Выйти замуж за принца

Глава 6

Когда двери ресторана в очередной раз отворились, Минхёк, давно поглядывавший на часы, замер от восхищения. К его столику приближалась девушка, от красоты которой захватывало дух. Золотые локоны прикрывали изящные обнаженные плечи, а фигуру облегало платье из легкого, струящегося материала, который при каждом шаге девушки взлетал, создавая образ воздушной и хрупкой красоты. Музыкант, восхищенно наблюдавший за Тэлим, заметил, что не только он ослеплен ее красотой. Мужчины, сидевшие за соседними столиками, наблюдали за ней, ловя каждое ее движение. Минхёк поспешно встал и сделал шаг навстречу прекрасной блондинке, давая понять сторонним наблюдателям, что в этот вечер внимание и благосклонность этой девушки принадлежит только ему.
- Тэлим, ты восхитительна! – во всеуслышание заявил Минхёк, галантно отодвигая для девушки стул. - Ты, наверняка, голодна. Прости, что пригласил тебя после работы, но…
- Не извиняйся, я же не против, - девушка успокаивающе улыбнулась. – Я же знаю, что ты уезжаешь на все выходные. Скажу больше, я бы расстроилась, если бы ты меня не пригласил в ближайшее время, потому что подумала бы, что мне показалось, что я тебе… нравлюсь.
Последнее слово девушка произнесла неуверенно, боясь показаться слишком наглой, но Минхёк тут же развеял ее сомнения, выпалив: 
- Нравишься! Очень! - сбавив тон, он продолжил: - Ты мне нравишься с нашей первой встречи. Просто я не решался подойти к тебе, так как был уверен, что у такой девушки, как ты, обязательно есть молодой человек, а потом подумал, что я тебе неинтересен как мужчина, поэтому наблюдал за тобой со стороны.
- Честно говоря, я тоже сразу обратила на тебя внимание, - Тэлим смущенно мяла салфетку, вспоминая, какое первое впечатление на нее произвел новый младший редактор. – Сначала я тебя испугалась. Ты был такой мрачный и даже, когда улыбался, я вздрагивала под твоим взглядом. Ты и сам знаешь, что он у тебя очень тяжелый и не каждый его выдержит. А потом…
Девушка посмотрела на сидевшего напротив коллегу и ласково улыбнулась, заметив, что он внимательно слушает ее признания.
- А потом я познакомилась с тобой поближе, увидела, как ты общаешься с онни, и поняла, что ты хороший парень. И когда ты улыбаешься, у тебя появляются небольшие морщинки вокруг глаз, которые делают твой взгляд добрее. Вот прямо, как сейчас!
Минхёк улыбался, глядя на девушку, и думал о том, что все-таки здорово, что Элли пригласила Тэлим на концерт, иначе он так бы и продолжал думать, что девушка не обращает на него особого внимания. 
- Кстати, про онни, – Тэлим немного замялась. Ей неловко было говорить об этом, но хотелось прояснить все до конца. – В какой-то момент мне показалось, что она тебе нравится. Ты так за нее переживаешь и постоянно о ней заботишься, что я подумала: «А не встречаются ли они?». 
- Она мне нравится, - не задумавшись, ответил Минхёк и тут же понял, что его привычка все говорить в лоб опять его подвела, когда улыбка на лице Тэлим сменилась обиженно надутыми губками. – То есть, я хотел сказать, что очень ею дорожу. Она для меня как старшая сестра, которая заботится обо мне, и о которой я тоже должен заботиться в ответ. 
- Но ты в нее не был влюблен? 
Тэлим надеялась, что и на этот вопрос он ответит так же быстро и не задумываясь, но Минхёк на мгновение отвел глаза. Он хотел подобрать такой ответ, который был бы и правдив и не испортил бы их первое свидание.
- Я в этом не уверен, - признался он. – Возможно, в самом начале нашего знакомства я начал испытывать подобные чувства, но Элли ни разу не показала, что видит во мне мужчину, а не друга, поэтому ростки чувств быстро переросли в чувство благодарности и в братскую любовь.
- А если бы она сейчас сказала, что хочет с тобой встречаться? Что бы ты ответил? – Тэлим, понимая, что нарывается на неприятные для нее ответы, из-за которых просыпается давно позабытое чувство ревности, не могла отступить, раз уж мужчина проявил такую искренность. 
- Ты точно хочешь услышать ответ? – Минхёк видел, что девушка сомневается, поэтому не спешил отвечать.
Тэлим тоже была не уверена, хочет ли она услышать честный ответ. С одной стороны лучше узнать об этом сейчас, пока ее симпатия к музыканту не переросла во что-то большее, с другой – если он ответит положительно, то она просто не сможет с ним встречаться, постоянно думая о том, что Элли ему дороже нее.
- Нет, думаю, я спросила лишнее, - Тэлим пошла на попятный. – Вместо того чтобы об этом спрашивать, я лучше буду строить тебе глазки, и тогда ты от меня уже никуда не денешься. 
Девушка игриво подмигнула и грациозным движением откинула волосы за спину, привлекая внимание к тонкой шее и скромному, но очень соблазнительному вырезу платья. Минхёк, оценивший этот маневр, медленно перевел взгляд с лица к груди девушки и обратно. 
Подозвав терпеливо ожидавшего знака официанта, Минхёк и Тэлим сделали заказ и в ожидании готовых блюд начали непринужденную беседу. Тэлим с интересом слушала рассказы о том, как Минхёк со своей группой поначалу выступал на улицах и как долго они мечтали о выступлении в клубе с профессиональной звуковой аппаратурой в окружении своих поклонников. Тэлим же рассказывала о забавных ситуациях, которые порой возникали в издательстве, и о которых младший редактор понятия не имел, так как все рабочее время просиживал в редакторском отделе.
- Кстати, Минхёк, - Тэлим отложила столовые приборы и слегка наклонилась к молодому человеку. – Я же сама заказывала вам номера в гостинице, и кое-что мне показалось подозрительным.
- Что? – Минхёк напрягся, потому что сам ожидал какой-нибудь каверзы от директора, которому он ни капельки не доверял.
- Директор попросил забронировать номера на разных этажах. Для него и онни на одном этаже, а для тебя – на другом. Как думаешь, он что-то задумал?
- Вот же козёл! – выругался в сердцах Минхёк. – Ой, прости. Знаю я все его задумки! Он же постоянно пристает к нуне, а она и не понимает этого. Он просто пользуется тем, что там, в Америке, такое позволено.
- Онни хоть и умная, но порой такая наивная, - согласилась с парнем Тэлим. – Я бы не стала выносить все эти прикосновения. Б-р-р, аж противно подумать о таком! Ты не беспокойся, я все сделала наоборот, и вы с онни будете жить рядом, а мистер Кан на другом этаже. Я ведь молодец?
- Тэлим-а! Да ты умница! – Минхёку захотелось расцеловать девушку, но вместо этого он взял ее за руку и крепко сжал. – Спасибо тебе! А я уж буду за ними следить и постараюсь не оставлять наедине.
- Да не за что. Теперь и мне будет спокойнее, а то я бы себе никогда не простила, если бы промолчала, а с онни что-нибудь случилось.
- Ничего, я нуну в обиду не дам, - Минхёк зажал в кулаке нож и, пару раз взмахнув им над столом, добавил: - Если он опять начнет строить из себя мачо, я этого коротышку еще укорочу.
Тэлим рассмеялась, не восприняв всерьез угрозы музыканта.
- Ох, хотела бы я, чтобы ты и меня так защищал.
- Только позови, и я прибегу, - серьезно заявил Минхёк, глядя в глаза девушки. – Обещаю.

Ранним утром троица из издательства «Золотой персик» в лице директора, главреда и младшего редактора встретились на стоянке аэропорта. Пассажиров, как обычно, было много и работники издательства шли друг за другом, чтобы не потеряться в толпе. Подойдя к главному входу, они увидели девушек, вооруженных мощными фотоаппаратами и камерами. Было видно, что они кого-то ждут, внимательно приглядываясь к каждой подъезжающей машине.
- Опять какая-то знаменитость летит, - проворчал Ходжун, у которого из-за раннего подъема было плохое настроение. – Терпеть не могу царящую вокруг них суету.
Элли и Минхёк согласно покивали: они тоже не любили попадать в аэропорт, когда в нем оказывались знаменитости и их фанаты. К сожалению, зачастую фанатки, желающие сделать самые лучшие снимки, забывали о существовании других пассажиров и вели себя очень грубо: толкали людей и их багаж, кричали и ругались, если им не давали дорогу. 
Элли из простого любопытства захотелось узнать, кого же они ждут, но, к сожалению, в руках фанаток не было плакатов, на которых было бы написано имя их кумира, как это было принято еще несколько лет назад. Сейчас в эру цифровых технологий руки фанатов были заняты всевозможной техникой. Пришлось Элли подойти к девушкам.
- Девушки, а кого вы ждете? – спросила Элли, не обращая внимания на то, что директор и Минхёк, остановившееся в дверях аэропорта, смотрели на нее с неодобрением.
- Сегодня Шинхва улетают на концерт, - радостно сообщила одна из девушек. – Все вместе! Это так круто! Я еще ни разу не встречала всю группу разом!
- А когда они вылетают и куда?
Фанатки с недоверием посмотрели на женщину, интересующуюся такими подробностями.
- А Вам зачем это знать? 
- Да вообще-то незачем, - Элли пожала плечами, делая вид, что ей все равно. Не признаваться же фанаткам, что она хочет постараться избежать встречи с одним очень настойчивым мужчиной. Еще обидятся из-за такого отношения к кумиру. – Просто любопытно. Моя младшая сестра их фанатка. Может, еще успеет приехать?
- Нет, не думаю, - девушки расслабились, не увидев в этой аджумме соперницу, и рассказали все, что она хотела узнать.
Поблагодарив девушек за информацию, Элли поспешила к ожидавшим ее мужчинам. 
- Что ты там расспрашивала? – недовольно спросил Ходжун. – Нам пора на регистрацию. Надо успеть пройти в зал ожидания до того, как начнется столпотворение.
- Так пошли быстрее. Чего стоим? - главред посчитала вопрос директора риторическим и не стала на него отвечать. 
Очередь к стойке регистрации двигалась медленно, впрочем, как обычно, и это давало Элли время на то, чтобы обдумать то, что она узнала. Оказалось, что Шинхва летят на Чеджудо тем же рейсом, что и работники издательства. Вечером они выступят на сборном концерте одного из центральных каналов, а затем вернутся в Сеул. По крайне мере, так считали фанатки. Элли бы не нервничала из-за этого, если бы не мамин рассказ о том, как Эрик вытанцовывал перед ее квартирой, узнав, что она собирается на остров. Неужели он опять что-то придумал и снова будет давить на то, что друзья должны друг друга веселить? Женщина недовольно поморщилась, представив, что после тяжелого дня на выставке ей придется куда-то идти. И еще одна мысль не давала ей покоя: получается, что она проводит время с Эриком втайне от Джихуна. И хотя она не обязана была отчитываться перед Джихуном, ведь они до сих пор были просто знакомыми, она чувствовала себя обманщицей. 
- Нуна, о чем задумалась? - окликнул начальницу Минхёк, уже прошедший регистрацию. - Твоя очередь.
Элли испуганно вздрогнула, когда голос друга вырвал ее из раздумий. Минхёк посмотрел на нуну с недоумением, которое постепенно перерастало в подозрение о том, что у Элли что-то случилось. Зарегистрировавшись и сдав багаж, они все вместе прошли в зону ожидания.
- Хорошо, что успели до этих… - довольно заявил Ходжун, присаживаясь рядом с Элли. - Кстати, кто летит-то? Ты узнала?
- Узнала, - ответила женщина, доставая из сумки журнал, с которым она хотела скоротать время до вылета. - Никого особенного. Так, молодняк какой-то. 
- Да? Странно, у молодых артистов и фанатки помоложе, а эти, наверняка, уже в колледже учатся, - подметил младший редактор, но не стал допытываться у Элли о причине такого несоответствия.
Входя в самолет, Элли подумала о том, что просто замечательно, что сначала садят эконом-класс, а потом уже приглашают тех, кто летит бизнес-классом. По крайней мере, полет она проведет спокойно. Не хватало ей еще общаться с Эриком на виду у пассажиров и особенно на виду у Минхёка, который считал, что ей не надо сближаться со знаменитостями, и при Ходжуне, который может взорваться от ревности, если увидит, что Эрик и правда оказывает Элли знаки внимания. 
Взлет прошел нормально, уши практически не закладывало, благодаря методике, которую мама Элли вычитала в интернете, пассажиры вели себя спокойно - все складывалось как нельзя лучше. Элли расслабилась и прикрыла глаза, решив вздремнуть в течение того часа, за который самолет проделывал путь от Сеула до Чеджу. Но ее планы нарушил бодрый мужской голос, который раздался практически над ее ухом.
- Чай или кофе?
- Что? - Элли удивилась прозвучавшему вопросу, ведь их не должны были кормить во время полета. - Нас же…
Она не закончила фразу, так как, открыв глаза, увидела склонившегося к ней Эрика Муна, который держал в руке дымящуюся кружку. Ходжун и Минхёк, сидевшие по бокам от Элли, мрачно смотрели на возникшего из ниоткуда певца. Он же не обращал никакого внимания на пристальные взгляды мужчин, и следил за реакцией Элли. Увидев, как от удивления расширились ее глаза, он довольно улыбнулся и протянул ей кружку.
- Прости, но у меня только кофе. Кстати, здравствуйте, - Эрик все-таки проявил вежливость и поприветствовал работников издательства. - Надеюсь, я вам не помешал?
- Нет-нет, нисколько не помешали, - ответил директор, помня, что перед ним важный клиент их издательства. - Мы хотели немного отдохнуть, потому что днем нас ожидает много работы, но Вы нам нисколько не помешали.
Минхёк насмешливо хмыкнул, услышав, как директор пытается намекнуть Эрику Муну, что его не рады видеть, но в то же время не хочет произвести на него плохого впечатления. 
- Вот и славно. Мистер Кан, Мину хочет обсудить с вами финансирование нашего проекта, не могли бы Вы к нему подойти? - певец махнул рукой в сторону бизнес-класса. - А я пока поболтаю с Вашими сотрудниками.
Ходжун не стал медлить и сразу же направился в указанном направлении: он всегда умел отделять личное от работы, и сейчас последняя для него была гораздо важнее. Тем более, он видел, что Минхёк тоже был против общества Эрика Муна, и надеялся, что тот проследит за тем, чтобы разговоры Элли и клиента не выходили за рамки рабочих моментов. 
Как только директор скрылся за шторкой, отделяющей отсеки самолета, Эрик уселся на освободившееся место. 
- Тесновато у вас тут, - отметил он, пытаясь вытянуть свои длинные ноги. - Я уже и позабыл, что такое эконом-класс.
- Невежливо бахвалиться своим благосостоянием, - Минхёк тут же сделал замечание. - Особенно перед теми, кто не может себе позволить летать классом выше эконома.
- Да, что-то я ляпнул, не подумав, - Эрик кое-как устроился на тесном сидении и, повернувшись к Элли и Минхёку, одарил их лучезарной улыбкой. - Ну как делишки? Какие планы на выходные? Минхёк-а, пойдем вечером выпьем, поболтаем по-мужски?
- О чем это? - Элли не меньше Минхёка удивилась этому предложению. О чем Эрик может говорить с ее другом? - Он до самого вечера будет занят, а потом будет очень уставший, поэтому…
- Нуна, - музыкант прервал Элли. - Нам и правда есть о чем поговорить.
Женщина, сидящая между мужчинами, которые считали ее своим другом, напряглась от нехорошего предчувствия. Складывалось ощущение, что они что-то от нее скрывают. 
- Что у вас за таинственные темы для разговоров? - Элли настаивала на ответе. - Признавайтесь, иначе я пойду с вами.
- Ну хорошо, только по секрету, - Эрик наклонился к ее уху и прошептал: - Мы поговорим о тебе.
- Обо мне?! В каком смысле? Говорите обо мне в моем присутствии!
- Нуна, не кипятись. Мы же не драться собираемся, - Минхёк в своей манере решил успокоить возмущенную женщину, но только лишь подлил масла в огонь.
- Я вам подерусь! Сама потом приду и уши вам надеру. Благо у обоих лопухи выросли!
Эрик рассмеялся, увидев, как Минхёк по привычке прикрывает уши ладонями, но тут же ошарашено ойкнул, когда Элли и вправду дернула его за ухо.
- Я угрозами просто так не разбрасываюсь, - сказала она, нахмурившись. - Ну ладно. Все равно Минхёк мне потом все расскажет. Так ведь?
Младший редактор беспрекословно кивнул, зная, что нуна все равно выпытает все, что ей захочется узнать. 
- Ты смотри, я не побрезгую применить насильственные методы и грязный шантаж.
- Хорошо-хорошо!
- Элли, - Эрик снова наклонился к женщине, и она вздрогнула, когда услышала его шепот и почувствовала дыхание на своей шее. - А какие у тебя планы на завтра?
Голос мужчины звучал так интимно, что Элли почувствовала, что краснеет, и попыталась отодвинуться, наползая на Минхёка.
- Завтра мы собирались отправиться на экскурсию по острову, раз уж мы смогли вырваться на все выходные, - ответила Элли. - А потом устроить пикник на берегу океана.
- Хорошая идея, но у меня есть идея получше, - таким же таинственным шепотом произнес Эрик. - Вечером я вам позвоню, и мы обо всем договоримся.
- Но мы уже все распланировали, - Элли попыталась возразить, но Эрик лишь покачал головой.
- Нет-нет-нет, - сказал он, в такт качая указательным пальцем прямо перед лицом Элли. - Мой план лучше. Тебе точно понравится.
На этом Эрик посчитал разговор законченным, и пообещав, что вечером они еще встретятся, ушел на свое место.
- Нуна, так те фанатки ждали Шинхву, да? Поэтому ты была такая задумчивая? Не хотела встречаться с этим странным… Эриком? - Минхёк засыпал нуну вопросами, как только их собеседник ушел. - Хочешь, я скажу ему, что тебе неприятно его общество?
- Нет! Что ты! Все в порядке, я не поэтому не хотела с ним встречаться, - Элли хотелось бы все объяснить донсэну, но рассказывать про Джихуна и их неясные отношения ей не хотелось. - У меня свои заморочки, не обращай внимания. А с Эриком... весело. Иногда. 
- Да уж, - парень недовольно нахмурился. - С ним точно не соскучишься. Но надеюсь, что ты не поменяешь из-за него наши планы?
- А я надеюсь, что ты откажешься от его приглашения, но ты ведь этого не сделаешь? Тогда и я отказываться не буду, но и сразу соглашаться тоже. Посмотрим, что он предложит. Во всяком случае, ты поедешь с нами. Я тебе обещала прогуляться по Чеджудо, а я свои обещания выполняю. 
Парень довольно улыбнулся и приобнял нуну. Он склонился к ней и заговорщицким шепотом предложил:
- А давай директору мы об этом не расскажем? Оставим его в отеле. Как тебе такая идея? А то поплетется вместе с нами и испортит все впечатление.
Будто бы почувствовав, что речь зашла о нем, в эконом-класс зашел Кан Ходжун. Увидев, что Минхёк и Элли сидят в обнимку, он полушутливым тоном заметил:
- Вот только отойдешь на пару минут, а вы уже обнимаетесь, - он сел на свое место и убрал руку Минхёка с плеча коллеги. - Даже боюсь представить, что бы произошло, если бы я отсутствовал пару часов.
- Ну и шуточки у тебя, - сказала Элли и специально так, чтобы услышал директор, ответила Минхёку: - Хорошо, так и сделаем.
Директор еще какое-то время допытывался у подчиненных, что они задумали, но те молчали и ни в какую не собирались признаваться, а вскоре самолет пошел на посадку, и все отвлеклись на совсем другие заботы.

В школе прозвучал звонок, оповещающий об окончании занятий, и школьники, предвкушающие веселые выходные, сломя голову помчались к выходу. Джихён и Кэти, как и их одноклассники, поспешили на выход, но пошли не на остановку, а в другую сторону. Кэти, наконец, сменила гнев на милость и разрешила Джихён угостить ее мороженым. Дело в том, что всю неделю она негодовала из-за того, что Джихён хитростью удалось привести ее дядю в гости к Элли. Подруга так этим гордилась, что Кэти пару дней с ней вовсе не разговаривала, а потом все время напоминала, что врать – это плохо, и что с лгунишками она не общается.
- Ну что, по мороженому и больше не обижаемся друг на друга? – Джихён открыла перед подругой дверь кафе. – Выбирай любое, какое захочешь. 
- Ладно, но тогда и ты не обижайся, если мы с дядей будем действовать нечестными методами. Мне клубничное и шоколадное.
- Куда тебе столько? Ты же на диете, вроде как?
- Сегодня мороженое, завтра диета. Всему свое время.
Девочки устроились на своем любимом месте в уголке у окна, чтобы спокойно насладиться прохладными сладостями. А в это время за ними внимательно наблюдали из машины, которая следовала за девушками от ворот школы. В машине сидела женщина, прятавшая лицо за шелковым шарфом и большими темными очками. Она еще раз попыталась позвонить по номеру, который набирала сегодня уже несколько раз, но ей снова не ответили.
- Хорошо, не хочешь отвечать, не надо. Передадим тебе привет другим способом.
Женщина вышла из машины и направилась к кафе. Внутри было немноголюдно, что было ей на руку. Она заказала чашку кофе со льдом и воздушное пирожное, после чего прошла за столик, соседствующий с тем, за которым сидели Кэти и Джихён. Грациозно опустившись на стул, посетительница кафе сняла очки и опустила шарф. Она отпила кофе и как бы ненароком оглядела ближайшие столики. Джихён, сидевшая к ней лицом, заметила внимание со стороны женщины. Посмотрев на нее, девушка тут же узнала актрису, которая играет с дядей в одном мюзикле. Она не знала, стоит ли ей с ней здороваться, но женщина сама первая ей улыбнулась.
- Здравствуй, Джихён. – сказала она. – Ты меня помнишь? Я играю с твоим дядей в мюзикле.
- Конечно, помню! Вы же известная актриса, Со Ханна, – ответила Джихён.
- Ох, ты мне льстишь, - Ханна довольно улыбалась, она всегда любила лесть. – А я зашла выпить кофе со льдом. Можно мне присоединиться к вам? Вы не против?
Девочки заверили ее, что они совсем не против, и актриса быстро пересела к ним за столик.
- О чем болтали? Так любопытно, что сейчас волнует молодежь, - Ханна отпила кофе, рассматривая сидящих рядом девушек.
- Ни о чем таком, - Джихён бросила взгляд на Кэти, не зная, стоит ли об этом рассказывать. – Кэти сейчас тренируется в одной компании, чтобы стать певицей, и я вот ей говорила, что тоже хотела бы петь, но голоса у меня нет.
- У племянницы Ли Джихуна нет голоса? – удивилась женщина. – Не может быть! 
- Еще как может! – подтвердила Кэти. – Она приходила к нам в компанию и ей сказали, что певица из нее точно не получится. Но предложили попробовать себя как актрису, а она отказалась.
- Почему же? – Ханна повернулась к Джихён, которая тайком показывала подруге кулак. – Уж актриса из тебя точно получится! Если что, дядя тебе поможет. Тем более, ты очень симпатичная, вся в мать. Попробуй для начала хотя бы в рекламе сняться.
Джихён не знала, что сказать, ведь она никак не ожидала такой бурной реакции от практически незнакомой женщины. Она лишь кивнула и пообещала попробовать, а вот Кэти выцепила из этого монолога одну показавшуюся ей подозрительной деталь.
- А вы знакомы с ее мамой? 
- Ох, давно дело было. Я пару раз с ней встречалась… Даже не знаю, рассказать вам или нет… - Ханна сделала театральную паузу, наслаждаясь нетерпением, с которым девушки ждали ее признания. – Раньше мы с дядей Джихён были очень близки…
- Вы были друзьями?!
- Вы встречались?!
Девушки хором выдвинули свои версии, но Кэти оказалась ближе к истине.
- В точку! – Ханна смущенно рассмеялась. – Мы с Джихуном какое-то время встречались и даже собирались пожениться, но как-то не сложилось. А теперь мы так редко видимся... И то только по работе. 
Девушки, шокированные такими откровениями, сидели молча и ловили каждое слово актрисы.
- Джихён, передай ему привет от меня, и скажи, что я бы хотела с ним повидаться вне работы, - женщина ласково улыбнулась сидящей рядом девушке. – Ох, мне пора. Спасибо за компанию. С вами перерыв прошел гораздо веселее.
Со Ханна накинула на шею шарф, натянув его на подбородок, и вновь надела темные очки. Помахав девушкам на прощание, она вышла из кафе, села в автомобиль и сразу же уехала.
- Не нравится она мне, - тут же выдала свой вердикт Кэти. – Какая-то она странная. Зачем она нам рассказала про ее отношения с твоим дядей? Столько лет они это скрывали, а тут она взяла и все выложила.
- Мне тоже это показалось странным. Я обязательно спрошу у дяди, правда это или нет.
Посидев в кафе еще какое-то время, девушки попрощались друг с другом и разошлись в разные стороны. Джихён поехала домой, а Кэти отправилась на тренировки в агентство дяди.
Джихун в этот день был свободен и провел его дома в окружении младших племянников. Жена его брата, мама этих малышей, наконец-то получила выходной и отправилась в салон красоты и на встречу с подругами. 
- Дядя! – с порога закричала Джихён.- Дядя! Я пришла!
- Нуна пришла! – завопил еще громче шестилетний братишка. – Дядя, нуна пришла!
- Тише, тише, - Джихун вышел из кухни, вытирая влажные руки о фартук. – Джихён, мама же просила тебя не кричать дома. Видишь же, что младшие берут с тебя пример.
- Ну прости, виновата, - девушка подошла к дяде и заглянула через его плечо на кухню. – Что готовишь? Тушеное мясо? Я так голодна, что готова съесть целую кастрюлю.
- Ну уж нет! – закричал мальчик, который держался за руку старшей сестры. – Мы тоже голодные!
- На всех хватит, а ну-ка, идите вымойте руки и остальных позовите, - сказал Джихун и вновь скрылся на кухне.
Обед, как всегда, прошел шумно и весело. После него дети вызвались помыть посуду под присмотром старшей сестры, а дядю они отправили в гостиную отдыхать перед телевизором. Справившись с домашними обязанностями, дети устроились в уголке гостиной, роясь в большой груде игрушек разной степени целостности, а Джихён присела рядом с дядей.
- Дядя, мы с Кэти сегодня видели Со Ханну. Она передавала тебе привет, - сказала племянница, собираясь отвлечь дядю этой новостью и забрать у него пульт.
То, с какой легкостью ей это удалось, ее немного разочаровало, ведь она приготовилась к бою за драгоценный «жезл власти», но дядя просто выпустил его из рук.
- Кого вы видели? – переспросил он, не веря своим ушам.
- Актрису, которая играет с тобой в мюзикле. Помнишь, ты нас еще знакомил, когда мы приходили к тебе на представление? 
- И что она сказала? 
- Вот это-то самое интересное, - Джихён шутливо пихнула дядю в бок и прошептала: - Она сказала, что чуть не стала моей тетей.
- Что?!
- Ну, то есть, она сказала, что вы когда-то встречались и чуть не поженились. Дядя, ты чего? - Джихён присмотрелась к побледневшему лицу Джихуна. – Она что, тебя бросила, и ты все еще на нее за это злишься? 
Джихун резко повернулся к племяннице и взял ее за руки. 
- Джихён, больше никогда с ней не разговаривай. Она нехорошая женщина и может причинить тебе много зла.
- Но она так мило с нами разговаривала…
- Джихён! Поверь мне, я ее хорошо знаю. Она дьявол и будет гореть в аду, - Джихун не заметил, как повысил голос, не справившись с возникшей злостью. – Пообещай мне, что не будешь разговаривать с ней наедине. 
- Ладно, ладно! – девушка испуганно смотрела на дядю, который до боли сжимал ее руки. – Обещаю. Кэти она тоже не понравилась, она сказала, что Ханна какая-та скользкая.
- У Кэти хорошее чутье на людей. Прислушивайся к своей подруге почаще, - Джихун немного успокоился и отпустил Джихён. – Я пойду в свою комнату, немного отдохну, а ты присмотри за младшими.
Закрыв за собой дверь своей комнаты, мужчина сразу же набрал номер адвоката. За время работы в шоу-бизнесе ему не раз приходилось прибегать к его услугам, поэтому он мог полностью ему доверять. Назначив встречу, Джихун упал на кровать и прикрыл глаза.
«Если она думает, что я буду играть по ее правилам, то она ошибается», твердил про себя певец. «Но то, что она добралась до Джихён, значит, что она настроена серьезно». Джихун хотел набрать телефон Ханны и высказать ей все, что он о ней думал в этот момент, но понимал, что эта женщина только того и ждет. Вместо этого он набрал совсем другой номер.
- Алло? – послышался приятный женский голос. – Привет, Джихун!
- Элли, привет! – услышав радость в ее голосе, Джихун сразу же позабыл о недавней злости. – Я тебя не отвлекаю? Ты можешь говорить?
- Могу, могу. Подожди минуточку.
В трубке послышалось, как Элли просит своего помощника присмотреть за стендом, пока она отвечает на звонок.
- Всё, я освободилась на пару минут. Как дела?
- У меня все хорошо. Вот сижу сегодня дома с племянниками. Отпустил их маму немного отдохнуть. А ты как долетела? Как выставка?
- Хорошо долетела. Выставка тоже проходит хорошо. Очень много добротных книжных новинок. А еще я познакомилась с парочкой писателей и попробовала переманить их в наше издательство. Вряд ли получится, но это тоже опыт, - Элли с удовольствием рассказывала о работе. – Наши книги тоже кое-кого заинтересовали. В общем, все здорово!
- Я очень за тебя рад, - Джихун больше не мог придумать, что бы еще спросить, поэтому просто сказал: - Я по тебе соскучился.
- Правда? – ответила Элли после недолгой паузы. – Жаль, что ты не можешь быть здесь вместе с нами. Завтра мы с Эриком собираемся на экскурсию. Было бы так здорово, если бы ты…
- Подожди-подожди! – Джихун надеялся, что ему послышалось, или, что это какой-то другой Эрик, поэтому он переспросил: - С Эриком?
- Да… Мы встретились в самолете. У него, оказывается, концерт, - Элли старалась говорить спокойно, чтобы не показалось, что она за что-то оправдывается. - И он позвал нас с Минхёком завтра прогуляться вместе. 
- Элли, я же предупреждал тебя насчет Эрика. Он…
- Он поиграет со мной и бросит? Джихун, я все это помню. Он тоже меня предостерегал насчет тебя, но я же не избегаю с тобой встреч. Давай я сама со всем разберусь? 
- И что же он про меня рассказывал? – мужчина вновь почувствовал, как начинает злиться. Почему сегодня вечером все женщины решили вывести его из себя?
- Давай это ты сам у него спросишь. Я не хочу, чтобы из-за меня вы начали враждовать, - в голосе Элли появились жесткие нотки. – Если это произойдет, то я попрощаюсь с вами обоими. 
- Ох, Элли. Ты просто плохо его знаешь.
- Тебя я знаю не лучше.
- Разве? 
Элли молчала, потому что понимала, что разговор зашел совсем не туда, куда они оба хотели, поэтому каждое следующее слово могло только ухудшить ситуацию. 
- Элли?
- Что?
- Мне так хочется сейчас все бросить, сесть на самолет и прилететь к тебе. Отогнать от тебя всех окружающих мужчин, крепко обнять и не отпускать, пока ты не согласишься стать моей девушкой.
- Что тебя останавливает?
- Прилететь?
- Нет, обнять и не отпускать. Ой, меня зовут. Мне надо идти. Пока-пока!
Элли повесила трубку, а Джихун сидел на кровати и думал: «Действительно, а что меня останавливает?».

Несмотря на то, что небольшие издательства могли позволить себе всего лишь один выставочный день, вся команда «Золотого персика» провела его плодотворно. Ходжун перезнакомился с главами большинства участвующих издательств, присутствовал на паре конференций и смог заманить на деловую встречу нескольких писателей. Элли также знакомилась с писателями и с изданиями конкурирующих фирм, а Минхёк старался улыбаться и не отпугивать от стенда потенциальных клиентов. Вечером они собрались в ресторане отеля, чтобы отметить успешно проведенный день и договориться о планах на завтра. 
Мужчины заказали пива, а для единственной в их компании девушки, которая пива не выносила, бутылку красного вина. Элли пыталась убедить их, что ей и бокала хватит, чтобы опьянеть, но директор уперся и требовал, чтобы сегодня все хорошенько выпили и расслабились. Начав с тоста за издательство, мужчины продолжили тостом за женщин, а Элли подняла свой бокал за мужчин. 
Так как Элли сидела лицом ко входу в ресторан, она первая заметила Эрика, который зайдя стал осматриваться по сторонам. Увидев знакомую компанию, он весело заулыбался и поспешил присоединиться.
- Так и знал, что найду вас здесь, - сказал он, присаживаясь на единственное свободное место за столиком. – Вы же не против, если я поужинаю вместе с вами?
- Конечно, нет, - ответил Ходжун, хотя радости на его лице заметно не было. – Вы тоже остановились в этом отеле?
- В точку! Когда я решил остаться на выходные, мне посоветовали именно это место, и как удачно совпало – вы тоже живете здесь!
- Совпадение за совпадением! Наверное, это судьба, - с издевкой отметил Минхёк, впиваясь зубами в большой кусок слегка окровавленного мяса.
- Вот и я так подумал! – Эрику в какой-то степени даже нравилось недоверие парня, так как на нем он мог испытать свои актерские способности. – Действительно, нас сводит сама судьба!
После этих слов Эрик вдруг крепко обнял Минхёка, отчего тот поперхнулся и закашлялся. Актер тут же стал хлопать его по спине, но судя по недовольным стонам младшего редактора, он, скорее, не помогал ему, а просто избивал. Элли недовольно посмотрела на Эрика, и тот сразу же прекратил издеваться над ее другом.
- И как Вам этот отель? Нравится? – Ходжун старался поддержать вежливую беседу.
- Очень даже неплохой отель. К сожалению, многие номера были заняты вашими коллегами, съехавшимися на выставку, и мне пришлось брать люкс. Но номер очень даже неплохой. И, кстати, я не хвастаюсь, - Эрик повернулся к Минхёку, который в самолете его уже упрекал в хвастовстве. – Просто так сложилось. Обычно я очень экономен.
- А вот нам не так повезло, как Вам. Представляете, они перепутали номера! – пожаловался на работников отеля директор.
Элли возвела глаза к потолку, устав выслушивать на протяжении всего дня жалобы Ходжуна. Подумаешь, они поселили его на другом этаже. Она даже рада была, что номер Минхёка оказался рядом, а номер директора подальше. Так было спокойнее.
Беседа за столом шла своим чередом: работники издательства рассказывали про выставку, а Эрик про свое выступление. В какой-то момент он хотел рассказать о своих планах на завтра, но Минхёк быстро среагировал и пнул его под столом. Эрик возмущенно глянул на него, но по косому взгляду, брошенному на директора, который что-то нашептывал раскрасневшейся от вина Элли, понял, что сейчас не время. 
- Ох, кажется, мне достаточно! – заявил Ходжун и поднялся на ноги. – Точно хватит. Что-то меня пошатывает. Вы сидите, а я пойду отдыхать. Увидимся завтра утром.
Он положил на стол свою часть денег и ушел в номер. Эрик тут же пересел к Элли, подозвав официанта и попросив убрать лишнюю посуду.
- Эй! Вы что делаете?! – Минхёк, изрядно выпивший, возмутился такому маневру. – Дайте-ка я туда сяду!
- Сиди уж на своем месте, - отмахнулся от него Эрик, наклоняясь к Элли. – Судя по пинкам этого товарища, вы не хотели, чтобы директор знал о ваших планах. Я правильно понял? 
- Правильно, - кивнула Элли, легонько отпихивая мужчину. – Не наклоняйся так близко, от тебя пивом пахнет.
- Так ты не только запах сигарет не переносишь? – Эрик отодвинулся и покачал головой. – Ну надо же мне было подружиться с тем, кто не выносит табак и пиво. 
- Я выношу, но не люблю, когда на меня ими дышат, - объяснила Элли. – Так что ты хотел нам предложить на завтра? 
- Я прошерстил все путеводители и нашел просто потрясающее место! 
- Музей эротики? – предположил Минхёк и тут же получил ощутимый пинок от старшей коллеги.
- Никаких эротических музеев, - строго сказала Элли. – Ну так что за место?
- Парк Мурим! – выдал Эрик и извлек из кармана джинсов смятый листок бумаги, оказавшийся схемой природного парка. - Смотрите, там есть водопад, озера, парк птиц, парк камней. Там очень красиво. Когда я увидел его рекламу, я сразу подумал о тебе, Элли.
- Наверное, все же наоборот, - сказал Элли, забирая из рук Эрика карту. – Ты думал о том, что бы мне могло понравится, и после этого увидел его рекламу.
- Так я угадал? 
Элли, не проявляя никаких эмоций, рассматривала фотографии, которые прилагались к карте, а младший редактор тоскливо покачал головой, будто бы говоря, что Эрик сделал неправильный выбор. Певец напрягся, ожидая вердикта от подруги. Он думал, что достаточно ее узнал, точнее, он думал, что у них похожие вкусы и поэтому то, что нравится ему, должно понравиться и ей, но он мог и ошибиться. 
Элли, сохраняя интригу, сложила карту и убрала в сумочку, после чего посмотрела на часы и встала из-за стола.
- Мне пора баиньки, а вы можете оставаться. Вы же хотели обо мне по-мужски поговорить? Вот и болтайте сколько угодно.
- Подожди! А как же парк? – Эрик осторожно схватил ее за руку, чтобы задержать.
- С утра будет видно, - женщина пожала плечами. - Главное, чтобы вы не напились настолько, что не сможете встать. Смотрите, если вы завтра будете дрыхнуть, я уеду без вас. 
Элли ушла в свой номер, а мужчины разлили по еще одному бокалу пива. И хотя они не были еще пьяны, но чувствовали, что границы между ними стерлись и теперь они могли разговаривать на равных.
- Ну, о чем Вы хотели поговорить, мистер Мун? – спросил Минхёк, неспеша опорожнив свой бокал.
- Зови меня хёном, Минхёк-а, - попросил Эрик, подливая младшему редактору пива. – Ты друг Элли, а значит и мой друг. Так что сразу предлагаю перейти на «ты». 
- Хм, ну раз ты сам предлагаешь, то пожалуйста. Так что хён хотел сказать?
- Я вижу, что я тебе не нравлюсь, и ты меня терпишь только из-за Элли. Вот я и думаю почему? Может, у тебя какое-то предубеждение перед артистами, но ты ведь и сам музыкант. Или тебе не нравится то, что я довольно известный человек, за которым по пятам следует пресса? Я могу придумать сотни причин, за что меня можно недолюбливать, но никто не сможет упрекнуть меня в том, что я плохо обращался с женщинами или друзьями. Если я дружу и, тем более, люблю, то я отдаюсь весь без остатка, без каких-либо условий. Если я говорю, что ты мой друг – значит, я буду за тебя горой, если я скажу женщине, что я ее люблю, то буду с ней до тех пор, пока она любит меня. 
- Эй, потише! Я не понимаю, в чем ты хочешь меня убедить? – Минхёк скептически смотрел на Эрика, не убежденный его эмоциональным монологом. - В том, что ты не причинишь Элли зла? Хорошо, охотно верю, что ты ей ничего не сделаешь, но не забывай, что ты уже давно не принадлежишь себе. Твое окружение может губить людей точно так же, как… как болезни. И я не хочу, чтобы нуна заболела и зачахла. Ох, была бы моя воля, я б ей нашел отличного парня.
- А, может, и себя бы предложил? – Эрик всегда был проницателен и прекрасно знал, как проявляется мужская ревность. – Мне показалось, что тебе нравится Тэлим. Я ошибся?
- Нет. Тэлим мне нравится, а нуну я люблю, - Минхёк сделал паузу, осознавая то, что он только что сам сказал. – То есть, я хотел сказать, что люблю как сестру. Как брат ее люблю.
- Да понял я, понял. Поэтому я и хотел с тобой поговорить. Потому что тебе Элли небезразлична…
- Как брату!
- Я ни на что не претендую: ни на ее любовь, ни на сестринские чувства. Я просто хочу быть другом и ей, и тебе. Я не прошу, чтобы ты хорошо ко мне относился, только позволь попробовать подружиться и с тобой, и с Элли.
- Я-то тебе на что? 
- Ты ее любимый донсэн. Да и вообще, я же говорил, что ты мне нравишься? И кстати, предложение помощи в продвижении группы все еще в силе.
- Ты меня подкупаешь, да?
- Ни в коем случае! Ну только если совсем чуть-чуть. 
- Я подумаю.
- Вот и отлично!
Эрик и Минхёк наполнили бокалы и, подняв тост за музыкантов, залпом их опустошили.

В отличие от первого этажа с рестораном и зоной отдыха, на этаже, где размещались номера Элли и Минхёка, было тихо. Навстречу женщине попалась лишь одна парочка, которая в обнимку направлялась к лифту. Предвкушая объятия мягкой кровати и отдых после тяжелого трудового дня, Элли завернула за угол и чуть не врезалась в человека, который сидел напротив ее номера. 
- А вот и ты, - Ходжун, увидев Элли, неторопливо поднялся. – Так и знал, что ты там надолго не задержишься.
- Ты что тут делаешь? Я думала, ты пошел отдыхать, - главред подошла к двери своего номера и стала рыться в сумочке в поисках ключ-карты. – Ты что-то хотел сказать?
- Мне многое надо тебе сказать, дорогая, - ответил директор и подошел к Элли.
Он провел рукой по ее спине, а когда она отдернулась от его прикосновения, лениво оперся о косяк двери.
- Не пригласишь к себе?
Только сейчас Элли заметила, с каким выражением лица смотрел на нее директор. Таким она его видела только однажды, когда после корпоратива он начал к ней приставать. Ей даже вспоминать о том моменте было неприятно, но сейчас перед ней снова стоял пьяный начальник, явно замышлявший недоброе.
- Извини, но я сегодня очень устала, и не собиралась принимать гостей, - стараясь сдержать дрожь в руках, Элли вставила карту в дверь.
Как только огонек на двери зажегся зеленым, мужчина перехватил руку Элли и сам открыл дверь, загораживая проход в номер. 
- Что ты делаешь?! – Элли постаралась принять грозный вид и не показывать, что она его боится. – Отойди.
- Нет уж, сегодня я буду спать в этом номере, - ответил Ходжун, нагло ухмыляясь. – И тебе решать, будешь ли ты спать со мной или в коридоре.
Элли смотрела в пьяные глаза начальника, на его ухмылку, и чувствовала, как страх сменяется злостью. Неужели он думает, что она не найдет места, где сможет переночевать? Насколько он глуп, если думает, что таким бездарным шантажом он заставит лечь ее с собой в постель?
Элли молча развернулась, чтобы уйти, но Ходжун схватил ее за плечо.
- Ты куда?
- Отпусти, - процедила сквозь зубы женщина, стараясь не перейти на крик.
Мужчина послушно убрал руку, и пока Элли не завернула за угол, смотрел ей вслед, не веря, что она просто так уйдет.
- Ты все равно вернешься! – крикнул он вдогонку и зашел в номер Элли, громко хлопнув дверью.
Элли, ругая начальника за его пьяную выходку, направилась на первый этаж. Она надеялась, что в отеле найдется свободный номер на эту ночь, но администратор ее разочаровал, сказав, что все номера, кроме дорогих люксов, заняты до воскресенья. Поняв, что другого выхода нет, Элли заглянула в ресторан, но ни Минхёка, ни Эрика там не увидела. Попробовав позвонить младшему товарищу, она вдоволь наслушалась длинных гудков. Недоумевая, куда мог пропасть ее друг, Элли, не рискуя приближаться к своему номеру, нагло захваченному директором, решила подождать в летнем саду, который был оборудован на крыше отеля.
Ей повезло, что большинство постояльцев сейчас либо отдыхали в своих номерах, либо сидели в ресторане, поэтому на крыше никого не было. Взяв специально приготовленные для гостей, любящих ночные прогулки, пледы, Элли устроилась на скамье-качели и укуталась в теплую ткань. Уже давно стемнело и на безлунном небе высыпали звезды. Они были намного ярче, чем в Сеуле, где любоваться звездным небом мешали негаснущие огни большого города. Почувствовав, что у нее уже нет сил бороться с усталостью, Элли прилегла на скамью и прикрыла глаза, надеясь, что Минхёк перезвонит ей прежде, чем она уснет. 

После выяснения отношений Эрик и Минхёк дружно направились на улицу, чтобы выкурить по паре сигарет, перемывая косточки сначала Джихуну, затем Ходжуну, а потом они перешли и на Элли. Эрик жаловался на то, что с трудом выманивает ее на встречи, а Минхёк кручинился из-за того, что она с таким доверием относится к мужчинам. После второй сигареты мужчины почувствовали, что стало холодать, и крепко пожав друг другу руки, разъехались по своим этажам. 
Из-за успеха своей операции по налаживанию контактов с друзьями Элли Эрик был слишком взбудоражен, чтобы ложиться спать. Почувствовав, что перед сном ему лучше пойти и проветрить голову, он направился на крышу, где, как он узнал из буклета, находился летний сад. 
Выйдя на крышу, он восхищенно присвистнул. Тут и там расцветали цветы, а вдоль парапетов возвышались растения причудливых расцветок и форм. Мужчина подошел к краю крыши, чтобы поглядеть на расстилающийся внизу город. Огней было море, но не так много, как в столице, и ночью большинство из них гасло, лишь в самом центре они горели всю ночь. Эрик сделал пару глубоких вздохов и тут услышал позади себя еле слышный стон. Оглянувшись, он увидел, что на скамье, прикрывшись пледом, лежит Элли.
Эрик, не задумываясь, подошел к ней и потряс за плечо.
- Элли, что ты тут делаешь? Ты же простудишься.
Женщина приоткрыла глаза и, узнав того, кто ее разбудил, вскочила. 
- Я что, уснула? – она бросила взгляд на телефон, чтобы узнать, сколько же она пробыла на крыше, и тут же успокоилась, увидев, что и часа не прошло. – Я вас с Минхёком искала, но не нашла. Вы куда пропали?
- Мы выходили на улицу покурить, - ответил Эрик, присаживаясь рядом с Элли. – Ты мне не ответила. Почему ты спишь здесь, вместо того чтобы отдыхать в своем номере?
- Так получилось, - Элли пожала плечами, плотнее укутываясь в плед. Она не собиралась рассказывать про поведение директора, так как не хотела, чтобы кто-нибудь вмешивался в их дела. – Я просто хотела сначала поговорить с Минхёком и решила подождать его не в номере, а на свежем воздухе. 
- Дурочка, - недовольно сказал Эрик и протянул руку, чтобы пригладить растрепанные волосы подруги. Элли дернулась, испугавшись, но поняв, что хочет сделать Эрик, позволила ему прикоснуться к своим волосам. – Ты ведь так могла замерзнуть. Позвонила бы мне, если не смогла дозвониться до Минхёка. Ты все еще стесняешься мне звонить? 
- Угу, - кивнула Элли, начиная дрожать от холода. 
Эрик, заметив, как Элли трясет, придвинулся к ней и обнял. 
- Прижмись ко мне, так будет теплее, - сказал он, растирая спину подруги. – Не стесняйся, здесь никого нет.
Элли действительно стало теплее, когда она прижалась к Эрику. Отогнав все сомнения, она положила замерзшие ладони на его грудь и почувствовала биение его сердца. Оно было спокойным и умиротворяющим. Женщина позволила себе расслабиться на несколько мгновений. Ей давно не хватало тепла человеческих объятий. 
«Как хорошо», подумала Элли. «Вот если бы тут был Джихун». Она представила, как прижимается к его груди, как он осторожно берет ее за подбородок и приподнимает ее лицо, чтобы прижаться губами к ее губам. 
- Кажется, ты покраснела, - прозвучал голос Эрика. – Видимо, согрелась, а то была такая бледная, что я даже испугался.
Элли вздрогнула, обругав себя за мысли о Джихуне. Она высвободилась из объятий Эрика, но отодвигаться не стала. Даже просто сидеть рядом с ним было тепло и уютно.
- Минхёк ушел к себе? – спросила она, вспомнив, что проблема ночевки все еще не решена.
- Да, минут пять назад.
Элли попробовала еще раз позвонить донсэну, но тот не брал трубку. 
- Почему он не отвечает? 
- А почему ты не хочешь просто зайти к нему в номер? Чего-то боишься? Тебя проводить?
Элли тут же закивала, радуясь его предложению. Уж если она будет вместе с Эриком, Ходжун не посмеет даже выглянуть из номера.
- Ну тогда пошли, - сказал Эрик, предлагая Элли свою руку.

Зайдя в номер, Минхёк устало упал на кровать. Он бы так и заснул, если бы не телефон, который помигивал голубым огоньком, сообщая, что хозяину звонили. Увидев, что звонила нуна, музыкант решил не перезванить, а просто зайти к ней, раз уж их номера были соседними. Каково же было его удивление, когда дверь в номер ему открыл директор.
- А где Элли?
- А где нуна?!
Сказали мужчины хором и с недовольством воззрились друг на друга. 
- Что ты тут делаешь? – Минхёк с ужасом думал о том, что директор сделал с его нуной, и пытался заглянуть в номер через плечо стоявшего в проходе мужчины. – Где нуна? Если ты ее хоть пальцем тронул…
- Да не кипятись ты, - Ходжун вышел из номера и закрыл за собой дверь. – Сам не знаю, где она. Ушла, ничего не сказав. Я думал, что она пошла к тебе жаловаться.
- На что? – Минхёк нависал на директором и крепко сжимал кулаки. – Что ты делаешь в ее номере?
- Эй, пыл-то поумерь, я твой начальник все-таки.
- Да я таким начальникам… - парень вцепился в воротник директорской рубашки. – Если с ней что-нибудь случилось, я за себя не отвечаю.
- Да ничего с ней не случилось. Я просто пошутил, а она юмора не поняла и обиделась, - оправдывался мужчина, удерживая руки Минхёка. – Объявится она, никуда не денется. Если, конечно, не пошла к этому Муну. 
Фамилию Эрика Ходжун произнес настолько презрительно, что Минхёку сразу стало ясно, что двигало директором. Оказывается, начальник ревновал Элли к Эрику и музыкант сам понимал, что он это делал не зря, но не мог простить такого наглого поведения в отношении подруги.
Отпустив директора, Минхёк достал телефон и набрал номер Элли. 
- Нуна, ты где? Да? Хорошо. Я жду около твоего номера.
- Она идет? – казалось, что Ходжун тоже почувствовал облегчение, когда Элли нашлась.
- Да, вместе с Эриком, - ответил Минхёк, специально выделяя последнее слово. 
- Черт! – выругался директор, поняв, что своим поведением только подтолкнул Элли к сопернику. – Ладно, я извинюсь перед ней потом, а ты передай ей ключ.
Директор ушел к лестнице, боясь столкнуться с Элли и Эриком в лифте, а Минхёк остался ждать у дверей ее номера. 
- Нуна, как ты? – Минхёк подбежал к Элли, как только ее увидел. Обхватив ее за плечи, он всматривался в ее лицо.
- Нормально, устала только. Я поэтому тебя и искала, что… - Элли посмотрела на Эрика, который все еще стоял рядом. - Я потеряла ключ и не могла попасть в номер, и хотела подождать в твоем номере, пока делают дубликат.
Поняв, что Элли не хочет рассказывать про директора издательства ничего плохого, пока это слышит их клиент, парень жестом фокусника извлек из нагрудного кармана ключ-карту и помахал им перед лицом нуны.
- А вот и ключ!
- Откуда он у тебя? А как же?.. – Элли с ужасом представила, как Минхёк пришел к ней в номер и столкнулся там с директором. – Надеюсь, ты его раздобыл без тяжелых физических последствий?
- О чем ты? Я его нашел на полу. Он лежал около двери, - Минхёк открыл для Элли дверь и галантным жестом пригласил ее внутрь. – Иди отдыхай, завтра утром увидимся за завтраком.
Элли попрощалась с мужчинами, которые с одинаковой заботой смотрели на нее, и зашла в номер.
- Я, конечно, могу сделать вид, что ничего не произошло, как этого хочет Элли… - сказал Эрик. – Но только в этот раз. Надеюсь, что в следующий раз, когда что-нибудь случится, вы все-таки обратитесь ко мне за помощью. Мы же друзья.
Минхёку стало немного совестно, что приходится врать человеку, который даже ничего не зная, помог Элли, но он не мог рассказать ему то, что не хотела рассказывать нуна. Он лишь крепко пожал Эрику руку, выражая этим жестом свою благодарность.
- До завтра, Минхёк-а.
- До завтра, хён.
Минхёк подождал, пока Эрик завернет за угол, и постучался в номер Элли. Он не смог уснуть, пока не выяснил, что же произошло, и пока нуна не убедила его, что с ней все хорошо. После этого они договорились встать пораньше, чтобы уехать до того, как проснется Ходжун, а вот Эрика они решили не бросать, так как сегодня он заслужил награду. Договорившись обо всем, они пожелали друг друга доброй ночи и отправились отдыхать.



Елизавета Трапезникова

Отредактировано: 02.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться