Выкарабкаться

Побег

***

 

В первом зале меня ждало некоторое разочарование, все оборудование было либо отключено, либо вообще не рабочее. Побродив немного по залу, я направил свои стопы к обнаруженной дроном разведчиком двери. На удивление она оказалась не заперта. Сразу за дверью была не большая комната, совершено пустая, а вот в противоположной стене была еще одна дверь, по виду очень массивная, но увы, запертая. На всякий не предвиденный случай оба дрона были рядом со мной. Пока я стоял и размышлял о следующих своих шагах случилось два события. Сначала закрылась и заблокировалась дверь через которую я вошел. Я подскочил к ней и начал судорожно пытаться снова ее открыть. В это время из малозаметных отверстий в потолке и стенах ударили струи газа, спрятаться от которых в этой комнате было негде. Через некоторое время газ перестал бить из стен и потолка, и я запросил данные о составе атмосферы с датчиков скафа. Они показали, что в помещении нормальная, пригодная к дыханию атмосфера.

-- Так это был шлюз! – воскликнул я от накопившегося напряжения и задумался. А для чего нужен шлюз в тупиковую комнату? В этот момент с тихим щелчком разблокировалась и приоткрылась дверь которая вела в недра базы Древних.

-- Кажется меня приглашают войти. – пробормотал я, покосившись на своих дроидов и откинул лицевой щиток шлема. Первым делом опять отправил разведчика в открытую дверь. За ней был длинный коридор без ответвлений и дверей, но насколько он длинный я понял, когда отправил дрона исследовать его. Коридор тянулся на целый километр и заканчивался еще одной дверью. В момент, когда я вышел в коридор, сзади до меня долетел приглушенный грохот взрыва. Переключившись на камеры, передающие сигнал с шахтерского комплекса, я выругался. В тридцати метрах от импровизированного входа на базу туннель был завален. Теперь путь назад был точно отрезан. Если с закрытой дверью я мог попытаться справится с помощью шахтерского комплекса, то теперь, не зная какой протяженности завал, мне оставалось идти только вперед, и поправив автомат я двинул внутрь базы. Следующая дверь при моем приближении скользнула в потолочную нишу и моему взору открылся перекресток. Стоило мне на него вступить, как на полу загорелась линия, ведущая в один из коридоров. Теперь я был точно уверен, что меня настойчиво куда-то приглашают. Не будем отказываться, но разведчика вперед пошлем. По стенам коридора, по которому я шел, располагались двери с разным интервалом, для порядка я дернулся в парочку, но, как и ожидал они оказались закрыты. В моменты, когда я останавливался и пытался открыть любую из боковых дверей, путеводная линия на полу начинала мигать и светится ярче. Скорее всего таким образом хозяева базы давали понять, что нужно двигаться дальше. Линия привела меня в помещение, которое очень напоминало медицинский комплекс, наличием саркофагов, отдаленно напоминавшими медкапсулы. Пока я осматривался по сторонам по середине комнаты появилась голограмма человека.

-- Приветствую тебя разумный на узловой станции транспортной сети сектора Х-62-О-342. – поприветствовала меня голограмма.

-- И вам здравствуйте. – ответил я на автомате, наводя на него автомат. – А вы кто? – задал я самый логичный вопрос в данной ситуации.

-- Я интеллект хранитель станции. Мое имя Дорит, а тебя зовут Алекс, на сколько мне известно. Или шахтер номер пять. – констатировала голограмма, не обращая внимания на наведенное на нее оружие.

-- Да это так, а откуда вам это известно? – удивился я.

-- Неужели ты думаешь, что я не контролирую то, что происходит на поверхности? Я знаю обо всем, что происходит в радиусе одной астрономической единицы вокруг планетоида. Например, в данный момент, техники аграфов, захвативших базу и крейсер корпорации Санум, пытаются начать разгребать завалы, на месте бывших туннелей, которые я не так давно подорвал. – удивил меня интеллект хранитель станции.

-- Подождите, вы хотите сказать, что кто-то напал и захватил экспедицию корпорации? – от удивления я даже отпустил автомат.

-- Именно так. – подтвердил мои слова хранитель.

-- А зачем вы подорвали шахты?

-- Для того, чтобы сюда больше никто не проник. – последовал ответ.

-- А меня для чего вы сюда пропустили? – задал я вполне логичный вопрос.

-- Давай я расскажу тебе все по порядку, но разговор будет довольно длинным, поэтому устраивайся поудобней. – указал хранитель на выросшее из пола позади меня кресло.

-- Начну, пожалуй, с того, что я не всегда был хранителем этой станции. Я был живым разумным, хуманом, как и ты. Мы жили на своей планете с названием Витала и не помышляли о космосе. – хранитель замолчал, видимо погружаясь в свои воспоминания. Снова хранитель заговорил только через пару минут. Как оказалось, на его планете были маги, и рождались они довольно часто. Сам хранитель был магом довольно средним, но тем не менее весьма знающим, и под конец жизни даже работал в местной магической школе преподавателем. Продолжительность жизни у магов населяющих эту планету достигала пятисот лет, ну конечно у самых сильных. Под самый конец его жизни, их планету посетили пришельцы и космоса. Настроены они были весьма дружелюбно, делились знаниями, учили менто и пси оперированию, как они сами называли магию. Правда технологии предавать отказались, как они сами говорили, что цивилизация должна развиваться по своему пути. Но самое главное, что тем магам, жизненный путь которых подходил к концу, они предлагали некое продолжение жизни, в обмен на их работу на пришельцев. Тех, кто соглашался, Асирцы, как сами себя называли пришельцы, забирали с собой. И хранитель одним из первых согласился на условия Асирцев. Пришельцам необходимы были ментооператоры для работы на портальных станциях, потому что для прокола пространства порталом необходим всплеск ментоэнергии третьего порядка. Будущий хранитель прошел процедуру омоложения, обучение необходимым знаниям и навыкам и заступил на службу на этот самый планетоид. Работа была не особо сложной, в его обязанности входило обеспечение перемещения грузов и тех разумных, что появлялись на его станции из приемных врат далее по портальным трекам, с которыми была связана его станция. А так как движение по его маршрутам было не особо оживленным, он большую часть времени посвящал собственному образованию. Асирцы поощряли подобное самообразование и предоставляли все необходимое практически за даром, да и куда мог тратить заработанное хранитель не самой посещаемой станции? Вот он и вкладывался в себя. К тому же ему самому это было интересно. И как результат он начал проводить свои научные изыскания, благо любая информация по его изысканиям была в свободном доступе. Но всему приходит конец, в том числе и человеческой жизни. И предел жизни Дорита был тоже достигнут. Полторы тысячи лет казались громадным сроком, по сравнению с продолжительностью жизни на его родной планете Витале. Процедуры омоложения уже не могли ему помочь, и он готовился отправиться в последнее путешествие на родину, когда Асирцы предложили ему перенести свое сознание в цифровой носитель. После переноса на особый энергетический кристалл, он оставался полноценной личностью, сохранял все знания и воспоминания, и мог и дальше выполнять свою работу и, что для него было особенно важно, продолжать свои научные изыскания. Колебался Дорит не долго, желание заниматься любимым делом перевесило все остальные аргументы против этого решения, и он согласился на процедуру. Кроме того, он сохранял возможность оперировать ментальной энергией, хоть и далеко не в том объеме что прежде, но открывать трек портала он все еще мог, и даже лучше чем прежде, так как точность оперирования ментальной энергией стала подкрепляться вычислительными возможностями. Подобная процедура не была чем-то из ряда вон выходящим для Асирцев, хоть продолжительность их жизни и достигала пяти тысячелетий, но и среди них находились те, кто решал продолжить свое существование таким образом. После оцифровки хранитель еще полторы тысячи лет заведовал станцией и проводил свои научные изыскания. А потом началась война. Асирцы воевали с врагом, который пришел из другой галактики. И войну они проигрывали. Когда поток желающих совершить переход через его станцию иссяк, а станции, с которыми хранитель был связан портальными треками гасли на карте одна за другой, он получил приказ на переход станции в автономный режим. Приказ он выполнил, и даже следующие пять тысяч лет вел свои исследования, но за это время связь с хозяевами так и не возобновилась. К сожалению оборудование на станции было отнюдь не вечным, оно требовало ремонта и замены, и хранитель принял решение о его консервации, оставив частично активными только следящие за пространством системы, а погрузился в стазис.



Павел Блохинов

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться