Выигрыш

Font size: - +

Выигрыш

Не то что бы Павлу хотелось мороженого, просто девушка, которая его продавала, оказалась на редкость симпатичной. Мимо такой невозможно было пройти мимо. Павел выбрал шоколадное с орехами и протянул незнакомке купюру.
 – Ой, вы знаете, у меня, кажется, нет сдачи, – огорчилась она.
 – Могу взять на все, – радостно нашелся покупатель, потому что начал завязываться разговор.
 «Интересно, она всегда тут стоит? – мелькнуло в голове у Павла. – Тогда почему же я раньше никогда не обращал на нее внимания?»
 – А возьмите лучше билет, – вернул его с небес голос собеседницы.
 – Билет, какой билет? – не понял Павел.
 – Лотерейный. Только сегодня поступили.
 Улыбнувшись, девушка протянула Павлу яркую бумажку.
 – Вам обязательно повезет, – уверенно произнесла она.
 Билет был красивый. Павел согласно кивнул и сунул его в карман.
 «Хорошо бы выиграть, – думал он, уходя. – Тогда можно будет завтра рассказать девушке, что у нее счастливая рука. И главное, не забыть спросить, как ее зовут…»
 Дома Павел первым делом решил разобраться с билетом. Там было четыре серебристых квадратика, поверхность которых нужно было стереть монеткой. В этом не было ничего удивительно. Странным оказалось то, что организация, устроившая лотерею, называлась Институт Времени. Никогда раньше Павел о таком учреждении не слышал, тем более, не предполагал, что научные институты выпускают лотерейные билеты. Удивленно пожав плечами, он достал из кармана рубль и стер краску с квадратиков. Уже на втором квадратике стало ясно, что билет невыигрышный. В итоге комбинация цифр оказалось такой: «2147».
 «Даже двух одинаковых не нашлось, – с огорчением подумал Павел. – Эх, не везет. Наверное, и у девушки той уже парень есть…»  Он не успел закончить эту мысль, потому что раздался звонок в дверь. На пороге стоял лысоватый мужчина с портфелем в руках.
 – Здравствуйте, я из Института Времени, – бойко представился визитер.
 – А как… – растерялся Павел.
 – Как мы вас нашли? – незнакомец небрежно махнул рукой. – Ничего сложного. В билет вмонтирован микрочип, – после этого он одарил собеседника снисходительной улыбкой. – Итак, вы выиграли поездку в 2147 год.
 – Куда? – совершенно не понимая, о чем идет речь, переспросил Павел.
 – Не куда, а я бы сказал, в какое время, – уточнил сотрудник Института Времени.
 – Вы что, шутите? – ухмыльнулся Павел.
 – Разве я похож на шутника? Разрешите представиться, меня зовут Белкин Игорь Денисович, старший научный сотрудник Института Времени.
 – Павел.
 – Вот и познакомились. А теперь прошу вас поторопиться, я машину времени неподалеку припарковал, только там стоянка платная.
 – А с собой что брать? – Павел решил, что должен поддерживать игру до тех пор, пока не удастся сдать этого беднягу в психушку.
 – Да, в принципе, всем необходимым мы вас обеспечим, – бодро ответил Игорь Денисович. – Фотоаппараты и мобильники брать нельзя. Сами понимаете, будущее!
 Павел покорно выложил на стол сотовый телефон, хотя идея остаться без связи его не слишком обрадовала. Они спустились вниз и, выйдя из подъезда, свернули за угол. То, что Игорь Белкин называл машиной времени, оказалось потрепанным фургончиком с плохо различимыми ржавыми номерами.
 – Никуда не денешься, маскировка, – виновато объяснил Белкин.
 «Наверное, это свихнувшийся ученый», – успел подумать Павел, открывая дверь фургончика.
 За рулем сидел лохматый веснушчатый парень с большими задумчивыми глазами.
 – Артем, заводи! – крикнул ему Игорь Денисович, пытаясь захлопнуть непослушную дверцу.
 Артем завел, но драндулет стартовал лишь с третьей попытки. Автомобиль зарычал, дрогнул и тронулся с места. И в этот момент Павел вдруг испугался, ведь он находился в маленьком замкнутом пространстве с двумя совершенно незнакомыми ему людьми. Куда они его везут?
 В довершение всего случилась и вовсе неожиданная вещь. Все вокруг неожиданно застлал туман. Он окутал стекла машины так, что ничего не было видно. «Врежемся!»  – мысленно ужаснулся Павел.
 – Вы не волнуйтесь, у нас все под контролем, – похлопал его по плечу странный ученый. – Впрочем, можно уже вылезать.
 – Как, уже приехали? – удивился пассажир.
 Игорь Денисович молча кивнул и, распахнув дверь, первым выбрался наружу. Павел, не мешкая, последовал за ним. Случилось то, чего он больше всего опасался – его привезли в лес. Правда, Павел совершенно не мог понять каким удивительным способом они оказались в лесу всего за несколько минут.
 Но уже в следующее мгновение Павел позабыл и о лесе, и о своих спутниках. Он увидел город, что виднелся вдали. Скорее, это было похоже на сказочное видение, чем на явь – тянувшиеся к небу белоснежные башни, мосты с арочными колонами и горы покрытые шапкой снега.
 – Вы извините, что высадили вас на окраине, – напомнил о себе служитель Института Времени. – Но зато отсюда открывается великолепный вид. Не правда ли?
 – Да уж… – только и сумел произнести Павел.
 Неожиданно он почувствовал за своей спиной движение. Обернувшись, Павел увидел, что старый грузовик исчез, а на его месте откуда ни возьмись появилась сверкающая серебристая капля. Эта капля теперь медленно поднималась в воздух, отражая одной из своих блестящих граней пораженную физиономию Павла. Проворно воспарив над соснами, капля унеслась в сторону города.
 – Скажите, где мы? – взмолился Павел.
 – Мы не где, а когда, – в очередной раз поправил Игорь Денисович. – Это Москва – ваш родной город. Но сейчас 2147 год.
 – Будущее?
 – Для вас – это будущее, для меня – настоящее, а для кого-то уже прошлое. Все относительно.
 – А горы?
 – Искусственные.
 В этот момент какое-то большое летающее устройство совершенно бесшумно пронеслось над лесом. Этот произошло столь быстро и неожиданно, что Павел даже не смог ничего толком разглядеть.
 – Рейсовый. Земля – Луна, – пояснил Игорь Денисович.
 В глубине леса пронзительно закричала птица, встревоженная пролетевшим космолетом.
– А теперь нам с вами нужно переодеться, – не обращая внимания на птицу, заявил сотрудник Института Времени.
 – Переодеться? – удивился Павел.
 – Ну да, чтобы не привлекать внимания, – пояснил Белкин.
 Пришелец из прошлого кинул беглый взгляд на свои местами очень потертые джинсы.
 – Конечно, у вас так никто не ходит, – догадался он.
 – Вам свойственна проницательность, – похвалил Игорь Денисович. – У нас здесь находится станция переброски, там вы получите новую одежду.
 Станцию едва можно было различить за деревьями, потому что вся она была прозрачной. Увенчанный остроносой крышей цилиндр был размером с двухэтажный дом и просвечивал насквозь.
 Когда ученый из будущего и его новый знакомый подошли к станции, в цилиндре образовался округлый проем. Войдя в него, посетители сразу оказались в уютном вестибюле. Здесь было несколько мягких кресел, журнальный столик и ряд каких-то непонятных приспособлений, напоминавших саркофаги.  Белкин жестом указал на один из них. Крышка сама собой отъехала в сторону, и Павел вошел вовнутрь. «Наверное, дезинфекция», – подумал он. Однако ничего похожего на антисанитарную обработку с ним не произошло. Просто послышался невнятный шум, а потом стало почти темно. Через мгновенье свет засиял опять, и саркофаг открылся. К своему удивлению, Павел обнаружил, что на нем теперь надет эластичный темно-синий комбинезон с блестящими голубыми вставками. На рукавах и на груди красовалось изображение головы бога Хроноса – эмблема Института Времени.
 – Все происходит на квантовом уровне, – объяснил суть произошедшего Игорь Денисович. – Очень удобно для перемещений во времени. За считанные секунды можно получить костюм любой эпохи.
Покинув станцию, новые знакомые начали спускаться по тропинке, ведущей к обрыву, где, по словам Белкина, нужно было сесть в скорт. Павел, разумеется, никогда в скорте не ездил, и он почему-то представлялся ему огромной блестящей доской, на которой спускаются с горы.
 – А зачем горы? – спросил он на ходу.
 – Для улучшения розы ветров, – с готовностью отозвался Игорь Денисович. – К тому же, горнолыжный курорт под боком.
 Спутники вышли на небольшую открытую площадку, где был установлен пузатый столбик с заметной издалека красной кнопкой, которая, видимо, могла светиться в темноте. Едва Белкин коснулся кнопки, как прямо над его головой в воздухе возник куб размером чуть больше кабины лифта, у которого имелись ножки-опоры и рожки-присоски. «Вот что такое скорт», – догадался Павел.
 Скорт приземлился и гостеприимно распахнул двери. К огорчению Павла, в устройстве не было окон, а он надеялся посмотреть на город с высоты птичьего полета. Впрочем, путешествие оказалось на удивление коротким. Не прошло и минуты как двери куба снова раскрылись. Скорт стоял на краю широкого проспекта, конец которого исчезал где-то за горизонтом.
 – Так быстро долетели… – не без огорчения высказался Павел.
 – А мы никуда вовсе и не летели, – обескуражил его научный сотрудник. – Скорт – это скоростной телепортатор.
 – То есть мы телепортировались?
 – Вот именно.
 – Но это же фантастика.
 – В нашем времени уже нет.
 Павел начал с любопытством озираться по сторонам. Повсюду вдоль проспекта располагались зеленые зоны различной длины и конфигурации. Дома были в основном невысокие, не застилавшие неба. Складывалось впечатление, что это некий огромный единый комплекс. Квартал состоял из белоснежных строений и, скорее всего, представлял собой стиль некой новой античности будущего.
Здесь было какое-то удивительное ощущение комфорта и безопасности. Долгое время Павел не мог понять, из чего оно возникает. Но наконец он сообразил, что причина кроется в людях. Эти жители грядущего столетия показались ему неторопливыми, спокойными, величественными, мудрыми… У новой Москвы был темпо-ритм явно отличный от того, к которому привык гость из XXI века.
«Конечно, кругом телепортация, – с завистью подумал Павел. – Куда же им торопиться?»
– Как же вы всего этого добились? – произнес он, пораженный увиденным.
– Все началось в тот момент, когда в обществе победила концепция ноократии, – начал объяснять Белкин.
– Ноократии?
– Вид политического устройства, основанного на приоритете человеческого разума. Проще говоря, ноократия – это власть самых умных. Ноократия, кстати сказать, базируется на идеях нашего великого соотечественника Владимира Ивановича Вернадского, того самого который придумал понятие ноосферы. Ноократия стала следующим шагом в развитии человечества вслед за демократией, вобрав в себя ее лучшие черты, не позволяющие социуму скатываться к авторитаризму и власти выживших из ума стариков.
– Да уж, выживших из ума стариков у нас хватает, – невольно усмехнулся Павел.
– Именно поэтому ноократия явилась более совершенной формой государственного правления, при которой власть находится у интеллектуальной элиты, с помощью технологий и науки толкающей общество к прогрессу, – закончил Игорь Денисович.
Они не спеша двинулись вдоль проспекта. Как оказалось, в этом районе преобладали в основном музеи, школы, театры, библиотеки и научные учреждения. Павел шел, изо всех сил вертя головой, но чем дальше он следовал за Белкиным, тем сильнее в его голове звучала мысль, которая не должна была звучать ни в коем случае. «Сбежать! – потребовал вдруг его возбужденный рассудок. – Сбежать и разузнать все самому без занудных провожатых».
Какое-то время Павел мужественно боролся с этим крамольным желанием, но в конце концов оно овладело им настолько, что он уже не в силах был сопротивляться. Павел воровато огляделся по сторонам. Неподалеку маячило непонятное приспособление, на котором было написано «Станция фотосинтеза». Оно напоминало многоярусную клумбу, где на полупрозрачных голубых шарах росли небольшие деревца очень похожие на карликовые пальмы.
Павел немного приотстал и, улучив момент, юркнул за гигантскую клумбу. Здесь была дорожка, ведущая на периферию квартала. Не раздумывая, беглец бросился наутек. Краем глаза он поймал на себе несколько недовольных взглядов, но сейчас было не до извинений. Главное – оторваться от погони, если она есть.
Только пробежав несколько сотен метров, Павел рискнул оглянуться. Сотрудника Института Времени нигде не было видно.
Гость из прошлого облегченно вздохнул и, засунув руки в карманы, непринужденной походкой зашагал туда, где, по его мнению, должен был находиться центр города. Однако не прошел он и нескольких шагов, как его взору открылась ужасающая катастрофа. Причудливое витиеватое здание в несколько этажей начало вдруг крениться, изгибаться, потом быстро обмякло и растаяло, словно мороженое. Павел понимал, что нужно звать на помощь, но в горле пересохло, и он только беззвучно открывал рот. А вот другие прохожие почему-то совершенно не обращали на происходящее внимания.
– Первый раз видите? – раздалось вдруг за спиной.
Павел обернулся. Перед ним стоял бородатый мужчина в строительной каске.
– Что, простите? – пробормотал Павел.
– Вы, наверное, еще не видели, как реконструируют дома, – сказал незнакомец.
– Реконструируют?
– Ну да, теперь ведь дома выращивают, а не строят как раньше.
– Это я знаю, – нагло соврал Павел. – Хотя не совсем разбираюсь, я, знаете ли, гуманитарий.
– Просто в какой-то момент люди задались вопросом: «А что если бы мы не строили дома из стекла и бетона, а выращивали их как растения?» – понимающе кивнув, ответил строитель. – Архитектура XXII века временна, изменчива, а, самое главное, адаптивна к окружающему пространству и насущным нуждам человека.
– А что с этим зданием?
– Устарело. Вырастим из прежней массы новое, более современное. Думаю, к утру будет готово.
– К утру?!
– Понимаете, проект слишком сложный. До вечера не поспеть.
Павел сочувственно покачал головой. Он пожелал своему неожиданному собеседнику удачи в выращивании нового дома, и они распрощались.
Пройдя еще немного, Павел почувствовал, что от пережитых треволнений у него жутко разыгрался аппетит. «Вот незадача, – огорчился он. – Поди, наши деньги давно устарели. Да и есть ли у них вообще деньги?»
Тут взгляд изголодавшегося путешественника упал на некие приспособления, от которых с едой в руках отходили люди. Судя по всему, это были какие-то автоматы. Павел увидел, что горожане подходили к ним, нажимали на панели управления нужные кнопки и уходили, получив продукты. Выждав момент, когда никого не было поблизости, Павел подошел к автомату. Первое, что он разглядел, была надпись, которая его необычайно обрадовала. «Бесплатное социальное питание», – гласила вывеска.
Воодушевившись, Павел принялся изучать меню. Однако большинство названий оказались совершенно незнакомыми, и даже трудно было угадать, что это такое. В итоге Павел решил взять сок и несколько продуктов наугад. Заказ появился в нише устройства мгновенно.
Вместе с бутылочкой ананасового сока Павлу досталось несколько почти одинаковых продуктов, которые были изготовлены в форме звездочек. Павел сорвал упаковку и осторожно надкусил лучик звезды. Это была какая-то биомасса по вкусу напоминавшая сладковатый творог. Вторая звездочка оказалась похожа на морепродукт. Эти звездочки были настолько питательны, что на третью у Павла уже не хватило сил, и он предусмотрительно спрятал ее в карман.
Теперь, когда можно было не бояться, что он умрет с голоду, следовало продолжить движение к центру города. Во всяком случае, Павел решил идти туда, где над всеми остальными зданиями возвышалось некое строение, напоминавшее состоящий из тысячи брызг гигантский столб воды, что рванулся к небу. Оставалось лишь теряться в догадках, каким способом создан столь чудесный образец архитектуры.
Вскоре Павел вышел на берег Москвы-реки, который невозможно было узнать. Прямо перед ним берега соединял изогнутый мост, на котором как раз и стояло неизвестное здание. К нему стекалось довольно много людей, и пришелец из XXI века поспешил влиться в общую толпу.
«Все-таки нужно узнать, что это такое», – подумал Павел. Он выделил среди идущих юную девушку в серебристо-белой накидке с капюшоном.
– Простите, что это за здание? – вежливо обратился он к ней.
– Как, вы не знаете? – от удивления незнакомка остановилась.
– Я из Чебоксар, – нашелся Павел.
– А разве в Чебоксарах нет храмов?
– Есть, но не такие.
– Это Храм Утренней Росы.
– Какое странное название.
– Не в названии суть.
– А в чем?
– В том, что мы приходим сюда, чтобы ощутить влияние духовного космоса, которое можно уловить лишь в измененном состоянии сознания.
Некоторое время Павел шел вслед за девушкой, но на пороге храма вдруг остановился. Он словно бы почувствовал, что у него нет права войти в это святилище, построенное не его современниками, а иными, отличными от них людьми.
– Возможно, когда-нибудь вы попадете сюда, – послышался позади знакомый голос.
– Как вы меня нашли? – обернувшись, спросил Павел. – Опять микрочип?
– Я уже говорил о вашей проницательности, – ответил Белкин. – Когда я хлопнул вас по плечу, то оставил устройство слежения размером с молекулу.
– Это ведь была не лотерея?
– Разумеется, нет. Зачем нам лотерея!
– А что?
– Просто мы производим отбор.
– Какой отбор?
– Мы отбираем людей, которые смогли бы стать нашими помощниками, если хотите, агентами будущего.
– А в чем задача?
– Подготовить ваших современников к тому, что ожидает человечество в грядущем. Нелегкая, знаете ли, работа.
– И что, я вам подхожу?
– Мы еще не решили. Во всяком случае, вы были первым, кто сбежал.
Павел виновато улыбнулся.
– Нам пора возвращаться, – не успел Игорь Денисович произнести эту фразу, как в воздухе появилась серебристая капля.
– А та девушка, она, наверное, не продавщица мороженого? – догадался вдруг Павел.
– Это Алевтина, одна из наших лучших сотрудниц, – подтвердил Белкин.
Аппарат приземлился, и в проеме раскрывшейся двери мелькнуло знакомое лицо Артема.
«Алевтина… какое прекрасное имя», – садясь в машину времени, подумал Павел.



Владислав Малышев

Edited: 12.03.2016

Add to Library


Complain




Books language: