Выбор Ведьмы. Хроники Магических Земель.

Размер шрифта: - +

Глава 29. Вторжение.

 Ромео поместили в карантин, где ему предстояло восстанавливать свои силы. Посетителей к нему не пускали, и Александр, которому не удалось повидаться с другом после спасательной операции, углубился в работу. С тех пор, как Учитель занял место Григория Петровича, он редко бывал в Академии, сохранив за собой лишь теоретические курсы. Но его занятость никак не отразилась на практических занятиях-вылазках в другие реальности, куда он регулярно отправлялся вместе с Лерой. И, если для нее походы с решением задач были именно занятиями, то для Измененного, практично совмещавшего «приятное с полезным», точнее, работу с Лериным обучением, такие вылазки предоставляли возможность выполнение долга Главы Отдела. Да и входившие в его обязанности решения вопросов безопасности порой требовали улаживание и урегулирования конфликтов более утонченными способами, нежели боевая магия. 

— Ромео приходил к тебе раньше? — спросил Александр, когда портал закрылся, и они оказались посреди ночного луга. Вдали чернел лес, на окраине которого слабо мерцали огоньки в домах небольшой деревеньки Ведьмины Холмы.
— Нет, — оглядываясь по сторонам, и пытаясь просканировать пространство на предмет неприятных сюрпризов, ответила она.
— Ромео только в двух случаях может прийти к женщине, — как можно равнодушнее начал Измененный, но от Леры не укрылся скользнувший по ней, полный любопытства, взгляд. — В первом случае у них…
— Наверное, это был второй случай, — перебила она.
— Второй случай — это работа, и его работа не имеет к тебе отношения.
— Я не знаю, зачем он меня искал, — устав отвечать на один и тот же вопрос в течение нескольких дней, ответила девушка. — Ну, хочешь, просканируй меня.
Александр отвернулся и принялся с удвоенным интересом изучать местность.
— И когда ты успел? Я ничего не почувствовала.
Измененный неопределенно пожал плечами:
— Ты спала. Огни видишь? — он указал на селение.
Лера кивнула.
— Деревенька ведьм. Они давно там поселились, поколений пять назад. Утром оттуда поступил сигнал бедствия. Им требуется помощь. Но что там произошло — я не знаю, сигнал прервался. Наша задача выяснить, что случилось, но сделать это незаметно. 
— Но, раз там живут ведьмы, они уже могли почуять наше присутствие. Если оттуда посылали сигнал, то нас ждут. И, как вероятность, это может быть ловушкой.
— Верно, — одобрил Учитель, — ждут магов или Измененных, но не ученицу. Скорее всего, мое присутствие они уже заметили, а вот человека могли и не ощутить. Здесь, в округе, полно деревушек. Пойдешь к лесу, обогнешь селение, и выйдешь к нему с другой стороны. Проверь, нет ли там кого-то иного, типа ледяных призраков или Паучихи. В одиночку ни с кем не воюй, в саму деревню не заходи, понаблюдай за жителями издали, чем они занимаются. Иди, пока нас никто не вышел встречать.
Лера кивнула и направилась к лесу.

Трава на лугу еще не просохла от вечерней росы, и подол рясы стал влажным. И, хоть студенты не очень любили учебную униформу, она надежно защищала от ветра (а погодные условия во многих реальностях оставляли желать лучшего), спасала от жары, и служила отличным маскировочным костюмом: ну кому интересны монахи, с ног до головы замотанные в черное одеяние? Набрав по дороге букетик трав (Лера надеялась, что издали, если бы ее заметили, могла сойти за местную травницу) она подошла к лесу. Пение ночных цикад, нарушавшее спящий покой луга стихло. Где-то впереди тревожно всхлипнула птица, легкий ветерок прошелестел над головой, сорвав преждевременно засохший лист. Девушка вошла в лес, и, пройдя несколько шагов, остановилась. По спине пробежал холодок, заставляя прислушаться. Страха у нее не было, но ощущение безопасности, которое она испытывала, идя по лугу, исчезло. Просканировав пространство, Воронцова поняла, что не одна. Не сдвигаясь с места, девушка продолжала смотреть вперед. Темнота давно перестала быть для ее зрения препятствием. Александр обучил ее простой технике, с помощью которой она могла и ночью видеть, как днем. Стоило только расфокусировать взгляд, дождаться появления перед глазами мельчайших, похожих на атомы, частиц и сконцентрировать внимание на них. Темнота исчезала, растворяясь в слабом свечении энергии, заполняющем пространство. 

Не обнаружив того, кто тайно за ней наблюдал, Лера пошла дальше. Она чувствовала на себе пристальный взгляд, но вела себя как обычная девушка из местных краев, замешкавшаяся в гостях и теперь спешившая домой. Стараясь не отклониться от маршрута и не отдалиться от деревеньки, Лера держалась края леса, пока он неожиданно не поредел, и она не оказалась на невысоком холме, у подножья которого раскинулось селение ведьм. 
— Что тебя сюда привело? — раздался сзади резкий женский голос, и Лера, не ожидавшая услышать кого-то за своей спиной, вздрогнула.
Между лесом, из которого она только что вышла, и ней, стояла  женщина. Среднего роста, в длинном платье, с распущенными, отдающими в свечении энергии медным блеском волосами, и черными, как два уголька, глазами. 
«Ведьма из деревни», — решила Лера, но ответить ей ничего не успела: женщина в мгновение ока преодолела разделявшие их метры и усмехнулась:
— А, я так и думала, что попытаются избавиться.
— От кого? — понимая, что ее легенда провалена, спросила Лера.
— Вот ответь, ты хочешь меня убивать? — ведьма склонила голову на бок, разглядывая девушку.
— Нет, зачем?
— А кто-то хочет, — грустно сказала она и, уже холодным тоном добавила, — вон, смотри, мчится, быстрый какой.
Она одной рукой схватила Леру за запястье, а второй указала в темное небо. Воронцова послушно посмотрела в указанном направлении. Сначала она ничего не заметила, но через несколько мгновений различила черную точку. Точка росла, приближаясь, пока не превратилась в огромную черную птицу. 
— Сейчас ударится о сыру землю, и превратится в добра молодца, — насмешливо сказала ведьма, — а что, Мать Земля все стерпит. У нее для всякого люда и нелюда место найдется.
Не понимая, чего ей ожидать от сложившейся ситуации, Воронцова пошевелила пальцами, пытаясь вызвать готовность к трансформации, но ничего не почувствовала: Ипостась, не ощущавшая для себя опасности, мирно дремала, предоставив Лере возможность разбираться со своим провалом самостоятельно. Неудавшийся маневр не укрылся от ведьмы, которая, не отрывая взгляда от приземлявшегося ворона, крепче сжала её руку:
— Да ты не волнуйся так, мы тут поговорить собрались. И не дергайся, побереги силы.
Птица, размером с крупную собаку, коснулась земли и в тот же момент обернулась человеком. Не сдержав изумления, Лера тихо ахнула: перед ними стоял Александр.
— Отпусти ее, Аврора, — вместо приветствия сказал он, обращаясь к ведьме.
— Не могу, Эдгар, если я ее отпущу, я не успею и слова молвить. Кто же отпускает свою удачу?
— Ты сошла с ума, Аврора, — тихо начал Измененный, — ты заманиваешь в деревню ведьм и вынуждаешь их принимать участие в твоих ритуалах. Я только что оттуда. Твои коллеги вымотаны и обессилены. Кто-то из них отправил сигнал о помощи.
— Мои сестры добровольно делятся со мной энергией. Я больна и мне нужна сила. 
— Отпусти ее, пойдем со мной, наши специалисты тебе помогут.
— Эдгар! — женщина расхохоталась. — Может я и схожу с ума, но даже в своем безумии знаю, что в Ордене никто не может излечить этот недуг. Вы запираете таких как я, в лепрозории, прячете нас, чтобы не видеть и не напоминать себе о близости смерти. Моя болезнь началась недавно, у меня есть шансы на исцеление. И я знаю, как себя вылечить. А ты мне поможешь.
— Чего ты хочешь?
— Мне нужна сила. И сегодня я ее получу. 
— Иди сюда, — перебив Аврору, позвал Леру Измененный.
Лера попыталась выдернуть руку, но хватка женщины оказалась цепкой. 
— Давай, — Эдгар выразительно посмотрел на ученицу.
Лера дернулась еще раз, но безрезультатно.
— Разве ты не видишь, что она не хочет меня убивать? И я не хочу убивать ее, — сказала Аврора. — Я сразу поняла, кого ты подослал ко мне. Но она в глубине души почитает Великую Мать, которая является прародительницей всех ведьм, и ее внутренняя сила не причинит мне вреда. 
— Что тебе нужно? — повторил свой вопрос Эдгар.
— Мне нужна ведьма. Сильная ведьма, силу которой я обменяю на свой недуг. И ты мне такую ведьму приведешь. И только после этого я верну тебе твою ученицу. 
Измененный стоял, не сводя глаз с женщины.
— Да, я знаю, что цена высока, — согласилась Аврора под его взглядом, — но я еще не готова умирать.
— Ты просишь слишком много. Как, по-твоему, я должен ее привести? 
— С твоими возможностями ты без труда решишь эту задачу. Эдгар, в вашем Отделе картотека ведьм и самых сильных из них вы знаете наперечет. Сейчас у меня достаточно энергии, но, если ты задержишься, мне станет хуже, и я вынуждена буду прибегнуть к помощи твоей… Леры. Не вынуждай меня причинять ей вред. 
Измененный кивнул и открыл портал.
— Мы же не ведем переговоров! — крикнула ему девушка, помня слова Тимура.
Не ответив, он скрылся в прямоугольнике света.

Аврора выдохнула, но пальцы, сомкнутые на Лерином запястье, не разжала.
— Как ты заболела? — спросила у нее Воронцова. — Я уже видела женщину с такой же болезнью. 
— Что-то или кто-то лишает нас силы. Внезапно. Во сне. И никто не ищет причины. Отдел, созданный защищать людей, входящих в Орден, вместо поиска виновного или способа лечения, сгоняет больных в поселки, где они медленно умирают. 
— Марта, женщина которую я видела, могла бы излечиться? 
Ведьма пожала плечами:
— Если сосуд опустошен, его можно наполнить. Но наполнение должно соответствовать сосуду, чтобы не было отторжения. Я сильная ведьма, поэтому мне нужна ведьма с равноценной силой. 
— Отпусти мою руку, я не убегу, — попросила Лера.
— Не могу. Измененным нельзя верить, а Эдгару в особенности. 
— Ты зря рассчитываешь, что он тебе поможет. На твоем месте я бы думала о том, как скрыться. Однажды я уже оставалась в качестве заложницы, и никто не стремился меня освобождать. Вместо этого они уничтожили реальность, — предупредила Лера.
— Теперь, когда решения принимает он, все может быть иначе.
На склоне холма засветился портал, из которого вышел Снегов. Под мышкой у него были зажаты папки.
— Так и будем здесь стоять? Или в дом пойдем? — спросил он.
— Постоим здесь, — ответила Аврора. — Ты решил притащить картотеку?!
— А ты думала, я тебе толпу женщин пригоню? 
— Ладно, показывай, что ты принес.
Измененный протянул ей стопку личных дел, но женщина отступила на шаг:
— Из твоих рук. Листай.

Лера терпеливо переминалась с ноги на ногу, пока Аврора пробегала глазами по черным строчкам. Иногда попадались фотографии, с которых глядели обычные с виду женщины и только объемные досье свидетельствовали об их магических достижениях. Процесс поиска подходящей кандидатуры затянулся. Аврора отбраковывала одну за другой, иногда громко возмущаясь:
— Ей восемьдесят пять лет! Что ты пытаешься мне подсунуть! 
— В силу, между прочим, входит и опыт. Или она слишком для тебя умна? — ехидно заметил Измененный.
— А у этой дети, бессердечное ты создание!
— Не забудь пригласить посмотреть на ритуал. Никогда не видел убийцу, полного любви и сострадания к жертве.
Шелест травы и чьи-то шаги заставили их прерваться. На холм поднималась средних лет женщина, с уставшим лицом и седыми, схваченными в небрежный пучок, волосами.
— Тебе чего? — раздраженно крикнула ей Аврора.
— У Марфы корова пала, — женщина остановилась, не решаясь подойти ближе. — Надо остановиться, Круг обессилел, начал черпать силу из деревни. А у нас детишки.
— Уходи, я скоро вернусь, — ответила ведьма.
Лера почувствовала, как дрогнули и стали влажными пальцы Авроры, продолжавшей стискивать ее руку.
— С каких пор ты стала их госпожой? — будто невзначай, поинтересовался Эдгар.
— Ты забыл, что твоя ученица все еще у меня, — напомнила Аврора.
Вторая ведьма с надеждой взглянула на Измененного, но, не получив поддержки с его стороны, скрылась в темноте. Просмотрев оставшиеся папки, и не выбрав подходящей кандидатуры, Аврора задумалась. Эдгар и Лера тоже молчали. 
«Если бы я трансформировалась, — размышляла про себя девушка, — этой ситуации бы не возникло. Аврору жаль, но Отдел не может позволять каждому себя шантажировать. И как Учитель собирается привести ей ведьму? Похищать? Да и пропавшую точно будут искать».
— В этом списке нет Керридуэн. Приведи ее.
— Ого, — вырвалось у Леры: воспоминания о черноволосой волшебнице из Школы Ведьм были еще свежи. 
— Я принес тебе дела тех ведьм, у которых с Орденом не самые теплые отношения. Выбирай из них, и я приведу твою избранницу. И сделаю так, что искать ее не будут. Но Керридуэн — не могу. Она заметна, сильна и влиятельна. Ты ставишь невыполнимую задачу. 
Лера еще раз попыталась трансформироваться, и снова безрезультатно. Аврора на ее попытку внимания не обратила. Она испытующе смотрела на Измененного, потом сказала:
— Да, ты не врешь. И ты действительно готов похитить ведьму и отдать ее мне. Интересно.

Внезапно сразу несколько криков нарушили ночную тишину. Они доносились из деревни, в которой начался переполох. Хлопали двери, надрывно ржали лошади и лаяли собаки, в каком-то дворе заходился в плаче ребенок. Раздался хлопок и вспыхнул один из домов, второй, третий. Люди метались, пытаясь затушить пожар. Яркая вспышка озарила небо, и над селением появились огненные шары. Они кружили над крышами, словно гигантские пчелы. 
— Что это? — Эдгар резко повернулся к Авроре, которая завороженно наблюдала за происходящим. 
— Мне пора, — она улыбнулась и отпустила Лерину руку.
— Что происходит? Твоя деревня горит! — Измененный попробовал преградить ей путь, но ведьма предостерегающе подняла руку:
— Не надо, а то они нападут на вас. 
— Кого ты призвала?!
— Огневиков.
— Я вижу. Зачем?!
— А ты думал, Измененный, я буду покорно ждать смерти в ваших лабораториях? — воскликнула Аврора.
— Ты впустила в наш мир огневиков! Это не безобидные создания, женщина! Наши леса, дома, и даже тела — для них еда! Они опустошат здесь все! Твоя деревня, соседние селения, все будет уничтожено! Если ты решила такой ценой спасти свою жизнь — ты обманута. Ты сгоришь как щепка при взаимодействии с ними.
— Ты считаешь меня дурой, Эдгар. Я приношу свое тело в жертву. Ты и твоя раса Измененных выбрали симбиоз с Зелеными и таким образом обманули смерть. А что делать тем, кто Зеленым не подошел? Умирать? Нет! Есть и другие существа, на Зеленых свет клином не сошелся. 
— Ни один Измененный не потянул за собой в могилу целую реальность.
— Ты утомил меня своей моралью, Эдгар. Присоединившись к ним, я уведу их отсюда. Мы уйдем.
— Аврора! – глаза Снегова полыхнули гневом. — Ты не знаешь, о чем говоришь! Став одной из них, ты перестанешь воспринимать этот мир как человек. Ты забудешь тех, кого любила, твои ценности перестанут иметь для тебя значение. 
— Не суди по себе, — ведьма ступила на тропинку, ведущую к деревне.
— Лера, уходим, — Эдгар начал открывать портал.
— Секунду, — Лера догнала женщину: — Аврора!
Ведьма нехотя обернулась.
— Почему я не смогла трансформироваться?
Поколебавшись, колдунья улыбнулась одними губами:
— Мы обе почитаем Великую Мать. И та часть ее, заключенная в тебе, видела, что в моем сердце нет желания причинить вред. От меня не исходит угрозы.
— А как же люди в деревне? Их дома горят!
— Мои сестры согласились на ритуал добровольно. Они знали, какую цену придется заплатить. Сейчас им страшно и их решимость уменьшилась, но скоро все закончится, назад дороги нет. 
— Уходим! — рявкнул на ухо Учитель, схватив Леру в охапку и впихнув в портал. 
  
В Отделе объявили всеобщую тревогу. Группы магов, вызванные на экстренные сборы, разбегались по кабинетам проходить инструктаж. 
— Ты могла все это остановить, — в голосе Эдгара не прозвучало упрека, но Лера все равно ощущала себя причастной к уничтожению деревни.
— Не получилось. Если она призвала огневиков, зачем ей была нужна ведьма?
— Ей ничего от нас не было нужно. Кто-то из деревни не выдержал и попросил о помощи. Аврора предвидела наш приход, встретила и тянула время, чтобы мы не помешали завершить ритуал. 
— Что мы теперь будем делать?
— Ты — ничего. Там опасно, а твоя самозащита не сработала. Ты возвращаешься в Академию.
Лера опустила голову. Маленький червячок чувства вины, копошившийся у нее в груди, начал толстеть. 
— Но, может…
— Нет, не может, — Учитель открыл проход, с другой стороны которого виднелась стена главного корпуса.
— Ты анимаг? — задала Лера еще один, волновавший ее вопрос. — Ты был вороном. Я никогда не видела, чтобы ты превращался.
Измененный взял ее под руку и провел сквозь портал. Они вышли позади главного корпуса. Над учебным городком уже сгущались вечерние сумерки.
— Мне близок дух ворона, — ответил он. — Я не выделяю анимагов как вид магов. Это способность, которую можно развить. 
— Ты и машину назвал Вороном, — улыбнулась Лера.
Вместо ответа Александр шагнул к ней. Его глаза потемнели и он, мягко взяв ее за подбородок, поцеловал. На мгновенье она застыла, ощутив на губах тепло его губ. Испугавшись захлестнувшей ее волны жара, Лера подалась назад, пытаясь отстраниться, но он крепче притянул ее, вынуждая сдаться. Она все еще ощущала легкий солоноватый привкус, когда Измененный, не говоря ни слова, быстро скрылся в портале. Светящийся прямоугольник погас, а Лера продолжала стоять, приходя в себя от вспыхнувшего в ней противоречия страсти и протеста. 

Следующие два дня она провела как в тумане. Тихая, полная нежности любовь к Александру заиграла новыми красками. Внутренняя женщина, дремавшая под грузом магической науки, встрепенулась, приоткрыла один глаз, и с удивлением обнаружила, что Учитель не только маг, но и, оказывается, мужчина. Притом, весьма симпатичный. Окрыленная своим открытием, она собралась уже окончательно проснуться, когда голос ее соседа (никогда не дремлющего циничного параноика) деликатно напомнил, что мужчины покидают возлюбленных чаще, чем учителя своих учеников. Вынужденная признать, что связь духовная прочнее связи телесной, внутренняя женщина огорченно вздохнула и покорно отступила, погружаясь в мечты о светлой, романтичной, а, главное, вечной любви. 
Закончилась очередная лекция и Лера, углубившаяся в прилежное изучение не интересовавшей ее ранее теории, забрав методичку, вышла из аудитории.
— Как жизнь, студентка? — раздался знакомый голос: у окна, широко улыбаясь, стоял Ромео.
— Ромео! — она подбежала к нему. — Как я рада тебя видеть!
Высвободившись из его дружеских объятий, Лера засыпала его вопросами:
— Ты восстановился! Даже седины не осталось! Что с тобой произошло? Это были духи мертвых? Сказали, что ты искал меня через сновидение? Но зачем? Ты уже видел Александра? К тебе не пускали. Вот он обрадуется! Правда, его здесь нет, он в Отделе, там объявлена общая тревога. 
Продолжая улыбаться, Ромео кивал. Дождавшись, когда Лера сделала паузу в ожидании ответов, он сказал:
— Пойдем со мной.
— Хорошо, — сразу насторожившись, кивнула она.
Заглянув в несколько дверей и найдя пустой класс, Ромео пропустил Леру вперед, плотно затворил дверь и распахнул портал:
— После вас!
Понимая, что странное поведение друга имеет причину, она, без лишних колебаний шагнула в светящийся проход.

Неширокая лестничная клетка, выкрашенная светло-зеленой краской, четыре, обтянутые коричневым дерматином, двери, глухо вибрирующий лифт и лестница. Лера медленно обвела взглядом коридор, показавшийся ей смутно знакомым. Будто она уже бывала здесь. Ромео закрыл портал и кивком головы предложил подняться на один пролет. Здесь, на залитой солнцем площадке, одиноко стоял в углу на удивление чистый мусоропровод. 
— Говори тише, — предупредил Измененный, — акустика здесь как в театре. Помнишь это место?
— Не уверена. Оно кажется мне знакомым. 
— Возможно, ты была здесь, но скорее всего оно знакомо тебе через энергию Эдгара. За годы взаимодействия с ним ваши энергии, считай, породнились, — Ромео расстегнул серебристую ветровку, измерил шагами лестничную площадку и остановился напротив Леры.
— Что мы тут делаем? — шепотом спросила она, прислушиваясь к лифту, остановившемуся этажом ниже.
— Мы идем в гости. 
— К кому?
— К Эдгару. Я думаю, так правильнее. И ему будет проще. Да, думаю, он будет рад нас видеть. 
— К Учителю? Он здесь живет? Это тот самый дом в Киеве, во дворе которого мы сидели? 
Ромео кивнул.
— Но он же нас не приглашал? — уточнила девушка.
— Значит, пригласит, — Ромео легко сбежал по ступенькам и, остановившись у одной из дверей, поднес руку к звонку.
— Ромео! Нет! — зашипела она. — Я не пойду!
Измененный нажал на кнопку. Послышалась трель звонка. Через несколько секунд раздался щелчок замка и дверь открылась. Лера отступила за угол стены, рассчитывая, что хоть в последний момент Ромео вспомнит о правилах приличия. 
— Здравствуй друг, — Ромео старался говорить весело, но от Леры не укрылась нотка напряжения, проскользнувшая в его голосе. — Мы пришли в гости.
— Проходите, — коротко ответил Александр.
— Идем, нас приглашают, — позвал Ромео, и Лере ничего не оставалось, как выйти из своего укрытия.

Учитель, одетый совсем не по Орденски, в легкий темный джемпер и темные брюки вместо привычной рясы или униформы Отдела, посторонился, предлагая войти. Пока незваные гости топтались на пороге, он запер дверь.
— Кто там, Саша? — раздался из комнаты женский голос. 
— Это ко мне, Ромео и Лера, — испепеляя взглядом светловолосого нахала, ответил он, и, обратился к гостям: — Проходите в комнату.
Ромео, улыбаясь одной из своих самых обаятельных улыбок, первым вошел в светлую гостиную:
— Привет, Люда!
— Здравствуй, — сдержанно кивнула она. — Вижу, ты уже в порядке. Чем обязаны?
— Я пригласил, поработаем вместе, — вместо друга ответил Александр, мягко подталкивая застывшую на пороге Леру в комнату: — Люда, знакомься, это Лера Воронцова, моя ученица.
— Людмила, — холодно представилась она, — жена Александра.
— Здравствуйте, — заплетающимся от неожиданной новости языком, отозвалась девушка.
Она смотрела на полноватую женщину лет сорока пяти и чувствовала себя так, будто на нее выплеснули ведро ледяной воды. Русые, мелко вьющиеся волосы стянуты сзади, прищуренные зеленые глаза, небольшой прямой нос, бледные губы. Непроизвольным движением, застегнув верхнюю пуговицу синего в мелкий цветочек халата, из-под которого виднелся белый край ночной рубашки, Людмила пристально изучала гостью.
— Ты не говорил, что у тебя есть ученица, — наконец сказала она Александру. 
— Для Академии это обычное дело, — спокойным голосом ответил он и обратился к Лере: — Присаживайся.
Он указал на стоявший слева от двери диван, на котором была расстелена чья-то постель.
— Давненько мы с тобой не виделись. Как твои дела? — спросил у замершей у стола Люды, Ромео.
Лера еще раз взглянула на диван, не решаясь сесть на простыни. Перехватив ее взгляд, Снегов закинул диван пледом:
— Я здесь сплю, — зачем-то пояснил он, садясь.
Лера села рядом и осмотрелась: вдоль левой стены разместился стильный, по советским меркам, гарнитур, напротив него — овальный обеденный стол и тумба с телевизором, на полу мягкий ковер. Везде порядок, каждая вещь на своем месте и ни одной пылинки. 
— Извини, что без приглашения. Я не знала, куда Ромео меня ведет, — тихо сказала она.
— Так даже лучше, — так же тихо ответил он. — Вы с Людой могли бы пообщаться. Она сильная ведьма, у нее есть чему поучиться. 
Лера промолчала. Задавать вопросы типа «почему ты не говорил, что женат» казалось ей глупым и бессмысленным: в конце концов (и, как оказалось, к счастью) она всего лишь ему ученица.
— Хочешь чаю? — спросил Измененный.
— Нет, спасибо, — постепенно приходя в себя, мотнула она головой. 
«Милена была права, я о нем ничего не знаю, — подумала она, поглядывая на профиль Александра, — а мне казалось наоборот».
— Я хочу, — отозвался Ромео, — вы уже обедали? Мы думали успеть к вам на обед.
— У меня хватает дел и кроме стояния у плиты, — плохо сдерживая раздражение, ответила Людмила.
— Мы и сами можем приготовить, — Ромео не обиделся.
— Идем на кухню, — Александр поднялся. 
Мужчины вышли. В комнату долетели их приглушенные голоса и звон посуды.
— Ну и? — нарушив повисшее молчание, спросила женщина.
Лера встала и подошла к столу, на котором были разложены листы с заметками.
— Учитель говорил, вы сильная ведьма,  и у вас есть чему поучиться.
— А о тебе он ничего не говорил. И чему он тебя учит?
— Магии, — Лера пожала плечами, — тому, что преподают в Академии. 
— Понятно, — Людмила переложила на столе листики. — Давно ты его знаешь?
— Почти пять лет.
— Пять лет, — эхом повторила женщина. — Если он учит пять лет, нечему тебе у меня учиться. 
Не зная, что сказать, Воронцова молчала. Людмила тоже не была расположена к общению. Она села за стол и погрузилась в изучение заметок. Неловкое положение спас Ромео. Вернувшись в комнату, он подсел к Люде:
— Так и не удается выгнать огневиков?
— Нет, границы реальности истощаются, есть угроза возникновения бреши и тогда вылавливать будем их уже из Академии. Хотя по мне, если она сгорит, вреда не будет. 
— Что изучаешь? — не обратив внимания на едкий тон, продолжил расспрашивать Измененный.
— Ритуал, который использовали ведьмы для вызова. Он сложный, проводился без перерыва неделю. Ищу, может что-то в нем натолкнет на мысль, как закрыть дыру. 
— Дай глянуть.
Оставив мага и ведьму разбираться в записях, Лера прошла на кухню. Александр доваривал спагетти и накрывал на стол.
— Они с Ромео плохо ладят, — сказал он, кивнув в сторону комнаты.
— Не удивительно, — она заставила себя улыбнуться. — Над чем вы работаете?
— Мы не смогли нейтрализовать последствия ритуала, который провела Аврора. Пришлось прибегнуть к помощи ведьм, может они подскажут. 
— Боевая магия не сработала?
— Что может причинить вред чистой энергии? — вопросом на вопрос ответил Учитель. — Остается искать способ провзаимодействовать, чтобы повлиять на свойства огневиков. 
— А если не получится?
— Тогда придется подключать Исследовательский Центр, чтобы уничтожить реальность. За последние годы мы потеряли реальностей больше, чем открыли. Орден как структура стал слабее.
— Потому что маги не могут сопротивляться Глубине? — предположила Лера. Позиции Ордена ее никогда не волновали, но Александр, несмотря на свое безразличное отношение к магам, поддерживал их сообщество, а она поддерживала Александра. 
— Не все о ней знают. Внешние воздействия стали происходить чаще. Такое бывает, когда организм обнаруживает что-то лишнее в себе и старается от него избавиться. Видимо, критическая масса Ордена дала о себе знать, и Глубина пытается его устранить.
— Но зачем Глубине устранять? Она же контролирует все с помощью Центра!
— Она контролирует разными способами. Центр — один из них, но не единственный. Полагаю, Орден начал оказывать влияние на энергетические процессы Глубины, может, даже нарушать их.

Обед, накрытый в кухне, прошел в тишине. 
— Нашли что-то? — поинтересовался Александр, когда все было съедено, а посуда убрана.
— Не уверена, — ответила Людмила, — огневики не пересекают барьеры между реальностями, они используют в качестве портала огонь. Теоретически, они могут проникнуть в любую точку мира.
— Но?
— Отсюда и возникают пожары. Но для целенаправленного проникновения им нужен кто-то, проходя через кого, они подстраиваются под энергетику форм данного места. Иными словами, им нужен настройщик, сквозь которого они пройдут. Иначе их формы не долговечны. 
— То есть, в реальности есть настройщик? — уточнил Александр.
— Или несколько. Нужно искать или мага огня, или смертников, добровольно сжигающих себя на кострах. Конечно, костер — это аллегория и процесс больше похож на самовозгорание. Устраните настройщика, и огневики не смогут долго сохранить форму и превратятся в обычный огонь. 
— Ты очень помогла, спасибо, — Снегов поднялся. — Отправляюсь туда. 
— Мы с тобой, — решил Ромео.
— Нет, прежде чем приступать к работе, ты должен пройти тесты. Таково правило, и оно распространяется на всех, кто вернулся после восстановления, — остановил друга Александр. — Верни Леру в Академию и можешь пройти тестирование в Отделе.
Ромео кивнул:
— Удачи там.

… Учебный городок продолжал жить своей жизнью: из открытых окон жилых корпусов доносился смех, по освещенным вечерними фонарями аллейкам спешили с затянувшихся факультативов студенты. Лера проводила их взглядом. Для них мир остался прежним, чего она не могла сказать о себе. 
— Я, пожалуй, пойду? — без привычной насмешливой улыбки, спросил Ромео.
— Зачем мы туда ходили? Тебе достаточно было бы просто сказать, — она с грустью посмотрела на светловолосого Измененного.
— Лучше один раз увидеть. Я понимаю, тебе неприятно, — он мягко коснулся ее плеча, — но так лучше для всех.
Кивнув на прощанье, Ромео шагнул в портал.



Майя Ли

Отредактировано: 16.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться