Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 23. Тайные дела Милены.

 

Для Леры началась размеренная жизнь в Лесной Школе. Милена пропадала на уроках, в свободное время либо углубляясь в чтение, либо обучая Леру очередному сновидческому приему. Их соседками оказались четыре девушки, завершающие свое обучение. В отличии от основной школы Академии, в Лесной не было деления на курсы: студентов объединяли в группы, согласно их уровню подготовки и природным склонностям. Все девушки, проживающие в комнате, собирались стать целительницами, и целыми днями пропадали в лесу, изучая травы. К вечеру первого дня знакомства они были поголовно влюблены в Милену, под чары которой не попадали лишь опытные ведьмы типа директрисы. Мужскую часть населения представляли исключительно студенты, которые, по окончанию школы, к великому огорчению местных ведьм, бесследно исчезали в поисках лучшей жизни. 

К концу первой недели, один из будущих выпускников, безнадежно влюбился в новую молодую учительницу и, везде следуя за ней по пятам, рассчитывал однажды растопить насмешливую мерзлоту ее сердца. Милена, принимавшая всеобщее поклонение как само собой разумеющееся, нагружала настойчивого поклонника немыслимым количеством поручений, с которыми он умудрялся достойно справляться. 

Однажды утром, когда их соседки, прихватив холщевые котомки, ушли собирать какой-то редкий вид корешков, Милена закрыла комнату изнутри, задернула шторы, и, смерив Леру оценивающим взглядом, предложила:
— Мне нужно отлучиться из Школы. Пойдешь со мной?
— Пойду, — с готовностью отозвалась Лера, — куда?
— В Академию, в учебку. Конечно, тебе, может, и не стоит там появляться, но сидя здесь, мы никогда не выясним, разыскивает тебя кто-нибудь или нет. Так что попробуем решить несколько вопросов одновременно.
— Хорошо, а какие еще вопросы?
— Так, не важно, возникла у меня проблемка. 
— Когда? Ты же все время тут была! — удивилась Лера, но, глядя на приподнятую в притворном недоумении бровь Милены, догадалась:  — Ты уходила через сновидения?
Волшебница опустила бровь:
— Александр, наверное, считает, что женщины должны сидеть в отведенных для них башнях и радостно вести домашнее хозяйство, убивая в перерывах всяких монстров, но я не собираюсь проводить свою жизнь в заточении. И тебе не советую. Осторожность необходима, но не стоит превращать ее в манию. В ближайший час нас не потревожат, так что пойдем через сновидение, устраивайся удобнее.
Лера послушно легла на кровать. Спать не хотелось и вряд ли, без помощи волшебницы, она смогла бы заснуть.

Когда, ощутив легкий рывок, она открыла глаза, их окружал серо-голубой туман. Местами он сгущался, принимая причудливые формы или очертания знакомых предметов. Милена стояла рядом и медленно шевелила руками, словно проверяя их чувствительность. Убедившись, что движения ничего не стесняет и свое тело она контролирует, сказала:
— Мне нужно кое-кого повидать. Подождешь меня в условленном месте. Если я не вернусь в течение двух часов — разыскивай Учителя. А сейчас не сходи с тропы, иначе потеряешься и лишишься энергии.
— Я тропы не вижу. Где мы?
— В Межмирьи. 
— О. Учитель рассказывал, что однажды не смог выбраться из Межмирья и ему помог Зеленый.
— Значит, был не достаточно осторожен. Или излишне самонадеян, — равнодушно заметила Милена.
— Причина твоих проблем находится в учебке?
Волшебница еще раз посмотрела на свои руки, размышляя, отвечать или нет. Потом все же ответила:
— Одна из причин. Это мое дело. Не отставай.

Она шагнула туда, где туман казался светлее. Перед ней возникла широкая тропа. Лера, следовавшая за ней по пятам, старалась попадать след в след. Планы Милены вызвали у нее смутное беспокойство, но, доверившись чутью наставницы, решила свои мысли не озвучивать. Неожиданно впереди появилось сияние. С каждым шагом оно усиливалось, пока они не ступили на плотную землю тренировочной площадки. Их сразу окружил привычный шум учебного городка: занятия были в самом разгаре. Пробежавшись взглядом по группам учащихся, Милена выбрала одну, человек из десяти, и указала на нее Лере:
— Побудь с той группой, но никому не говори, с кем ты пришла. Если спросят, отвечай неопределенно.
Волшебница еще раз оглянулась, и быстрым шагом скрылась в глубине учебки. Проводив ее взглядом, Лера подошла к указанной группе. Студенты нерешительно толпились по центру тренировочной площадки и с завистью поглядывали на соседние, где подгоняемые окриками инструкторов, практиковались их сокурсники. 
«Странные они какие-то, даже не спрашивают, кто я такая».

Лера, приблизилась к ним вплотную, но ее появление никого не удивило.
«А! Они же проявленные! — догадалась она. — Видимо младший курс, еще не освоились».
— У меня опять ничего не получится, — печально вздохнула невысокая круглолицая девушка. — Он сказал, что отчислит меня из своей группы. 
— А у меня все тело ломит после этих занятий, — откликнулся стоявший рядом с ней паренек.
Остальные молчаливо озирались.
«Неужели наша группа выглядела так же? — фыркнула про себя Воронцова. — Да нет, ни Таня, ни Женя, ни мальчики никогда не казались неуверенными».
— Идет, — шепнул кто-то.
К группе подошел невысокий маг. Его сытое лицо покрывали мелкие бисеринки пота, а внушительному округлому брюшку, нескромно нависавшему над поясом рясы, мог бы позавидовать сам Хоттей. 
— Опять мне предстоят занятия с группой неудачников, — с демонстративным отчаяньем вздохнул он. — Вы, построились! По моей команде подъем вверх. На счет три — опустились. Всем ясно? Начали.
Немного оторваться от земли удалось только трети группы. 
— Когда вы уже чему-то научитесь? — ехидно возмутился маг. — Повыгонять вас всех к чертовой бабушке! Понабирали балласт!
Помучив несчастных первокурсников несколькими неудачными попытками, сдобренными едкими комментариями, преподаватель смахнул уже струившийся с лица пот:
— Перерыв на пятнадцать минут. Тренируйтесь, чтоб к моему возвращению упражнение выполняли все. Иначе выгоню без права восстановления. 
— Это и есть урок? — Лера села рядом с опустившейся на бровку круглолицей студенткой. 
— Когда нет способностей, то, как ни старайся — бесполезно, — теребя шнуровку на кроссовке, ответила она.
— Но способности здесь ни при чём. Вы же спите. Это все сон, только совместный. Здесь можно делать все то же, что и во сне.
— Легко сказать, — недоверчиво покосилась на нее девушка. — Я пытаюсь.
— Давайте, попробуем еще раз, — вставая, предложила Воронцова.
Она взяла за руки какую-то ученицу и медленно поднялась с ней в воздух. Оживившиеся студенты подошли поближе. 
— Это сон, вы спите, это до чертиков реальный сон, — она опустилась и, вытянув вперед руку, повторила слова Милены: — Мы воспринимаем пространство вокруг пустым, легким. Из-за этого сами себе кажемся тяжелыми. Все потому что мы привыкли ощущать свою плотность, но не приучили себя ощущать плотность пространства. 
Плавным жестом Лера зачерпнула пригоршню воздуха, потом, так же плавно опустила руку вниз:
— Ощупывая воздух так, вы убедитесь, что он имеет плотность. Не думайте о своей плотности, все вокруг — энергия, мы не плотнее пространства, мы явнее его. Жуки с виду кажутся тяжелыми и плотными, но летают. Наш ум говорит нам о том, что мы тяжелые. Это у нашего разума есть таблицы соотношений и единиц измерения, а в мире есть только энергия.
Она сделала паузу и улыбнулась устремленным на нее взглядам. В обучении подходы Александра и Милены отличались, она поняла это только сейчас. Измененный делал ставку на различные состояния, отрабатывая вход и выход в них до рефлекторного уровня. С помощью «шоковой терапии» он разрушал интеллектуальные представления ученика о себе, что если не сносило, то хотя бы раздвигало барьеры. Милена шла другим путем. Она уделяла внимание ощущениям. И ощущение взаимодействия с пространством играло для нее немаловажную роль. 
— Мы заполняем себя до краев, — говорила она Лере, во время их занятий в Лесной Школе. — Зрение, слух, мысли, особенно мысли, переполняют нас, заглушая ощущения. Мы не умеем ощущать пустоту, и она нас пугает. Когда мы спим, наши сны пусты и являются отражением переживаний. В них нет ничего кроме образов. Но мы верим в образы так, как если бы они существовали. Эта вера нас ослепляет. Лучшее, что мы можем сделать — использовать ощущения, связанные с образом. Если ты хочешь перейти в сновидение, используй образ, который вызовет у тебя ощущение перехода. Хочешь взлететь — направляй взгляд выше своего роста…

Студенты, один за другим, начали подниматься в воздух. Они зависали с радостно растерянными лицами, но, теряя контроль от переизбытка эмоций, опускались. Вскоре вернулся маг. Увидев новые достижения своих подопечных, он презрительно скривился:
— Все вы бездари, даже простое упражнение без ошибок выполнить не можете.
— А вы покажите, — предложила Лера. В период обучения в группе, она неоднократно сталкивалась с высокомерием учителей, но, подчиняясь правилам, училась не обращать на подобные выпады внимания. Сейчас она чувствовала себя значительно свободнее, и мириться с таким отношением, от которого у многих однокурсников формировался качественный комплекс неполноценности, не собиралась. 
— Что-то я тебя раньше не видел. Кто позволил тебе вмешиваться? — презрение на лице мага приобрело оттенок удивления, плавно переходящего в гнев.
— А кто позволил вам так обращаться с учениками? Кроме хамства вы ничему не способны научить.
— Сейчас я тебя научу уважать учителей, — маг начал подниматься в воздух. — Хочешь сразиться или так извинишься?
— Сражаемся, — коротко бросила Воронцова. 
Она раскинула руки, и, ощутив ладонями плотность пространства, подцепила его пальцами правой руки, после чего быстро крутанулась вокруг своей оси. Этому фокусу ее обучила Милена, которая предпочитала не вступать в поединки, а выбивать противника из колеи простыми, но действенными приемами. Задетый ударной волной, маг упал. Студенты отбежали, освобождая место для дуэли. 
— Ты — покойница, — багровея от злости, маг поднялся. 
Лера не стала дожидаться ответного удара. Она взлетела и запустила в него миниатюрным фаерболом. Огненные шары у нее никогда не получались, и, скорее пугали, чем могли причинить настоящий вред. Вот и сейчас, вместо того, чтоб прожечь хотя бы небольшую дырку в рясе, он с тихим пшиком лопнул, стекая по наряду неосторожного учителя липкой жижей.
— Как ты это сделала? — спросил стоящий ближе всех паренек.
«Неумело», — фыркнула про себя Воронцова, а вслух ответила:
— Не теряй ощущение, что ты спишь. Играйте по своим правилам, вы и сами все можете.
Тем временем маг пришел в настоящую ярость. 
— А ну, разойдитесь, — крикнул он ученикам, затем поднял на девушку полные ненависти глаза, — а ты выходи сюда. Сражаемся до полного поражения.
Сражения до полного поражения в Академии были запрещены. Для студентов. Магам, как сильным мира сего, позволялось все, в том числе, вызвать на такую дуэль ученика, у которого не было шанса выстоять против неравного соперника. Полное поражение означало полную потерю энергии, на восстановление которой не каждому попавшему в такую передрягу студенту, давали время. Чаще всего за этим следовало исключение из рядов учащихся. 
— Стыдно, такому как ты, сражаться с ученицей, — рядом раздался голос Милены: неотрывно следя за движениями мага, Лера не заметила вернувшуюся волшебницу.
— Неужели ты дойдешь до драки до полного поражения с неопытной девчонкой? — холодно поинтересовалась она, подходя ближе.
— Ты посмотри, что она сделала! — Маг ткнул пальцем в свой живот, на котором красовалось пятно странной слизи. — Я весь в этой дряни, урок сорван. Отойди, сейчас я с ней разберусь.
— Драки не будет, — Милена крепко сжала Лерино плечо, — мы уходим.
Маг шагнул им навстречу.
— Сделаешь еще один шаг — и сражаться будешь со мной, — тихо, чтоб не слышали ученики, предупредила Милена, и, не дожидаясь ответа, почти потащила Леру в сторону ближайших зарослей.
— Подожди, я с ним не закончила, — Воронцова попыталась запротестовать.
— Не важно, мы спешим. Что у вас произошло?
— Он ничему не учил, только хамил им и оскорблял.
— Обычное явление, ничего удивительного.

Убедившись, что их никто не видит, Милена слегка вдавила руками пространство перед собой и раздвинула их, как будто открывала двери шкафа-купе. Прямо перед ними возникла дорога из голубого тумана, по которой они пришли в учебку. Когда туман за их спинами сомкнулся, Милена сказала:
— Веди себя тихо, меня преследуют. Нам надо успеть отсюда выйти.
— Из-за твоих проблем?
— Да. Быстрее, идем.
— А что будет, если мы не успеем?
— Попадем в ловушку. 
— Давай вернемся и разберемся с этими проблемами раз и навсегда, — предложила Лера. Ее боевой дух только раззадорился, и теперь она ощущала легкое разочарование, от того что битва с магом не состоялась. 
— Нет, мы уходим. 
— Ты все время будешь бегать от проблем? — спросила она, но, заметив сверкнувший взгляд Милены, прикусила язык.
— Если бы мне не пришлось, бросив все, забираться в лесную глушь, то части проблем у меня бы не было. А так у меня недостаточно силы противостоять сразу всем. 
— Нас двое, — осторожно напомнила девушка.
— Нет, это только мои дела. Тихо, — Милена остановилась и к чему-то прислушалась. — Он уже вошел, скоро будет здесь. Нам надо укрыться.
Она проделала в густом голубом тумане неглубокую нишу:
— Иди сюда. Сиди тихо. Как только я скажу — выходим.
Они забрались в укрытие и Милена аккуратно, но не полностью, свела края прохода. Они оказались в тесной берлоге, окруженные со всех сторон холодным тусклым голубым светом.
— Он один? Да мы же запросто с ним разберемся, — прошептала Лера.
Милена, наблюдая за дорогой в оставленную щель, качнула головой:
— Нет, тебя здесь нет. Не было, и нет. Не должно было быть, ясно? Поэтому сиди тихо.
В конце дороги показался высокий мужчина с гладко выбритой головой. Он ступал осторожно, постоянно оглядываясь, а его сосредоточенное лицо выдавало сильное напряжение. 
— Тихо, — одними губами повторила Милена, прикрыв ученице рукой рот.
На краткий миг Леру охватил страх: кроме тусклой голубизны, медленно вытягивающей из них энергию, вокруг ничего видно не было. Волна паники, поднявшаяся из центра живота, уже была готова выплеснуться, через начавшие удлиняться перед трансформацией пальцы, но Милена, предупреждая неконтролируемое изменение, приблизила лицо к Лериному и еле слышно прошептала:
— Еще немного. С нами ничего не случится.
Лера замерла, стараясь подавить приступ. Ее никогда не пугали реальности, но здесь, в Междумирьи, где отсутствовали время и структура пространства, ей стало не по себе.
— Пошли! — Милена резко выдернула ее из укрытия, и они выскочили на голубую дорогу прямо за спиной мага.
От неожиданности он отшатнулся, теряя драгоценные для битвы мгновения. С силой втолкнув его в образовавшуюся нишу, волшебница сомкнула ее края и быстро начертала знак, проступивший на поверхности туманной могилы золотой печатью.
— Вот и все, — Милена отступила и поправила одежду, — теперь можно не спешить.
— Он умер? — прислушиваясь, не раздаются ли из-под толщи тумана крики о помощи, — спросила девушка.
— Нет. Он получил то, что готовил для меня.
— Не лучше ли его убить? Вдруг он выберется?
— Наши тела сновидений нельзя убить. Их можно лишить энергии и вывести на длительное время из строя, но сильный маг всегда сможет восстановиться. 
— Тогда почему мы не лишили его энергии?
— Понимаешь, — Милена улыбнулась, — лишение энергии — уже нападение, а не защита. Если я начну лишать энергии всех, с кем у меня возникают нерешенные вопросы, то Совет сочтет меня агрессивной и неадекватной. 
— Ты же работаешь в Исследовательском Центре, какое тебе дело до Совета?
— Я работаю в той его части, которая принадлежит Ордену и частично подчинена Совету. Мне приходится работать и в интересах Ордена и в интересах Центра. Иногда они совпадают, иногда нет. Если я лишусь доверия Ордена, то стану бесполезна Центру. А устраивать одиночное противостояние системам — безрассудно.
— А что будет с этим? — Лера кивнула в сторону «захоронения».
— Какое-то время посидит там, пока не выберется. Когда его энергия иссякнет, его выбросит в реальность, где он живет. Точнее, какое-то время он будет не способен заниматься сновидением. Ничего, поживет обычной жизнью. Орден без него скучать не будет.
— А когда восстановится, он не захочет тебе отомстить?
Волшебница задумалась, потом, вздохнув, сказала:
— Печать не позволит войти ему в сновидение. Даже восстановившись, каждый раз, пытаясь войти в сновидение, он будет оказываться запертым в этой норе, вновь лишаться энергии и восстанавливаться. Думаю, раза через два-три он поймет и прекратит попытки. А найти друг друга в разных реальностях, не используя магию, и не зная, как кто выглядит по-настоящему — практически невозможно. Маловероятно.
— Ого, — Лера изумленно посмотрела на спокойное лицо инструктора. — То есть, ты только что лишила его возможности вернуться в Орден. Как и заниматься сновидением. Если я правильно поняла, то ты сейчас уничтожила его как мага. 
— Ну почему, шанс всегда есть. Возможно, однажды кто-то снимет печать. 
— Милена, ты сказала, что сделала с ним то, что он готовил для тебя. Но за что он придумал для тебя такое?
— Давай выберемся отсюда, — волшебница пошла вперед и Лера вынужденно последовала за ней.
Туман вокруг стал гуще, темнее, а через несколько шагов они проснулись. Потирая виски, Милена поднялась с кровати:
— Голова гудит, пойду приму душ. Не уходи никуда.
  
Она вернулась через несколько минут в сопровождении своего поклонника — высокого студента с прямыми светлыми волосами и ясным взглядом васильковых глаз.
— Знакомься, это Лера, — на ходу вытирая голову, сообщила она своему спутнику, который нерешительно топтался в дверях. — Проходи, сядь где-нибудь.
— Привет, — парень неловко кивнул и поспешно отвел взгляд.
По его лицу Лера поняла, что он не рассчитывал встретить здесь еще кого-то кроме Милены.
«А ничё, симпатичный, лучше того инструктора из учебки, но проще чем тот, из Исследовательского Центра», — сравнив всех трех ведомых ей поклонников волшебницы, оценила нового кавалера Лера.
Заметив возмущенный взгляд Милены, она не выдержала и фыркнула (а нечего без спроса мысли подслушивать).
— Это Алексей. И он зашел за книжкой, — пояснила волшебница, начав без стеснения переодеваться.
Щеки влюбленного студента зарделись, и он деликатно отвернулся, принявшись с интересом изучать полоски на шторах. 
— Ага, — с пониманием кивнула Лера. Алексея, тенью бродившего за Миленой, она видела и раньше. 
— Семья опять в сборе? — спросил он, когда Милена закончила переодеваться и сунула ему в руки какую-то книжку. 
— Что? — одновременно переспросили обе девушки, повернувшись к нему.
Парень без интереса пролистал книгу и, отложив ее, посмотрел по очереди на Милену и на Леру:
— Ну, говорят, она твоя сестра. Вот и спрашиваю «семья опять в сборе?». Только вы совсем не похожи.
— Это выходит за рамки твоего понимания, — небрежно сказала волшебница.
— Почему же?
Ему никто не ответил. Милена сделав вид, что расчесывается, выразительным взглядом попробовала остановить Леру, осторожно пробиравшуюся к двери.
«Я вспомнила об очень важных делах», — мысленно сообщила она инструктору, не обращая внимания на ее требовательную мимику.
— Раз вы вместе и у вас такие отношения, то, подтверждая серьезность своих намерений, я расскажу о себе и Лере, чтоб она знала, кто я. Ты не будешь возражать?
Лера застыла у самой двери, а Милена усмехнулась:
— Рассказывай.
— Попал я сюда совершенно случайно, — начал он.
— Как и все, — уточнила Милена, скрывая улыбку.
— И магия меня не интересует, но я люблю завершать начатое, поэтому продолжаю учебу. А по профессии я историк и мое хобби — история.
— Для меня история — это одни даты, которые требовалось заучивать, чтоб забыть. А толку от них никакого, — не очень вежливо вставила Лера.
— Бесполезное занятие, — согласилась Милена.
Но влюбленный историк не обиделся:
— Девочки, вы не смотрели на историю с другой стороны! Это опыт, наработанный с древних времен!
— Алеша, опыт — это то, что ты приобретаешь в Школе, а история — это чьи-то версии и описания.
— Если бы не такая наука, как история, мы бы не знали, как развивались наши предки! — с жаром воскликнул будущий маг.
— Мы бы знали, как развивались наши предки, если бы умели их слушать. Настоящее знание всегда передается от носителя к носителю, а не от теоретика к теоретику, — терпеливо возразила Милена. — Алеш, тебе пора на занятия, давай расскажешь в другой раз.
— Но…
— Выходи, мне нужно успеть подготовиться к урокам.
— Ладно. Увидимся вечером, да?

Милена захлопнула за парнем дверь и облегченно выдохнула.
— Вика говорила, Валик был в тебя влюблен, а потом резко возненавидел, — зачем-то вспомнила Лера. 
— Валик был умнее и веселее, и намного наглее. Мне бы не хотелось задерживаться здесь надолго, — Милена машинально убрала забытую Алексеем книжку. — Дождемся Александра и вернемся к цивилизации.
Лера согласно кивнула.
— Периодически Центр дает задание внедрять программы магам, — неожиданно заговорила Милена. — Когда уровень мага такой же, как у меня и выше, задание выполнить сложно. Если я не справляюсь, у меня начинается ломка. Как при наркотической зависимости. Меня не лишают энергии, но тело болит так, словно мне переломали все кости. До тех пор, пока не выполню: так Центр воздействует на своих сотрудников. Последним заданием было убрать из Совета Артура. Сильный, амбициозный, влиятельный маг, опытный. К нему не так просто приблизиться, не говоря о том, чтоб внедрить ему на уровень подсознания программу. Он сканировал каждого, с кем имел дело. Не знаю, кому он перешел дорогу, что пришло такое распоряжение. Я месяц над ним работала, пытаясь подобраться к нему так, чтоб не вызвать подозрения. И в день, когда у меня с ним свидание, появляетесь вы с Александром. Конечно, все пошло наперекосяк, он меня раскрыл и начал свою охоту. Подобраться к нему стало нереальным, вот и пришлось выманить на нейтральную территорию. 
— Но ведь ты его не то, что из Совета, но и из Ордена убрала?
Волшебница кивнула:
— Так вышло. И ты права, не исключено, что мне могут мстить, я не знаю, рассказывал ли он что-нибудь своим друзьям. Но, работая в Центре, я давно поняла, что решать проблемы на перспективу не выйдет, только по мере поступления. 
— И у тебя все эти дни была ломка?! А сейчас? — Лера тревожно оглядела наставницу.
— Прошла. Значит, такой вариант решения всех устроил. 
— Ты делаешь то же самое, что и Спецотдел, но в одиночку. Я и не знала, насколько ты опасна, — девушка попыталась улыбнуться.
Милена отрицательно помотала головой:
— Нет, Отдел занимается защитой территорий, устранением и сокрытием магических операций. Ну и подрабатывает по мелочи, отнимая виллы и проворачивая махинации во благо Ордена. Центр действует иначе, точечно. Где работает Отдел — там битвы, интриги, расследования. Работа Центра — невидима, неуловима. Отдел контролирует действия, а Центр — мысли. Уловила разницу? И я не одна. У Центра полно исполнителей, только мы друг с другом не знакомы. Никогда не знаешь, может, внедряешь программу на уничтожение своему коллеге, а кто-то уже охотится за тобой.
Разницу Лера уловила. И Отдел, методы которого ей далеко не всегда нравились, вдруг стал ближе и роднее, в то время как желание уничтожить загадочный Исследовательский Центр, возросло. 
 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться