Выйти замуж за принца

Глава 7 (полностью)

По дороге, ведущей вдоль живописного побережья, неслась голубая машина с открытым верхом. Молодая женщина, сидевшая за рулем, то и дело поправляла волосы, пытавшиеся пробраться в рот, и подпевала звучащей по радио модной молодежной песенке. Рядом с довольной улыбкой сидел молодой человек, баюкающий на коленях серый кофр с видеокамерой, одолженной у друга-оператора. Он не отпускал его ни на минуту, объяснив, что не расплатится за видеокамеру и за полгода, если с ней что-нибудь случится.

Элли поглядывала в зеркало заднего вида на пассажира, который все время глядел в телефон с очень серьезным видом. Утром, когда служащий отеля подогнал машину к крыльцу, Эрик поспешил к месту водителя, но Элли взяла протянутые ей ключи и сама уселась за руль, сказав, что машину арендовала она, и значит она ее и поведет. Певец не стал препираться и направился к пассажирскому сидению, но Минхёк занял его первым. Именно после того как ему пришлось забраться на заднее сидение, Эрик стал угрюм и неразговорчив. Элли, ужасно не любившая всяческую неловкость и напряженность, пыталась его разговорить, но он отвечал коротко, показывая, что у него нет ни малейшего желания поддерживать разговор.  

- Эрик, если ты продолжишь общаться только со своим телефоном, то я решу, что ты обиделся, - Элли постаралась перекричать радио и шум ветра, но Эрик никак не отреагировал на ее слова. – Ладно, обратно поведешь ты, а я буду отдыхать позади. Согласен?

- Нет, - ответил Эрик, наводя камеру телефона на лагуну, мимо которой они проезжали.

- Эрик, если ты продолжишь дуться, как маленький, то я решу, что мы зря тебя взяли с собой. Ты же взрослый мужчина. Объясни, что я сделала не так.

- Ты не виновата, - ответил Эрик, мельком посмотрев на затылок младшего редактора.

- Ну, извини, хён, что я первым занял это место, - подал голос Минхёк, который давно догадался, из-за чего злился Эрик. – Ты лучше скажи спасибо, что мы тебя в отеле не бросили.

Мужчина проигнорировал его слова, сделав еще пару снимков, после чего убрал телефон и прикрыл глаза, показывая, что он не распложен общаться с сидевшими спереди людьми.

- Обиделся, - прошептал Минхёк Элли.

Она пожала плечами и свернула на грунтовую дорогу, которая, судя указателю, вела к природному парку «Мурим». После очередного поворота за небольшой рощицей появились грандиозные ворота из толстых деревянных брусьев, увитых цветущими растениями.

- Какая красота! – воскликнула Элли, останавливая машину на небольшой стоянке, в это время еще пустовавшей. – Мне уже начинает нравиться.

Троица путешественников похватали рюкзаки и направились к воротам, у которых в деревянном киоске находились билетные кассы. Кассиры обрадовались им как родным, так как они были первыми посетителями в это жаркое летнее утро. Каждый из туристов получил по карте парка, без которой было бы трудно ориентироваться на его обширной территории, а потом они прослушали краткий инструктаж по правилам поведения в природных парках. Поблагодарив работников, Элли, Минхёк и Эрик ступили на дорожку, выложенную камнями различных оттенков красного, ведшую внутрь знаменитого на всю Корею парка. По обеим сторонам дорожки были разбиты клумбы, повторяющие все цвета радуги, а чуть в стороне высились плодовые деревья. На некоторых из них уже висели сочные плоды, которые хотелось сорвать и попробовать на вкус, но путешественникам строго настрого запретили это делать, напугав тем, что некоторые из этих растений могут быть ядовиты.

Парк недаром славился своей красотой. Чего стоило озеро с прозрачной водой, полностью покрытое цветущими лотосами. Между толстыми стеблями, тянущимися к илистому дну, мелькали красные и золотистые спинки рыб, а над цветами порхали бабочки. Не меньшее восхищение у туристов вызвал кактусовый зал, в котором колючие растения возвышались над головами посетителей, стремясь к стеклянному потолку.

- Так и хочется погладить, - призналась Элли, указывая на большой кактус, покрытый белым пушком. – Кажется, что он очень мягкий, но я знаю, что внизу скрываются иголки. Как-то в детстве я не удержалась и погладила такого малыша, а потом ходила с покрасневшей рукой, которая при малейшем движении начинала болеть.

- Всё, как у людей, - заговорил Эрик, позабывший о своей детской обиде сразу после того, как они зашли в парк. – Кажутся белыми и пушистыми, а на самом деле те еще кактусы.

Выйдя из зала, троица оказалась на тропинке, ведущей к обширному пруду. Перейти его можно было двумя способами: либо по деревянному мостику, либо по широким плоским камням, лежащим немного поодаль.

- Пойдемте там, - Элли потянула за руку Минхёка, указывая на блестевшие под солнцем влажные камни.

Элли пошла первой, осторожно ступая по камням. Хоть глубина пруда в этом месте была невелика, но и ее хватило бы, чтобы при падении полностью промокнуть. Минхёк следовал за начальницей, полностью погрузившись в съемку окружающих красот. Элли, дошедшая до другого берега, хотела посоветовать ему смотреть под ноги, но было уже поздно. Минхёк, поскользнувшись, покачнулся и стал заваливаться на бок. Еще чуть-чуть и он бы со своей драгоценной камерой оказался бы в прохладной воде в окружении оранжевых рыбок.

Благодаря постоянным тренировкам и игре в баскетбол, Эрик обладал отличной реакцией. И в этой ситуации ему не составило труда перехватить падающего Минхёка и толкнуть его обратно на дорожку из камней, вот только сам певец равновесие удержать не смог и спрыгнул в воду. Послышался громкий всплеск и тихая ругань. Мужчина стоял в воду по грудь и недовольно смотрел на младшего редактора, прижимавшего к груди видеокамеру.



Елизавета Трапезникова

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться