Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 18. Тайны Исследовательского Центра.

Лера открыла глаза. Над ней слепым оком нависал выключенный прожектор. Откинув плед (загадочное появление которого она пропустила), девушка оглянулась. В окна, сквозь полоски жалюзи, пробивалось утреннее солнце. Вчерашней врачихи не было, как не было и доказательств ее незаконной (с точки зрения Леры) лабораторной деятельности. У противоположной стены, свернувшись в комочек, на мягкой софе спала Милена. Услышав Лерино шевеление, она открыла глаза.
— Доброе утро, — инструктор потянулась, расправляя затекшие конечности.
— Доброе, — девушка сползла с кресла. 
— Нам надо поговорить, — не обращая внимания на хмурый обиженный взгляд, Милена щелкнула кнопкой электрочайника, притаившегося на небольшом журнальном столике в углу.
— Да ну? — ехидно усмехнулась Лера. Разговаривать ей не хотелось. Все, чего она действительно хотела — как можно скорее покинуть территорию Исследовательского Центра и вернуться в родную привычную обстановку учебного городка.
— Сегодня выходной, здесь нас никто не потревожит. Ты потом поймешь, почему я вынуждена была поступить таким образом, — разливая по чашкам чай, примирительно сказала инструктор.
— Милена, да ты вообще кто?! Чем ты занимаешься?
— Помнишь, я рассказывала тебе о Центре? После нашего побега от пауков? Я не успела в тот раз сказать главное: находясь в состоянии сновидения, люди обладают большими возможностями. Фактически, эти возможности ограничиваются лишь внутренними установками людей. Они могут даже создавать реальности, точнее, не создавать, а проявлять и поддерживать. Но многие не осознают свои таланты, как и не осознают, что спят. 
— Я знаю, — перебила Лера, — Центр использует их энергию. 
— Ты знаешь? — Милена удивленно посмотрела на Воронцову. — Откуда? Александр рассказал?
— Да.
— Откровенно говоря, я до сих пор не могу понять, что вас связывает. Но сейчас не об этом. Если Спящие осознают свои возможности и научатся ими пользоваться, то они перестанут поддерживать те реальности, в которые их заключают. И могут начать использовать не малую часть, а весь свой потенциал. 
— И что тогда?
— Помимо беспредела, который обязательно начнется, империя Исследовательского Центра рухнет. Те, кто за всем этим стоит, утратят контроль. 
— А кто за этим стоит?
— Я не знаю, — Милена пожала плечами, — маги? Нелюди? Кто-то третий? 
Волшебница допила чай, глядя в одну точку на поверхности стола. Лера терпеливо ждала, когда Милена продолжит. 
— Магам, тем, кто понимает происходящее, удобно и выгодно подобное положение дел. У них неограниченные ресурсы энергии и реальностей. Они, конечно, сами в какой-то мере пленники такой системы, но не каждый может ощутить и заметить ограничения. Нелюдям тоже выгодно. Они имеют доступ к человеческим реальностям и энергии, не говоря уж о тех, кого они забирают к себе. Я мало знаю о возможностях нелюдей, но они в любом случае богаче человеческих. Однако и у них существуют свои пределы. 
— Может, Измененные? — предположила Лера.
— Измененные пользуются привилегиями и людей и нелюдей. Они увлечены своими возможностями и носятся с ними, как ребенок с игрушкой. Но я не уверена, что они могут контролировать такую систему. Какую-то ее часть — да, но не всю. У меня нет ответа. Поэтому вернемся к нашим делам. Для того, чтобы сновидящие не вышли из-под контроля, часть их потенциала блокируют. В Центре есть целая лаборатория, занимающаяся разработкой способов блокировки. И есть исполнители — те, кто следят за поддержанием определенного уровня энергии и возможности сновидящих магов. И, если у кого-то уровень приближается к верхней черте, ему вводят блокиратор. Маг даже может этого и не осознавать. 
— Жестко, — согласилась Лера.
— Более чем. Вчера мы проверили тебя на наличие блокиратора. Логично было бы предположить, что тебе, в связи с твоими бесконтрольными состояниями трансформации, такой ограничитель внедрили бы в первую очередь. Но — нет. Тамила ничего не обнаружила. Это означает, что либо твоя способность кому-то может понадобиться, либо Александр один из них и ему для чего-то нужен весь твой потенциал. 
— Либо на меня их блокираторы не действуют, — вспоминая разговор Учителя с Полиной о сопротивляемости ее, Лериного, сознания, предположила она. 
— Не будь самонадеянной, — отмахнулась инструктор. — Будь внимательной. То, что до сих пор тебе не поставили блок, не означает, что его не поставят. Возможно, они не успели это сделать. Но если сделают, то ты надолго зависнешь на одном уровне и рискуешь превратиться в еще одного орденского обывателя. 
— Они не смогут мне причинить вред, — упрямо сказала Лера. Она по-прежнему ощущала в себе силу Великой Матери. — Если я почувствую опасность, то трансформируюсь и убью их.
— А если не почувствуешь? — Милена усмехнулась. — Всех не убьешь. И кого ты собралась убивать? Тех несчастных, заточенных в своих снах? Их же направят сражаться со злом и спасать мир! Блокиратор может выглядеть по-разному. Это может быть ситуация, которую тебе создадут, или таблетка, или инъекция. Что-то, что внедрится в твое подсознание. Но, чтобы это осуществить, исполнителям придется войти с тобой в контакт, в физический. Поэтому будь внимательна и никого к себе не подпускай. Александр может и не знать, а может и сам пойти на это.
— Зачем ты все это мне говоришь? И откуда ты обо всем знаешь? 
— Я работаю в Исследовательском Центре. Кончено, сфера моего доступа ограничивается Орденом и входящими в его состав реальностями, но, знаешь высказывание «что вверху, то и внизу»? Центр огромен и придерживается единой системы. Это империя. А рассказываю для того, чтобы ты не угодила в ловушку.
Девушка подозрительно прищурилась, разглядывая спокойное лицо волшебницы. Ее серые глаза смотрели открыто, а в их глубине уже зарождались искорки смеха, вызванные Лериной недоверчивостью. Лера отвела взгляд: снисходительная улыбка инструктора иногда ее раздражала.
— А тебе какая разница, угожу я в ловушку или нет? — спросила она.
— Здесь сложно быть одному, — Милена поднялась, наливая себе вторую чашку чая. Невольно Лера залюбовалась ее точными грациозными движениями. — А ты, как я заметила, умеешь дружить. Всегда хорошо, когда рядом есть тот, кому можно доверять. 
— Возможно. Но я о тебе ничего не знаю. Кроме того, что ты воздействуешь на людей, маги собирают на тебя компромат, а Учитель считает самым лучшим инструктором, но в то же время советует держаться от тебя подальше.
Милена заливисто рассмеялась. Отсмеявшись, она вытерла тыльной стороной ладони выступившие слезы. Лера ждала, что волшебница как-то пояснит или опровергнет такую характеристику, но она кивнула:
— Да, есть такое. Здесь, в нашем распоряжении столько возможностей, почему бы их не использовать? — Она посерьезнела и добавила: — Но они меня не интересуют. Если бы у меня хватало сил, я бы разрушила всю эту систему. До основания. 
Лерины глаза округлились. Она с удивлением взирала на инструктора, переваривая ее слова:
— Ты хотела бы уничтожить Орден? Тогда что ты тут делаешь? Почему нельзя просто уйти, если тебе здесь так не нравится?
— Орден? Нет. Здесь полно Орденов и прочих объединений. Я говорю о самой системе, о Центре и его империи. Куда уходить? Попав в его систему, ты становишься ее частью и не важно, к какому Ордену относишься. Возможно, однажды я уйду. Если у меня хватит сил это сделать. Центр так просто никого не отпускает, потому что для него мы все являемся источниками энергии и подопытными кроликами одновременно. 
— Раз это так, почему бы всем не взбунтоваться? Я бы не стала оставаться подопытной.
— У меня был знакомый. Умный парень. Мы с ним одновременно пришли работать в Исследовательский Центр после Академии. Иногда Центр отбирает себе из выпускников несколько человек, обучает, а потом направляет в разные реальности работать. Проводить исследования, ставить опыты. Мы занимались разработкой таких тестов. Подопытными были обычные люди, ничего не знающие ни об Ордене, ни о магии. Мы отлавливали их и внедряли им программы.
— Похищали? — ужаснулась Лера.
— Нет, в этом не было необходимости. Отлавливали через сны. Во снах людей часто встречается высокое здание. Многоэтажное. Не важно, как оно выглядит. Но именно такой многоэтажкой воспринимается Исследовательский Центр. Каждый видел его хоть раз. Мы заманивали людей во снах в это здание и фиксировали там их внимание. Им могло сниться, что они попали в лабиринт, или воюют с инопланетными монстрами, или убегают, сюжеты сна у каждого свои, но во время этих снов им внедряли программу. Когда они просыпались, программа была уже в их подсознании и начинала разворачиваться. 
— А что за программы? — перебила Лера.
— Разные. Кого-то заставляли уволиться с работы, кого-то покончить с собой, кого-то заняться каким-то делом. Нашу лабораторию интересовали не сами программы, а возможность внедрения их в сознание через сон. Это открывало потрясающие возможности скрытого управления. И мы преуспели. Но Марату перестало нравиться, когда исследования стали использоваться по назначению. Мы получали конкретные указания и должны были их выполнять. Тогда Марат восстал. Он собрал из нашей лаборатории нескольких единомышленников, и они начали внедрять людям знание о неком тайном обществе. Теория мирового заговора всегда была популярна, поэтому идея, что есть некто, манипулирующий людьми, быстро распространялась. Но ребята допустили ошибку: они не учли, что для многих обывателей такое знание пугающе. Начались случаи помешательства. Марат попытался оказать аналогичное влияние на магов Ордена. Через какое-то время их группу уничтожили. Марата и четырех его друзей. Я не знаю, кто это сделал и как: Марат умер во сне, с остальными произошли несчастные случаи. Нашу лабораторию распустили, отправив остальных работать в другие места. Меня назначили инструктором в Академии. 
— Что же это за Центр? — потрясенная услышанным, Лера пыталась осознать масштабы этой таинственной организации.
— Энергетическая структура, которая в каждой реальности проявляется по-разному, но воспринимается как высокое здание. Это его особенность. Но кто его создал, и кто стоит во главе, я не знаю. В нем полно отделов, и взаимодействие происходит между ними. Я не знаю никого, кто бы имел информацию от первоисточника.
— Странно.
Милена кивнула:
— Да. Жаль, что нет того, кто, как Марат, возглавил бы движение по освобождению.
— Почему ты не возглавишь?
— Я реалистка. У меня не хватит сил выступить против системы. Все что я могу — зная о ее особенностях, сводить к минимуму ее влияние на меня и мое с ней взаимодействие. 
— Ну, я могу трансформироваться и разрушить методично отдел за отделом, — предложила Лера.
— Это не выход. Даже если бы такое было в твоих силах, ты не можешь разрушать, не предлагая ничего взамен. Ты отнимешь у людей их жизни, их иллюзии. Они бросят все силы, чтобы тебя уничтожить. И уничтожат, потому что, повторю, они будут бороться с ворвавшимся в их жизнь злом. 
— Тогда зачем мне все это знать?
— Ты можешь уйти. Они еще не пытались тебя взять под контроль, но рано или поздно сделают это. 
— Милена, но я не хочу уходить! Здесь Учитель. И, — Лера замялась, взвешивая свои ощущения, — ты. Ты не один раз меня вытаскивала из неприятностей. Возможно, теперь моя очередь.
— Спасибо, — волшебница улыбнулась, — приятно слышать. Но не переоценивай себя. При первой же попытке пойти против системы, тебе установят блокиратор. Конечно, его можно нейтрализовать, но это нелегко. Не старайся демонстрировать свои возможности. Тебя будут пытаться использовать, а, если решат, что связываться с тобой хлопотно — я уже говорила, что ожидает в этом случае. На твоем месте, я бы подумала над моими словами.
Милена отставила пустую чашку, которую машинально вертела в руках:
— Тебе пора возвращаться. Я догадываюсь, что Александр мог слышать наш разговор, Измененные прекрасные телепаты. Надеюсь, мне это проблем не добавит.
— Учитель не станет создавать тебе проблемы, — вступилась за него Воронцова, но инструктор ее прервала:
— По-моему он перед тобой не отчитывается. Откуда тебе знать?
Ее слова, на фоне беседы прозвучали резко, и в комнате повисло молчание.
— Пойдем, — уже спокойнее сказала Милена, — я покажу, как перемещаться по Центру. 
— Я знаю как, ты же объясняла нам, когда водила на экскурсию.
— Ты хоть когда-нибудь кого-нибудь выслушиваешь полностью? Я водила вас в пределах учебных лабораторий Академии, настоящего Центра вы даже не видели.

Милена аккуратно сложила в шкаф пледы, вымыла чашки и, оглядев, все ли после их пребывания в порядке, закрыла лабораторию. Они прошли по вчерашнему длинному коридору к холлу с лифтами. Здесь было светло: сквозь большие окна лился дневной свет.
— Центр хоть и похож на здание, по-настоящему им не является, — волшебница подвела Леру к окну и указала на видневшиеся внизу крыши домов. 
— Это ведь не учебный городок? — Лера рассматривала незнакомые серые строения. 
— Нет. Хотя заходили мы через городок. Секрет Центра в том, что он — энергетическая структура, которая проявляется в реальностях. Они как бусы, нанизанные на нить. И нить — это Центр. Прежде, чем заходить в него, ты должна четко знать, куда или к кому идешь. Только так ты не запутаешься в его лабиринтах. Удерживай в уме место назначения и не смотри вокруг. Так ты настроишься на частоту нужной реальности или человека. Лифт сам привезет тебя, как только ты нажмешь «Пуск». Остальные кнопки, с нумерацией этажей — для перемещения в том участке Центра, который соответствует нужной тебе реальности. Поняла?
— То есть, сначала я нажимаю «Пуск», еду, а когда дверь откроется, то нажимаю кнопки с этажами? А как я буду знать, какой этаж мне нужен?
— Никак. Это уже запомнишь сама, когда изучишь этажи. В пределах одной реальности не заблудишься, всегда можно спросить у дежурных, их посты у лифтов, — Милена кивнула в сторону стеклянной двери, за которой виднелся письменный стол и сидящий за ним маг. — Если когда-нибудь почувствуешь опасность, то вместо трансформации используй Центр, чтобы найти меня или Александра.
— Я могу и сама разобраться, — улыбнулась Лера. — Маг не бегает от опасности, он ее устраняет.
— Прежде всего, маг не кичится своими способностями, экономит энергию и не лезет на рожон, — парировала Милена. — А теперь отведи нас в учебный городок, используя информацию, которую я тебе рассказала. 
— Ладно, — Лера зажмурилась, представляя себе улочки городка. Когда их образ стал ярким, она открыла глаза и подошла к лифту. Инструктор, молча, следовала за ней. Они вошли в просторную, с зеркальными стенами, кабину. После нажатия на «пуск», двери бесшумно сомкнулись. Секунд через тридцать они так же бесшумно отворились, и Лера увидела знакомый вестибюль «высотки».
— Ух ты! Теперь, если нажимать на кнопки, то мы будем ездить по этажам, да?
Милена кивнула:
— «Ноль» — это подземные сады, второй — карантин, третий и четвертый этажи — лаборатории, где мы были с группой. Пятый частично отведен под экспериментальную школу, но по сути те же лаборатории. Выше ходить не стоит, там только по пропускам для тех, у кого есть доступ. Ну, а к первому этажу привязаны все реальности Академии, своего рода альтернативная система переходов, минуя порталы. Запасные выходы. О них знают даже не все маги, но однажды эти «черные входы» могут сослужить службу. 
— Ты так говоришь, будто мне на каждом углу грозят опасности. 
— Конечно, нет, — выходя из сумрачной прохлады вестибюля на солнечную улочку учебного городка, ответила инструктор. — Но ты обещай мне подумать над тем, почему большая часть обучения Александра ориентирована на умение выживать. Поручая тебя мне, он не мог не знать, что однажды я расскажу и об Исследовательском Центре. 
— Почему же он сам не рассказал?
— Измененные связаны с этой системой гораздо теснее людей. Раскрывать всю правду — означает пойти против своих же. 
— А ты, значит, не боишься идти против своих? Ведь я могу рассказать в Академии, что на самом деле происходит. 
Милена рассмеялась:
— Без доказательств тебе никто не поверит, а у тебя их нет. Но ты не расскажешь. Ты не пойдешь против Александра, по крайней мере, пока, и не станешь подставлять меня, сообщая, от кого узнала страшную тайну. У меня здесь нет «своих». Я не намерена посвящать свою жизнь развитию Центра. И тебе не советую. Подумай над моим вопросом, — на прощанье сказала она и, слегка махнув рукой, пошла вглубь городка.
Лера проводила волшебницу долгим взглядом. Ей всегда нравился независимый характер Милены, а, теперь, когда она различила в нем нотки бунтарства, к смеси симпатии и раздражения, которые она испытывала по отношению к волшебнице, добавились восхищение и любопытство. 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться