предпочитают иметь сразу несколько имен…
Студенты оживились. Они принялись перебирать имена, пытаясь определить их значение.
— По-моему, формы имени как раз и существуют для того, чтоб разделять сферы деятельности человека, — возразила дотошная студентка. — Например, дома Ванюша, на работе Иван Иванович, с друзьями Ваня.
— Ты говоришь о человеке, сознание которого всегда будет находиться в рамках этого имени. Когда же сознание изменяется, оно перестает соответствовать прежним параметрам. И, если их не изменить, то они либо будут тянуть его в прежние состояния, либо начнется дисгармония. Но, впрочем, многие нашли способ решения этой проблемы, беря себе духовное или колдовское имя. Правда, — Милена улыбнулась, — дома они остаются Ванями, а на духовном пути какими-нибудь гуру Сияющего Света. И, возвращаясь домой, натягивая на себя любимые старые треники, гуру опять превращается в обычного потребителя Ваню. И людей, которых устраивают подобные превращения — большинство. 
— Но ты такой подход не разделяешь? — полюбопытствовал какой-то парень.
— Нет, — просто ответила Милена. — Изменения сознания — это не временные роли, оно должно проявляться во всем. Я не вижу смысла набирать кучу имен, оставаясь внутри все тем же Ваней Пупкиным. Но есть смысл сменить имя, если оно по какой-то причине перестало тебе соответствовать. Итак, домашнее задание: проанализируйте имена успешных людей. Успешных, уточняю, не означает богатых, а тех, кому сопутствовала удача, и они сумели реализовать свой потенциал. К какой сфере относится их деятельность, есть ли закономерности, связанные с именами. Учитывайте, что многие из них свои имена изменяли, анализируйте с начального имени. И подберите имя для себя, которое, как вам кажется, могло бы вам подойти и быть полезным, обоснуйте почему. Занятие окончено.
Студенты зашумели, со всех сторон посыпались вопросы. Еще раз улыбнувшись, и жестом показав, что она занята, Милена покинула аудиторию, не забыв кивком приказать Лере следовать за ней.
— У тебя ведь есть другое имя? — когда они вышли на улицу, спросила Воронцова.
— Есть.
— У другой тебя?
— У другого проявления меня. 
— Ясно, — Лера поняла, что рассказывать о себе инструктор не собирается. 
На улице почти стемнело, и на аллейках учебного городка зажглись фонари.
— Уже вечер. Я пойду? — она с надеждой глянула в сторону своего корпуса. 
— Пойдешь, когда я тебя отпущу, — усмехнулась волшебница. — От Александра ты ведь не пытаешься сбежать при каждом удобном случае? 

В молчании (погруженном в свои мысли для Милены и неловком для Леры) они пришли в Исследовательский Центр. Миновав очередной лабиринт этажей и коридоров, оказались в продолговатом холле. Милена села на стоявший вдоль стены низкий диванчик:
— Подождем здесь. У моей приятельницы еще пациент. Я договорилась с ней о приеме в конце рабочего дня.
— Ты больна? — удивилась девушка.
— Нет. Небольшая консультация, — уклончиво ответила инструктор.
Наконец, дверь, напротив которой они сидели, открылась, и из-за нее выглянуло круглое женское лицо в узких прямоугольных очках. Увидев Милену, лицо озарилось радостной улыбкой:
— Вот вы где! Что же не заходите?
— Не хотели тебе мешать. Ты уже освободилась? — Милена поднялась.
— Не совсем. У меня еще осталось немного работы. Но вы проходите.
— Уверена?
— Нам никто не помешает.
Кабинет, в который они вошли, состоял из двух комнат, разделенных между собой стеклянной перегородкой. В первой части стояли два кресла, подозрительно напоминающие стоматологические, а во второй располагалась маленькая лаборатория.
— Присаживайся, я сейчас, — обратилась к Лере женщина.
— Что? Я? — Воронцова дернулась к выходу, но Милена, стоя в дверях, недвусмысленно указала на кресло.
— Я здорова, честно, — ища глазами другие пути к отступлению, заверила Лера, которая любые медицинские процедуры любила не более чем общество зомби, от которых хоть удрать можно было.
— Веди себя прилично, — начиная раздражаться, заявила Милена, — ничего ужасного не происходит.
— Для тебя!
Давая себе клятвенные обещания никуда больше с инструктором не ходить, Лера села в кресло. Подошла женщина и поставила на стеклянный столик, накрытый белой марлей поднос. Милена встала с противоположной стороны и, не реагируя на гневно-возмущенные взгляды своей подопечной, обратилась к подруге:
— Проверь ее на наличие всего чужеродного. Я хочу знать, какие препараты ей давали, все, что сможешь уловить. И все отклонения от нормы, особенно на частотном уровне.
«Препараты??? Мне могли давать какие-то препараты? — Лера ощутила, как ее пальцы похолодели, а мысли понеслись. — Но кто мне их мог давать? Александр? Но он ничего не заставлял принимать. В столовой подсыпали? Тогда всем подсыпают? Но зачем?»
— Почему ты сама не сделала все тесты? — противно звякая чем-то на подносе, полюбопытствовала врачиха.
— У меня временно нет доступа ко всем ингредиентам.
— Понятно. Опять за что-то отправили преподавать?
— Внезапно и ненадолго. Хочу выяснить, для чего.
«Стоп. Разве Милена изначально не была инструктором, а потом ушла в Центр? Выходит, она в Исследовательский Центр не ушла, а вернулась? Кем же она здесь была?» — пытаясь из недосказанных фраз что-то прояснить, девушка заставила себя оторвать взгляд от подноса, который гипнотизировал ее похлеще, чем удав кролика. 
— Ты слишком умна и слишком во все вникала, — выбирая пробирку, предположила женщина, — тебя могли отстранить на время, чтобы провернуть свои дела, либо ты по какой-то причине понадобилась в другом месте.
— Не исключено, что к моему переводу приложил руку Измененный. Я хочу выяснить причину. 
— Измененные, обычно, не вмешиваются в дела Центра. Им это ни к чему. Может, они затеяли новый проект?
— Ай! — Лера дернулась, пытаясь вытащить из крепкой хватки врачихи руку. По пальцу стекали капли крови, которые та тут же подхватила в пробирку, и, смешав с жидкостью из темного пузырька, поместила под микроскоп.
— Он и не вмешивался в дела Центра. Он вмешался в мои дела, — Милена не обратила никакого внимания на тщетные попытки Лериного протеста. 
— Ее кровь от препаратов чиста, — оторвав близорукий глаз от линзы микроскопа, заключила женщина. 
— Значит, пока она им не мешает. 
Обследование продолжалось. Взяв всевозможные пробы, приятельница Милены занялась их изучением. Она долго химичила, что-то комментируя себе под нос. Яркий свет, бьющий Лере в глаза, начал ее утомлять. Веки стали тяжелыми, а происходящее перестало казаться интересным — она засыпала…



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться