Выйти замуж за принца

Глава 3

В небольшой ювелирный салон, расположенный в престижном районе Сеула, перед самым закрытием вбежал молодой мужчина, на ходу стряхивающий с куртки капли только что начавшегося дождя. Оставляя на полу мокрые следы, он почти бегом направился к единственной оставшейся в это время девушке-консультанту.
- Добрый вечер. Чем могу быть полезна? - девушка вежливо улыбнулась посетителю, ничем не выдав то, что узнала мужчину, когда он скинул капюшон. 
- Мне срочно нужно кольцо! Я хочу сделать своей девушке предложение, - заявил он, еще не отдышавшись после быстрого бега.
- Посмотрите, пожалуйста, на этот ряд. Эти кольца пользуются большой популярностью среди молодежи. 
Мужчина, не особо всматриваясь, ткнул пальцем в самое дорогое кольцо.
- Это! 
- Может, вы все-таки посмотрите и другие кольца?
- Нет-нет, у меня нет времени. Пожалуйста, положите его в коробочку и все. Упаковывать не надо. 
Девушка, привыкшая к капризам покупателей, не стала продолжать уговаривать посетителя и достала с витрины выбранное кольцо. 
Пока она искала подходящую коробочку и отбивала чек, в голове мужчины с огромной скоростью проносились картины счастливого будущего: вот он делает предложение, вот она с громким счастливым возгласом соглашается, вот звонят праздничные колокола в церкви после венчания, и вот через восемь месяцев он смотрит на маленькое существо, которое он сможет называть сыном или дочерью.
- Вот, пожалуйста, Ваша покупка. Спасибо за визит. 
Забыв поблагодарить, мужчина нетерпеливо выхватил из рук девушки коробочку и выбежал на заполненную звуками машин и дождя улицу. 
В ее квартиру он буквально влетел, скидывая на ходу промокшие кроссовки. Однако куртку он не снял, так как в кармане лежала заветная ярко-алая коробочка с золотыми уголками, которую он сжимал, боясь, что она может вылететь в такой спешке.
- Любимая! Это правда?! - он пронесся через гостиную к женщине, сидящей на диване. 
Упав перед ней на колени, он крепко обнял ее, прижимаясь намокшей головой к ее животу. 
- Ты мокрый, - холодно заметила женщина, отодвигая от себя возлюбленного. - Присядь. 
Мужчина сразу же послушался: он уже привык во всем слушаться эту красивую женщину, которая стала его первой серьезной любовью, и с которой он собирался связать свою жизнь навсегда. Он присел рядом, с жадностью всматриваясь в лицо любимой, будто бы пытался отыскать на нем следы будущего материнства. Она же отводила глаза, слишком старательно расправляя складки на дорогой белой блузке, которую помял ее гость. 
- Милый, я позвала тебя, чтобы сказать кое-что очень серьезное, - теперь она стала рассматривать новый маникюр с золотыми стразами. 
- Я тоже хотел тебе кое-что сказать! – возбужденно воскликнул мужчина, не в силах сдержать нахлынувших эмоций.
Его рука потянулась к карману, а с языка готовы были сорваться заветные слова, когда одна ее фраза, как пуля, попавшая в спину, убила часть его души.
- Джихун, я сделаю аборт.
Мужчина несколько мгновений не мог осознать смысл пронесшейся по гостиной фразы. Она гулом отдавалась в его голове. Очнуться ему помогла резкая боль в руке, в которую впился угол коробочки с кольцом - уж слишком сильно он ее сжал. Медленно достав руку из кармана, Джихун с удивлением следил за стекающей по ней каплей крови. 
- Аборт? – повторил он вслух, надеясь на то, что она жестоко пошутила.
- Да, аборт. Ты же сам прекрасно понимаешь, что я сейчас нахожусь на пике популярности, я просто не могу позволить себе такую роскошь как ребенок. К тому же, со мной согласился работать известный композитор из Англии. Через месяц я уезжаю на учебу, поэтому я считаю, что нам следует расстаться.
Джихун сжал виски ладонями. Сердцебиение тупой болью отдавалось в голове. Он слышал всё, что говорила женщина, которую он любил почти два года, ради которой он жил все это время. Каждым словом она ранила его еще больше.
- Считаешь? – произнес он, не скрывая презрение к этому слову. – Ты, как всегда, все просчитала наперед. И все решила сама. А меня ты не хочешь спросить?
- Джихун, милый, я понимаю, что для тебя это шок, но ты еще молод, ты встретишь прекрасную девушку, которая родит тебе кучу детишек.
- Замолчи! Как ты можешь так говорить?! Это наш ребенок! Это мой ребенок! Ты не имеешь права решать жить ему или умереть! 
Джихун вскочил и в одно мгновение оказался рядом с женщиной, которая с вызовом смотрела на него снизу вверх. Он схватил ее за плечи и с силой встряхнул.
- Ты понимаешь, что ты хочешь сделать? Это убийство!
- Ой, вот не надо мне проповедей! Это всего лишь месячный эмбрион, результат твоей небрежности, кстати.
Джихун с ужасом смотрел на нее, не веря, что она произносит настолько мерзкие слова. 
- Я так и знала, что ты так отреагируешь, поэтому сама приняла решение. Ты можешь выбирать: понять меня или ненавидеть. Ни то, ни другое меня особо не волнует. Дверь позади тебя. Прощай.
Женщина скинула с плеч ослабшие руки Джихуна, и встала, гордо выпрямившись. 
- Когда? – сквозь плотно сжатые зубы, прошипел Джихун.
- Операция назначена на завтра, если ты это хочешь узнать. И даже не пытайся мне помешать, у тебя это не получится. Ах да, ты испортил мне блузку, но я тебя прощаю.
Похлопав себя по плечу, где на белой ткани остались следы крови, женщина направилась в спальню, оставив бывшего возлюбленного сгорать от ненависти и отчаяния, которые наполнили его сердце. Услышав стук захлопнувшейся двери, он вздрогнул и пошатываясь пошел к выходу. Выйдя на улицу, он поднял голову к темному небу, не обращая внимания на заливавший его лицо дождь. Капли падали на лицо и смешивались соленой влагой, стекавшей из уголков глаз. Джихун, позабыв про машину, припаркованную на подземной стоянке, направился по наполненному суматохой городу, сам не зная куда. Когда он уже не смог справляться с болью и слезами, он упал на ступеньки ближайшего магазина, и разрыдался.
На следующий день ранним утром он снова был у ее дверей, но она не открывала. Он пытался дозвониться, но она не брала трубку. Никто из ее знакомых не знал, где она, и никто не мог помочь с ней связаться. Вечером он понял, что больше ничего не может сделать, но все равно набирал ее номер снова и снова и слушал долгие гудки.
«Би-и-и-ип, би-и-и-ип»…

- Все еще не отвечает? – Джихён поедала купленное дядей ванильное мороженое и с интересом следила за тем, как он пытается дозвониться Элли. – Хочешь я сама ей позвоню и все объясню?
- Нет, дорогая, не надо. Дядя взрослый, он сам разберется, - ответил Джихун, убирая телефон. – Ты свое дело уже сделала, познакомив нас.
- Дядя, - девушка отвлеклась от мороженого и внимательно посмотрела на сидящего напротив мужчину. – Скажи мне честно-честно: она тебе правда-правда понравилась? Кэти говорит, что ты ее приревновал к ее дяде и пытаешься ее отбить, потому что привык, что женщины тебе не отказывают.
Услышав такие предположения, Джихун поперхнулся кофе, забрызгав стол и свою рубашку. Вытирая капли кофе, он рассмеялся. 
- Боже, племяшка, а у твоей подруги богатая фантазия! Ох, девочки, вам лучше не вмешиваться во взрослые дела, а то еще что-нибудь натворите, а нам потом придется расхлебывать.
- Ты не ответил на мой вопрос, - настаивала Джихён, не давая дяде уйти от ответа.
- А что ты хочешь услышать? Я не могу сказать, что я ее уже люблю, но и не скажу, что отношусь к ней, как к другим женщинам. Для меня она стала особенной.
- Почему? – в глазах девушки зажегся огонек любопытства.
Певец не спешил с ответом, зная, что племянница не удовлетвориться стандартными отговорками. Он задумался, уставившись в кружку с кофе. 
- Наверное, потому, что когда она смотрела на меня во время нашей первой встречи, я увидел в ее глазах искреннюю радость, будто бы случилось чудо, а потом…
- Что? Что потом?
- А потом я увидел, что она смотрит на меня с обидой, будто бы я разрушил это чудо. 
- Я тебя не понимаю, дядя, - Джихён покачала головой, думая, что все-таки у взрослых мозги устроены совсем иначе.
- Лучше тебе этого и не понимать, милая. Ладно, давай доедай свое мороженое и пойдем прикупим тебе немного зимней одежды.
Девушка согласно кивнула и набросилась на мороженое, спеша поскорее с ним расправиться, чтобы оказаться в любимых магазинах и покрасоваться перед дядей в разных нарядах. Она очень любила ходить по магазинам именно с дядей, потому что чувствовала себя настоящей принцессой. Она сама порой удивлялась, что так хорошо ладит с дядей. Несмотря на то, что все племянники и племянницы обожали дядю Джихуна, Джихён проводила с ним гораздо больше времени. Она любила разговаривать с ним на совершенно различные темы и даже не стеснялась делиться девичьими секретами. Джихён просто не представляла жизни без дяди, и ей очень хотелось, чтобы он тоже обрел семейное счастье. Раньше при мыслях о том, что рядом с ним будет чужая женщина, которая будет занимать время, которой он мог бы уделить племяннице, в девушке разгоралась ревность, но когда она думала об учительнице как о возможной жене дяди Джихуна, то она не ощущала это противное чувство. Ей начало казаться, что это судьба, и она может помочь этой судьбе воплотиться в жизнь. 
Поглядывая на дядю, который задумчиво глядел в окно кафе, Джихён твердо решила, что сделает все возможное, чтобы Элли дала ему шанс. И пусть они с Кэти рассорятся, но дядя был гораздо важнее.

Элли возвращалась из кабинета директора в плохом настроении. Она еще не успела закончить правку предыдущего заказа, как директор Кан решил нагрузить ее новой работой.
- Элли, ну ты же понимаешь, что это удача для всего нашего издательства! – Кан Ходжун пытался убедить взбрыкнувшего главного редактора. – Я понимаю, что ты опасаешься, что такой объем работы может повлиять на качество материала, но ты только подумай: 7-томник – это долговременная перспектива постоянного дохода. Да-да, ты не любишь биографии, не надо так вздыхать и недовольно закатывать глаза. Возьмешь в помощь Минхёка, он уже обжился на новом месте, и я вижу, что вы с ним поладили.
- Но у него уже есть своя работа! Ходжун, ты либо сошел с ума, либо злишься на меня за то, что я отшила тебя при первой же попытке подкатить. Я просто не выдержу такого объема!
Элли стояла напротив директора и сверлила его взглядом. Она не боялась возражать ему, потому что они уже давно перешли ту грань, после которой можно было ругаться, не стесняясь в выражениях. Кан Ходжун был на 4 года старше Элли и с самого начала знакомства демонстрировал своей интерес к ней как к женщине. В первое время Элли тоже приглядывалась к Ходжуну. Он был невысок, на голову выше нового редактора, но широкоплеч, а сквозь тонкие рубашки, которые он любил надевать на работу, были заметны результаты его походов в спортзал. Над своим лицом он поработал еще в юности, поэтому мог похвастаться идеально ровным носом и глазами с двойным веком. Директор обладал прекрасным чувством юмора и огромным очарованием, которое он не стеснялся испытывать на всех встречавшихся на его жизненном пути женщинах. Именно по последней причине Элли быстро перестала видеть в нем мужчину и при первой же возможности объяснила это своему новому работодателю. К чести Ходжуна, он воспринял отказ спокойно и не изменил своего доброго к ней отношения, став хорошим начальником и коллегой. 
- Элли, не переживай, мы же не будем издавать все 7 томов за раз, - директор встал с кресла, подошел к Элли и взял ее за руки. – Ну же, перестань хмуриться! А то выглядишь на свой возраст! Так не пойдет! Улыбнись, улыбнись, улыбнись!
Повторяя это, мужчина начал трясти Элли за руки, пока та не улыбнулась ему в ответ.
- Ладно, перестань меня трясти! Прям как маленький ребенок! – Элли отпихнула от себя директора и снова приняла серьезный вид. – Но сроки устанавливаю я. И чтобы никаких «у нас сроки поджимают, срочно сдавай заказ». Договорились?
- Да ты ж мое золотко! – Ходжун кинулся вперед и крепко обнял Элли, похлопывая по спине. 
Элли, зная, что бессмысленно пытаться выбраться из хватки Ходжуна, терпеливо дожидалась, пока закончится этот прилив благодарности. Именно в этот момент дверь в кабинет приоткрылась, и в нее заглянул молодой человек. Он уставился на обнявшихся начальников своим обычным хмурым взглядом, который коллеги называли «взглядом маньяка-убийцы». Элли и Ходжун тут же отскочили друг от друга. Элли смутилась от того, что ее младший коллега застал их в такой ситуации, а директор широко улыбнулся, будто бы ничего такого в кабинете и не происходило.
- Но Минхёк, а ну заходи, мы как раз говорили о тебе.
Молодой человек приподнял бровь, выражая крайнюю степень удивления тем, что директор и главный редактор говорили о нем обнявшись. Он зашел и аккуратно закрыл за собой дверь. В кабинете сразу стало тесновато, так как младший редактор, хоть и был стройным мужчиной, но роста был очень большого.
- Вы опять приставали к нуне? – сурово проговорил он, смело глядя на директора, который уже успел занять свое место.
- Минхёк! – недовольно воскликнула Элли, не желавшая, чтобы из-за таких мелочей на работе вспыхивали конфликты. 
- Да что ты! – Ходжун изобразил на лице искреннее возмущение таким домыслами. – Я просто ее благодарил за то, что она не отказалась помочь мне в бедственной ситуации. Но что же вы стоите? Садитесь. Давайте обсудим все более подробно.
В результате именно подробностей о новом заказе он и не рассказал, давя в основном на то, что издательство переживает не лучшие времена, и что подписание контракта на семь книг, которые будут выходить каждые два месяца, это большая удача для всех них. Директор понимал, что это большая нагрузка на всех работников издательства, особенно на редакторский отдел, в котором работали всего четверо работников, включая главного редактора, поэтому он и решил узнать мнение Элли прежде, чем давать свое согласие.
Выходя из кабинета директора, Элли чувствовала, что он не сказал что-то очень важное. Именно из-за этого и из-за того, что ей придется работать в ненормированном графике, она хмурилась всю дорогу до редакторского отдела. 
- Нуна, - Минхёк, следовавший за ней, догнал ее перед дверьми отдела. – У меня в конце недели концерт. Ты придешь?
- Концерт? Неужели договорились об аренде помещения? – Элли отвлеклась от мрачных мыслей и с улыбкой посмотрела на донсэна. – Это же здорово! Конечно, я приду! А Тэлим ты пригласил?
Ха Тэлим была секретарем издательства. Минхёк, пришедший сюда работать год назад, сразу же воспылал к ней чувствами, но не осмеливался в этом признаться. Он считал Тэлим богиней, которой надо восхищаться издалека. Элли была согласна, что девушка отличалась божественной красотой, причем естественной, а не пластической, и золотым характером. Хоть она и была немного простодушна, наивна и даже немного глупа, по личному мнению Элли, но это было составляющей ее шарма. Все в издательстве души в ней не чаяли, в том числе и Элли. Хотя вначале ее слегка воротило от «сахарного» поведения Тэлим, но потом и она прониклась к ней симпатией. 
Что удивительно, с Элли у Минхёка почти сразу завязались дружеские отношения. Он тоже какое-то время жил в США, поэтому у них было много общего: воспоминания о Калифорнии, более свободная манера проявлять эмоции и привычка ругаться на английском. Минхёк, несмотря на свою внешность серийного убийцы (уж слишком тяжел был взгляд его узких черных глаз), обладал добрым характером, был улыбчивым молодым человеком. Почувствовав хорошее отношение Элли, он первым попросил разрешения называть ее нуной. 
Такая разница в поведении поначалу удивляла женщину, но потом она просто махнула на это рукой, решив, что Минхёк уже не маленький (27 лет все-таки), и просто наблюдала со стороны, как развиваются, а точнее застаиваются, отношения младшего редактора и секретаря.
- Нет, я не думаю, что ей будет интересна наша музыка, - признался Минхёк, пожав плечами.
- Если она ее не услышит, то ты точно не узнаешь. А вдруг она наоборот воспылает к тебе страстью, когда увидит, как ты лихо управляешься с гитарой? Ты об этом не подумал?
Судя по поднятым к потолку глазам, Минхёк крепко задумался над услышанным. Оставив его обдумывать возможные варианты, Элли прошла через отдел к своему кабинету. Закрыв за собой двери, женщина устало опустилась на небольшой диванчик, и откинула голову на спинку, чтобы немного расслабить шею. 
Отдохнуть Элли не позволил телефонный звонок. Посмотрев на экран телефона и увидев кто звонит, Элли почувствовала облегчение – звонила мама.
- Алло?
- Привет, дочь! – как обычно, голос Эмили Ким был бодр и весел. – Как дела? 
- Нормально, мам, - ответила Элли, усаживаясь за рабочий стол. – Ты просто так звонишь или по делу?
- По делу, конечно! Тебе твой артист все еще названивает?
- Последний раз звонил вчера.
- Дочь, я тебя не понимаю. Тебе названивает мужчина, плакаты которого ты развешивала по стенам, песнями которого ты заслушивалась, а теперь ты нос воротишь и не отвечаешь на его звонки. 
- Мам, одно дело смотреть на экране, как он играет в любовь, а другое дело – оказаться в спектакле главной героиней. Он же актер. Они люди импульсивные, у них часто бывают навязчивые идеи. Наверное, решил сыграть для меня роль прекрасного принца, чтобы бедная несчастная я почувствовала себя принцессой. Я не хочу в этом участвовать. 
- Элли, а ну выбрось из головы такие мысли! Тебе судьба, наконец-то, решила подарить такой шанс, а ты трусишь. Ну-ка, взяла себя в руки и пошла очаровывать Джихуна! Ну на худой конец Эрика Муна. 
- Мама, Эрик мне даже не звонил. И, как я поняла, даже не собирался.
- Вот об этом я и говорю. Джихун тебе уже неделю названивает. Каждый день! Так, ладно. У меня давление поднимается. Давай договоримся так. Если он позвонит тебе еще раз, ты дашь ему шанс хотя бы объяснить свое поведение. Ради меня и моих будущих внуков. Хорошо?
- Ладно, договорились, - Элли с неохотой согласилась, надеясь, что Джихун успел понять, что она решила забыть об их знакомстве. – Если он позвонит еще раз, а это вряд ли, я ему отвечу. 
- Вот и молодец. Ну всё, пока, дочь! Еще созвонимся.
Открывая рукопись, над которой трудилась уже несколько недель, Элли с благодарностью подумала о маме. Она всегда могла все ей рассказать без утайки и получить здравые советы. А еще, когда она боялась что-либо предпринять, мама могла отвесить морального пинка, что очень помогало Элли двигаться вперед и не останавливаться, боясь возникавших в жизни препятствий.
«Хорошая у меня мама», подумала Элли и углубилась в чтение.

- Мину, я тебя убью! – закричал в телефонную трубку разгневанный директор «Шинхва Компани», не позволив собеседнику даже слова сказать.
- О, Эрик, привет! – раздался сонный голос Ли Мину. – Подожди, жена что-то говорит. Что, дорогая?
Эрик яростно сжимал трубку и сдерживал себя, пока слушал, как на другом конце города его друг обсуждает меню завтрака со своей женой.
- Эрик, что ты там говорил? 
- Ты как додумался отослать рукопись в то издательство? Ты издеваешься, что ли?! 
- А что такого? – в трубке было слышно, как мужчина потянулся и сладко зевнул. – У тебя там есть знакомые, к тому же у них хорошая репутация, и так как они небольшое издательство, берут они за свои услуги не так много, как другие.
- Вот именно что знакомые! Ты хоть представляешь, что она обо мне подумает? Мне же стыдно будет показаться ей на глаза.
- Когда это тебя стало волновать, что о тебе подумают малознакомые люди? – с ехидцей спросил Мину. – Или она не такая уж малознакомая, как ты мне рассказывал?
- Ты решил свахой поработать? Хорошая попытка, но нет, ничего из этого не выйдет.
- Это почему же? 
- Она влюблена в другого.
- Да что ты говоришь. Помнится, раньше тебя это не останавливало.
Эрик замолчал, не зная, что ответить на такое обвинение. Мину был прав. Однажды его не остановило даже то, что понравившаяся ему женщина дала согласие выйти за другого. Но это было только раз, и те отношения добром не кончились. В конце концов, они расстались и старались друг о друге не вспоминать.
- Эрик, если ты нервничаешь, значит, что-то в этом есть. Ты сам еще не понял, да? Слишком стар стал, чтобы распознать влюбленность? Давай не трусь и атакуй, как ты это любишь делать – внезапно, без предупреждения. 
- Это не влюбленность, - твердо заявил Эрик, стараясь убедить и Мину. – И я не хочу, чтобы она так думала, а если я опять появлюсь перед ней, то именно эти мысли и придут ей в голову. 
- Ну так разъяснишь ей, что я что-то неправильно понял в твоих вздохах и жалобах во время последней попойки, и я во всем виноват. В чем проблема? Издательство действительно хорошее и недорогое. Ладно, жена зовет. Пока.
Эрик положил трубку и снова взглянул на лежавший перед ним проект договора между «Шинхва Компани» и издательством, в котором работала Элли Ким. Он расстался с ней почти неделю назад и всю эту неделю то и дело вспоминал, хоть и старался гнать мысли об этой женщине из своей головы. Может быть, Мину в чем-то прав, и им стоит продолжить знакомство, хотя бы ради того, чтобы он сам понял, почему она его так притягивает. 
Эрик снова поднял телефонную трубку и набрал номер с визитки, которую он хитростью выманил у Элли.
- Добрый день, издательство «Золотой персик», слушаю вас, - раздался мелодичный молодой женский голос.
- Добрый день, это Эрик Мун, директор «Шинхва Компани». Можно договориться о встрече с вашим директором?
- Да, конечно, на какой день?

Следующим утром произошло событие, которое взбудоражило весь редакторский отдел: выставив перед собой большую корзину с благоухающими цветами, к кабинету главреда прошествовала Тэлим. Она постучалась и, услышав ответ, аккуратно внесла свой груз.
- Онни, это тебе! – радостно воскликнула она, поставив корзину на краешек редакторского стола. – Они такие красивые! От кого они? У тебя появился молодой человек?
Элли удивленно посмотрела на цветы, затем перевела взгляд за спину секретарши и, заметив, как все подчиненные пытаются заглянуть внутрь, быстро встала и захлопнула дверь.
- Какой еще молодой человек?! – возмутилась Элли. – Нет у меня никого. А курьер не сказал, кто их прислал?
- Нет, иначе я бы не спрашивала, - девушка пожала плечами, и начала перебирать цветы. – Здесь должна быть карточка. О, вот она! Онни, читай скорее.
Тэлим протянула кусочек плотного розового картона Элли и уставилась на нее в ожидании. Элли развернула небольшую открытку. Внутри красивым аккуратным почерком было написано «Надеюсь на новую встречу». Не было ни подписи, ни даже инициалов, но Элли прекрасно понимала, от кого были эти цветы. 
- Ну? От кого они? 
- От автора, с которым я работала в прошлом месяце. Послал в благодарность, - соврала редактор, даже и мысли не допуская о том, что о ее знакомстве с Джихуном станет известно в издательстве.
- Так неинтересно, - расстроено проговорила Тэлим, пряча руки в карманы нового дорогого сарафана, которым она хвасталась с самого утра, так как купила его на Неделе моды. – О, онни!
Элли вздрогнула, когда девушка резко выдернула из кармана желтый конверт и стала трясти им прямо у нее перед лицом.
- Что это? – мрачно спросила она.
- Это принес тот же курьер. Наверное, это еще одна благодарность. Ну-ка, пощупаем, - Тэлим начала ощупывать конверт, надеясь определить, какая сумма лежала внутри.
- А ну перестань! – Элли шлепнула секретаршу по рукам и забрала конверт. – Еще чего придумала! Я получаю зарплату и никаких благодарностей в конвертах не принимаю. Иди работай!
Тэлим обиженно надула губы и поплелась к двери, явно надеясь на то, что ее «любимая строгая онни», как она называла Элли, не устоит перед ее жалобным личиком и извинится, ну или хотя бы покажет, что лежит в концерте, чтобы это можно было обсудить с другими работницами на обеденном перерыве.
- Тэлим, подожди! – главный редактор все-таки окликнула девушку. – В воскресенье у Но Минхёка концерт. Хочешь сходить?
- Ты хочешь, чтобы я сходила с тобой? – девушка в растерянности замерла у двери. – Я даже не знаю, у меня были планы, но если ты меня просишь, то ради своей онни я могу их отложить.
- Да, я тебя прошу. Я еще ни разу не была в клубах, поэтому мне будет неловко быть там одной. Кстати, Тэлим, можно я задам тебе личный вопрос?
- Задавай! Люблю личные вопросы!
- Как ты относишься к Минхёку? 
- К Но Минхёку? Я думала, ты спросишь что-нибудь обо мне. Ну ладно, дай я подумаю, – Тэлим задумалась, теребя локон платиновых волос. – Ну, внешне он немного страшноват, особенно когда очень серьезен. От его взгляда мурашки по спине бегают. Но когда он улыбается, то становится милым. Да и ко мне относится очень хорошо. Так что, я бы сказала, что он вполне ничего. А что? Почему ты спрашиваешь? 
Элли уже хотела сказать, что Тэлим нравится Минхёку, но подумала, что это трудно не заметить, и значит, секретарша просто делает вид, что не замечает его восхищенных взглядов, а значит, у нее есть на это причина.
- Неважно, просто подумалось, что вы были бы красивой парой. Ну ладно, встречаемся в воскресенье. Поможешь онни не растеряться в ночном клубе, договорились?
- Конечно!
Девушка, осчастливленная таким доверием со стороны Элли, вприпрыжку выбежала из кабинета. Элли закрыла за ней дверь и взглянула на желтый конверт, который все еще держала в руках. Она думала над тем, стоит ли заглядывать внутрь или все-таки стоит подождать звонка. Мельком взглянув на часы, Элли поняла, что опаздывает на встречу с автором, и бросила конверт на стол, решив, что для начала дождется звонка Джихуна, как они с мамой и договорились.
Встреча прошла плодотворно. Элли и автор обсудили правки текста и договорились о следующей встрече. Главред была довольна проделанной работой. Оставался месяц до сдачи материла в печать, и она была уверена, что все успеет в сроки. К тому же, автор попался понимающий и почти со всем соглашался, хотя некоторые моменты отстаивал твердо. Тогда уже Элли делала над собой усилие и уступала ему. Тепло попрощавшись с автором, Элли поспешила обратно в офис.
Проходя мимо рабочего места Тэлим, она удивилась тому, что девушки не оказалось на месте. В это время она обычно составляла график встреч директора на следующие дни. Пропавшая секретарша нашлась в редакторском отделе. Она и еще две женщины, работавшие редакторами, стояли в паре метров от кабинета Элли и что-то высматривали сквозь неплотно закрытые жалюзи. Единственным, кто продолжал работать, был Минхёк.
- Что там такого интересного? – Элли подошла к донсэну, который, увидев ее, скорчил пренебрежительную рожицу, выражая свое недовольство тем, что происходит в офисе.
- У теюя очень важный гость, вот они на него и пялятся, - пробурчал он, мрачно посмотрев на Тэлим, которая с жаром что-то шептала своим соучастницам по срыву рабочего процесса. 
- Что за гость? Я никого не ждала.
- О-о-о-чень важ-ный! – по слогам проговорил Минхёк и подмигнул.
- А если по ушам?
- Не надо по ушам, нуна! – парень тут же прикрыл уши, боясь незаслуженного наказания.
- Ладно, живи уж!
Элли незаметно подошла к группке женщин, которые были настолько заняты своими наблюдениями, что просмотрели ее приближение.
- И что это такого интересного вы увидели в моем кабинете? – громко, на весь отдел, спросила Элли. – Почему работает только Минхёк? Вы давно премии не лишались?
- Ой, онни! – Тэлим повернулась первой и тут же подскочила к Элли и прижала палец к ее губам. – Тише, там же Эрик!
- Какой Эрик? – сердито переспросила Элли, убирая палец секретарши от своих губ.
- Эрик Мун! – прошептали хором женщины.
- О-о-о, сам Эрик Мун! - протянула Элли, делая вид, что восхищена таким событием, но тут же снова нахмурилась и скомандовала: - А ну брысь по своим местам! Никакие Эрики не должны срывать рабочий процесс! 
Женщины послушно поспешили за рабочие столы, вслед за ними побежала и Тэлим, но остановилась около Минхёка и попросила его позвонить, когда Эрик будет выходить. Очень уж ей хотелось его проводить. Минхёк пообещал сообщить, но судя по его взгляду, который он бросил в спину удаляющейся девушки, ей не стоило на это надеяться.
Элли заглянула в кабинет сквозь жалюзи, как это делали до этого любопытные работницы, и заметила сидящий на диванчике силуэт. Решив даже не думать над тем, что могло привести Эрика в издательство, она смело распахнула дверь и вошла в кабинет.
- Добрый день! – поздоровалась она. – Не ожидала Вас здесь увидеть.
- Добрый день, Элли! – Эрик поспешил встать, когда в кабинет вошла хозяйка. – Я и сам не думал, что увижусь с Вами еще раз, но обстоятельства вынудили.
- Правда? Вы присаживайтесь, не стойте, - женщина указала на диванчик, а сама заняла место за столом. - И что же это за обстоятельства?
- Их зовут Ли Мину, - Эрик хмыкнул, вспоминая, как его друг втайне от него связался с издательством «Золотой персик». – Это, как Вы знаете, со-директор нашей компании.
- Да-да, я знаю, но при чем тут наше издательство? – Элли не терпелось услышать причину, по которой Эрик решил продолжить их знакомство.
- При том, что мы хотим издать биографию нашей группы, и Мину самолично решил, что для этой цели идеально подходит именно ваше издательство. 
- Тот самый 7-томник? – догадалась Элли.
- Точно! Ли Мину связался с вашим директором и обо всем договорился за моей спиной. Мне пришлось согласиться с его выбором, хотя я искренне не хотел снова надоедать Вам своим присутствием.
- Что Вы, Вы не надоедаете, - немного покривила душой Элли, стараясь быть вежливой.
- Очень приятно это слышать, потому что я боялся, что при встрече Вы сразу же попросите меня выйти вон. Ведь в последний раз, когда мы виделись, Вы ясно дали понять, что не желаете больше меня видеть.
- Господин Мун, мы же взрослые люди, и должны разделять личную жизнь и работу. Раз уж Вы решили стать нашим заказчиком, то я рада видеть Вас в стенах нашего издательства, - Элли улыбнулась так, как всегда улыбалась заказчикам: по-деловому сдержанно. – Я так понимаю, что Вы уже встретились с директором и подписали договор, раз уж пришли ко мне?
- В точку. Я хотел встретиться с редактором, который будет ответственен за нашу биографию и меня попросили подождать Вас в этом кабинете. Кстати, красивые цветы, - Эрик кивнул на корзинку с цветами, которая все еще стояла на столе.
- Это от благодарного заказчика, - вновь соврала Элли и переставила корзину на пол.
- Я отблагодарю Вас гораздо щедрее, - Эрик пристально посмотрел на Элли, заставив ее от смущения отвести глаза. – Я лично принес первый том, так как не доверяю электронной почте. В наше время журналистика хорошо продвинулась в хакерском направлении.
- Я Вас прекрасно понимаю.
Эрик поднялся с дивана и достал из внутреннего кармана пиджака карту памяти.
- Вот. Думаю, нам надо договориться о сроках и следующей встрече?
Обсуждая детали будущего сотрудничества, Элли поняла, что Эрика действительно волнует только работа над книгой и что он, по всей видимости, даже не вспоминал о произошедшем неделю назад. Она почувствовала большое облегчение. И даже поругала себя за то, что волновалась по этому поводу. Договорившись, что они вновь встретятся в издательстве через две недели, они распрощались друг с другом. Попросив Минхёка проводить Эрика до выхода, чтобы он не заплутал в коридорах, Элли вернулась в кабинет как раз в тот момент, когда зазвонил ее телефон. 
- Никакого покоя! – недовольно воскликнула Элли, хватая телефон.
Она мысленно чертыхнулась, когда увидела кто звонит.
- Алло? – неуверенно ответила она.
- Элли? Привет! Я не отвлекаю тебя от работы? – голос Джихуна был все так же мягок и приятен.
- Нет, не отвлека… ешь, - вспомнив маму, Элли решила быть милее, раз уж она собиралась дать Джихуну еще один шанс. Правда, она и сама еще не знал шанс на что. – Я могу с тобой поговорить.
- Я очень рад, что ты ответила. Я хотел приехать к тебе домой, но подумал, что это будет наглостью с моей стороны. В прошлый раз я тебя сильно расстроил и не смог извиниться. Я еще тогда хотел объяснить, почему так себя вел, но ты была не в настроении, и я подумал, что смогу сделать это позже. Может, мы с тобой встретимся и поговорим?
- Я… 
- Подожди, не отвечай! Ты заглянула желтый конверт? 
Элли посмотрела на конверт, который все еще лежал на столе там, где она оставила его утром. Попросив Джихуна подождать, она открыла его и достала небольшой кусочек бумаги, оказавшийся билетом на мюзикл.
- Ты хочешь, чтобы я пришла на твое выступление? – удивленно спросила Элли, глядя на билет.
- Да, приходи обязательно, - попросил Джихун. – Этот спектакль я буду играть только для тебя. В качестве извинения. А потом мы сможем с тобой поговорить и я тебе все-все объясню. Согласна?
- Ты ведь знаешь, что я обожаю мюзиклы. Так нечестно!
- Да, я нечестный малый, который пользуется твоей слабостью, - Джихун звонко рассмеялся. – Так ты придешь?
- Я подумаю.
- Но ты не отказалась, это уже хорошо. В любом случае, я буду ждать тебя в воскресенье.
- В воскресенье? Подо…
Джихун уже отключился, и Элли не успела сказать ему, что на воскресенье у нее уже были планы на вечер. Внимательно посмотрев на билет, она поняла, что не сможет совместить и мюзикл, и концерт Минхёка. На концерт она хотела сходить всей душой, чтобы поддержать друга, а на мюзикл ей надо было попасть, чтобы уладить неразрешенные вопросы с Джихуном. 
- Ладно, подумаю об этом потом.
Элли спрятала билет в сумочку и отправилась на заслуженный обед.

Эрик ехал в свой офис, тихо ругаясь под нос. Он бросил взгляд на пассажирское сидение, на которое швырнул разноцветный прямоугольник бумаги.
- Так он решил продолжить свою игру в рыцарей! – недовольно бурчал Эрик, резко выводя машину на другую полосу. – Ему дали отворот-поворот, а он все равно лезет! А Элли и не знает, как от него отвязаться. Конечно, ведь он красавец актер, еще и певец, и модель, и хозяин ресторана. Черт! Хватит хвалить этого придурка! Мы еще посмотрим кто кого. Увидимся в воскресенье, Ли Джихун.
Если бы билет на мюзикл мог испугаться, то он бы уже сморщился от страха, но он продолжал спокойно лежать на сидении, разделенный со своим братом-близнецом, оставшимся в желтом конверте.



Елизавета Трапезникова

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться