Выйти из тьмы

Размер шрифта: - +

1

Не так Микеле хотел бы увидеться с сюзереном. Не думал он, что привезет Доминика Эль-Лорейн, мага, которому многим был обязан и которым восхищался, как только в юности свойственно восхищаться более старшими, умелыми и зрелыми, в свой старый дом, где годами никто не жил. В мечтах Микеле, сюзерен был достоин всего самого лучшего - дорогих вин, редчайших тканей, деликатесов из дальних стран, роскошных апартаментов. Вместо этого они приехали в лачугу, носившую гордое название Каса-Утэро! "Замок Утэро" ветшал и ветшал, в комнатах пахло плесенью, а с потолков на последнем, четвертом, этаже в дождливую погоду капало на пол. Старуха Нэн была почти слепа и плоховато слышала, убираться в доме она не могла, а готовила кое-как - да и было бы из чего готовить, с десяток крестьян изредка приносили дань, помня о прежних господах, покойных родителях Микеле... но в деревне люди жили небогато. Всё, всё пришло в упадок, пока Микеле учился, пытался добиться успеха в столице, кое-чего и достиг - а потом почти все драгоценности и деньги пошли на то, чтобы спасти сюзерена.

Кто-то сказал бы, сами виноваты - и был бы прав. Но в тот вечер, когда они, использовав последний "кристалл передвижения", оказались у двери Каса Утэро, прошлое уже не имело значения. Тут бы выжить!
Микеле уже успел продумать, что да как. Пару комнат он может отреставрировать магией, остальное подождет: Доминик изранен и болен, а создать для него целительный кокон отнимет почти всю энергию. Да здравствуют пешие прогулки, труд в саду и в огороде, ручной труд во всем его многообразии, изо дня в день, и никаких тренировок не надо. В коконе Доминик, по сути, будет жить как растение, питаясь только потоками маны - зато потом ему понадобится всё, что необходимо выздоравливающему... и Микеле твердо решил, что добудет всё необходимое, чего бы это ему ни стоило.
Даже если ему, магу второй степени темной магии, придется самому резать, потрошить и ощипывать птицу и варить из нее бульон. Даже если ему самому придется наводить порядок в хлеве, в который превратился родовой замок. Ради Доминика он обязан сделать возможное и даже невозможное.

Эль-Лорейн спас прибывшего в столицу бедного провинциала от парней из золотой молодежи, вздумавших поиздеваться над наивным мальчишкой. Взял в свой дом, обучил всему, что знал сам, вывел в высший свет - хотя мог бы просто раз из прихоти спасти и больше никогда не вспоминать о такой случайности. К чему темному магу играть в благородство!
Сам Доминик говорил: "Просто я разглядел в тебе талант. Стыдно оставлять жемчужину валяться в грязи".
Что же, теперь пришла пора платить долги.

Придерживая цепляющегося за него изможденного мужчину, Микеле открыл дверь фамильным магическим кольцом. Из холла тянуло такой вонью, что Доминик зажал себе рот ладонью, да и Микеле почувствовал приступ дурноты. Где же эта Нэн, где ее твари носят?! Хотя толку-то от нее.

Микеле становилось тяжко от того, сколько маны придется использовать по мелочам: обойти "внутренним взором" комнаты и выбрать из них относительно пригодную для жизни, переместиться туда вместе с Домиником, переместить скудные запасы, захваченные с собой, в соседнюю комнату. Но это приходилось делать, и немедленно.
А потом окутывать Доминика коконом, тщательно сплетая нити силы... и только когда всё готово, можно упасть в обветшавшее кресло, закрыв глаза. Докатились.

Он помнил, каким увидел сюзерена в первый раз - ярким, сильным, похожим в переливах алых тканей на алую молнию. Рыжие вьющиеся локоны только усиливали это впечатление.
Сейчас тело Доминика было покрыто застарелыми и свежими шрамами, неаккуратно остриженые лохмы потускнели и в них появилась седина... ничего не выражающий взгляд вызывал какой-то безотчетный страх - Микеле боялся, что таким его учитель останется навсегда.

Нет! Они будут бороться до последнего, чего бы это ни стоило.

 

Не так Микеле хотел бы увидеться с сюзереном. Не думал он, что привезет Доминика Эль-Лорейн, мага, которому многим был обязан и которым восхищался, как только в юности свойственно восхищаться более старшими, умелыми и зрелыми, в свой старый дом, где годами никто не жил. В мечтах Микеле, сюзерен был достоин всего самого лучшего - дорогих вин, редчайших тканей, деликатесов из дальних стран, роскошных апартаментов. Вместо этого они приехали в лачугу, носившую гордое название Каса-Утэро! "Замок Утэро" ветшал и ветшал, в комнатах пахло плесенью, а с потолков на последнем, четвертом, этаже в дождливую погоду капало на пол. Старуха Нэн была почти слепа и плоховато слышала, убираться в доме она не могла, а готовила кое-как - да и было бы из чего готовить, с десяток крестьян изредка приносили дань, помня о прежних господах, покойных родителях Микеле... но в деревне люди жили небогато. Всё, всё пришло в упадок, пока Микеле учился, пытался добиться успеха в столице, кое-чего и достиг - а потом почти все драгоценности и деньги пошли на то, чтобы спасти сюзерена.

Кто-то сказал бы, сами виноваты - и был бы прав. Но в тот вечер, когда они, использовав последний "кристалл передвижения", оказались у двери Каса Утэро, прошлое уже не имело значения. Тут бы выжить!
Микеле уже успел продумать, что да как. Пару комнат он может отреставрировать магией, остальное подождет: Доминик изранен и болен, а создать для него целительный кокон отнимет почти всю энергию. Да здравствуют пешие прогулки, труд в саду и в огороде, ручной труд во всем его многообразии, изо дня в день, и никаких тренировок не надо. В коконе Доминик, по сути, будет жить как растение, питаясь только потоками маны - зато потом ему понадобится всё, что необходимо выздоравливающему... и Микеле твердо решил, что добудет всё необходимое, чего бы это ему ни стоило.
Даже если ему, магу второй степени темной магии, придется самому резать, потрошить и ощипывать птицу и варить из нее бульон. Даже если ему самому придется наводить порядок в хлеве, в который превратился родовой замок. Ради Доминика он обязан сделать возможное и даже невозможное.

Эль-Лорейн спас прибывшего в столицу бедного провинциала от парней из золотой молодежи, вздумавших поиздеваться над наивным мальчишкой. Взял в свой дом, обучил всему, что знал сам, вывел в высший свет - хотя мог бы просто раз из прихоти спасти и больше никогда не вспоминать о такой случайности. К чему темному магу играть в благородство!
Сам Доминик говорил: "Просто я разглядел в тебе талант. Стыдно оставлять жемчужину валяться в грязи".
Что же, теперь пришла пора платить долги.

Придерживая цепляющегося за него изможденного мужчину, Микеле открыл дверь фамильным магическим кольцом. Из холла тянуло такой вонью, что Доминик зажал себе рот ладонью, да и Микеле почувствовал приступ дурноты. Где же эта Нэн, где ее твари носят?! Хотя толку-то от нее.

Микеле становилось тяжко от того, сколько маны придется использовать по мелочам: обойти "внутренним взором" комнаты и выбрать из них относительно пригодную для жизни, переместиться туда вместе с Домиником, переместить скудные запасы, захваченные с собой, в соседнюю комнату. Но это приходилось делать, и немедленно.
А потом окутывать Доминика коконом, тщательно сплетая нити силы... и только когда всё готово, можно упасть в обветшавшее кресло, закрыв глаза. Докатились.

Он помнил, каким увидел сюзерена в первый раз - ярким, сильным, похожим в переливах алых тканей на алую молнию. Рыжие вьющиеся локоны только усиливали это впечатление.
Сейчас тело Доминика было покрыто застарелыми и свежими шрамами, неаккуратно остриженые лохмы потускнели и в них появилась седина... ничего не выражающий взгляд вызывал какой-то безотчетный страх - Микеле боялся, что таким его учитель останется навсегда.

Нет! Они будут бороться до последнего, чего бы это ни стоило.

 



Джес Форт

#30058 в Фэнтези
#16383 в Разное
#1938 в Приключенческий роман

В тексте есть: дарк

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться