Выкарабкаться

Укрепление обороны

Новое утро началось с хороших новостей, сегодня можно не идти на охоту. Оказывается, ночью Кисточка ходила на промысел, и принесла местную разновидность косули. Мой холодильник и так был забит мясом, поэтому я не стал претендовать на ее добычу, хотя она и давала мне понять, что я могу взять от ополовиненной туши кусочек. Но я как мог передал рыси свое чувство сытости и оставил отдыхающее семейство кошачьих.

Пока готовил еду и завтракал, задумался о составлении графика своего дня. Утром после всех процедур и завтрака, буду проверять работу своего технического отдела и ставить им новые задачи. За тем, два часа на тренировку в капсуле, по «Боевому тренировочному комплексу», и пол часа на реабилитацию. Далее до обеда, либо решение хозяйственных вопросов, либо охота. После обеда еще одна тренировка по одной из боевых дисциплин, это будет или тренировка по базе «Стрелок», или по базе «Пилот малых кораблей», которая, кстати, выучилась за сегодняшнюю ночь, проведенную снова в обучающем трансе. Перед ужином снова проверка своего технического воинства, и после ужина сон в капсуле, с обучением и под медицинским разгоном. Значит сейчас, согласно моего плана, идем проверять работу техдроидов.

Работы по восстановлению челнока шли своим чередом, но поразмышляв, я все-таки внес некоторые изменения в проект. Изначально челнок предназначался для перевозки до тридцати пассажиров между космическими кораблями или между кораблем и планетой. Мне же возить живых людей навряд ли придется, поэтому я приказал демонтировать двадцать пассажирских мест, а на их месте смонтировать десяток креплений для моих штурмовых дроидов. И у меня еще осталось прилично места для перевозки грузов, если такие будут.

А вот монтаж системы дальнего обнаружения и целеуказания продвигался очень медленно. Практически всю прошедшую ночь, один из двух работающих по этому проекту дроидов, занимался демонтажем этих систем с истребителей, а второй демонтировал и переносил на склад турели ПКО. Так что им еще предстояло много работы. Пришлось снять с ремонта челнока одного дроида и перенаправить его в помощь технарям, монтирующим систему обнаружения. Безопасность важнее сроков ремонта челнока. Закончив здесь, я отправился на тренировку.

В этот раз тренировка была копией предыдущей, за исключением маленькой, но очень важной детали. Сила тяжести была увеличена на половину. Получасовая реабилитация после тренировки почти полностью помогла справится с ее последствиями. Скорее всего из-за увеличенной силы тяжести последствия были чуть тяжелее, но я не стал снова ложиться в капсулу, а отправился на изучение остатков медсекции.

Так как сама медсекция находилась рядом с абордажной, то мне не пришлось пробивать к ней дорогу. И даже двери в нее были не закрыты. А вот само помещение медслужбы было в плачевном состоянии. Обрушившиеся местами балки силового каркаса, кое где вывернутые переборки и битое оборудование с различной мебелью. Казалось, что в этом хаосе невозможно найти ни чего целого или ценного. Подавив свое разочарование, я приступил к детальному осмотру секции.

Из двух десятков лечебных капсул, относительно целыми оказались всего лишь две. На них были лишь внешние незначительные повреждения. Из пяти регенерационных комплексов не уцелел ни один. Но из их остатков можно было попытаться собрать хотя бы один, да и на складе для них были кое какие зипы. Самым интересным было то, что в медсекции так же находились тренировочные комплексы для экипажа крейсера. Видно занятия в них должны были проходить под наблюдением медиков и по этому их расположили здесь. Сами тренировочные комплексы располагались ближе к выходу из секции и поэтому почти не пострадали. Теперь я точно понял, на сколько мне повезло с объединенным комплексом в каюте капитана крейсера.

В одной из стен медсекции обнаружилась бронированная дверь, очень похожая на дверь в оружейную комнату. О ней было известно из отчета дроида разведчика, и она была закрыта. Пришлось снова вызывать дройда с резаком, и целый час наблюдать за процессом плазменной резки. Но за это ожидание я был вознагражден должным образом.

За дверями был такой же изолированный блок по типу оружейной комнаты, но размером значительно меньше. В нем был склад ингредиентов и небольшая лаборатория. Ингредиенты находились в небольших боксах и были сильно концентрированными. Я нисколько не удивился, найдя в одном из шкафов небольшой пенал с базами знаний, и даже не открывая его готов был поспорить о направленности найденных баз знаний, хранившихся в нем. Я не ошибся, три кристалла, которые были в пенале, скорее всего были неприкосновенным запасом на случай, если мед персонала не станет и нужно будет выучить кого-то на должность медтехника. «Медтехник», «Фармакология» и «Полевая медицина», все базы пятого ранга, были сразу же загружены на мою нейросеть. Внутренний хомяк радовался, а я чуть не заплакал. Когда? Когда мне все это учить?

Сама лаборатория была представлена молекулярным модулятором для изготовления любых препаратов, в том числе и наркотических. Но самое интересное для меня было в том, что с его помощью можно было заправлять картриджи для медкапсул и изготавливать индивидуальные разгонные коктейли. Конечно этот модулятор не мог выпускать препараты в промышленных масштабах, но для нужд медсекции крейсера его вполне хватало. Сам аппарат состоял из двух частей. Первая часть являлась концентратором, и нужна была для переработки сырья и изготовления концентрированных смесей или чистых веществ, и больше напоминала блендер, скрещенный с мясорубкой. В воронку, расположенную на нем подавалось сырье, практически любое, но достаточно измельченное. Далее шел процесс идентификации и разложения на составные элементы, а за тем удаление не нужных. То, что оставалось, помещалось в специальные контейнеры или картриджи, установленные в аппарат.

Второй частью был собственно сам модулятор, который, как было понятно из названия, моделировал любые соединения молекул и выдавал на выходе то, что было необходимо. С его помощью можно было изготовить разгонные и боевые коктейли, заправить картриджи для медкапсул и регенераторов и само интересное в моем положении, что с его помощью я мог заправить картридж для пищевого синтезатора. Вот только материалов растительного и животного происхождения, для переработки в концентраторе, необходимо было очень много, порядка полутора сотен килограмм. Да и сам процесс концентрации такого количества материала, через не промышленный концентратор мог занять много времени. Но я мог поставить на этот не высокоинтеллектуальный труд одного из дроидов. Я буду добывать мясо на охоте и собирать различные растения, а он будет просто отправлять все это в концентратор и менять контейнера, заполненные сырьем для модулятора.



Павел Блохинов

Отредактировано: 14.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться