Выйди из-за тучки

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 17

В тот же вечер мы и поговорили. Тетя выслушала все, что я ей рассказала. Я думала, что дальше она озвучит свое виденье ситуации, ждала от нее какого-то совета, надеясь в глубине души, что он как-то поможет мне. Но она повздыхала, поинтересовалась – а знают ли родители? Покачала головой и предложила закругляться с посиделками и ложиться спать. И я осторожно поинтересовалась:

- И ничего не скажете?

- Я, Анечка, совсем его не знаю, что я могу сказать?

- А  вобще... про все это?

- Так, а что тут обсасывать, если толком ничего не знаем? Оно тебе нужно? Легче станет?

- А о чем там знать? Ну… да уж - точно не станет.

- Вот и все. Я в любом случае на твоей стороне – права ты там или нет. Потому что ты моя. И Вера с Юрой тоже будут. Но ты правильно не сказала им – пусть уже у вас все до конца прояснится. Потому и не поехала домой?

- Потому и не поехала. У мамы последнее время высокое давление.

- Сюда бы их... Я вот думаю – а не позвать ли их на недельку? А там и задержатся… на месяц, а то и два. Два года их не видела. Вовчика попросим молчать, про мужа скажешь – работает.

- Я не знаю, - растерялась я, - это вам решать. Я только «за». А что прояснится, теть Рис, если мы разводимся?

- Ну… он же объяснил, как относится к этому. И почему ты исключаешь, что и на самом деле - по его пониманию это такая жертва с его стороны?

Я уставилась на нее. Может, это я не понимаю чего-то? Чего-то настолько элементарного, что очевидно другим? Протянула издевательски:

- Вот уж зашиби-ись… спать с чужой бабой при живой жене… удобная какая жертва. А вам не кажется, что в этой ситуации главная жертва – Вовка?

- Как скажешь, я же говорю - я за тебя. Я тут говорила про Веру и ее болячку… место у нас тут особое, Ань. Сакральное место – слышала про такое?

- Я не верю в мистику, - качала я головой, отворачиваясь. Не ожидала от нее - жертва…

- А нужно верить, потому что она есть. Ее даже увидеть можно.

- Мистику? – очнулась я, испытывая не самое хорошее чувство. Как-то разом вспомнились секты, излишняя религиозность некоторых пожилых людей, мелькнула мысль о старческом маразме и стыдливо спряталась. Не хотелось бы всего этого. А тетя рассказывала:

- Да, мистику. Только это не здесь, а выше. Прямо на берегу Белого моря, не так далеко от Архангельска есть поморское село – Нюкса называется. Стоит над озером, а из озера – речка прямо в море. Там морские нерпы с приливами заходят прямо в речку. Природа удивительная, как и у нас – леса, холмы, закаты летние - русский север, глушь. Только еще и море.

- А откуда такие подробности?

-  Рассказывали. Так вот: над селом самый высокий холм, а на нем – погост. В красивом месте там хоронят. Если зимой смотреть с этого холма вниз на село, да в самый лютый мороз, когда за тридцать, да в ясную погоду… Что ты думаешь? Внизу блазится древнее поселение, наподобие старинной деревянной крепости. Деревянные избы в два этажа – как и строят на севере испокон веков, церковь пятишатровая, заснеженные улочки, а по ним конные, телеги едут, снуют люди, одетые на старинный манер. Бревенчатые стены вокруг поселения – с острыми затесами поверху. Не веришь? А ты верь, потому что это сняли на фотоаппарат. Даже в газету этот снимок возил один военный, да только ему хода не дали, затеряли где-то. Это еще при советской власти было, а тогда мистика не приветствовалась.

- А сейчас можно опять это снять… повторить?

- Если цель такую поставить – я думаю, что можно. Да только видели тот город всего несколько раз на людской памяти. Что-то должно совпасть…, а сидеть на кладбище целыми днями да всю зиму в морозы не будешь.

Мы помолчали, я обдумала то, что услышала и ответила:

- Скорее всего, это никакая не мистика, а простая физика. Преломление солнечных лучей на стыке атмосферных слоев разной толщины и плотности. В момент, когда их температура по какой-то причине меняется, меняется и плотность. Там же напрямую связано с температурой воздуха? Солнце – облако. Возможно – кристаллизация частиц воды в виде мельчайшей взвеси. Она может синхронно оседать без ветра… совершенно равномерно, создавая гигантскую призму, передающую изображение на расстояния. А когда миражи в пустыне…

- Время там другое показывается. На несколько минут будто открывается окно в прошлое. Но я про наше Куделино… тут не гниет дерево. Цвет стен видела? Дело не только в том, что из хорошего северного леса ставили - из того, что зимой заготавливают и морозом сушат. Оно здесь само собой консервируется и со временем начинает отливать благородным серебром. Но это так… я не только про это. Тут люди не пьют.

Я посмотрела на стопочки с домашним вином, что ждали своего часа на столе перед нами. По одной мы уже выпили, и тетя опять налила под самый верх. Она проследила мой взгляд и хмыкнула:

- Я для себя и самогон понемножку варю - на мисочку. И на дикой малине настаиваю. Без рюмочки уже бывает и не заставить себя покушать. Но это не то, Ань. У нас не пьют.

- Вы про алкоголизм? – озарило меня.

- А про что же еще? И еще есть особенность – людские таланты тут раскрываются. Как растение, которое идет в рост, когда его пересадят из плохой земли в хорошую, так и для человеческой души здесь настает благодать. Люди живут открыто, в полную силу и с удовольствием.

- Это никакая не мистика, - прошептала я, - это благоприятный социальный микроклимат. Не нужно придумывать антинаучные свойства просто приятному для проживания месту. Коренные северяне вообще отдельный случай, с ними любой оттает душой.

- Вот же Фома… - тихо засмеялась она, - а еще живут тут долго… Мой Ваня старше меня больше чем на десяток лет, и ушел почти в девяносто. Много ли мужиков у нас доживает до такого срока? А тут все долгожители – и местные, и пришлые что надолго осели здесь. А когда все же умирают, то сразу – минуя затяжные болезни и старческую немощь. Есть еще много чего… Вот сходим на кружания и ты сама заметишь.



Тамара Шатохина

Отредактировано: 02.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться