Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Глава 24. Вечеринка. Неожиданные гости.

 

Темная улочка, проходящая через весь Лесной городок, казалась бесконечной. Ее узкой асфальтированной дорожки, мокрой от прошедшего недавно дождя, едва хватало поместиться рядом трем женщинам, и Лерина правая нога то и дело наступала на сырую траву. Несмотря на поздний час, в Лесной Школе никто не спал: в корпусах горел свет, из распахнутых окон доносилась музыка. Лерины спутницы, Милена и ее бывшая одногруппница, Ева, которая так и осталась преподавать в родной школе, весело болтали. 
— Признайся, давно не была на вечеринках? — Милена легонько толкнула Леру в бок.
— Хорошо, что нам необязательно присутствовать на ней до конца, — перебила ее Ева, — я совершенно вымотана после занятий.
— Радуйся, что выбор пал на обычную дискотеку, а не бал-маскарад, как предлагали. Иначе пришлось бы полдня провести перед зеркалом, гримируясь, а следующее утро — под душем, отмываясь, — рассмеялась Милена.
— Я и так провела перед зеркалом полдня, — хихикнула Ева, — это у вас, «столичных», тусовки привычное явление. Лорна придерживается пуританских взглядов, и с каждым годом они все строже и строже, скоро из Школы превратимся в монастырь. 
— Она и раньше была такой, — усмехнулась волшебница.
— Раньше кое-кому удавалось обойти ее правила. А эту вечеринку она затеяла сама, в честь твоего возвращения, не иначе.
— Глупости.
— Нет, ты всегда была ее любимицей. Помню, все девчонки завидовали, что тебе разрешалось все.
— Ну, не все, — смеясь, возразила Милена.

Около учебного корпуса, в котором проходила вечеринка, Милена остановилась и, перед тем, как войти, протянула ученице серебристый прямоугольный мобильник:
— Держи. 
— Зачем? — удивилась Воронцова.
— По нему я смогу тебя найти. Или ты меня, если что-то случится.
— Здесь же все равно нет сигнала.
— Он сработает, — Милена внимательно посмотрела на Леру, — что-то ты мне сегодня не нравишься. Ты не заболела? 
— Ерунда, голова болит.
— Ты себя контролируешь? Свои превращения?
— Под контролем, — уверенно ответила Лера, — еще немного поживем здесь и я вообще забуду, как трансформироваться.
— Иди, развлекись, — все еще с недоверием рассматривая свою подопечную, посоветовала инструктор.
— Я здесь никого не знаю.
— На дискотеках не надо никого знать, только развлекаться. 
  
Милена первой шагнула в просторный вестибюль, где собрались почти все обитатели Лесной Школы. Толпа студентов, приветствуя волшебницу радостными криками, расступилась и сомкнулась, растворив ее в себе. Лера вздохнула: идти на вечеринку ей не хотелось. Каждый день она ждала, что вот-вот появится Александр, и они вернутся в учебку, которую она, Лера, считала своим домом. И в Отдел, и все будет как прежде: загадочные события, внезапные разведывательные вылазки, Учитель. Но Измененный не возвращался и даже привычной телепатической связи с ним не было. Вдобавок, с утра, Лера неважно себя чувствовала. Она не заболела, как предположила волшебница, но у нее появилось странное состояние: ее сознание раздваивалось, и одна его часть не могла понять, что она, Лера, здесь делает, как сюда попала и кто эта красивая женщина, которая все время ею командует. Тряхнув головой, отгоняя от себя приближающееся раздвоение, она вошла в душный вестибюль.

Всеобщее веселье и гремящая из всех углов музыка отвлекла ее от нерадостных мыслей, и Воронцова, прихватив со стола с угощением стаканчик кофе, огляделась. Сдвинув несколько столиков самодельного кафе, на притащенных откуда-то диванах, сидела группа старшекурсников, среди которых она заметила Алексея. Парень не сводил глаз с танцующей толпы, и Лера даже догадалась, кого он так пристально высматривал. Остальные студенты тоже оглядывались, а на их лицах было написано ожидание. 
— Круто, что наши тоже едут! — радостно сообщила Лере одна из ее соседок по комнате, наливая в свой стаканчик воды. 
— Куда?
— Как, ты не знаешь? На Олимпиаду! Нашу Школу пригласили впервые за несколько лет! Все благодаря твоей сестре! Она вчера была в центральной Школе и добилась, чтобы нас тоже включили в список участников!
— Супер! — откликнулась Воронцова.
«Значит, Милена помимо своих проблем успела кому-то внушить, чтоб Лесную Школу допустили к соревнованиям. Вряд ли она смогла убедить магов из деканата одной просьбой».
— А кто едет? — вслух спросила она.
— Они, — девушка кивнула в сторону обособленно сидящей группы.
Вдруг музыка стихла и на невысокую сцену, сооруженную в углу вестибюля, поднялась директриса:
— Мы все очень рады за нашу Школу, — голос Лорны дрогнул. Она посмотрела на будущих олимпийцев: — Вы, как никто, достойны, представлять Школу на Олимпиаде! Мы все желаем вам удачи! Благодаря вам Академия вспомнит, что Лесная Школа выпускает сильных магов, в которых сила сочетается с достоинством, скромностью и знанием. Давайте поддержим наших учеников!
Все зааплодировали.
— Уже поздно, поэтому отъезжающим советуем выспаться перед завтрашним днем. Вечеринка продолжается, приятного всем отдыха! 
Директриса сошла со сцены. Опять заиграла музыка. Группка студентов разочарованно поднялась и направилась к выходу.
«Странно, в их честь устроили вечер, а они даже не улыбаются и почти не танцевали», — удивилась Лера. 

Шум и окружение едва знакомых людей усугубили ее нестабильное состояние. 
«Что я здесь делаю?» — девушка напряглась, понимая, что промелькнувшая мысль принадлежит другой Лере, той, для которой Академия была не больше, чем сон. 
И, хоть она всегда стремилась объединить обе части сознания, другая она нравилась себе меньше из-за нерешительности и периодической неуверенности в своих силах. Однако, моменты единства обеих частей ее сознания все еще оставались спонтанными и от ее желания не зависели.
«Надо выбираться и искать место поспокойнее, а то начну чудить, думая, что во сне все можно, и доказывай потом, что ты нормальная», — предусмотрительно подумала она. 

На улице, кроме редких студентов, возвращавшихся с вечеринки, никого не было. Отбежав от корпуса на почтительное расстояние, девушка вытащила из кармана телефон, размышляя, не набрать ли ей Милену, но принять решение не успела: на краткий миг мысли стали сбивчивыми, а чувства обострились…
Лера в непонимании оглянулась: она стояла посреди ночного поселка. Под ногами, в свете фонаря, блестел мокрый асфальт. На экране мобильного, который она крепко сжимала в руке, светились часы: ноль часов пятьдесят минут.
«Метро уже закрыто, транспорт в такое время не ходит, — она пошарила по карманам, — денег на такси нет. И ночь. Как я здесь оказалась? И где я?»
Она оглянулась еще раз, уже с опаской. Но, кроме нее, на улице никого не было.
«Мои, наверное, беспокоятся, надо им позвонить», — Лера попыталась вспомнить мобильные номера своих домашних, но память стойко молчала и озадаченная девушка набрала прямой городской номер. 
Тишина в трубке заставила ее еще раз взглянуть на экран: связь отсутствовала.
«Ладно, нужно найти место, где я смогу дождаться утра», — решила она и свернула на узкую дорожку. Внутреннее чувство подсказывало, что здесь она будет в безопасности. 
Обогнув разросшиеся кусты, дорожка привела ее к старому, обшитому листами ржавого железа, павильону. Она потянула дверь и та оказалась незапертой. Проникающий сквозь окна свет от фонаря освещал кучи старой мебели, разогретый за день воздух хранил запах пыли и бумаги. Лера собралась войти, когда сзади раздался женский голос:
— Вечеринка закончилась, все расходятся. Что ты хочешь делать здесь ночью?
Она резко обернулась и увидела двух женщин, остановившихся под фонарем.
— Я живу далеко, транспорт уже не ходит, поэтому переночую здесь.
— Ты чего хамишь? — возмутилась одна из них. — Считаешь, что тебе все позволено?
— Подожди, — вторая женщина положила руку на плечо подруги, — она ведь говорит серьезно. Наверное, нам стоит сообщить об этом, она же не может ночевать здесь.
— Да разыгрывает, — начала первая.
— Нет, она приехала с Миленой, я ее узнала. — И, обращаясь к Лере, сказала: — Никуда не уходи.
Воронцова отвернулась.
— Что ты собираешься делать? — окликнула ее первая женщина.
— Если там нет крыс — спать, — с откровенной досадой, не оборачиваясь, ответила Лера и вошла в павильон. 
— Может, отведем ее в корпус? — долетел до нее голос второй женщины.
— Мы ничего о ней не знаем. Если у нее приступ дезориентации, неизвестно, как она себя поведет. Сообщим Милене, пусть сама с ней разбирается.
— Эй, только не закрывайся! — крикнула вторая женщина.
«А, кстати, хорошая мысль, — придвигая к двери пару стульев, подумала Лера, — так я хоть услышу, если кто-то попытается войти».
Справившись с дверью, она осветила экраном мобильника пол, в поисках крысиного помета. Ничего не найдя, села на стопки старых журналов, и прислонилась спиной к коробке. Отсутствие следов вандализма, которые неизменно присутствовали в подобных местах, и царившие вокруг тишина и покой, расслабляли. Веки потяжелели, а навалившаяся усталость стерла остатки логического мышления. Внезапная трель телефона, прозвучавшая в тишине как выстрел, заставила Леру вздрогнуть. Она с непониманием воззрилась на светящийся голубой экран. 
«Кто может звонить в такое время?» — она продолжала смотреть на мобильник, который настойчиво трезвонил. Выдержав минуту, все же сняла трубку:
— Да?
— Уже поздно, — голос звонившей женщины был смутно знаком, — возвращайся домой.
«Мама что ли? Или ошиблись?» — Лера судорожно пыталась понять, с кем она говорит, но, чем больше она старалась, тем глубже ее сознание погружалось в отупляющую трясину темноты. Борясь из последних сил со сном, она на всякий случай сказала:
— Ты только не волнуйся, но я не могу вернуться. Придется дождаться, когда транспорт начнет ходить.
На мгновение в трубке повисло молчание, потом голос спросил:
— Ты где?
— В каком-то доме с железными стенами. Здесь неплохо.
— Почему не позвонила? — продолжала допытываться женщина.
— Сигнала не было.
— Тебе не нужен сигнал, я же дозвонилась. В телефон забит номер, один номер!
— Да, странно, — согласилась Лера. — Но я звонила, честно. Ладно, поговорим утром, я просто вырубаюсь.
— Нет, подожди!
— Да не беспокойся ты так, — устало попросила Лера, — здесь безопасное место. Я перезвоню утром. Пока, целую.
Она отключила мобильник и сразу же уснула.

Ей снится Киев, снится группа интересующихся магией и называющих себя воинами, любителей мистики. В народе их увлечение называется одним словом — эзотерика. И только сами эзотерики могут выделить и провести различия между классификацией понятий, собранных в этом определении. Для себя Лера знала, что быть воином и быть эзотериком — не одно и то же. Сон изменился, теперь в нем присутствовало беспокойство. Группа распадалась: один за другим, разочаровавшись в выбранном пути, люди уходили.

Ее разбудила вспышка яркого света, залившего весь павильон. Прикрывая глаза рукой, она с непониманием смотрела на склонившееся над ней женское лицо. 
— Милена? — с большим запозданием, узнала Лера. 
— Все, вставай, пошли.
Девушка послушно поднялась:
— Здесь есть свет?
— Тебя волнует, есть ли здесь свет? Идем, я хочу спать. 
Они вышли на улицу, и пошли через спящий городок к своему корпусу.
— Почему ты ушла с вечеринки? — устало поинтересовалась волшебница.
— Иногда сознание творит странные вещи, и я становлюсь той, другой Лерой, которая живет в Киеве.
Милена кивнула:
— Это потому, что ты считаешь вас разными. Но вы — один и тот же человек, только с разным набором воспоминаний.
— С разными жизнями, с разными характерами.
— Нет, — Милена зевнула, прикрыв рукой рот, — жизнь одна, а характер проявляется под воздействием воспоминаний. Здесь ты сформировалась под влиянием Александра, а там — семьи, в которой росла. 
— Знаешь, Роланд, мой приятель из Киева, бросил группу. Мне жаль, что он ушел, с ним интересно общаться.
Волшебница не ответила.
— Уже двое ушли, группа распадается, — продолжила Лера, не обращая внимания на молчание Милены.
— Не нужно было держать их в курсе всех дел. Но все это чушь, я не верю в группы, — уже у самой двери в комнату ответила Милена.

Утро облегчения не принесло. Проснувшись, Лера поняла, что ее состояние стало более нестабильным: перед глазами, наслаиваясь друг на друга, стояли две реальности: Лесная Школа и Киев. Наскоро умывшись и одевшись, она вышла на улицу, надеясь на помощь свежего воздуха. Студенты были уже на занятиях и Лера, никого не встретив, пошла к местному центру — корпусу, в котором по соседству располагались столовая и небольшой актовый зал. 
— О, хорошо, что ты пришла, а то я уже собиралась за тобой послать, — из зала, в сопровождении верного Алексея, и с охапкой каких-то бумаг, выбежала Милена. — Побудь здесь с ребятами, я скоро вернусь, надо поговорить. Алеша, я сама все донесу, останься с Лерой.
— Отпусти, — когда инструктор скрылась из вида, Лера скинула руку парня со своего плеча. — Вы сегодня уезжаете?
— Что? А, да, — перестав, наконец, смотреть вслед своей возлюбленной, Алексей вернулся к действительности. — Мне давно хотелось посмотреть всю Академию. Говорят, в центральной Школе все иначе, студенты работают с усилителями, у них есть тренажеры, а на старших курсах практикуют даже некромагию.
— Не знаю, что они там практикуют, но по результатам, — Лера сморщилась, вспоминая разгуливающих возле вечерних лабораторий зомби, — больше похоже на неудачные опыты по биохимии. Только вряд ли вас пустят разгуливать по учебке, обычно гостям выделяют отдельную территорию и с местными они пересекаются только на испытаниях.
— Милена обещала показать. Она же там работала, так что пустят, — уверенно заявил Алексей.
— Милена уходит с вами? — удивилась Лера неожиданному известию.
— Ну да. Она там все знает, а мы нет. 
— Ясно.
Лера попыталась сосредоточиться, но от этого раздвоение, преследующее ее второй день, усилилось. Она перевела взгляд с дощатого пола в зале, на землю реальности, которую видела параллельно. 
«Интересно, это галлюцинация или настоящая земля?» — девушка зачерпнула в горсть немного рыхлого чернозема. По руке поползли муравьишки, попавшиеся вместе с земляной грудкой.
— Смотри, муравьи, — она вытянула руку, потом стряхнула насекомых, и, повернувшись к Алексею, встретилась с его удивленным взглядом.
— Ты не видишь? — догадалась она. — Значит, галлюцинация.  
— Милена тебе и вправду сестра? — спросил друг влюбленного историка с недоверием, следя за тем, как Лера рассматривает руку.
— Угу, — нехотя ответила она, поддерживая легенду. 
— Не слабо, — присвистнул парень.
— Наверное, — согласилась девушка. 
«Главное помнить, что здесь и сейчас реален только Лесной городок», — стараясь избавиться от назойливого видения, Воронцова тряхнула головой. 
Видение никуда не делось, и теперь в нем появились люди: женщина и двое мужчин, все в учительских рясах. Они вошли в зал, где дожидались отправки на магический слет студенты, и, с легкой брезгливостью оглядев скромную обстановку, направились к Лере.
— Ну, здравствуй, — Полина, а это была именно она, слегка прищурилась.
Один из ее спутников, высокий смуглый мужчина с коротким ежиком серебристых волос, ехидно хмыкнул.
«Теперь мои галлюцинации заговорили. Похоже, у меня будет даже не один, а целых три воображаемых друга», — мрачно подумала Лера.
— Тебе здесь не место, пойдем с нами, — без тени улыбки заявила Полина.
— Отстаньте, — как можно незаметнее отмахнулась Лера, но Алексей ее услышал и возмутился:
— Почему ты так разговариваешь со старшими? 
«О, так он их видит! Значит, они реальны. Но что им надо? И как меня нашли?» — а вслух сказала:
— Я им не доверяю.
Губы Полины дрогнули в легкой улыбке, а седой презрительно скривился:
— Поля, мы тратим время зря, она все равно мало что понимает.
— Виктор, — укоризненно протянула женщина и решительно сказала: — Она пойдет с нами.
Лера отступила: никуда идти с этой троицей она не собиралась.
— Нет, — неожиданно вмешался Алексей, — мы ждем руководителя. А вы кто такие?
— О, у лесных аборигенов есть голос, — расхохотался маг. Его поддержал второй мужчина.
— Вы ведь участники слета? А мы — комиссия. Пойдемте, остальные вас догонят, — с вежливым дружелюбием предложила парню Полина.
— Мы пойдем со всей группой. И Лера не принимает участия в Олимпиаде. Если у вас есть вопросы, решайте их с нашей учительницей. Можете ее подождать, она скоро будет.
— Наверное, он имеет в виду ту белобрысую, — вставил Виктор.
Полина жестом его остановила и обратилась к Лере:
— Проведи нас к ней, ты же хорошо ее знаешь.
— Если вы хотите, вас проводит он, — Алексей указал на своего друга.
— Обойдемся. Найдем сами. А ты плохо за ней смотришь. Она же спит на ходу. Усадил бы ее в кресло, охранник, — насмешливо ответила женщина.
Троица магов удалилась.
— Кто это? — спросил приятель Алексея.
— Вы же слышали: комиссия. Учительница одна, — задумчиво сказала Лера.
Милена вернулась минут через пять, переодетая и подтянутая: волосы собраны в хвост, темные спортивные брюки, белоснежные футболка, кепка и кроссовки. Ученики, увидев ее, повскакивали со своих мест, подходя поближе.
— Тебя искала какая-то комиссия, — сообщил ей Алексей.
— Они меня не нашли, но мне некогда за ними бегать. Если что-то важное — найдут. А кто был?
— Инна Александровна и пара магов, — ответила Лера.
— Какая Инна Александровна? — переспросила Милена.
— Учительница. Она была в нашей группе куратором, после того, как ты ушла.
— Хм, не припомню никакой Инны Александровны. Ты уверена, что не ошиблась?
— Уверена. Маги, которые приходили с ней, как и Учитель, еще называют ее Полина.
— Полина? — Милена, слушавшая в пол уха, удивленно повернулась: — Полина не обучает младшие курсы, она не могла вас учить.
— Она и не учила, а курировала и иногда проверяла наши навыки.
— Странно. У нее своя Школа, она, конечно, использует учебную базу городка, может по приглашению провести цикл лекций, но чтоб курировать группу третьекурсников, выйдя на замену — это уж слишком для нее. 
— Алеша сказал, ты уходишь с ними, — вспомнила Лера. 
— Да, я хотела тебе сказать, но планы изменились, пойдешь с нами. 
— Пойду, соберусь, — Воронцова обрадовалась, что, наконец, сможет вернуться в учебку.
— Некогда. Нам откроют портал через пять минут. И ты никуда не возвращаешься, а пойдешь в составе команды этой Школы. А сейчас, — Милена сделала знак всем замолчать, — короткий инструктаж. Сядьте.
Она подождала, пока все рассядутся и продолжила:
— Мы с вами на занятиях еще не встречались, и я имею смутное представление о вашем уровне подготовки, поэтому, если вы почувствуете, что какое-то задание для вас трудное — сообщайте мне незамедлительно, как и о своих состояниях. Опыта подобных мероприятий у вас нет, поэтому запомните следующее: вы — команда и вы представляете Школу, а не себя. Не выиграет Школа — не выиграет никто. Старайтесь держаться вместе и не поддаваться на провокации, а их будет много. Будьте взаимозаменяемы, чтобы команда смогла выдержать длительные испытания…
Лера перестала слушать. Она перевела взгляд с прохаживающейся перед группой Милены, на учеников. Они, все, как один, будто завороженные, не спускали с нее восхищенных глаз. Ей вспомнились аналогичные ситуации с другими группами, попадавшими под чары волшебницы. Не удержавшись, она хихикнула.
— Что смешного? — шепотом спросил Алексей.
— Она тебе нравится? — так же тихо, вопросом на вопрос, ответила Лера.
На щеках парня проступил румянец.
— Она не может не нравиться, да? — Лера уже едва сдерживала смех. — Посмотри на лица остальных.
— Если бы не она, мы бы туда не попали. Для нас это шанс заявить о себе. 
— Мне кажется, или кто-то еще говорит одновременно со мной? — Милена остановилась возле них, но, вопреки ожиданиям, не рассердилась. — Надеюсь, вы обсуждаете меня с хорошей стороны?
Лера и Алексей поспешно закивали, вызвав дружный смех команды.
— Портал откроется через две минуты, подравняйте стулья, чтобы после нашего ухода не остался беспорядок. 
В указанное время в зале засветился прямоугольник портала. Подгоняемые волшебницей, студенты решительно шагали в светящийся проход, навстречу испытаниям и возможным победам.

В учебном городке, по которому Лера успела соскучиться, было пасмурно. Небо хмурилось, угрожая вот-вот пролиться на головы прибывающих команд бодрящим ливнем. Территорию, отведенную под размещение гостей, отгородили натянутыми лентами, а самих гостей, после случая на предыдущем Слете, помещали в двухдневный карантин, где каждого, приехавшего на Олимпиаду, проверяли видящие маги.
Переступив порог учебного городка, Милена преобразилась: перед растерянными студентами Лесной Школы, стояла не весёлая, улыбающаяся  волшебница, а отстраненная учительница, с непроницаемым лицом и безразличным взглядом. 
— Учителя собираются отдельно, поэтому устроитесь самостоятельно. Позже я вас найду, — сообщила она своим подопечным и, не обращая внимания на их вопросы, ушла.
— Что это с ней? — спросила одна из четырех девушек.
— Не с ней, — усмехнулась Лера, — добро пожаловать в основную школу Академии!
  
Карантином, где гостям учебного городка предстояло прожить два дня, оказался обычный жилой корпус, переполненный студентами и гудящий как улей. Из-за нехватки комнат, прибывающие группы размещались прямо в холлах, отчего просторные коридоры превратились в полосы препятствий, где на каждом шагу приходилось перепрыгивать через чьи-то ноги или вещи. Воспитанникам Лесной Школы повезло: они успели занять места в двух спальнях на первом этаже и ночь, наполнившая корпус сопением, тихими чертыханиями, шуршанием и запахом марихуаны, рискованно протащенной кем-то из дальних провинций, для них обещала быть относительно спокойной. 

Лера проснулась от ощущения тревоги. Она открыла глаза и прислушалась: тишину, стоявшую в комнате, нарушало лишь дыхание спящих девушек. Из коридора тоже не доносилось ни звука — наконец, к началу четвертого, корпус погрузился в глубокий сон. Лера села на кровати: чувство опасности усилилось. Теперь она ощущала его всем телом. Она встала и подошла к окну: по освещенной фонарями дорожке, к корпусу шли четверо магов в светлых обтягивающих комбинезонах. Такой униформы Воронцова еще не встречала и не знала, к какому из отделений Ордена или Академии эти маги относились. Но ей было очевидно, что опасность исходила от них. Четверка двигалась медленно, останавливаясь и вслушиваясь в ночные звуки. Для магов, знающих учебный городок, их поведение было странным, из чего она сделала вывод, что пришельцы на территории Школы впервые. За ее спиной скрипнула дверь. Лера резко обернулась.
— Тихо, — быстрой тенью Милена проскользнула в комнату и остановилась рядом с Лерой. — Они ищут. По дороге сюда я видела еще две бригады.
— Кто они?
— Они из Центра. Не исключено, что они здесь по другим причинам, но тебе нельзя себя выдавать. 
— Я им не дамся, — Воронцова отступила на шаг от окна, чтоб ее не смогли заметить с улицы. 
К корпусу, через газон, приближалась вторая четверка магов.
— Ложись спать, — приняла внезапное решение Милена.
— Спать?! Чтоб они напали на меня спящую?!
— Возможно, что они не за тобой. Но, если они ищут тебя, то спящую найти труднее. В Исследовательском Центре ищут не по внешности, а узнают по энергетической частоте. В бодрствующем состоянии найти человека легче, тем более, ты нервничаешь, твоя частота становится активнее, заметнее. Представь, что сейчас они сканируют пространство и среди ровной энергетики спящих улавливают твою вспышку. Они придут сюда, как на маяк. Ведь странно, что кроме тебя никто не проснулся.
— Может и так, как ты говоришь, — Лера увидела, как обе бригады подошли ко входу в карантин, — но уже поздно.
Милена быстро вытащила руку из кармана рясы: в темноте блеснул, отражая свет уличного фонаря, маленький шприц. В следующее мгновение девушка ощутила укол в шею. Волшебница подтолкнула ее к кровати и помогла лечь. Тело немело. Из всех сил Лера пыталась сохранить концентрацию, но сознание упорно соскальзывало в темноту.
— Ты только что сдала меня им, — безуспешно пытаясь вызвать трансформацию, прошептала она перед тем, как отключиться. 
 



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться